Двойники

Двойники

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - P1070279-1024x907.jpg

Считается, что у каждого человека, живущего на нашей планете, имеется антипод, обитающий в диаметрально противоположном пункте Земного шара. И мысль о том, что эти люди непременно должны быть похожими друг на друга, как внешне, так и внутренне,  возможно, имеет свою подоплеку.

Однако для проверки этого потребовалось бы проведение  глобального эксперимента, который, вряд ли, будет когда-нибудь кем-нибудь произведен. А тем не менее индивидуумы, похожие друг на друга, нет-нет, да встречаются на нашем пути. 

Недаром сегодня в России на этом делают деньги, давая представления в специальном театре, где работают люди внешне напоминающие Наташу Королеву, Аллу Пугачеву, Филиппа Киркорова, Патрицию Каас и других известных артистов. 

А один парень, удивительно похожий на Майкла Джексона, был ангажирован последним на время трехдневного пребывания в Москве для появления на публике. И хоть громогласно не объявляется сумма, разумеется, в долларах, выплаченная за это,  по всему чувствуется, что известная персона не обидела своего дублера,  ощутившего на собственной шкуре, что значит быть знаменитостью.

Имеются двойники и у бывших советских вождей. Они охотно принимают участие в митингах, демонстрациях, утренниках, проводимых определенными партиями, даже снимаются в кино.  Узнай о таком сходстве в свое время Ленин или Сталин, трудно предугадать, чем бы это кончилось. Другое дело Саддам Хусейн,  создающий свох дублеров специально. И множество людей, внешне не отличимых от бесноватого вождя, заменяют его в экстремальных ситуациях, рискуя жизнью.

Не знаю, как вам, а мне несколько раз приходилось сталкиваться с подобными двойниками. Так однажды в одном из кириат-атовских  клубов я случайно познакомилась с Ароном Бухманом удивительно похожим на Зиновия Гердта. Когда сказала ему об этом, то он вовсе не удивился, ибо не только прекрасно знал о таком сходстве,  а порой  и  пользовался этим.Например, проходил бесплатно на концерты при полном аншлаге, когда невозможно было достать билеты.  Контролерши, видя перед собой знаменитого Паниковского, таяли и пропускали беспрепятственно в зал.

Другим человеком такого же плана,  с которым мне довелось познакомиться, был Юра Стеклов, прекрасный астролог, автор весьма точных гороскопов.

Когда мы встретились с ним несколько лет назад (я брала у него интерьвью), то была удивлена тем, насколько он  похож на Михаила Козакова. На замечание по этому поводу мой собеседник сказал, что раньше сходство не так бросалось в глаза. С годами оно все усиливается и усиливается.

Могу привести еще пару подобных примеров. Однажды, бросившись в догонку за своей бывшей сотрудницей, остановила вместо нее чужую женщину, а другой раз, будучи в гостях у подруги в Герцлии,  познакомилась с ее соседкой, которую можно было принять за двойняшку одной моей приятельницы.

Таким образом, придя к выводу, что двойники — не такая  уж  большая редкость, я решила найти материал по данной теме. И вскоре он неожиданно приплыл ко мне в руки. 

То, о чем я услышала, походило скорее на выдумку, на фантазию. Впрочем, мне уже не раз доводилось убеждаться в том, что действительность порой дарит сюжеты покруче тех, что рождающихся в человеческом мозгу. Итак, рассказ предложенный самой жизнью.

В один из весенних дней, когда крупные магазины начинают распродажу вещей зимнего сезона по бросовым ценам, у примерочной в отделе готового платья Машбира, столкнулись две женщины, держа в руках одинаковые костюмы. 

Сначала они мельком взглянули друг на друга, потом более пристально,  — и обомлели. Каждой из них показалось, что она смотрится в зеркало. Видя заминку, подошла продавщица: «Ну, что, двойняшки, задумались? Мерить будете?» Женщины смутились. Они не только не являлись сестрами, но и даже не были знакомы.

Сложилась интересная ситуация. Для того, чтобы удостовериться в реальности происходящего, обе, как по команде, обернулись к зеркалу. Оттуда на них смотрели две симпатичные высокие блондинки. Различие было лишь в глазах,  которые у одной имели стальной  цвет,  у другой — морской волны. 

Да еще по разному располагались родинки. Вот, собственно говоря, и все отличия, если не считать причесок. Одна любила носить распущенные волосы, другая — деловую короткую стрижку.

Когда оторопь сошла, женщины, одновременно рассмеявшись, вошли в примерочные кабинки. А потом, выйдя из них, расплатились за покупки и направились к выходу.

Заинтересовавшись друг другом, поднялись улицей выше и сели за столик кафе, положив рядом одинаковые пакеты с одинаковыми покупками. Увидев это, вновь рассмеялись и, наконец,  представившись Натальей и Светланой, стали расспрашивать друг друга о житье-бытье. 

В разговоре выяснилось, что обе они примерно одного возраста (Наташе — 28, Светлана — на два года старше), что первая приехала сюда пять лет назад из Казахстана, а вторая примерно тогда же из Москвы, что первая была замужем и имела пятилетнюю дочь, вторая же, дважды вкусив радость семейного счастья, развелась и жила вместе с трехлетним малышом от второго брака, с мамой и теткой.

Первая имела высшее образование, будучи по профессии инженером-гидротехником, работала проектировщицей в небольшой частной фирме.  Вторая, забросив профессию техника-чертежника, жила на пособие от Битуах Леуми, подрабатывая на дому мелким ремонтом и пошивом одежды.

Проговорив около двух часов, женщины так расположились друг к  другу, что у обеих возникло ощущение давнего знакомства. А потому они решили не терять связи. И в ближайшую субботу Наташа пригласила новую подругу к себе домой.

Желая насладиться возможным эффектом, она ничего не рассказала о  предстоящем визите ни приехавшим на выходные дни родителям,  ни мужу. А потому приход гостьи поверг в изумленье всех присутствующих, особенно супруга, который, встав в позу, процитировал Шекспира: «Одно лицо,  одна одежда,  голос — и двое!  Как в волшебных зеркалах!»

Самая же интересная реакция наблюдалась у малышки Кати, подошедшей к гостье и спросившей с детской непосредственностью:  «Теперь ты тоже будешь моей мамой?»

После первого визита Света стала нередко бывать у Фурманов. Ее принимали как свою, брали вместе с сынишкой на загородние прогулки. А она старалась отплатить взаимностью. Когда Наташа была очень занята, помогала приготовить ужин и забрать из сада Катюшу.

Женщины так подружились, что практически знали друг о друге все. Порой то одна, то другая, ударялись в воспоминания. Таким образом выяснилось, что обе некогда учились в музыкальной школе и пели в хоре при Дворце пионеров, конечно, каждая при своем.

И, однажды, мысленно переносясь, в красногалстучное отрочество,  Света с Наташей стали, шутя, перебирать песни из тогдашнего репертуара советских школьников. Пробовали и так, и эдак. На один голос, и на два…

За этим занятием их неожиданно застал наташин муж, бывший клавишник, работавший прежде в вокально-инструментальном ансамбле. Он удивился, ибо никогда не слышал как жена поет (потом,  в приватном разговоре, Наталья объяснила мне, что стеснялась мужа, имевшего манеру высмеивать всех подряд).

Как это ни странно, пение ему понравилось. «Ну, прямо сестры Зайцевы», — произнес  он, внезапно появившись в дверях, чем вогнал жену, увидевшую в его словах провокацию, в краску.

Только в словах Сергея не было и тени иронии. Мало того, этот импровизированный концерт неожиданно подвел его к мысли о создании своего ансамбля. И ночью, растолкав жену, он стал с жаром доказывать целесообразность такого шага.

«Слушай, — говорил он,  — а почему бы нам не попробовать?  Пригласим Мишку, Валерку… Ведь они классные музыканты. Не чета многим из тех, что бренчат порой по телевизору, аж слушать тошно. А тут такой вариант! Насколькоя понимаю в  шоу-бизнесе, публика обожает подобные дуэты. Особенно, если вы будете выглядеть одинаково.»

Наташа, естественно, отмахнулась. Такая затея показалась ей чушью. А Сергей не отставал. Ведь он был из тех, кто, задумав что-то, непременно добивался своего. 

Зная, что жене необходимо дать время «созреть», повел атаку на Светлану. Как только та появилась в их доме в очередной раз, взял быка за рога. И она, как ни странно, заинтересовалась этими планами, а  потому и уговорила Наташу. Мол,  попытка — не пытка.

Начали действовать. Сергей пригласил своих друзей, игравших на кларнете и электрогитаре. И Михаил, и Валерий, одному из которых  надоело мести улицы, а другому работать на стройке, то же вроде бы заинтересовались проектом, хотя понимали, что самостоятельно  пробиться бессмысленно: сколько раз пытались редложить свои услуги, а что толку? Но все-таки  решили  попробовать. Поначалу  ничего  не получалось. В основном из-за женщин, не имеющих специального образования и абсолютно не умеющих вести себя на сцене.

Однако постепенно что-то стало проклевываться. Сделали аранжировку нескольких современных популярных песен, а так же ивритских и идышских. 

Несколько месяцев ушло на репетиции, во время которых обучали женщин не только правильно петь,  о и держаться соответствующим образом.

Когда мини-концерт был  готов, предложили свои услуги местному Матнасу. Им разрешили провести бесплатный концерт на одном из праздников для пенсионеров, которые пришли в восторг от «девочек в одинаковых платьях, с одинаковыми прическами»,  редставившимися сестрами-близнецами.

Первый блин оказался вовсе не комом. Их пригласили еще раз, потом снова. Но, понятное дело, выступать без денег — вовсе не  интересно.  А кроме того содержание  даже такого небольшого ансамбля требовало затрат.

Войдя во вкус, ребята стали искать себе работу на свадьбах, вечерех, устроились в небольшое кафе, где работали по субботам и пятницам. И тут им повезло. В Израиль как раз приехал их приятель, музыкант из Америки, занявшийся там менеджментом. 

Увидев группу в действии, пригласил в Нью-Йорк, где, наспех подготовленная программа «Ностальжи» из старых советских песен, имела на Бродвее неплохой успех. Русская публика буквально заливалась слезами,  лушая «Ландыши» или «Топ-топ,  топает малыш». После удачной поездки стали думать о возможных гастролях. 

Этот же менеджер устроил им поездку в Германию. Выступив в Марбурге и Гессене, отправились во Франкфурт-на-Одере, где жил Валерин родственник. И вот тут-то история вышла на новый виток,  начало которому положило появление за кулисами мужчины средних лет представительной наружности с шикарным букетом цветов,  который он в присутствии валериного родственника преподнес Светлане. 

А потом пригласил всю компанию в ресторан. Там, ухаживая за Светой, завел речь о том, как ему одиноко, как хочется иметь красивую и умную жену. 

Она пыталась обратить все  в шутку,  но кавалер был серьезен: «Не считайте, что такое предложение я могу сделать с бухты-барахты,  не взвесив все «за» и «против», — говорил  он.  —  Я  бизнесмен, а, следовательно, привык обдумывать свои действия. Я прекрасно осведомлен о Вас и считаю, что это именно то, что мне нужно.

О себе же рассказал, что живет здесь уже 25 лет, покинув Прибалтику, что имеет частный салон по ремонту и продаже поддержанных машин, уходящих, в основном, за  рубеж, что два года назад  овдовел, что взрослые дети живут отдельно, и для счастья на сегодняшний день ему не хватает именно ее, Светланы.

Он говорил так убедительно и вежливо-настойчиво, что к концу вечера сумел добиться обещания обдумать данное предложение.

Впрочем, дав слово, Светлана, не придала этому особого значения,  и, вернувшись домой, постаралась выкинуть происшедшее из головы.  Однако недели через две Эрик объявился в Хайфе собственной персоной и заявил, что без нее никуда не уедет.

В те несколько дней,  что он пробыл в Израиле, и впрямь сумел покорить женщину, ухаживая так галантно и красиво, что в итоге  получил согласие.

Рассудив, что годы идут, а преподнесет ли ей Судьба подобный подарок еще раз — неизвестно, Света, не без колебаний, пошла на этот шаг, решив на первых порах оставить сына с мамой здесь.

И если мама,  как и положено, понимала все, друзья оказались не столь гибкими, тем более что с отъездом Светланы ансамбль, начавший набирать силу, распадался. Рушились мечты, пропадала двухлетняя работа. Короче, бывшие друзья расстались врагами.

Конечно, хорошо рассказывать сказки со счастливым концом. Только жизнь не пикник, как говорят израильтяне.

Короче, в Германии Света не прижилась. Замкнутый мир без друзей и родных, только общество деловых партнеров мужа, разлука с мамой и с сыном, которых Эрик не спешил брать к себе, привела к тому, что через год беглянка вернулась домой, где снова пришлось вживаться в израильскую действительность, выясняя отношения с Битуах Леуми, не желавшим снова платить пособие. А все остальные? 

Что стало с ними? За этот год каждый из них отшагал свои километры. Наташа вернулась в ту контору, где работала прежде (благо, взяли без особой мороки); Валера, выиграв гринкарт, уехал в Штаты, найдя работу в небольшом бродвейском ресторанчике; Миша, не сумев себя перебороть во второй раз, отправился в Россию к бывшей жене, успевшей открыть какую-то лавку; а Сергей, зарекомендовав себя в местной ирие, устроился педагогом в музыкальную школу.  Вот так и закончилась эта история.

1998







Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Двойники: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: