Толедо. Баллада, высеченная в камне

Толедо. Баллада, высеченная в камне

 

Город, зримый в высоте,
Между скал,
Безупречный в совершенной красоте,
Ты явил свой гордый лик — и задремал.

 Константин Бальмонт

На земном шаре сохранилось не так уж много городов, где история замерла на века. Один из них – Толедо, о котором Леон Фейхтвангер писал в «Испанской балладе»: «В четвертый день творения бог создал солнце и поставил его прямо над Толедо, поэтому их город старше остальной земли».

Что же касается документального подтверждения, то первое письменное упоминание о нем встречается в записках  Тита Ливия (193 год до н.э ), где  говорится о небольшом кельтском городке, взятом после длительной осады римскими легионерами под предводительством Марко Фульбио Нобилиора.

Так древний Tollitum (название переводится как «вознесенный вверх» из-за того, что город располагался на вершине плато), превратился в римский форпост Toletum. Свидетелями тех времен являются остатки вилл патрициев, амфитеатра. акведука в ущелье реки Тахо, фундамент древних крепостных стен, окружающих город.

Что привело сюда римлян?  Огромное гранитное плато с крутым склоном и неприступными скалами с одной стороны и естественным рвом, образуемым руслом реки Тахо с трех других.

Казалось, сама природа позаботилась о том, чтобы это место сделать недосягаемым для противника. Но это, как показала история, это не уберегло его от завоеваний.

После распада Римской империи город захватило племя аланов. В 418 году их выгнали  вестготы.  А менее чем через два века их король Леовигильд сделал Толетум своей столицей и оплотом католицизма. К сожалению, от тех времен ничего не сохранилось. Разве только найденные археологами монеты и ювелирные изделия из золота и серебра, что хранятся в музее вестготской культуры в церкви Сан Роман.

В период 711 — 1084 гг.  здесь властвовали мусульмане, выигравшие битву при Гуадалупе, в которой последний король вестготов Родриго потерпел бесславное поражение.

Пришельцы с востока оставили о себе память в виде архитектурных памятников (в частности, мечети Bab-al-Mardum, известной сегодня как Cristo de la Luz), лабиринта узких и кривых улиц, заканчивающихся тупиками.

При них город, превратившийся в Толайтолу, стал процветать.

Свою лепту в это внесли и евреи, у которых ко времени появления мавров, а именно так называли в Средневековье арабов, завоевавших в VIII веке. большую часть Пиренейского полуострова, в Толедо началось формирование своей общины. Вернее, нескольких общин, объединявших выходцев из одного города.

Профессионально среди евреев преобладали ткачи, кожевники, торговцы, красильщики…  Имелись и весьма состоятельные люди —  крупные коммерсанты и банкиры, ряд которых брал на себя роль торговых агентов христианских государств.

Жили иудеи в своем квартале, располагавшемся в западной части Толедо. После того, как в   820-м году появилась городская стена с цитаделью, выделился Мадинат аль-Яхуд («Еврейский город»). город внутри города, или испанский Иерусалим.

В то время в Толедо вполне терпимо сосуществовали три религии и, соответственно, три культуры. Это породило уникальное явление в искусстве и архитектуре — стиль мудехар, в котором теснейшим образом переплелись элементы мавританского, готического, а позднее и ренессансного искусства.

Он долгие годы властвовал в Испании, потому что кастильским королям нравились основные элементы декора: изломанность линий, изящество опирающихся на колонны арок, обилие декоративных украшений, причудливая резьба по камню и дереву.

В 1085 году в результате реконкисты, то есть отвоевания пиренейскими христианами (в большинстве испанцами, каталонцами и португальцами) земель Пиренейского полуострова, испанские войска под предводительством короля Альфонса VI вернули себе земли. Над Алькасаром — дворцом мавританских правителей, взвилось испанское знамя, Толедо стал столицей нового государства, где не ущемлялись права и мусульман, и иудеев.

И в память об этом событии в 2003 году у главного въезда в город была поставлена конная статуя  короля с поднятым вверх мечом. Ее автор, скульптор Луис Мартин де Видалес, в передней части постамента из белого камня поместил изображение первой монеты, что чеканилась при этом короле.  По его словам, «памятник должен объединять три культурных слоя» Расположенная рядом арка призвана символизировать арабскую часть населения Толедо, а семь кипарисов — еврейскую.

.

Кстати, об Алькасаре, средневековом замке, что стоит на самом высоком холме города и прекрасно виден из любой его части. У мощного четырехугольного сооружения с квадратными сторожевыми башнями под пирамидальными крышами, увенчанными шпилями по краям, все фасады выглядят по-разному, так как выполнены в стиле разных эпох. Это и готика, и ренессанс, и платереско, и эрререско….

Алькасар был поставлен там, где находилась древнеримская цитадель, переходившая потом из рук в руки. Испанские короли занялись ее перестройкой, и в XVI веке, при Карле V, строение  приобрело окончательный вид.

Стараниями архитектора Алонсо де Коваррубиаса крепость превратилась в королевскую резиденцию. С перенесением столицы в Мадрид, Алькасар выполнял разные функции. Здесь жили вдовствующие королевы, базировалась королевская тюрьма, размещались военные казармы, мастерские, где изготавливался шелк, и, наконец, обосновалась Королевская пехотная академия.

Замок не раз горел и разрушался, но каждый возрождался снова. После того, как в середине ХХ века была проведена масштабная реконструкция, благодаря которой дворцу вернули изначальный вид, разместили экспозицию Военного музея, посвящённого защитникам крепости.

Но вернемся к страницам истории. Альфонсо VI был не только храбрым, но и мудрым монархом. А потому к королевскому двору, потянулись испанские аристократы. Стали строиться дошедшие до нашего времени, особняки, возведенные по восточному образцу

Снаружи их фасады выглядят довольно просто и строго: зарешетчатые окна, массивные деревянные двери с интересными ручками-колотушками.

А  как хороши внутренние дворики-патио с галереями и фонтанами, отделанные орнаментом из разноцветной керамики, цветущими растениями! Но мы отвлеклись, вернемся к историческим фактам.

Когда на престол вступил Альфонсо VII, напрочь лишенный либерализма, то он издал ряд законов ущемляющих права евреев. Среди них — датированный 1118 годом запрет на занятие  официальных должностей. Впрочем, это не мешало развиваться толедской общине, численность которой порой превышала 10 000 человек.

Эта община была одной из самых влиятельных в Испании, ибо состоятельная верхушка владела пахотными землями, виноградниками, пастбищами, домами, лавками и … рабами.

А еще они брали на себя функции сбора налогов и податей в пользу церквей и монастырей, что было выгодно королю, ибо Толедо, ставший центром борьбы с маврами (здесь формировались войска из испанцев и рыцарей других христианских государств Европы) нуждался в деньгах. Бедная часть населения занималась ремеслами, а так называемый средний класс, —  торговлей и  ростовщичеством.

К XII веку город стал центром литературной, художественной и научной жизни Испании. Из ученых не последнее место занимали и иудеи: поэты Иегуда Ха-Леви, Моше бен Яаков ибн Эзра, Ицхак ибн Эзра, Тодром бен Иеуда Ха-Леви Абулавия, алохисты Иона бен Аврахам Геронди, Менахем бен Зерах, Ашер бен Иехиэль, Иерухам Мешуллам, астроном Абу Исхак Ибрахим бен Яхья, комментатор Танаха Иехуда бен Шмуэль ибн Бал‘ам.

В Толедо сформировался промышленно-торговый центр, где производились лучшие в Европе товары. В частности, холодное оружие из знаменитой толедской стали

доспехи

узорчатые шелковые ткани, вазы, изразцы и посуду, статуэтки…

И немало из этого было сделано еврейскими руками. Наверно поэтому в первой половине XIV века, при Альфонсе XI, положение толедских иудеев было более чем благоприятным.

Тем более, что при дворе короля находились так называемые, умные евреи.  Это советник дон Иосеф Ха-Леви бен Эфраим, лейб-медик Шмуэл ибн Вакар, королевский писец дон Моше Абазардиэль, занимавший в своей общине  судейскую должность даяна.

Все изменилось в связи с неблагоприятными событиями. Страну накрыла эпидемия чумы, начались нападения мусульман, а между Педро Жестоким и его братом Энрике, графом Трастамарским, вспыхнула война за корону…

Это не могло не коснуться финансовой стороны, и в 1367 году христиане обратились к Энрике с жалобой на непомерную задолженность еврейским кредиторам. Тот, не задумываясь, аннулировал треть этих денег. А на следующий год Педро, решив «перетянуть одеяло на себя», и вовсе приказал лишить толедскую общину имущества.

По его приказу жителей Еврейского города согнали в синагоги и не выпускали до тех пор, пока они не уплатили чрезвычайный налог, который принес казне около миллиона золотых. А самых богатых и знатных арестовали и бросили в тюрьму. Часть казнили, часть решили обратить в христианство.

Как говорится, пришла беда, отворяй ворота…. В разоренной общине неприятности стали следовать одна за другой. Примерно через четверть века ее, как и подобные, в других испанских городах, накрыла кровавая волна погромов. Погибли сотни людей. Практически все синагоги и бейт-мидраши были разрушены.

Последний, завершающий, удар был нанесен евреям в 1492 году, когда увидел свет Альгамбрский (Гранадский) эдикт, изданный королевской четой Фердинандом II Арагонским и Изабеллой Католической. Согласно ему иудеи обязывались в трёхмесячный срок либо креститься, либо покинуть страну. Так в летопись Испании вписалась позорная страница изгнания иудеев.

Что касается последующих пяти веков, то Толедо переживал их вместе со всей страной. Взлет Золотого века, последовавший за ним экономический упадок, завоевание колоний, войны и мирные времена…

А теперь, познакомившись вкратце с историей, отправимся на экскурсию по городу, взяв отправной точкой автобусную станцию Estación de Autobuses de Toledo,  и пойдем  в сторону самых красивых ворот, что входили в комплекс городской стены. Новые ворота Бисагра (Рuerta de Bisagra) приобрели нынешний вид в XVI веке.

Ворота фактически являются частью цитадели, о чем говорят две высокие башни цилиндрической формы по обе стороны

С противоположной стороны комплекса имеются еще одни ворота с башнями прямоугольной конструкции под блестящей цветной черепицей.

Проходим по Calle Plata, где стоит здание Королевской академии изящных искусств и исторических наук Толедо (de la Real Academia de Bellas Artes y Ciencias Históricas de Toledo), и расположенный рядом  магазин для гурманов (La Encina de Ortega)

Затем выходим на Площадь св. Терезы (Plaza de Santa Teresa). Там находится  кармелитский монастырь  Святого Духа босоногих кармелиток (El convento del Espiritu Santo de los Carmelitas Descalzos) (XVI-XVIII в.),  основанный св. Терезой де Хесус.

Лицевой фасад здания из грубо отесанного камня украшает ниша со статуей святого Иосифа.

А вот и сама св. Тереза, вернее ее бронзовая фигура, около каменной стены, окружающей монастырь. Это работа современного скульптора Луиса Пабло Гомеса Видалееса, поставленная в 1985 году.

Отсюда держим путь в Еврейский квартал, что начинался от так называемых Еврейских ворот, ныне Пуэрта дель Камброн (Puerta del Cambron), получивших название от колючего кустарника Cambrons, что растет в изобилии в этих краях.

Эти ворота, обрамленные квадратными двуярусными башенками, под черепичными крышами в стиле мудехар находятся в восточной части городской крепостной стены. Там, где стояли  римские ворота, перестроенные  вестготами, а затем маврами.

В 1576 году в результате последней реконструкции они приобрели ренессансный стиль и украшения: герб Филиппа II с внутренней стороны, герба города – с наружной, а так же  статую св.  Леокадии, почитаемой в Толедо со времен вестготов.

Итак, мы в Еврейском квартале, иначе Худерии, где в камни мостовых, хранящих воспоминания тысячелетней давности, удивительным образом   врезались таблички с еврейскими словами и символами.

А это изображение семисвечника

Подходим к похожему на крепость дворцу Palacio de la Cava в стиле мудехар (XV век), с которым связана легенда о девушке Каве и последнем вестготском короле Родриго.

В ней рассказывается о том, как король, увидев из окна башни, стоящую на берегу реки Тахо девушку. которая мыла в воде родника роскошные волосы (это место, под навесом скалы называется Bagno de la Cava — Купанье Кавы), влюбился и не нашел ничего лучшего, как овладеть ею силой.

Вполне возможно, это сошло бы ему с рук, будь девушка простолюдинкой. Но Кава была дочерью графа Хулиана, которому она написала письмо, омытое слезами, где  просила  отца отомстить за  бесчестье.

Граф  разозлился настолько, что вошел в сговор с маврами и помог им в битве при Гвадалете разбить войско Родриго, что привело к сокрушению  королевства.

Эта история, в которой правда смешалась с вымыслом, отражена в драме Лопе де Вега “Последний гот Испании”. Ее можно найти и у других  авторов. В частности, у Ал. Пушкина в стихотворении «На Испанию родную…»

Около ограды дворца — белая мраморная фигура, изображающая  королеву.

А сама ограда подходит вплотную  к монастырю Сан Хуан де лос Рейес (El monasterio de San Juan de los Reyes) принадлежащему францисканцам, о принадлежности которого говорит герб ордена.

Но прежде, чем мы начнем осмотр монастыря, сдеоаем небольшой крюк для того,  чтобы подойти к мосту св. Мартина, находящемуся отсюда в трех минутах ходьбы.

Это один из двух старейших мостов Толедо через реку Тахо. Он носит название Пуэнте-де-Сан-Мартин (Мост св. Мартина). Был построен  в XIV-XV веках по инициативе архиепископа Педро Тенорио недалеко от более древнего, разрушенного наводнением,  с целью обеспечения доступа к старому городу с западной стороны.

Мост состоит из нескольких пролетов, опирающихся на пять массивных каменных арок, уходящих на дно реки. Средний из пролетов имеет длину 40 м., что характерно для немногих подобных сооружений даже сегодня.

По обеим сторонам – солидные башни, появившиеся уже в XVI веке. Проходы в них имеют форму замочных  скважин. Это детали арабской архитектуры, довольно часто встречающиеся в Толедо.

Мост св. Мартина называют так же мостом Жены архитектора. Это связано с легендой о том, что практически доведя до конца строительство,  архитектор увидел, что ошибся в расчетах, которые  могли привести к обрушению и жертвам. Он признался во всём своей жене, а та тайком пробралась ночью к мосту и подожгла леса, держащие конструкцию. Строение развалилось. Неудачу объяснили случайностью,  и архиепископ велел начать строительство заново. В новом варианте, естественно, все было сделано уже как следует.

А теперь вернемся к монастырю католических королей Сан Хуан де лос Рейес, освященному в честь св. Иоанна. Строился по заказу Фердинанда и Изабеллы, желавших видеть в нем памятник своей победы над португальским монархом Альфонсом V при Торо (1476 г).

Кроме того, монаршая чета планировала устроить здесь королевскую усыпальницу, а потому пригласила одного из лучших архитекторов Испании того времени – Хуана Гваса, вошедшего в историю как создателя стиля исабелино (Исабель – один из вариантов имени Изабелла), положившего начало испанскому ренессансу.

Первый проект, предложенный Гвасом, показался королеве слишком простым, а потому был отвергнут. Зато второй, в котором строение с двумя входами (западным и северным) возводилось из цельных блоков гранита, понравился.

И началось строительство, длившееся с 1478-го по 1496 год. А в XVI веке, уже при Карле I, в его оформление внесли свою лепту такие мастера как Антон и Энрике Эгас и Симон де Колония.

На левую сторону северного портала (работа Алонсо Коваррубиаса) были повешены, сохранившиеся до сих пор, цепи, в которые мавры заковывали христианских заключенных в Гранаде. Они стали символом победы христиан над неверными.

Несмотря на то, что это место королевской усыпальницей не стало (оба монарха похоронены в Гранаде), значимости оно не потеряло. Всех, кто входит вовнутрь, поражает  мрачная величественность.

Войдя вовнутрь можно увидеть солидный неф монастырского храма (50 метров в длину и 30 в высоту) с куполом, опирающимся на восемь ребер. Веерный свод с нервюрами, настенная лепнина, изображающая святых, королевские гербы, орлы св. Иоанна, растительный орнамент…

В алтарном пространстве —  трехъярусное ретабло с картинами, изображающими сцены  Крестного пути и обнаружение св. Еленой чудесного Креста.

Необыкновенно красив клуатр, крытая обходная двухэтажная галерея, обрамляющая внутренний сад монастыря (1510 г., архитектор Коваррубиас) с резными деревянными потолками в стиле мудехар.

Вдоль внутренних стен нижнего этажа размещены статуи святых и обрамленные цветами и  арабесками тексты, прославляющие подвиги католических королей. На верхнем этаже —  резные арки с карнизом и балюстрадой в мавританском стиле.

В 1806 году здание церкви сильно пострадало от варварства наполеоновских войск. Оккупанты сожгли знаменитую библиотеку, разломали всю скульптуру. Правда, после того, как в 1926 году монастырю был присвоен статус государственного исторического памятника, его восстановили, придав изначальный вид.

На площади, с западной стороны, на высокой колонне стоит статуя Девы Марии

Около собора находится симпатичный сувенирный магазинчик

Идем по улице Reyes Catholicos и подходим к синаго­ге Santa María la Blanca (Санта-Мария-ла-Бланка), что была построена, как говорит надпись на одной из потолочных балок, в 1180 году.

Здание изначально предназначалось для мечети. Но евреи выкупили его, насыпали под фундамент землю, привезенную из Иерусалима, частично перестроили, сохранив архитектурный стиль и конструкции эпохи Альмохадов.

О предположительной дате ее создания рассказывает деревянная табличка, на которой указан 4940 год по  еврейскому календарю. Так появилась Главная синагога города с интересной особенностью – отсутствием галереи для женщин.

Это о ней в восхитительной степени упоминает в своих трудах Йеhуда аль-Харизи, известный раввин, переводчик, поэт и путешественник (XII век).

После того, как в 1250-м году здание сгорело, оно было реставрировано с разрешения кастильского короля Альфонсо Хнесмотря на буллу Папы Римского Иннокентия IV, клеймившую иудаизм. Реставрацией занимался главный финансист общины и казначей самого Альфонсо VIII — Иосиф Бен Шошан, а потому синагога получила  название «Эвен Шошан».

В ней, построенной в мавританском стиле мудехар, вновь повторились восточные мотивы, где витиеватые растительные орнаменты, переплетаются с маген-давидами.

Внутри здания с окрашенными в белый цвет стенами – пять приделов, разделенных повторяющимися подковообразными арками, подпираемыми 32-мя восьмигранными колоннами с фигурными капителями.

Они украшены шишками

и другой лепниной растительного характера.

Интересен резной кессонный потолок.

Архитектура этого здания оказала значительное влияние на вид других испанских синагог, в частности, в Сеговии. Позже, уже в XIX веке, по его подобию возводили строения подобного плана в Европе и Северной Америке.

В течение почти двух столетий это место имело статус знакового центра еврейской общины, несмотря на наличие еще 10 синагог.

После того, как в 1355 году на нее было совершено нападение, синагога на время прекратила функционировать, а в 1391 году, после грандиозного погрома, устроенного католиками во время богослужения, когда погибло нескольких человек, она и вовсе прекратила свое существование. Здание прибрали к рукам испанцы.

В 1405 году строение было передано рыцарям ордена Калатравы, которые в 1411 году превратили его в христианскую «Церковь Санта — Мария — ла — Бланка» посвященную Богородице. Именно тогда появился интересный алтарь в стиле платереско работы известного мастера Педро Беррагета.

В 1550 году церковь была отдана монашеской общине «раскаявшихся публичных женщин». К тому времени относятся архитектурные изменения, сделанные архитектором Алонсо де Коваррубиасом.

Потом, по каким-то причинам, здание опустело на целый век, а в 1701 году здесь разместился штаб войск гарнизона Толедо. Вторгшийся в страну Наполеон, превратил старинное строение в элементарный склад. Но в середине XIX века это место было объявлено Историческим Памятником Национального Значения.

По  окончании гражданской войны в Испании (1936-39 гг.) королевским указом оно было возвращено католической церкви.

В настоящее время это место, официально именуемое Синагогой де Санта Мария Ла Бланка (Sinagoga de Santa María La Blanca) принадлежит женской монашеской общине, которая лишь следит за этим национальным памятником, постоянно открытом для посетителей.

Рядом — небольшие арт-галереи,  антикварный   магазин Antiquités Ey Objets D’ Art.

Напротив, синагоги — интересное строение. Это Школа искусств и ремесел (Escuela de Artes y Oficios Artísticos), представляющая собой комплекс зданий и садов, что был построен по проекту Артуро Мелиды.

В него входили, с одной стороны, разрушенный монастырь Сан — Хуан — де — лос – Рейес (1882 г), что был разрушен.

а с другой — монастырь Санта-Ана (1925 г), чья часовня сохранилась и стала элементом нынешнего здания.

Мы видим архитектурный ансамбль, состоящий из двух, соединенных между собой, идентичных зданий, каменные фасады которых украшены глазурованной керамикой, железом, деревом…

Сверху — фаянсовые гербы испанских монархов и орел св.  Иоанна.

С южной стороны строения расположены великолепные теплицы. С улицы виден сад

В нем — интересные растения и занимательная скульптура.

Продолжаем движение по этой улице. Доходим до конца, поворачиваем налево и оказываемся около синагоги дель Трансито (Sinagoga del Tránsito) или Синагоги Изгнания, что появилась в 1357 году стараниями Самуэля (Шмуэля) бен Меира Ха-Леви Абулафии.

И как тут не припомнить «Испанскую балладу» Л. Фейхтвангера, где рассказывается о сообразительных и богатых еврейских купцах, что становились советниками при королях. Именно таким были и казначей короля Педро I Жестокого, Самюэль Леви Абулафия, что владел значительными наделами земли, как в самом Толедо, так и за его пределами.

Сначала Ха-Леви управлял имениями королевского наставника дона Хуана Альфонсо де Альбукерка, а затем получил пост казначея и советника кастильского короля Педро I Жестокого.

Во время мятежа магнатов в 1354 году серьезно помог укреплению королевской власти, значительно улучшил финансовое положение короля конфискацией собственности у непокорных дворян и назначением на должность откупщиков налогов проверенных людей (в большинстве евреев, своих родственников). Его положение при дворе было столь прочным, что в 1358 году   Абулафия был направлен в Португалию с дипломатической миссией.

Но не прошло и двух лет, как казначей был неожиданно арестован, доставлен в Севилью, где умер под пытками в тюрьме. Принадлежавшее ему огромное состояние вместе с имуществом родственников   конфисковалось в пользу казны.

Но сохранились в веках построенные им во времена славы ряд синагог для кастильских общин. Самая прекрасная из них – толедская (1357 г) Синагога дель Трансито (Sinagoga del Tránsito), на возведение которой Леви не пожалел денег. А потому для ее отделки доставлялись лучшие материалы. В частности, ливанский кедр. Тот самый, что шел на строительство иерусалимского храма.

Но и это место не миновали беды. После изгнания евреев в 1492 году здание синагоги было передано монастырю Сан-Бенито, принадлежащему так же ордену Калатравы. Монахи превратили его в госпиталь, церковь Успения и место захоронения рыцарей.

А когда в XVII веке в церкви появилось изображение Богоматери (работа Хуана Каррера де Вивива), которая сейчас экспонируется в мадридском Прадо, сюда потянулся народ на поклонение.

Но появились наполеоновские войска и «внесли свою лепту». Они превратили культовое строение в казармы.

В 1877  году бывшую синагогу объявили национальным памятником и восста­новили в первоначальном виде. И сегодня все, попадающие сюда, видят дом прямоугольной формы, где верхняя часть стен состоит из декорированных орнаментом слепых арок и окон.

Поражает богато украшенная внутренняя часть здания, на которую сверху смотрит кедровый потолок, инкрустированный перламутром. В головной части, на фронтальной стене, —  арка с изысканной лепниной для шкафа, в котором хранились свитки Торы. На боковой, восточной стене, лепнина с гербами Кастилии и Леона, геральдические щиты.

В великолепной сохранности и не менее богато украшенная боковая галерея, предназначенная для женщин.

В зале все стены покрыты фразами на иврите, что, согласно мнению британского историка Сесиль Рот, специалиста по еврейской религии, являются самыми красивыми средневековыми еврейскими письменами. Они носят либо библейский характер, либо прославляют Педро I Кастильского, Самуэля Ха-Леви и в поэтической форме дают описание синагоги.

Имеются предложения и на арабском. В стиле куфического письма они говорят о мире, счастье и других духовных ценностях.

По соседству с главным залом – экспозиция сефардского музея. Открытый в 1971 году, он посвящён еврейской культуре в Испании. Охвачен период от ее истоков до наших дней.  Здесь демонстрируется большое количество ритуальных предметов, образцов еврейского искусства, надгробий.

А недалеко от музея, прямо на тротуаре, стоит необычный памятник тому самому Самуэлю Ха-Леви. Бородатая голова в ермолке, поставленная на свиток Торы.

А так выглядит его голова в профиль

Взгляд обращен в сторону некогда принадлежавшему ему дома, в котором сегодня размещается музей Эль Греко.

На его местоположение указывает стрелка на стене одного из домов

В нескольких шагах от памятника — мраморное сооружение. Своеобразный памятник художнику.

Практически разрушенное строение в конце XIX века приобрел маркиз де ла Вега Инклан, страстный поклонник творчества художника.

Ошибочно приняв его за дом этого человека, он тщательным образом восстановил его как образец типичного толедского жилища того времени.

Внутри  – капелла со сводом в стиле мудехар с алтарным образом св. Бернардина, обстановка, приобретенная у антикваров, в окрестных деревнях.  Комфортабельные комнаты дома выходят на галереи элегантного дворика.

В этом месте, переданном государству, в 1911 году открылся музей, где хранятся личные вещи художника и 20 его полотен, представленные маркизом из личной коллекции.  Это «Плач Святого Петра», «Вид и план Толедо», портреты братьев Коваррубиас, серия «Апостоладос»

Имеются работы и других испанских мастеров живописи XVI–XVII веков. В частности, Мурильо и ученика Эль Греко – Луиса Тристана.

Греко, действительно, жил в Толедо, куда переселился из Мадрида, где не пришелся ко двору Филиппу II. Этот же город, в котором сохранилась старая феодальная аристократия, увлекавшаяся идеалами средневековой культуры и мистическими учениями, прекрасно разбиравшаяся в музыке, поэзии и живописи, сумел оценить дар художника.

Именно здесь  им были созданы многие известные картины. Их можно увидеть в Кафедральном соборе и церкви Santo Tomé (Святого Фомы) что находится практически в еврейском квартале.

Небольшая церковь, подобно многим другим, после победы, одержанной королем Альфонсо VII, была перестроена из мечети XII века, а оригинальная кирпичная колокольня (XIV в.) в стиле мудехар сохранила вид мусульманского минарета. О том, что когда-то, еще до мечети, здесь стоял визготский храм, рассказывает портал, украшенный соответствующими символам.

В церкви — пересекающиеся трансептом три нефа с интересными алтарями в стилях барокко и платереско. Главной же достопримечательностью, жемчужиной, является находящаяся в одной из    капелл   картина  «Погребение графа Оргаса», написанная Эль Греко, — признанный шедевр мировой живописи.

Солидное полотно (4,8 на 3,6 метров) было написанное специально для этого места и никогда его не покидало.

Сюжетом для картины стала старинная городская легенда о доне Гонсало Руис де Толедо, графе Оргасе, богатом меценате этой церкви, скончавшемся в 1312 году, при погребении которого присутствовал святые Эстебан (Стефан) и Августин.

Удивительное полотно, о котором П. Вайль писал: ««Их духовные переживания с удивительной утонченностью воплощены в тонких бледных лицах, в сдержанных жестах хрупких рук — как бы всплесках внутреннего чувства. Наконец, своего рода синтез конкретно-реального и отвлеченно-возвышенного несут в себе нигде у Греко печаль, глубокая нежность и скорбь не были выражены с такой человечностью. И в то же время образы святых — само воплощение высшей духовной красоты».

 Картина визуально разделена на три части. Внизу —  сцена погребения, где святые бережно поддерживают тело усопшего. В верхней части — небо, где Христос во главе сонма святых принимает душу умершего. А в середине — участники погребальной мессы, каждый из которых является реальной личностью. Недаром по окончании работы в 1588 году местная знать спешила посетить церковь для того, чтобы лицезреть себя, родных, знакомых. Здесь, в левой части полотна, присутствует и сам художник, изобразивший себя в образе рыцаря, и его десятилетний сын Хорхе Мануэль, представленный пажом.

Рядом с Сан-Томе находится Музей современного искусства Толедо, разместивший свою экспозицию в Casa de las Cadenas (Дом Цепей), который так же связан с еврейством, ибо здесь жил иудей, обращенный в христианство. Искусный кузнец, славился своей работой за пределами города. Среди прочих вещей он делал и цепи.

Да вот незадача. Когда после окончания войны в пользу католических королей Андалусии, стали возвращаться домой из плена рыцари, один из них привез сковывавшие его цепи, и толедцы с удивлением увидели на них знакомое клеймо. А потому никому не известно, что стало с мастером. То ли его казнили, то ли изгнали.

Здание XV-XVI вв. представляет собой прекрасный образец стиля мудехар с двором, обрамленным деревянными галереями. Купленное администрацией города в 1962 году с целью размещения в нем архива, использовалось как хоспис. В 1973 году был передан Департаменту городского изобразительного искусства. После капитального ремонта под руководством архитектора Мануэля Гонзалеза Валкарсела, был полностью восстановлен.

Заканчиваем прогулку по Еврейскому кварталу на перекрестке улиц EI Salvador, Santo Tome и Taller del Moro, где стоит церковь Эль Сальвадор (Iglesia del Salvador).  Построенная в 1041 году как мечеть, она ориентирована на юго-восток, в направлении Мекки.

В 1159 году, завоевавшие Толедо христиане, превратили мечеть в церковь. Дважды горевшая (в XV и XIX в.в.), она сохранила в первозданном виде лишь часовню св. Екатерины и отдельные элементы строений разных эпох, начиная с вестготского.

Около нее – вбитые в брусчатку надписи на иврите, говорящие о том, что здесь кончается Еврейский квартал.

Отсюда рукой подать до   Кафедрального собора, что стоит на Ратушной площади (Plaza del Ayuntamiento), где, как и полагается, находится муниципалитет.

Строительство ратуши, задуманное в 1575 году, началось лишь в 1618-м. Первый камень заложил  Хуан де Эрера. Закончил работу Хорхе Мануэль Теотокопулос, сын Эль Греко, благодаря которому здание приобрело ренессансный вид.

Окончательный вариант вырисовался в 1703-м году. Здание приобрело окончательный вид с боковыми башнями и гербом города на фронтоне фасада.

Рядом —  старинный  Дворец Архиепископа (XIII в). В своем первом варианте имел вид крепости. от которой осталась башня Тенорио.

За прошедшие века облик строения со входом, обрамленным аркой, статуями на уровне второго этажа, что держат герб кардинала Тавера, и двуглавым орлом под самой крышей, менялся несколько раз.

Доминантой же площади является Кафедральный собор Святой Марии Толедской (Catedral de Santa María de Toledo), главный собор страны.

Он стоит там, где в VI веке была вестготская церковь, превращенная маврами в мечеть. После появления в  Толедо христиан в XIII веке встал вопрос о строительстве храма.

Первый камень в его фундамент был заложен в 1226 году, а продолжалось строительство 267 лет.

Построенный из серого гранита, что привозился из деревни Olias del Rey, он заслужил титул  Dives Toletana («Богатого Толедского»).

Собор выстроен в готическом стиле с явным влиянием французской архитектуры, в которой использовались и мавританские элементы. Это связано с тем, что начинал строительство французский архитектор Мартинер, который построил пятинефное здание, внутри которого 66 колонн, разделяющих приделы, поддерживают 72 свода.

В 1285 году руководителем строительства стал Петрус Петри. А потом приложили руку такие мастера как Родриго Альфонсо, Альвар Мартинес. Завершил же строительство во второй половине XV века Педро де Алала. После этого изменения касались лишь интерьера.

У собора несколько порталов. Главный,  выходящий на  площади Аютамьенто, расположен по середине западного фасада, что был создан в XV веке и незначительно перестроен в XVIII. Он  называется «Пуэрта-дель-Пердон» (Воротами прощения), ибо некогда существовало поверье, что каждый кающийся, прошедший под ними,  получает прощение грехов.

Они имеют форму готической арки, обрамленной  архивольтами (дугами над арочным  проёмом). В тимпане  сцена вручения Богородицей Своей ризы Святому Ильдефонсу. Открываются  лишь в особо важных случаях.

По бокам от него — Ворота страшного суда и Ворота ада.

В северной стене собора находятся «Пуэрта-дель-Релох» (Ворота часов) Это самый старый портал собора (начало XV в) имеет второе название Ярмарочных ворот, потому что  находится в конце улицы, на которой в средневековье проводились  ярмарки.

На южной стороне можно увидеть «Пуэрта-де-лос-Леонес» (Ворота Львов).

Имеются также небольшие, без ступеней, «Пуэрта-Льяна» (Плоские ворота) и ведущие в клуатр, внутренний двор, — Санта-Каталина и Ворота Введения

Слева от главного фасада, на северной стороне, возвышается 90-метровая колокольня, состоящая из нижней квадратной части и верхней – восьмиугольной. В XVIII веке там был установлен колокол Кампанья-Горда весом в 1700 кг.

Изначально планировалось строительство симметричной южной башни, но в XVI веке там была построена мосарабская капелла с куполом.

Внутри Толедский собор, своды которого поддерживаются массивными колоннами, делится на пять нефов, освещаемых как люстрами, так и многочисленными окнами с красочными  витражами. А в XVIII веке мастер Нарсисо Томэ включил к комплекс  создано огромное барочное окно, получившее название «транспаренте» («прозрачный»). Вдоль стен – многочисленные часовни.

Осмотр храма начинаем с Главной капеллы, где в глаза бросается удивительное ретабло в алтаре. Но это не картина, не  запрестольный образ, а огромная позднеготическая композиция (15040) из позолоченного дерева, над созданием которой трудилось немало мастеров.

Ретабло разделено на семь вертикальных частей. В четырех  из них – фигурные композиции на евангельские сюжеты, по бокам —  статуи святых, а в средней — дарохранительница в в форме пирамиды.

Привлекают внимание боковые стены, украшенные богатой резьбой, расположенная в левой части усыпальница кардинала Педро Мендосы, представляющая собой образец раннего испанского  Ренессанса.

В Главной капелле похоронены так же короли Кастилии Санчо III, Санчо IV, Альфонсо VII Император.

Под главным алтарём расположена небольшая крипта с часовней.

К сожалению, попасть вовнутрь невозможно. Вход в капеллу закрывает кованная   ажурная решётка работы Франсиско де Вильялпандо.

Рядом с Главной капеллой расположены хоры, место, где заседал епископский Совет. Они закрыты решеткой в стиле платереско (1548 г.), украшены скульптурой, орнаментальными и рельефными деталями.

Здесь, в месте, состоящем из двух ярусов, стоят кресла, украшенные ренессансной резьбой и барельефами. В нижнем ярусе  барельефы с эпизодами взятия Гранады (работа Родриго Алемана), а в верхнем —  библейских сцен (работа Алонсо Берругете).

В  алтаре находится скульптура Девы Марии (XIV век), которую называют «Белой Девой», а по обе стороны хоров – старинные органы.

К Главной капелле примыкает капелла Транспаренте (прозрачная), названная так из-за особого освещения (свет попадает через пробитое в своде круглое окно, расположенное таким образом, чтобы луч падал на центр с дарохранительницей.

Главный  элемент капеллы  — находящаяся в центре, фигура  Девы Марии с Младенцем Иисусом в окружении  ангелочков.

Все элементы сделаны из мрамора, украшены позолоченными бронзовыми элементами. Она, сделанная известным испанским мастером Нарсисо Томеда в 1732 году, считается шедевром испанского барокко.

Капелла богато украшена скульптурой и  фресками на библейские темы.

Кроме вышеописанных капелл интерес представляют следующие.

Капелла Святого Причастия, которую называют также Нуэстра-Сеньора-де-ла-Антигуа (Дева Мария Старинная) из-за  деревянной резной статуи Девы Марии (XII в) на позолоченном троне (XVII век) в алтаре. Этот образ весьма почитаем в Толедо.

Капелла Новых Королей

Была построена в 30-х годах XII века в качестве усыпальницы королей династии Трастамара, а потому здесь находятся саркофаги с прахом Энрике II, его жены, Энрике III, Хуана I и его жены Элеоноры Арагонской. В капелле — два старинных органа, а в алтарной части  — картина Маэльи.

Капелла Сан-Ильдефонсо

Капелла под ребристым готическим сводом, посвященная особо почитаемому в Толедо святому, появилась в XIII веке, вместе с собором, но была позже расширена за счет ликвидации двух небольших боковых капелл и приобрела восьмиугольную форму.

Здесь погребен архиепископ и кардинал Хиль Альварес де Альборнос, чей резной мраморный саркофаг опирается на  фигурах шести львов. Вокруг —  двадцать две статуи святых.

На мраморном ретабло (XVIII в.) работы знаменитого Вентуры Родригеса изображен  популярный для Толедо сюжет. Богородица вручает Святому Ильдефонсу свою ризу.

Капелла Сантьяго (Святого Иакова)

Построенная коннетаблем Альваро де Луна в середине XV века, который планировал создать здесь фамильную усыпальницу. Здесь стоят украшенные резьбой мраморные саркофаги этого состоятельного человека, его супруги, других  родственников.

Капеллу украшает ретабло из позолоченного дерева с  живописными образами  святых. В центре — деревянная статуя Иисуса.

Капелла Сан-Блас (Святого Власия)

Расположенная в северо-восточном углу клуатра, крытой обходной галереи, она была построена при архиепископе Педро Тенорио, который планировал создать там свою усыпальницу.

Войдя в капеллу из клуатра через готические ворота, можно увидеть два мраморных саркофага, находящихся в центре. Там покоятся архиепископ и его племянник, епископ Бальбоа.

Капелла интересна фресками, украшающими  стены. Это «Символ веры», система основополагающих догматов вероучения, изображение святых, панно «Страшный суд».

А в противоположном, юго-западном углу собора, находится Мосарабская капелла (Капелла Тела Христова) папы Юлия II

Мосарабская капелла, где с момента ее появления в 1504 году, идут службы в соответствии с вестготским (мосарабским) ритуалом. Вход в нее преграждает решётка (1524 год), увенчанная гербом кардинала Хименеса де Сиснероса, возродившего этот обряд и добившегося одобрения.

Капелла интересна восьмиугольным куполом, роспись которого относится к XVII веку, когда здесь, до перестройки, находился зал капитулов, а так же фрески, написанные в период 1509—1514 годов и изображающие сцены взятия Орана кардиналом де Сиснеросом. Уникален алтарь из бронзы и мрамора. В  его центре  — мозаичное изображение Богородицы с Младенцем Христом (XVIII век).

Зал капитула

Это место можно сравнить с драгоценной шкатулкой, крышкой которой является исключительно красивый вход в основной зал, оформленный в стиле мудехар (начало XVI  века). Под стать и интерьер зала с элементами позолоченного и цветного дерева, удивительным кессонным потолком работы Франсиско де Лара, росписью фриза учеником Эль Греко — Хуаном  де Боргонья.

Этот же художник расписал стены зала фресками на сюжеты Нового завета (есть мнение, что две из них принадлежат кисти Гойи), а напротив архиепископского трона  —  поместил сцену Страшного суда. Вместе  с другими  мастерами создал галерею  портретов толедских архиепископов.

Кроме вышеописанного зала в комплекс входят два боковых помещения и входная комната, оформленная в стиле мудехар с элементами готики. В ней – интересные резные деревянные панели и «пейзажные»  фрески.

Сокровищница

Гордостью собора является сокровищница, находящаяся в Капелле Святого Хуана, где кардинал Хуан Пардо де Тавера думал разместить фамильную усыпальницу, но капелла стала местом  размещения подаренных храму ритуальных предметов

Имеются ювелирные изделия,  монаршие короны, усыпанные драгоценными камнями, богатые церковные облачения…

Главный экспонат — дароносица работы Хуана де Арфе (1524 г.) высотой около 3-х метров. На ее изготовление пошло 18 кг золота и 183 кг серебра.

Дароносица, собранная из 5 600 отдельных деталей, скрепленных 12500 винтами, украшена 250 позолоченными и украшенными эмалью серебряными  фигурками, увенчана крестом  с бриллиантами.

Эта реликвия покидает собор раз в год. Во время праздника Тела и Крови Христовых.  Установленная на специальной платформе, она  в составе торжественной процессии, проезжает  по улицам Толедо.

Ризница

Любители живописи непременно должны посетить ризницу. Там в нескольких комнатах, под сводом центрального зала, украшаенного фреской Луки Джордано «Взятие Пресвятой Девы Марии в небесную славу», как в картинной галерее, висят полотна великих мастеров: Эль Греко, Караваджо, Тициана, Ван Дейка, Гойи, Моралеса,  Рафаэля, Менгса. Имеется  статуя св. Франциска работы Педро де Мены.

Клуатр

В конце XIV-го – начале XV-го веков к северной стене, при архиепископе Педро Тенорио, был пристроен квадратный внутренний двор, обрамленный галереей под готическими сводами со  стенами, украшенными фрескам с изображением сцен из жизни святых. Одиннадцать из них написал Франсиско Байеу, а  две — Мариано Маэлья.

А теперь идем к расположенной южнее собора Церкви св. Андрея (Iglesia de San Andres), В ней, строившейся и перестраивающейся в период XII – XVII веков, особенно хорошо просматривается столь характерное для Толедо смешение стилей: мудехара, готики, барокко…

По соседству с церковью Сан Андрес находится монастырь Санта Исабель де лос Рейес (Convento de Santa Isabel de los Reyes), куда можно войти через дверь, теряющуюся  в массивном кирпичном заборе.

Монастырь состоит из зданий, перестроенных из мавританских дворцов  XIV-XV веков. В комплекс входит готический монастырский храм. В нем —  исторические  деревянные кессонные потолки и ретабло в стиле платереско.

Далее наш путь лежит на главную площадь города — площадь Сокодовер (Plaza de Zocodover), которая имела особое значение в те времена, когда Толедо  было испанской столицей.

Во времена владычества мавров она называлась «Sūq ad-dawābb» («Скотный базар»), потому что здесь торговали рогатым скотом.

На площади стоит построенная в Х веке Арка Крови, которая тогда называлось «Лошадиными воротами» («Баб-аль-Яй») и служила  входом на территорию города.

В средние века, инквизиция проводила здесь публичные казни, а осужденные перед эшафотом каялись в маленькой церкви Христа-на-Крови, построенной прямо под аркой. Отсюда и ее испанское название.

В XV веке площадь перестроили. Поставили лавки, торгующие зерном, стали проводить праздники, рыцарские турниры, устраивать корриду.

За аркой находится Постоялый двор Севильца (Posada del Sevillano), где любил останавливаться, бывая в этом городе, Мигель де Сервантес.

Сегодня это место, популярное у туристов. Здесь можно увидеть несколько  зданий c интересными деталями

Вот такой  барельеф

А это интересная дверная ручка…

Здесь много магазинов, сувенирных лавок, ресторанчиков, где можно угоститься одной из разновидностей (их существует десятки, отличающихся компонентами и, соответственно, вкусом) знаменитого испанского флана – суфле, что готовится из яиц, молока и сахара на водяной бане и поливается расплавленной карамелью. Это блюдо существует с времен раннего Средневековья. А название происходит от  французского «flaon» («заварной»)

Отсюда отправляется в путь, курсирующий по городу, туристический красный поезд

И, покидая Толедо, уже за воротами Бисагра бросим взгляд на  De toros de toledo ( Арену для боя быков), которая является неотъемлемой частью многих испанских городов.

Эта, отметившая 150-летний юбилей, представляет собой невысокое круглое сооружение, сложенное из каменных блоков.

Кроме боя быков  здесь отмечаются разные знаменательные события в жизни Толедо и проводятся: концерты, фестивали, яркие шоу…

Поездка закончена. До свидания, Коричневый город!

Написано под впечатлением поездки с Марией Лопес-Шнайдер

Использованный материал
Toledo, SpainWikipedia
Spain Toledo History Spain Then and Now
Еврейская община Толедо — Циклопедия
Мудехар — Википедия
Толедо. Электронная еврейская энциклопедия
Santa María la Blanca (Toledo) — Wikipedia, la enciclopedia libre
Сесиль Рот «История евреев с древнейших времен по шестидневную войну»
Гений места — Вайль Петр — e-Reading
Испанская баллада (Еврейка из Толедо) — Фейхтвангер Лион
Толедский собор — Википедия
Plaza de Zocodover, Toledo — Wikipedia

 

Толедо. Баллада, высеченная в камне: 2 комментария

  1. Здравствуйте.
    С интересом прочел ваши путевые заметки, особенно потому, что мы тоже были в Толедо с Марией Шнайдер-Лопез.
    Комментировать я не буду, но попрошу, если вам не трудно исправить одну неточность, которая бросается в глаза: надпись на табличке «ספרד», а не «ספה» и, соответственно перевод «сефард» или «Испания» в зависимости от контекста.

    1. Вы правы, «ספה» — не «язык». Я просто перепутала «ס» и «ש». Но и не «ספרד». В современном языке это слово означает «софа», «диван». А вот что имели ввиду севарды — не понятно.

      Что касается Марии Лопес-Шнайдер, то она,на мой взгляд, — самый лушчий экскурсовод по Испании.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: