На коктейле с Майклом Джексеном

На коктейле с Майклом Джексеном

Задолго до отъезда я мечтала о том, что первый лондонский визит будет нанесен на Бейкер-стрит, 221 в. Поэтому именно туда мы и отправились сразу же после приобретения проездных, тем более что по линии Бакерлоy (Bakerloo)  эта станция метро находилась по соседству с Риджен-парком (Regent’s Park).

Только в тот день свидание с Шерлоком Холмсом не состоялось. И виной тому стал музей Восковых фигур Мадам Тюссо (Madame Тussaud’s Museum), который вырос перед нами сразу же после выхода из подземки. Это мгновенно изменило все планы. Пристроились в хвост предлинной очереди и стали ждать, отсчитывая время по меткам, развешанным на всей протяженности пути, до самой входной двери.

Надо сказать, что придумано это здорово, ибо надписи на висящих над головой табличках действуют весьма успокаивающе. Во-первых,  свидетельствуют о том, что такая очередь – явление стабильное, а потому неизбежное, которому волей-неволей надо покориться, во-вторых, практически точно определяют остаточный период ожидания. И каждый знает, сколько еще предстоит выстоять на ногах: час, полчаса или пятнадцать минут.

Но вот, наконец, оказавшись в голове «змейки», мы переступили порог прихожей, где всех, лучезарно улыбаясь, встречали Лучано Павороти, симпатичная восьмидесятилетняя старушка в платье, фартуке и чепце покроя столетней давности — Мадам собственной персоной, запечатлевшая самое себя в весьма преклонном возрасте, да рыжеватый веснушчатый мальчишка с удивительно знакомой физиономией, заставивший мучительно думать: «Где  и когда я его видела?»

Еще немного ожидания, и, преодолев лестницу, разбегающуюся крыльями, оказываемся наверху у кассы. Приобретаем билеты и … сразу же попадаем в Зимний сад с пальмами, фонтаном и разноцветными фонариками, где поначалу чувствуем себя несколько неловко среди избранного общества, облаченного, как и подобает случаю, в вечерние туалеты.

Впрочем, все держатся настолько свободно и естественно, что о неудобстве невольно забываешь и, не стесняясь, переходишь от Арнольда Шварцнеггера к Фредди Меркури, от Вупи Голберг к Марлен Дитрих.

Ну, разве можно пройти мимо Мерилин Монро, как две капли воды похожей на своих двойников в Париже и Амстердаме, этой фигуры, в знакомой короткой юбочке, сексуально колышущейся под потоком воздушных струй направленного на неё вентилятора?

Если есть желание, можно сфотографироваться с любым из кумиров на память, обнять его, поцеловать. Короче, вести себя так, как хочется. Никто не будет препятствовать, мешать. Единственное условие – не портить фигуры. Хотя далеко не всегда это требование выполняется. Поэтому за происходящим незаметно наблюдают специальные смотрители из штата музея.

Правда, порой и им не удается углядеть. Так от бесконечных объятий Наоми Кэмпбел приобрела явно непристойный вид, а ее зеленое платье от Versace стало неприлично грязным. Вот и пришлось удалить «звезду» в секцию «деревенский домик» — на безопасное расстояние, за ленточку.

Впрочем, экспонаты выходят из строя не только из-за вредителей. Фигуры просто ветшают, требуя обновления, устаревают морально. Например, Том Круз, позировавший для своей прежней копии, был на 15 лет моложе. За это время он, естественно, сильно изменился, и для того, чтобы встать рядом с новой женой Пенелопой в блестящем голубом платье до полу с весьма смелым вырезом, был изваян в «новом варианте».

Чтобы экспонаты выглядели достойно и служили как можно дольше, за ними тщательно ухаживают. Каждое утро начинается с того, что перед открытием выставки в 7.30 две бригады обходят все фигуры. Одна специальными щеточками снимает пыль, другая приводит в порядок волосы, которые периодически моют, проверяет одежду, заглядывая в карманы, где порой можно найти что угодно, начиная от жвачки и кончая недоеденным бутербродом. Они так же следят за тем, чтобы в помещении круглогодично поддерживалась постоянная температура, а  окна сделанные из специальных стекол, не пропускали тепла солнечных лучей.

С того момента, когда первые восковые истуканы прибыли в 1802 году из Парижа в Лондон, прошло два века. Начиналось же все это намного раньше. С того момента, когда Мари Гроссхольц девочкой попала в страсбургский дом доктора Филиппа Куртиуса, взявшего ее мать на должность экономки.

Этот человек, называвший себя анатомистом, занимался тем, что лепил из воска портретные фигуры, пользовавшиеся большим спросом. Ведь в ту эпоху  фотографии еще не существовал, заказать настоящий портрет художнику стоило дорого, а миниатюрные восковые фигурки были практически каждому по карману.

Достигнув на этом поприще определенных успехов, Куртиус решил заявить о себе в Париже, бывшем в то время культурным центром, и первая публичная выставка, состоявшаяся в 1767 году, имела колоссальный успех.

Жизнь в доме доктора в значительной мере определила судьбу любознательной и талантливой девочки, к которой он привязался. Заменив отца, стал наставником. После нескольких лет обучения Мари в начальной школе он приобщил ее к своей профессии. Показывал, как надо лепить из воска объемные фигуры, начиная с плодов и цветов, рисовать, шить, делать прически.

Постепенно Мари стала его помощницей. Первыми солидными работами, в которых она приняла участие, были фигуры Вольтера и Бенджамина Франклина.

Так получилось, что снятая в 1778 году маска с Вольтера (за два месяца до смерти великого философа), сделала Куртиуса единственным обладателем уникального слепка из воска. Это позволило ему срочным порядком изготовить бюст, который привлекал не только покупателей, но и зрителей, желавших поглядеть на неординарную личность. То же самое повторилось в 1790 году, в момент смерти Бенджамина Франклина, бывшего во Франции послом.

Искусство подобного рода заинтересовало сестру Людовика Шестнадцатого, мадам Элизабет, и Мари была приглашена для художественного образования принцессы. Она прожила в Версале 9 лет, успев за это время создать восковых двойников членов королевской фамилии.

Когда в ноябре 1789 года по Парижу прокатились первые раскаты революционного грома, доктор Куртиус вызвал ученицу, интуитивно предполагая, что грядущие события сулят много работы. И не ошибся. Низвержение монархии, переход власти от жирондистов к якобинцам, от них к термидорианцам сопровождался рубкой голов направо и налево. Тот, кто вчера был на вершине власти, сегодня погибал под ножом гильотины.

Чтобы сохранить для истории события тех дней, Мари выполняла опаснейшую работу. Пробираясь ночью тайком на кладбище, снимала с казненных посмертные маски и брала образцы их волос. В ее коллекции рядом с Марией-Антуанеттой и Людовиком Шестнадцатым соседствовали Марат и Робеспьер. Восковые головы этих несчастных: Робеспьра, Дантона, Марии Антуанетты и сегодня можно видеть в общей экспозиции.

Впрочем, обстоятельства сложились так, что Мари и сама могла стать одним из своих экспонатов. Оказавшись в одной тюремной камере с будущей женой Наполеона – Жозефиной Богарнэ, была приговорена к смертной казни. Ее, остриженную перед гильотинированием,  спас лишь счастливый случай.

Когда в 1794 году, уже под занавес революционных событий, доктор Куртиус умер, вся экспозиция, как и планировалась, перешла наследнице. Чтобы не было никаких препонов, он, незадолго до этого, заключил с воспитанницей фиктивный брак. Фамилию же, ставшую всемирно известной, Мари приобрела в 33 года, выйдя замуж за парижанина Франсуа Тюссо.

В сентябре 1796 года у нее родилась девочка, которая, к сожалению, умерла 9 месяцев спустя, а в апреле 1798 года сын Жозеф, на которого она перенесла всю свою любовь и привязанность. Однако домашние дела не мешали ей заниматься любимым делом и с удовольствием взяться за заказ Жозефины, будущей императрицы Франции – бюст Наполеона Бонапарта.

Несмотря на рождение в 1800 году второго сына Франсиса, семейная жизнь Мари не ладилась. Ее супруг оказался бездеятельным, безинциативным, а к тому же игроком и мотом. Избегая развода, который повлек бы за собой раздел имущества, в том числе галереи и прочего, созданного ею и Куртиусом, мадам, забрав детей, в 1802 году эмигрировала в Великобританию.

Все надо было начинать сначала. При этом Мари понимала, что для каждой страны важна и интересна, в первую очередь, собственная история. Создав новую экспозицию из фигур в полный рост Ричарда Львиное сердце, Генриха Восьмого, Марии Стюарт, Марии Тюдор и Кромвеля в интерьере соответствующих эпох, она отправилась в путешествие по Англии, Ирландии, Шотландии, Уэлсу. Так, переезжая из города в город, Мадам Тюссо демонстрировала свое искусство целых 33 года.

Естественно, что в течение такого длительного времени фортуна дарила ей не одни лишь подарки. Так в 1804 году пароход, на котором фигуры должны были прибыть в Ливерпуль, затонул. Счастье, что муляжи были на другом судне. Результатом колоссальной работы и нечеловеческих усилий удалось воссоздать коллекцию, состоявшую из нескольких десятков фигур, и дополнить ее новыми персонажами. В нее вошли Вальтер Скотт и Шекспир, Картуш и Ловелас, лорд Байрон и сэр Нельсон.

Когда к 1835 году Мари надоело путешествовать, коллекция осела в доме, что находился неподалеку от нынешнего местоположения музея.

Стационарный вариант дал возможность создать новый аттракцион – «Особую комнату», воспроизводящую самые известные преступления века и переименованную в «Комнату ужасов» после публикации памфлета в сатирическом журнал «Рunch».

Там экспонировались вещи, шокирующие дам с изысканным вкусом: фигуры матерых преступников и их жертв, убийц и еретиков…

Выставка Мадам Тюссо приобрела еще большую популярность после того, как ее экспонатами стали люди, жившие в ее время. Первой из современниц порог музея «переступила» будущая королева Великобритании Виктории в образе тринадцатилетней девочки с большими голубыми глазами.

В сороковых годах ХХ века, -музей Мадам Тюссо стал одним из составных элементов королевского ритуала принятия особо почетных гостей. Среди них был и царь всея Руси Николай Первый. Особенно его заинтересовала фигура Вольтера, с которым его великая прародительница состояла  в переписке.

Видя колоссальный успех музея, известный американский магнат шоу-бизнеса Тейлор Барнум, создатель «American museum» – самого большого в то время развлекательного центра Америки, захотел приобрести выставку, но получил отказ. Даже, предложенная им, баснословная сумма, не соблазнила Мадам предать память Куртиуса и дело всей своей жизни, в котором она видела будущее детей, внуков и правнуков.

И, как в воду глядела. После ее смерти, последовавшей в 1850 году в возрасте 89 лет, дело, ставшее семейным бизнесом, продолжил один из ее сыновей, потом оно перешло к внуку Джозефу Ренделу Тюссо. И тогда, в 1884 году, фигуры переехали на Бейкер-стрит.

За свою историю музей не раз попадал в критические ситуации. Так в 1925 году из-за пожара, случившегося вследствие неисправности проводки, ряд фигур расплавилось. Благодаря сохранившимся литейным формам, погибшие экземпляры удалось восстановить. Правда, самая ценная часть экспозиции, посвященная Наполеону, включавшая его подлинную походную карету, погибла безвозвратно.

Второе крупное несчастье произошло в 1940 году во время первой же ночной бомбардировки Лондона. Пострадали 352 фигуры, на которые (ирония судьбы) взирал, не получивший ни единой царапины, Гитлер. Зато на него неоднократно устраивались «покушения» впоследствии.

Из-за того, что «фюрера» оплевывали, зашвыривали сырыми яйцами, обливали краской, венчали табличками явно непристойного содержания, а на шею вешали плакаты с нецензурными лозунгами, двойника Великого диктатора в 1942 году пришлось поместить в специальный бокс с защитным экраном. В этой стеклянной «клетке» он провел 60 лет. Год назад «был выпущен на свободу», потому что его популярность, как самого ненавистного человека резко снизилась, уступила место Саддаму Хусейну и Усаме бен Ладену.

В отдельном зале – исторические лица и знаменитости Англии. Здесь и Генрих Восьмой, окруженный своими женами, и Черчиль, и Маргарет Тетчер….

Конечно, королевкая семья, глава которой, словно законсервированная, с годами не меняется.

А это ливерпульская четверка

Американские президенты Вашингтон и Линкольн, а также последующие…

Индийский политический деятель Махатма Ганди

В одном месте дружным политбюро собралисьЛенин и Сталин, Горбачев и Брежнев, Рабин и Мао Цзэдун, Ельцин, Жак Ширак, Гельмут Коль…

Стараясь не только не отставать от жизни, но и даже предвосхищать события, музей зорко следит за событиями, происходящими в мире. Так к окончанию выборов в США, у работников музея были сделаны заготовки двух фигур: Буша и Гора. Когда результаты стали известны, Альберта Гора отправили в запасник, а 43-го президента срочно подготовили ко дню инаугурации.

А вот артисты с мировым именем

Ну как же можно обойтись без Бетховена и Моцарта?

Только в музее самое интересное — не это. И жутко, и страшно, и заманчиво пройти под готовым вот-вот сорваться сверху ножом гильотины, заглянуть в освещенный неровным светом газовых фонарей Сохо прошлого века, увидеть, как сверху смотрит на тебя, покачиваясь в такт своим мыслям, шепча какие-то фразы, Шекспир.

Куклы не только движутся, но и говорят, кричат, стонут под пытками. Перед глазами проходят сцены, в которых задействованы движущиеся фигуры. Их 32, сделанных и смонтированных тем же способом, что и прочие стационарные модели, только управляемых компьютерами.

Вот и знаменитая «Комната ужасов», где Джек Потрошитель подбирается к своим жертвам (одна из них – Катерина Дварс лежит в прямо луже крови). Рядом с ним другие бандиты, в том числе Джон Крист и доктор Крипен, что, убив и расчленив свою жену, решил начать новую жизнь за океаном, что перекочевали из старой экспозиции.

Не обходится и без казусов. Так, однажды юный визитер, засунувший голову интереса ради в подставку для гильотины, не сумел ее вытащить, и стал кричать, зовя на помощь. Только к нему никто не спешил, так как народ, находившийся в зале, принял несчастного за один из экспонатов.

Находиться долгое время в такой компании может далеко не каждый. Один из репортеров ВВС Б..Джонсон, решивший на спор провести там ночь, выдержал лишь до 11 часов вечера.

А вот у случайно оказавшегося взаперти ночного сторожа нервы оказались покрепче. Он сумел, подкрепляясь хорошим ликером, дождаться конца своей смены.

А теперь немного о том, что не видно зрителям. Каждый год музей выставляет некоторое количество новых фигур, на изготовление каждой из которых уходит около 6 месяцев и тратится примерно 20 тыс. фунтов. Чтобы фигура была полностью идентична оригиналу, используются точные слепки, фотографии и особая система измерения, включающая 150 мерок, – необходимость, с которой вынуждена была согласиться даже королева Елизавета, разрешившая измерить себя всю, вплоть до мочек ушей. Для большей достоверности с будущего экспоната снимают еще и маску.

Сейчас это процесс не очень сложный. Не то, что раньше, когда  лицо заливали гипсом, предварительно вставив в нос две соломинки. Человек, естественно, чувствовал себя довольно  дискомфортно. Так, Наполеон настолько при этом нервничал, что всю процедуру продержал, не отпуская от себя, за руку Жозефину.

Упростилось не только это. Если прежде основу фигуры делали из деревянного каркаса, заполняемого опилками, то сейчас с этой целью применяется алюминиевая арматура, обтягиваемая искусственной кожей. В воск, который идет на изготовление головы и конечностей, добавляют пластмассы, в частности фиброглаз, придающий изделиям определенную прочность. При этом на литье головы идет 4,15 кг воска, на руки – 1,5 кг. Подсчитано, что, в общей сложности, на все экспонаты, выставленные на Бейкер-стрит, было использовано 1067 кг воска, что соответствует массе 16.000 свечей большого размера.

При создании фигур значительную роль играют отдельные детали. Тщательно подбираются глаза, зубы, наводится макияж, делается прическа из натуральных человеческих волос, «вживляемых» в искусственную кожу волосок к волоску. Потом фигуру монтируют, облекают в одежду характерного для данной персоны гардероба, тщательно подбирают аксессуары. Для увеличения достоверности используют личные вещи, жертвуемые самими знаменитостями или их родственниками. Так, когда делали фигуру Мохандаса Ганди, его сын передал музею посох, очки, сандалии своего отца. Кое – что приобретается и на аукционах. Таким образом в музей попали инструменты доктора Крипена и письмо Джека Потрошителя.

2003

Использованный материал с фотографиями

Madame Tussaud’s Souvenir Guade

Музей мадам Тюссо, Лондон. Фигуры, экспозиция, билеты .

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: