Сад скульптур «Базальтон»

Сад скульптур «Базальтон»

Недалеко от Хайфы, по дороге на Атлит, находится кибуц Эйн Кармель. А в нем – настоящий музей под открытым небом, где размещена уникальная, единственная в своем роде, скульптура из базальта.

Прибывших  встречает своеобразная рекламная вывеска. Она представляет собой выбитый на камне текст следующего содержания: «Я, Даган Шкловский, создал сей сад скульптур в 1992-ом году. И кто желает себе надгробную плиту в моём стиле — звоните по указанному ниже номеру…»

А далее, по площадке, открытой палящим лучами израильского солнца, вокруг которой, заглядывая через проволочную загородку, ходят козы, на зеленом травяном поле «разбросаны» удивительные изваяния, высота которых колеблется от 1,5м и до 4м, а вес составляет от  3-х  до 30-ти  тонн.

Все они сделаны из базальта, исключительно твердой породы вулканического происхождения. Той самой, что древние обитатели острова Пасхи использовали для создания своих истуканов. И до сих  остается загадкой, как они, не имея металлических инструментов, сумели создать гигантские каменные фигуры из застывших потоков вулканической лавы, что открылись европейцам в 1772 году благодаря голландскому мореплавателю  Якобу Роггевену.

Получив задание от Вест-Индской компании исследовать определенную часть Тихого океана, он  высадился со своей командой на незнакомый остров и увидел там возвышавшихся в разных местах идолов.

Констатировал их наличие и побывавший в этом краю в более поздние времена знаменитый мореплаватель Джеймс Кук. Обследовав базальтовые фигуры, он пришел к выводу, что они были воздвигнуты давным-давно предками обитавших там туземцев.

Разгадать же тайну острова Пасхи удалось норвежскому ученому Туру Хейердалу, который научно  доказал, что изваяния, разбросанные в разных местах острова, были изготовлены в одном месте — каменоломне кратера потухшего вулкана Рано Рараку.

Технология «производства» имела следующую последовательность.Сначала, прямо в стене,  вытесывалось лицо и передняя часть туловища. Потом вырубались бока, уши и длинные пальцы, переплетавшиеся под животом нагих мужчин. Затем вырубались бока. И на заключительном этапе, фигура, подпертая с боков глыбами, отделялась от скалы, спускалась по крутому склону и устанавливалась в глубокой яме, где и завершалась ее обработка. В последний момент наносился  пояс с символическими знаками на талии, обтесывались спина и затылок… Но мы, кажется,  отвлеклись. Вернемся в Израиль и отправимся в Сад Базальтовой Скульптуры, который создал, как уже говорилось,  Даган Шкловский.

Он  родился в 1965 году в кибуце Мерхавия. Отслужив в армии, и проработав некоторое время электриком, поступил в Технион на компьютерный факультет. Но проучился недолго, не более двух месяцев. Пересилила неожиданно возникшая страсть —  работа с камнем.

Вновь устроился работать по прежней профессии, а вечером, в свободное время, занимался увлекшим его делом.

Первым объектом серьёзной работы стал огромный булыжник, случайно закатившийся во двор. После семи месяцев упорного тяжелейшего труда, ибо у него, новичка в этом деле, не было ни  навыка, ни специальной подготовки, ни нужного оборудования, камень  превратился  в огромный зубастый человеческий череп.

img_2968

Это было в 1992 году, который принес знакомство с известным скульптором Мордехаем Кафри (1920-2001), мастером, изваявшим немало памятников, установленных в разных концах нашей страны. Они украшают парки и общественные учреждения, кибуцы и мошавы…

Его работы, начиная с первой, посвященной основателям мошава Нахалаль, в котором жил мастер, и кончая последней – памятником Ицхаку Рабину, отражают исторические события страны. Среди них – мемориалы, посвященные солдатам, павшим в боях, жертвам Холокоста. Недаром автор объединил свои работы названием «Вечно живые».

Кафри  курировал новичка в течение девяти лет. Последнее время – вместе с присоединившимся к  Дагану младшим братом, заразившимся идеей ваять огромные скульптуры. Но их тандем длился недолго. Через год, после того, как они перебрались в соседний мошав, выделивший мастерам кусок пустого поля (со временем размещение скульптуры около дома стало проблемой), пути родственников разошлись. Это, в определенной степени, было связано с женитьбой Шкловского -старшего.

Прошло еще четыре года,  и скульптор  нашел новое место для своих работ. В 1999 году они «перебрались» в  кибуц Эйн Кармель, где располагаются и сейчас. В одном из изваяний  («Автопортрете  с филином») можно увидеть самого мастера..

А на его обратной стороне — жену и дочерей скульптора.

Имеются и другие интересные вещи, к которым автор относится исключительно бережно, словно к своим детям. Он говорит, что его творения —  плод влияния древнейших культур всего мира. В том числе аборигенов острова Пасхи. И  хотя у него имеются более совершенные, нежели у них орудия труда, основными инструментами являются молоток, долото, зубило да электрическая дрель.

Работа с исключительно твердым камнем очень кропотлива. Чтобы не повредить его, сохранить целостность, приходится действовать крайне осторожно. Задумав очередную скульптуру, Даган сначала делает наброски, показывающие как она должна выглядеть с разных сторон, а потом уже, как Микеланджело, «удаляет все лишнее». Процесс длится от четырех месяцев до года. Порой  более. Это зависит  от размера и  конфигурации.

Работа не прекращается в любое время года, в любую погоду. Как от солнца, так и дождя, спасает   навес, натянутый  над «производственной площадкой». Наведя окончательный лоск очередной  скульптуре, Шкловский переносит «крышу»на новое место, устанавливает ее над новым камнем.

Материалом для работы служит базальт, что добывается под Афулой. Случайно найденный среди доломитового известняка, этот минерал имеет интересную фактуру с  разным послойным цветом. А  неуемная фантазия  автора рождает необыкновенные, фантазийные  фигуры.

Откуда приходят образы? На такой вопрос Даган отвечает так: «Я просто слушаю то, что мне говорит камень, определяю его сущность и то, кем или чем он должен стать». И получается индивидуальные фигуры. Каждая со своей собственной  историей.

Среди разнообразных изображений есть исключительно фантазийные, есть более реальные.

Не  знаю, как вам, а мне это изображение напоминает Ю. Никулина в образе Балбеса из «Операции Ы»

Ты видишь лежащие на земле огромные людские головы, связанные каким-то образом с присутствующими неподалеку животными или  птицами.

И  первой  ассоциацией, возникающей  при взгляде на них, становится (по крайней мере, так было у меня) —  говорящая голова из пушкинской поэмы «Руслан и Людмила».

Что все это означает? ответить трудно. Надо спросить у самого Дагана, который  нередко бывает в своем саду и  с удовольствием рассказывает  историю каждой вещи.

C 2010 года семья Шкловских живет в поселении Гидон (около горы Гильбоа). А кибуц Эйн-Кармель остается местом работы скульптора и базой для «Базальтона».

Эти фигуры – это лишь увлечение, практически не приносящее денег. Поэтому мастеру приходится зарабатывать на жизнь изготовлением надгробных памятников. Первым же надгробием, вышедшим из его мастерской, стало то, что было изваяно для 23-х летнего сына друзей убитого пулей в лоб во время теракта в Ауле.

Описывать необычные работы мастера – дело неблагодарное. Ведь каждый видит их по-разному. Тем более что есть возможность подолгу бродить  по полю, рассматривая их с разных сторон. А потому, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Во время моего первого посещения «Базальтона»  в саду имелось 28 скульптур.

Когда попала сюда через два года, увидела новые…

2015 -2017

Написано под впечатлением экскурсий с Леной Кижнер

Использованный материал

גן הפסלים בזלטון — סדנאות האומנים עין כרמל דף הבית
דגן שקולובסקי
Как работает  мастер  можно посмотреть здесь
דגן שקלובסקי — סימפוזיון זמן באבן שוהם

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: