Место, достойное поклонения

Место, достойное поклонения

«Наиболее достойный человек тот, кто сначала сам делает то, чего требует от других, а потом требует от других лишь то, что делает сам». 

Конфуций

В  пяти километрах от кибуца Сде-Бокер, находится  национальный парк, в названии которого говорится, что здесь находятся могилы Давида Бен-Гуриона и его жены Паулы.  

Пустынное место на краю крутого пика Дибшон, нависающем над  обрывом ущелья Цин, было выбрано им самим в 1968 году после смерти жены, около которой, согласно завещанию, хотел упокоиться и сам Давид. 

На надгробье – лаконичная надпись. Никаких титулов, званий, регалий… Лишь одна фраза: «Поднялся в Страну в 1906 году». А еще две даты: рождения и смерти.

Сюда приходят люди для того, чтобы почтить память удивительного человека и, согласно еврейскому обычаю, кладут на могильную плиту камушки

Прошли годы, и  вокруг места захоронения раскинулся  национальный парк, с территории которого  открывается живописный вид на центральный  Негев, долины Цин и Рамат-Авдат. Видно и одно из самых больших ущелий Негева — каньон Цин,  считающийся южной  библейской границей Земли Обетованной.

В зимнее время ущелье заполняется водой, и несущийся по нему мощный поток сворачивает по пути каменные глыбы.

Знатоки Торы считают, что именно это явление подразумевается в 126-ом Псалме, где звучит молитва о возвращении еврейского народа на родину: “Возврати, Господи, пленников наших как русла в Негеве”.

На стоящем севернее парка пике Айн-Яков расположен Мидрешет-Бен-Гурион (Мидрешет Сде-Бокер) — образовательным центр со школой-интернатом и научно-исследовательский институт исследования пустынь имени Джейеоба Блауштейна, что был создан в 1980-м году на пожертвования этого человека и его жены Хильды.

А на самой территории парка — дом для студентов и приезжающей сюда молодежи

BIDR является одним из пяти факультетов Университета Бен-Гуриона, главное здание которого находится в Бер-Шеве. 

На сегодняшний день здесь по программе изучения пустынь обучается около 200 израильских и иностранных студентов и пост-степендиантов. Основные направления – исследование окружающей среды,  использование солнечной  энергии, водоснабжения, очистка сточных вод, экология пустынь в рамках освоения их человеком. Исследователями Мидрешет Бен-Гуриона достигнут существенный прогресс в ряде вопросов сельского хозяйства и биотехнологии по отношению к засушливым районам. А так же генной инженерии.

Интересно  уже самое экспериментальное строение, где функционирует система поглощения  и сбережения солнечной энергии, использования ее в холодное время суток. В архитектурном плане применена система небольших окон с северной стороны и собирающих тепло с помощью специальных призм – с южной. Энергия поглощается в течение  дня тепловыми двухслойными экранами, между которыми залита специальная жидкость, защищающая внутреннее пространство от ультрафиолетовых лучей.

Парк украшен скульптурами работы Эзра Ориона, что живет и работает в мидрешете и создает своеобразные «геологические структуры», которые называет «стартовыми  площадками для ума». В оформлении парка он использовал лишь местные камни, деревья и кустарники характерные для этого региона.

Дорожки, тропинки…

Очень много зелени

В частности, тамарисков, по поводу которых в 1954 году доктор Й. Вайц, признанный израильский специалист по восстановлению леса, сказал следующее: «Первым деревом, которое Авраам посадил в Вирсавии, был тамариск. По его примеру четыре года назад мы посадили в этой местности два миллиона тамарисков. Авраам был прав. Это дерево, как мы обнаружили, одно из немногих, которые прекрасно себя чувствуют в южных районах, где годовое количество осадков очень невелико».

Это растение, которое называют так же гребенчуком, Божьим  деревом и бисерником, покрывается по весне мелкими цветками от бело-розового до фиолетового цвета собранными в длинные кисти или колосья. Они хорошие медоносы, привлекающие  пчел, бабочек  и птиц

А еще растение интересно тем, что,  согласно открытию, сделанному в  1823 году немецким ботаником Христианом Готфридом  Эренбергом, один из его видов  — тамариск  безлистный,   является «производителем»  манны небесной.

Этот факт  подтвердили в 1927 году ботаники иерусалимского Еврейского университета Фридрих Симон Боденхаймер и Оскар Теодор.

В тот момент, когда на растение нападает определенный вид тли, оно  выделяет похожую на мед сладковатую смолу с душистым запахом,  застывающую в виде шариков, которые ветер разносит на большие расстояния.

Именно ими  питались евреи, вышедшие из Египта. В наше время с марта по июль,  их собирают бедуины Негева. Небесную манну («ман», «мана Эссема») они используют для выпечки лепешек и приготовления сладкой массы, напоминающей  варенье.

Рядом с парком находится станция кормления хищных птиц и зверей. А потому парк полон птичьим гомоном. Если повезет, то можно увидеть мирно дремлющих или прогуливающихся горных козлов и серн. 

Нам не повезло. Все они ушли куда-то по своим делам. Зато познакомились с приниями, похожими на нахохлившихся воробьев

Они буквально усыпают деревья

Парк расположен в 5 км от кибуца Сде-Бокер. где поселился  в 1953 году, выйдя в отставку, Давид Бен-Гурион,

Небольшой деревянный домик, в котором он жил, поражает простотой и аскетизмом. Сегодня здесь музей, выглядящий так,  словно живущие в нем люди покинули  это место на некоторое время. Оригинальная мебель, ковры, посуда, которой пользовалась чета Бен-Гурион, рабочий кабинет с богатой  библиотекой в 5000 томов  на разных языках, фотографии, личные вещи..

Что привело сюда этого человека?  Он появился здесь потому, что считал: сделав «шаг в пустыню», подаст пример другим, ибо освоение этого района еврейской молодежью — один из кардинальных шагов на пути создания государства.

 «Заселение Негева является национальной задачей высшего порядка… Если эта задача не будет выполнена в кратчайший срок, участятся налеты террористов, организуемые арабскими государствами»

Бен-Гурион был поистине уникальным человеком, прожившим большую, насыщенную событиями жизнь, целью которой стало служение своему народу.


Неудивительно, что сильнейшая в духовном плане личность с первых политических шагов стала незаменимым лидером.  Острый взгляд, отточенный ум огромные знания (в том числе языков, полученных самообразованием) делали его уникальным. Так, например, для того, чтобы читать в оригинале Платона, он выучил греческий,  а заинтересовавшись трудами Спинозы — латынь.

Несмотря на своеобразную внешность при небольшом росте (всего 150 см) он представлялся тем, кто его не видел, гигантом. А потому  интересны строки, написанные известным израильским  писателем Амосом Озом, где он говорит  о разочаровании, постигшем его при встрече:

«В  пространстве аскетически простого кабинета расхаживал мелкими, быстрыми шажками… некий человек, который выглядел совсем как Бен-Гурион, но который ни в коем случае не мог быть Бен-Гурионом.

Каждый ребенок в Израиле, даже детсадовец, знал в те дни, хоть разбуди его глубокой ночью, как выглядит Бен-Гурион. Но поскольку телевидения тогда еще не было, то я, само собой разумеется, полагал, что «отец нации» — гигант, чья голова упирается в облака. А этот самозванец был человеком плотным, невысоким и округлым, словно беременная женщина, ростом менее чем метр шестьдесят. Я был потрясен. Почти оскорблен».

А теперь познакомимся с биографией этого человека, которого изначально звали Давид Иосиф Грин, который родился 16 октября 1886 года в городе Плоньск, входившем в состав Российской империи. Получил начальное образование в хедере. Благодаря отцу Авигдору, одному из основателей «Ховевей Цион» в городе, и брату Абраму, стал убеждённым сионистом. 

В 1900 году, вместе со своими друзьями Шломо Цемахом и Шмуэлем Фуксом, создал молодёжное общество «Эзра», одной из целей которого было распространение иврита среди еврейских детей. Затем  организовал местное отделение «Поалей Цион».

В 1906 году, в составе Второй алии, отправился в Палестину, и уже на первом съезде партии «Поалей Цион» был избран в центральный комитет.

Стараясь найти свое место в Палестине, неоднократно менял работу и место жительства. Но в 1908 году, по достижении призывного возраста, отправился в Россию для того, чтобы отцу не пришлось платить штраф.

Приняв присягу, дезертировал из военного лагеря, перешёл по фальшивым документам немецкую границу и в конце декабря вернулся в Палестину.

В Саджере вступил в военную организацию «Ха-Шомер». Потом  вошел в состав редакции партийной газеты «Ха-ахдут» (Единство), где публиковал статьи под псевдонимом Бен-Гурион, которое взял у исторического персонажа Иосифа Бен-Гуриона.

После участия в 1911 году во Всемирном съезде партии Поалей Цион в Вене отправился  в Салоники, поставив себе целью выучить турецкий язык для поступления в стамбульский университет для изучения права.

Давид считал, что палестинские евреи должны принять турецкое подданство и бороться за свои интересы через государственные институты империи. А сам намеревался стать кандидатом в депутаты турецкого парламента как представитель еврейского рабочего движения в Палестине.

Весной 1912 года поступил в школу права при Стамбульском университете, но в связи с политическими событиями университет закрыли. Бен-Гурион вернулся в Палестину. Однако из-за болезни пришлось провести некоторое время в стамбульских клиниках, затем  у родных в России. Вновь оказался здесь во время Первой  мировой войны, но из-за связи с причастностью к сионистскому движению был выслан из Палестины.

Не желая терять время, вместе с Бен-Цви отправился в США, где они пытались организовать отделения движения «Гехалуц», закончившиеся неудачей.

Зато выпустили два сборника «Халуц» и книгу «Изкор», рассказывающую о героических смертях евреев — членов отрядов самообороны. 

Во время работы над монографией «Эрец-Исраэль» Давид познакомился с Полиной Монбаз, еврейкой из Минска, которая в то время работала медсестрой в одной из нью-йоркских больниц, и женился на ней. 

Когда стало ясно, что Османская империя проигрывает войну, Бен-Гурион, вступил в Еврейский легион, входящий в составе британской армии. В чине капрала прибыл в Египет, где заболел дизентерией. А когда, выздоровев, оказался в Палестине, война уже закончилась, и он порвал с военной карьерой.

В 1921 году вошел в секретариат Гистадрута. Занимаясь делами рабочего движения, много ездил по стране, пытался помочь разрешению проблем рабочих, выступал с речами на митингах.  В августе 1923 года посетил СССР в составе делигации Гистадрута, принимавшего участие в ВСХВ. 

В 1930 году при его активном участии была создана партия МАПАЙ, лидером которой он стал.  В 1937 году, наряду с Хаимом Вейцманом и Моше Шаретом, поддержал рекомендации комиссии Пиля, предлагавшей разделить территорию Эрец-Исраэль к западу от Иордана на две части, что было  встречено отрицательно арабами, под давлением которых в 1939 году вышла Белая книга, ограничивающая въезд евреев в Палестину и продажу им земель.

Решив бороться с британскими властями и не найдя поддержки у сионистских деятелей, в 1942 году отправился в США, где  обнародовал «Билтморскую программу», ставшую отправной точкой в  борьбе евреев за создание своего государства.

Вернувшись домой в должности ответственного в Еврейском агентстве за безопасность, способствовал созданию еврейского сопротивления для организации совместной борьбы с британцами со стороны трёх подпольных организаций.

Как известно, Бен-Гурион не был религиозным человеком. Однако  считал, что  религия может стать мощным фактором политического  влияния. Потому в 1947 году, желая заручиться поддержкой ортодоксальной общины,  отправил  лидерам религиозного движения «Агудат Исраэль» письмо, в котором обещал  в будущем государстве ряд  уступок: провозглашение субботы днём отдыха, отказ от гражданских браков, обеспечение автономии религиозного образования и освобождение от воинской службы. И это, как мы видим сегодня, сильно повлияло в дальнейшем на внутреннюю политику государства.

Наконец, мечта осуществилась. 14 мая 1948 года в четыре часа дня  Бен-Гурион прибыл к зданию Тель-Авивского музея и зачитал Декларацию независимости, провозгласив создание Государства Израиль.

Он верил в будущее страны, говорил, что «В Израиле для того, чтобы быть реалистом, надо верить в чудо». И чудо, действительно, имело место. Недаром Хаим Бермант, писатель, автор множества афоризмов,  произнес фразу, ставшую крылатой. «Хотя сам Бен-Гурион не верил в Бога, иногда можно было подумать, что Бог верит в него».

И во время  Войны за Независимость этот человек был одним главных руководителей страны, а после ее окончания поставил задачу: за четыре года увеличить еврейское население государства вдвое. И сюда прибыло (по разным данным) 585 748 или 686 748 репатриантов. Им, селящимся в палатках, и коренным жителям, обложенных высокими налогами, пришлось совсем непросто. 

В январе 1949 года прошли первые выборы в кнессет, и Бен-Гурион занял посты премьера и министра обороны. Своей властью  после  присвоения ООН Иерусалиму статуса международного города, объявил его столицей Израиля.  

В 1952 году, в связи с ухудшением экономической ситуации Израиль выдвинул странам-союзницам, оккупировавшим Германию, требование о выплате Германией около полутора миллиардов долларов за еврейское имущество в Европе. Когда кнцлер Германии Конрад Аденауэр согласился, и Бен-Гурион сообщил об этом кнессету и своему правительству. Это вызвало бурные дебаты В итоге предложение было принято большинством голосов..

19 июля 1953 года премьер-министр ушёл в трёхмесячный отпуск, который почти целиком посвятил инспекционным поездкам по воинским частям страны. А через 2 недели демонстративно подал в отставку. Причина: усталость от политических перипетии, разногласия в партии МАПАЙ, необходимость постоянного поиска компромиссов.

На решение повлияло впечатление произведенное кибуцем  Сде-Бокер, который он увидел  весной 1953 года, возвращаясь из Эйлата. Его организовали молодые люди, что во время Войны за Независимость сражались в этих местах, а потом решили  завоевывать пустыню.

Потрясенный Бен-Гурион написал в письме, обращенном  к ним: «Никогда не видел я ни одного киббуцианского начинания, подобного основанию Сде-Бокера. Во время пребывания у вас мне трудно было избавиться от чувства зависти, вызванного тем, что мне не довелось участвовать в таком деле».

Они с женой поселились в бараке, специально построенном для него Сохнутом. С  водопроводом, канализацией, установкой для подогрева воды, генератором, холодильником и газовой плитой.

Когда чета прибыла в кибуц, их поджидали репортеры и фотографы. После того, как вещи и оборудование были разгружены, в столовой состоялся обед, который был заснят кинорепортером. А назавтра, как упоминают все источники, бывший премьер занимался перевозкой навоза.

Идиллии сельской жизни мешал тот факт, что его не оставляли в покое. Ежедневно приходило множество писем, на которые он непременно отвечал. Нередко появлялись высокопоставленные чиновники, просившие совета по разным вопросам. И настал такой момент, когда он понял, что преемники не способны нормально управлять государством. После провалов, имевших место в армейской разведке, он уступил уговорам вернуться на пост главы государства.  21 февраля 1955 года прибыл в Иерусалим, а 2 ноября представил  кнессету своё новое правительство.

На период его каденции выпало немало серьезных событий. Постоянное противостояние Египту, включающее ряд военных операций с обеих сторон, завование и  потеря Синая, сложные отношения с американскими президентами (сначала с Эйзенхауэром,  потом с Кеннеди, который предложил план урегулирования проблемы арабских беженцев путём расселения их  в странах Ближнего Востока и в частности, в  Израиле), заключение   «периферийного  пакта» с Эфиопией, Ираном и Турцией, налаживание сотрудничества между Израилем и Францией, особенно в военной сфере и помощи французских специалистов в создании атомного реактора в Димоне. 

Его политика принималась неоднозначно, и поэтому  29 октября 1957 года  еврейский экстремист взорвал гранату в зале заседаний кнессета, Бен-Гурион получил лёгкие ранения

В июне 1963 г. Бен-Гурион  из-за резко обострившихся  проблем внутри партии МАПАЙ снова вышел из правительства, но некоторое время оставался в политике.  Окончательно оставил Кнессет, отказавшись от участия в политической жизни, в 1970-м  году.  Вернулся в Сде-Бокер, где полностью отдался литературной работе.

Год спустя был приглашен на выступление в парламенте, где его речь о будущем еврейского народа на земле предков была встречена бурной овацией. В том же году совершил свою последнюю заграничную поездку, приняв участие в  конференция в поддержку советского еврейства в Брюсселе.

В последние годы он стремительно старел, начал болеть. Возникли проблемы с памятью и психикой. Сильнейшим потрясением для него стала война Судного дня, о которой он узнал, находясь в своей квартире в Тель-Авиве. Результат – инсульт, в результате которого через две недели, проведенные на больничной койке, скончался. Это было 1 декабря. 1973 года. Согласно завещанию усопшего, похороны прошли скромно. Не произносились речи, не было оружейного салюта.

Написано по следам экскурсии с Леной Кижнер.

Использованный материал

דוד בן-גוריון – ויקיפדיה

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: