О Зееве Высоцком и созданной им фирме

О Зееве Высоцком и созданной им фирме

Зачем искать эликсир долголетия, когда есть чай?»

Сун Ин По, древнеки­тайский философ.

На коробочке с чаем фирмы WISSOTZKY за фирменным знаком «W» виден небольшой кораблик, плывущий по волнам. Вглядевшись повнимательнее в его изображение, можно различить на парусе аббревиатуру «В и Ко», со­стоящую из русских букв.

Откуда они? Да оттуда, с нашей доисторичес­кой, потому, что основатель этой чайной компании Колонимус Вольф (Зе­ев) Высоцкий тоже имеет российские корни.

Он родился в небольшом литовском городке Жагаре, расположенном на гра­нице с Латвией.

В XIX веке большую часть его населения составляли ев­реи. Именно оттуда пришли в мир поэт Осип Мандельштам, основатель религиозно — этического движения раввин Исраэль Салантер (кстати, один из первых учителей Зеева Высоцкого), писатель Яаков Динезон, фи­зик-ядерщик, академик, лауреат Ленинской и шести Государственных пре­мий Исаак Кикоин…

Религиозное воспитание не помешало Высоцкому заняться, как сейчас го­ворят, бизнесом, и стать купцом 1-й гильдии, почетным гражданином Мос­квы, одним из той значительной группы евреев, что сыграла колоссальную роль в развитии российской промышленности, банковского дела, торговли.

Хоть закон, разрешавший богатым купцам-евpеям селиться за пределами черты оседлости, вышел лишь в 1859 году, уже в конце XIX — начале XX веков ряд богатых семей вело дела, как по всей империи, так и за рубежом. Банкиры Гинцбурги, сахарозаводчики Бродские и Гальперин, вла­делец пивоваренного завода в Вильно Липский, чья пpодукция в 1900 году была удостоена золотой медали на международной выставке в Париже, бан­киры Поляковы, чаепромышленники Высоцкие… Только в Москве в 1891 го­ду среди купцов первой гильдии евреи составляли 19%.

А теперь непосредственно о фирме «WISSOTZKY», чья история началась в 1849 году, когда Колонимус Вольф Высоцкий открыл в Москве Чайную ком­панию, носящую его имя.

Поначалу было трудно. Основателю приходилось самому искать клиентуру. Но прошло совсем немного времени и название фирмы стало известно всей Российской империи. Появились филиалы в Одессе, Варшаве, других городах.

Прочно обосновавшись на огромном рын­ке, она реализовывала треть чайного импорта, достигавшего 57 млн. кг чайного листа, закупавшегося в Китае, Индии, на островах Цейлон и Ява.

Дела велись как через комиссионеров, так и торговыми агентами фирмы за счет кредитов, бравшихся как в России и в  ряде европейских странах.

Фирма, насчитывавшая сотни служащих, занималась pазвеской и pозничной пpодажей чая, поставляла его многим знатным фамилиям, в частности ко двоpу Великого князя Hиколая Михайловича.

Обороты чайной торговли купца впечатляют: множество магазинов и шесть чаеразвесочных заводов, дававших 35 миллионов рублей ежегодно. Рубли же, как известно, были не чета нынешним.

Больше продавала только фирма Кузнецова, поставляющаяна рынок прекрасный фарфор. Ее оборот составлял 50 миллионов.

А ведь был еще клан ча­еторговцев Перловых, имевших 88 магазинов (из них 14 лишь в Москве). Тех самых Перловых, об одном из которых упоминает С. Маршак в своем стихотворении «Быль-небылица».

«- А чаем торговал Перлов,
Фамильным и цветочным!, —
Сказал один из маляров.
Другой ответил: -Точно!»

Магазин Высоцкого, находившийся на Мясницкой, ставшей после революции улицей имени Кирова, где Перловыми в целях конкуренции был со­оружен чайный павильон в виде китайской пагоды, жи­тели столицы знали хорошо. Пить чай Высоцкого было не только вкусно, но и престиж­но.

Возникает вопрос: «Как при таком суровом соперничестве все фирмы могли не только выживать, но и процветать?» Этому в немалой степени способствовала так называемая русская ментальность. Ведь с того момен­та, как посол Василий Старков привез в подарок царю Михаилу Федоровичу от монгольского хана 64 килограмма чая (небольшим периодом в 36 лет, когда «басурманское зелье» считалось чуть ли не отравой, а те, кто рис­ковал его пить, заваривая, непременно сливал первую порцию для » унич­тожения языческой грязи», можно пренебречь), Москва стала российской чайной столицей. Чай пили с присущим русским размахом, занимая в нача­ле века по потреблению на душу населения второе место в мире, что в процентном отношении соответствовало цифре двадцать два.

Особенно любим этот напиток был в купеческой среде. Из чашек и стака­нов наливали чай в блюдца, откуда и прихлебывали, держа на пальцах ши­роко растопыренной пятерни. А заваривали кипятком из самоваров, нагре­вавших ключевую или колодезную воду жаром березовых, сосновых, осино­вых поленьев.

Пили кто вприкуску, кто вприглядку, нередко до седьмого пота, как го­ворится, «с полотенцем». Пили с молоком, с сахаром, с вареньем, с позо­лотой — то есть с ромом, закусывая пирогами, пряниками, вареньем, пе­ченьем, бубликами да баранками. Пили в трактирах и ресторациях, так называемых «Чайных», в гостях и дома. Вспомните кустодиевскую «Купчи­ху», исключительно точно передающую не только интерьер, но и атмосферу подобного чаепития

Пили и в дворянских домах, сервируя стол тончайшими фарфоровыми серви­зами. А в загородных резиденциях русских царей, например, в Павловске, для интимных чаепитий строились даже особые павильоны.

Но вот грянула революция. Произошло то, что образно отразил в своем стихотворении Борис Гордон.

«Чай Высоцкого выпит,
Сахар Бродского съеден —
Вот и нет никого
На всем божьем свете…»

Конечно, «никого» сказано слишком громко. Кто-то остался. Только все частные предприятия были либо ликвидированы, либо национализированы. Коснулось это и тех, кто занимались чаем. В апреле 1918 года Ленин подписал специальный декрет, согласно которому наряду с Центробалтом, Центросоюзом и прочими «центрами» был создан Центрочай.

Но вернемся назад, к Колонимусу Вульфу ( Зееву) Высоцкому, человеку, бывшему по своим убеждениям настоящим сионистом, или, как тогда гово­рили, — «палестинофилом».

Всю жизнь, до конца своих дней он занимался филантропией: поддерживал литературу на иврите, финансировал еженеде­льник «Ха-Шилуах», издаваемый Гинцбергом и просуществовавший до самого начала войны, жертвовал большие деньги для развития просвещения еврейства России.

Он был одним из первых членов «Ховевей Циона» и по­кровителем Ахад-Ха-Ама. И с его ведома, в каждый ящик с чаем, ввозимый в Россию фирмой «WISSOTZKY», в целях пропаганды вкладывалась специальная сионистская литература.

В 1885 году Высоцкий как представитель движения «Ховевей Цион» посетил Палестину, где обследовал еврейские поселения и составил обзор, сы­гравший важную роль в практической деятельности своего движения, кото­рое он в значительной степени финансировал, отчисляя так же суммы для освоения Палестины пионерами — халуцим.

А перед своей смертью в восьмидесятилетнем возрасте, последовавшей в 1904 г. К. В. Высоцкий завещал сионистам миллион рублей, которые пошли на нужды еврейского народа, в том числе и создание хайфского Техниона.

К моменту ухода из жизни своего основателя компания уже твердо стояла на ногах и плодотворно расширялась. Наследники и единомышленники про­должили начатое им дело. Уже в 1904 состоялось открытие чаеразвесочной фабрики в Нью-Йорке, а в 1907 году с целью открытия филиала в Лондо­не туда прибыл известный коммерсант Ашер Гирш Гинцберг (впоследствии руководитель сионистского движения «Ховевей Цион» и классик ивритской литературы Ахад-ха-Ам). Под его руководством возникла существующая и поныне «Англо-Азиатская компания ЛТД», перешедшая в 1921 году под на­чало Б. Ладыженского.

В 1913 году фирма, владея солидной недвижимостью в Москве, Одессе, Че­лябинске, Нижнем Новгороде, имела 77 торговых заведений в 77 городах России. А в 1914 году, завоевав Америку и Европу, «WISSOTZKY» стал крупнейшим поставщиком этого продукта в мире.

Тридцатые годы прошлого века принесли в Европу смуту, и в связи с на­каляющейся политической обстановкой, фирма в 1936 году перебралась в Палестину. Ее возглавил Шимон Зайдлер (родственник Высоцкого), стояв­ший во главе польского концерна.

После смерти Шимона с 1957 по 1979 год всеми делами руководила его вдова Ида. То, что было сделано дедом, отцом и матерью, стало основой сегодняшней израильской фирмы, которой управляет президент компании Шолом Зайдлер, прямой потомок того самого Колонимуса Вульфа Высоцкого в пятом колене, последний наследник динас­тии, признанный одним из лучших дегустаторов в мире, обучавшийся этому тонкому делу в Лондоне, общепризнанном центре мировой чайной торговли.

В одном из интервью он сказал: «Больше 150 лет моя семья обеспечивала любителей чая выбором наилучших сортов чая. Имея членство в Чайной брокерской ассоциации, мы покупаем чай прямо с Лондонского аукциона, центра мировой чайной торговли».

В настоящее время израильская фирма представляет собой крупнейшее про­мышленное предприятие, на котором занято 300 человек. Оно расположено в огромном четырехэтажном здании, построенном в соответствии с требова­ниями, предъявляемыми производству этого продукта. При фабрике, распо­ложенной в Петах-Тикве, действует научно-исследовательский инсти­тут.

Проделав путь с последнего этажа по первый, пройдя все этапы обработ­ки, чай подвергается сортировке, взвешиванию и упаковке. Все это осу­ществляется с помощью специальных автоматов, обеспечивая высокую точ­ность соответствующую английскому стандарту, самому жесткому в мире

Здесь выпускается около 200 наименований продуктов, раскладываемых в миллионы пакетиков и тысячи коробочек. Разнообразные виды, от класси­ческих до самых фантазийных, получаются смешиванием самых разных сор­тов чайных листьев, трав, ягод, плодов. В соответствии со спецификой страны его делают как кошерным, так и некошерным.

Входя в пятерку лучших чайных фирм мира, «WISSOTZKY» реализует свою продукцию во многих регионах. И то, что фирма является поставщиком ан­глийского королевского дома, несомненно, говорит само за себя.

2002

Материал предоставлен израильским филиалом фирмы «Wissotzky Tea»

Фотографии взяты с сайтов

В. Высоцкий и К° — Википедия

Купчиха за чаем — Википедия

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: