В золотой клетке

В золотой клетке

Верочка вошла в автобус, села у окна и стала думать о блузке, которую увидела вчера в витрине одного из  магазинов в центре города. Судя по ценнику, прикрепленному чуть пониже воротничка, приобрести ее было абсолютно нереально. А как бы она пошла к ее голубым глазам и золотистым волосам!  Но воздушное чудо со всеми рюшечками и оборочками оставалось лишь прекрасной, но увы, неосуществимой мечтой. 

От этих мыслей девушку отвлекла неожиданно опустившаяся на ее плечо чья-то рука. «Прошу прощения, — произнес бархатный мужской голос. – Можно с тобой поговорить?»

В этом обращении, непривычном для уха русскоязычных израильтян, не было ни пошлости, ни фамильярности. Ведь в иврите просто не имеется  уважительного обращения на «Вы».  Местоимение «Ты» звучит  при обращении и к президенту, и к наемному рабочему. 

Вера  подняла вверх глаза и вопросительно взглянула на  обратившегося к ней молодого человека приятной наружности. И тот, приняв это за знак согласия, сел рядом.

— Знаешь, — сказал он, — ты мне очень понравилась, и я хочу предложить тебе хорошую работу в офисе моего шефа.

— А кто твой шеф? – последовал вопрос.

— Очень солидный человек, занимающийся бизнесом в области  электронной техники.

— Хорошо, я подумаю, — сказала Вера, прекрасно понимая, что за таким предложением чаще всего скрывается определенный смысл.

Молодой человек кивнул головой в знак согласия и вынул из портмоне визитку. «Надумаешь – позвони», — сказал он и вышел на ближайшей остановке.

Домой Вера вернулась в растрепанных чувствах. Мысли о вожделенной кофточке ушли далеко-далеко. Им на смену пришли другие, о полученном предложении. Девушка взвешивала все «за» и «против», прикидывала и так, и эдак, но принять решения не могла. А вскоре и вовсе забыла о случайной встрече.

Но примерно через месяц, за который в ее жизни ничего не изменилось, она нашла на дне сумочки визитку и решилась позвонить по указанному в ней телефону. Йорем, а именно так звали человека, встретившегося ей в автобусе, узнал  Веру и предложил в определенный час приехать в офис. Он  встретил ее у входа и проводил в кабинет шефа.

За массивным столом сидел не менее массивный человек лет шестидесяти, одетый несмотря на жару в костюм и рубашку с галстуком (случай для Израиля абсолютно нетипичный).

Он посмотрел на Веру сквозь толстые стекла очков, предложил присесть, задал несколько вопросов о семье, работе, образовании. А потом, обратившись к секретарю, попросил оформить ее бумаги, зачислив в штат.

Назавтра Вера уже была служащей офиса. У нее, облаченную в фирменную одежду, круг обязанностей определен не был. Выполняла то, что поручали. Отнести-принести бумаги, разобрать почту, подать чай начальству. Несмотря на то, что работа, как говорится, была не пыльная, да и неплохо оплачиваемая,  девушка недоумевала: зачем она здесь?

Но однажды шеф, приглядевшмйся к ней, попросил сопровождать его на какой-то деловой раут. За этим мероприятием последовало второе, потом третье… И вот однажды вечером они оказались в шикарном ресторане, где за бокалом ароматного «Каберне Совиньон» (как оказалось в дальнейшем, его любимого напитка) она получила недвусмысленное предложение стать любовницей босса.

Немного поломавшись, исключительно для приличия, согласилась. И началась совсем другая жизнь. Рауль уволил ее с работы, выдал кредитную карточку, снял небольшую, исключительно удобную квартирку в престижном районе, где появлялся не менее трех-четырех раз в неделю.

Верочка, которая стала теперь Веред (то есть Роза), периодически сопровождала своего любовника на разные официальные мероприятия, где длинноногая  блондинка, одетая нарядно и со вкусом, непременно производила должное впечатление.    

Вместе с ним она впервые попала заграницу. Они поехали сначала в Вену. Из нее – в Прагу.  Как было здорово бродить по старинным улицам, дышать европейским воздухом, пользоваться услугами лучших гостиниц и ресторанов!

Это была иная, до сих пор неизведанная жизнь с возможностями, о которых девочка из Полтавы и не смела мечтать. Не чета новым туфлям или модной кофточке!  А потому можно было закрыть глаза и на свой неопределенный статус, и на возраст своего «папочки», как она мысленно называла Рауфа.   

Между тем пожилой бизнесмен тоже привязался, к своей подружке и во время небольшого круиза по Рейну на симпатичном теплоходике  «Premicon Queen» неожиданно достал из кармана сафьяновую коробочку и, вынув из нее изящное кольцо с солидным бриллиантом, сделал официальное предложение.   

Честно говоря, к такому обороту дел Верочка, то есть Веред, готова не была. Одно дело – богатый любовник, другое – старый муж…  Но она ничем не выдала своих мыслей.  За время своего содержания научилась скрывать эмоции, стала хорошей актрисой. А потому сделала вид, что бесконечно счастлива.

Так как дети Рауфа были категорически против брака отца (это могло сильно ударить по ожидаемому наследству), свадебных торжеств решили не проводить. Просто отправились в новое путешествие, в этот раз в Париж.  Для медового месяца был выбран «Отель де Крийон» — один из самых знаменитых в Париже, расположенныйа в  бывшем графском дворце, построенном в XVIII веке с видом на Площадь Согласия.

Париж  ранней осенью был изумителен. Они много гуляли по городу, побывали в разных уголках. И все было бы прекрасно, если бы порой ей в голову не приходила мысль: «Если бы с ней был не этот старый человек, а прекрасный принц!»  Но она гнала их от себя, понимая, что мечтать об этом, только мучиться. А потому надо, закрыв глаза на ряд обстоятельств, просто наслаждаться жизнью.  

После возвращения домой Вера, неожиданно для себя, почувствовала, что беременна. Ее это обстоятельство не обрадовало, зато привело в восторг мужа. И прежде заботливый, он окружил ее еще большим вниманием. Все ее прихоти, все капризы выполнялись словно по мановению волшебной палочки. А когда родился малыш, получивший имя Шимон в честь дедушки, радости Рауфа не было предела. А наградой молодой матери стало бриллиантовое колье стоимостью несколько десяткой тысяч шекелей.

Златовласый кудрявый мальчишка, похожий на ангелочка, рос исключительно здоровым и крепким, доставлявшим родным лишь радость. А чтобы его мама не перетруждалась, им занимались как приглашенная для этой цели нянька, так и теща.

Когда малышу исполнился годик, зарубежные поездки возобновились, но теперь их уже сопровождала теща, которая приглядывала за мальчиком, пока его родитель гуляли.

Время шло,  Шимон рос, его мама изнывала от безделия, тем более, что ее супруг, устававший на работе, все меньше и меньше уделял ей внимания, нередко засыпал в кресле перед телевизором.

И тогда она решилась. Попросила разрешения пойти учиться в университет. После долгих уговоров разрешение было получено, и она поступила на экономический факультет. А когда учеба через три года подходила к концу, неожиданно познакомилась с парнем, который будучи сантехником, пришел к ним домой чистить канализацию. Они сразу понравились друг другу, это было видно по взглядам, которые молодые люди бросали друг на друга.

Веред несколько дней ходила сама не своя. Образ нового знакомца не выходил у нее из головы. Вспоминалась его осанка, крепкие ловкие руки, а еще запах молодого здорового тела… Да, ее муж проигрывал по всем параметрам. ..

Прошло еще несколько дней, и она не выдержав внутреннего накала охватившей ее страсти, позвонила и назначила свидание.

За первым последовало второе, третье…. Чувства захватили их столь сильно, что скрывать их не было сил. И тогда, не желая обманывать более человека, столько сделавшего для нее, женщина призналась мужу и попросила отпустить ее. Он оторопел. Не мог сказать и слова. А потом заявил, что она может уходить, но ребенок останется у него.

Последовала долгая тяжба и судебные разбирательства, в результате которых ребенок «достался» матери с условием, что 2 дня в неделю он будет проводить в отцовском доме. А еще ей была куплена квартира и оставлена машина, ибо Рауф не мог допустить того, чтобы ребенок рос в плохих условиях.

После бури наступило затишье. Потянулись будни с работой, домашними делами, повседневными проблемами, которые приходилось решать самостоятельно. Но она была счастлива. Выпорхнув из золотой клетки, лишилась роскоши, зато обрела свободу.  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: