Сюжет для небольшого рассказа

Сюжет для небольшого рассказа

Неделю назад я вернулась из круиза по Средиземному морю. Из-за целого ряда накладок поездка оказалась не столь удачной, как рассчитывалось. Одна  из них — соседство в каюте не слишком симпатичного существа. По всем признакам это была представительница одной из самых древних профессий. Недаром,  в последний момент, принимая чаевые, горничная сказала: «Увидев ее, я сразу подумала: «Как не повезло женщине!»

До отхода теплохода оставалось совсем немного времени, и я лелеяла тайную надежду на то, что в компании мне не подобрали пару, а потому окажусь в каюте одна и буду чувствовать себя королевой. Но надежды не оправдались. Раскрылась дверь, и вкатился огромный чемодан, с которого свисала солидная бирка, напоминавшая по форме сигнатуру, что украшала в старые добрые времена аптечные пузырьки с жидкой тинктурой. На ней крупными буквами было написано: «Клавдия Сидоренко».

Вслед за чемоданом появилась и его хозяйка — женщина далеко не юного возраста, загоревшая до неприличия, с высветленными волосами, торчащими во все стороны, в наряде, подходящем скорее для девушки, нежели для дамы, которой уже перевалило за пятьдесят.

Поначалу я испытала шок. Но потом, взяв себя в руки, мысленно произнесла: «Так, Татьяна Семеновна, успокойся, не нервничай. Ты приехала отдыхать, а не трепать себе нервы. Принимай все как данность. Ведь, как говорится, если не можешь изменить обстоятельства, приноравливайся к ним».

Обычно люди, сведенные вместе судьбой, знакомятся, сообщая о себе элементарные сведения. Клавдия же была немногословна. Из обрывочных фраз я поняла, что у нее два сына, один удачный, второй — нет, что занимается она уборками, что эту поездку купила сама себе в качестве подарка на день рождения. На мой совершенно невинный вопрос о том, чем занимаются ее ребята, отрезала: «Семья как семья. Все тебе расскажи. Ты что, из КГБ?»

После этого, естественно, я уже ни о чем не спрашивала. Только наблюдала за тем, как она вынимает из своего кофра и раскладывает по полкам многочисленные тряпки весьма странного вида и обувь, среди которой было несколько пар высоких сапог и ботинок при том, что дело происходило в начале июня…

В первый же вечер, вернувшись после танцев, она села на кровать и неожиданно заявила:

— А ведь здесь ловить нечего.

— Что? — переспросила я.

— Ты носишь очки или нет? — послышалось в ответ.

— Ну, ношу.

— И не видишь, что здесь нет свободных мужиков? Все парами.

Не зная, как прореагировать на подобные заявления, я просто промолчала.

Тем не менее, у нас сложились нормальные отношения и несколько часов, что мы проводили вместе ночью или днем в горизонтальном положении на параллельно расположенных койках проходили вполне цивильно. До некоторого момента.

Для того же, чтобы понять, о чем идет речь, необходимо сделать небольшое отступление.

Незадолго до отъезда я увидела на  сервере «Заграница», где публиковала некоторые свои вещи, сообщение о том, что один человек собирается отправиться в путешествие на том же корабле, что и я. Так как свои координаты он не оставил, связаться с ним заранее не удалось, и я решила разыскать его уже на месте. Однако из-за ряда происшествий, произошедших со мной, об этом забыла. Вспомнила тогда, когда до окончания круиза оставалось несколько дней. Отправившись в справочное бюро, выяснила, что этот человек, действительно, находится здесь, узнала номер каюты и встретилась с исключительно приятной компанией, состоящей из него самого, его жены и ее подруги. Так как корабль в ближайшие минуты входил в палермский порт, мы договорились продолжить знакомство вечером.

Где-то около пяти дня у меня заверещал телефон. Это звонил мой новый знакомый. Присутствовавшая тут же Клавдия, не зная, что говорит мой собеседник, слышала лишь ответные фразы, из которых сделала соответствующие выводы. А они звучали так: «Да, конечно, встретимся. Вечером, после ужина. В баре на шестой палубе, где я обычно пью чай. С девяти до полдесятого?  Хорошо».

Как обычно, после ужина (не знаю почему, но среди невероятного изобилия очень вкусной пищи стакан чая, не считая завтрака, был проблемой) я отправилась в бар. Через насколько минут там появилась и моя соседка, за полторы недели до этого ни разу не удостоившая сие место вниманием. Села в центре и стала наблюдать.

Время шло, а человек, с которым мы договорились о встрече, не появился. Зато у моего столика неожиданно возник Эдуард, сосед по ресторанным трапезам.  «Можно с Вами посижу, Танечка?», — сказал он и опустился в соседнее кресло. Я посмотрела на Клавдию. Ее глаза загорелись как у дикой кошки.

Немного поболтав с ним, посмотрела на часы: половина десятого. Ждать больше не имело смысла, и я пошла к выходу. Тогда из глубины салона появился тот самый человек и двинулся за мной. Вероятно, обладая «прекрасной» зрительной памятью подобно моей, он не признал меня, увиденную мельком утром. Так как его женщины в этот вечер себя неважно чувствовали, пришел один.

Не успели мы сесть в холле, как мимо, словно торнадо, промчалась Клавдия, бросившая на меня столь испепеляющий взгляд, что я подумала: «Как хорошо, что она не обладает способностями Медузы — Горгоны». Иначе случилась бы беда.

Зато мой новый знакомый оказался исключительно интересной личностью. Достаточно сказать, что, приехав в страну в далеко не молодом возрасте, он сумел поступить на службу в одну из государственных компаний и проработать там до пенсии (случай беспрецедентный). Освободившись от дел, стал писать стихи, эссе и картины маслом. Мы проговорили довольно долго. И явернулась домой далеко заполночь.

Забегая вперед, скажу, что назавтра мы болтали уже вчетвером. Его спутницы произвели на меня впечатление не менее интересных и приятных собеседниц нежели он, а потому оставшиеся несколько вечеров я провела в исключительно приятном обществе. Только этого Клавдия, увы, не видела.

Назавтра моя соседка решила выяснить интересующие ее моменты.

— Когда ты вчера пришла? — спросила она. — Я уже спала.

— Да, ты спала, когда я пришла, — последовало в ответ.

Это ее взбесило. И с того момента мою соседку словно подменили. Она перестала со мной общаться, а из вредности стала делать мелкие гадости: хлопать дверьми, зажигать лампу ни свет, ни заря, мотивируя тем, что должна «привести себя в порядок», то есть нанести на лицо определенный слой штукатурки.

Как ни странно, я ко всему происходившему отнеслась абсолютно спокойно. Мне было просто смешно. Как смешно было наблюдать и за тем, что ее охота в последнюю ночь, наконец, увенчалась успехом.

Я уже дремала, когда она, блестя серебряными штанами, появилась в каюте. Села на койку, не раздеваясь. Через некоторое время зазвонил телефон. На плохом иврите договорилась о встрече на седьмой палубе, где кроме кают никаких иных помещений не водилось. Но пробыла там недолго. Появилась минут через сорок. Я сделала вид, что сплю, а назавтра ушла пораньше, постаравшись с ней не встретиться. Никогда.

2006

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: