У каждой женщины есть свой Аврамеле…

У каждой женщины есть свой Аврамеле…

img_0822-3

Пересказав историю пожилой женщины, что из-за ряда обстоятельств не смогла соединиться с любимым, но сохранила память о нем до конца жизни, я невольно подумала: это не единичный случай. В душе многих живы воспоминания о первом чувстве, первом Аврамеле. И я — одна из них.

Сегодня, через призму не одного десятка лет понимаю: «Будь я тогда умнее, все, несомненно, сложилось бы иначе». Конечно, многое изменилось. И нравственные устои, и отношение к различным ситуациям в сфере взаимоотношения полов. Лишь душа осталась прежней. Ранимой, обидчивой, уязвимой. Даже, покрытая жесткой коркой бравады, она весьма болезненно переносит  травмы.

Впрочем, жизненный опыт показал: душевных ран можно в какой-то степени избежать, если иметь определенную подготовку, получаемую соответствующим воспитанием. К сожалению, я такой подготовки не имела. В нашей семье, абсолютно достаточной и нормальной по всем советским параметрам, не принято было говорить на подобные темы. А потому я совершенно не умела вести себя с представителями противоположного пола. А ведь это своего рода искусство, от которого во многом зависит счастье всей жизни.

Неискушенными в подобных делах были и мои подружки, жившие, как и я, в каком-то ирреальном мире, ожидая своего принца на белом коне. Отсюда неестественность в отношениях с парнями. Неумение в определенной ситуации завуалировать свои чувства, или, наоборот, когда надо, раскрыться; неприступность, переходящая в бестактность по отношению к обратившим на тебя внимание, и не вызвавшим ответного чувства…

Но за все уже заплачено. Жизнь предъявила свой особый счет. Впрочем, это лишь предисловие, так сказать, введение. Для того, чтобы яснее вырисовывалось главное, о чем мне хочется рассказать, начну с самого начала.

Когда я перешла в одиннадцатый класс, мы с отцом отправились в путешествие по Волге. На теплоходе было совсем немного молодежи.  И я сразу же нашла общий язык с девушкой по имени Элла. Она была не только моей ровесницей, но и землячкой, так что общих тем нашлось более чем достаточно. Мне импонировала ее веселость, насмешливость и, самое главное, удивительная раскованность, напрочь отсутствующая у меня.

По возвращении из круиза, она познакомила меня со своими друзьями, студентами филфака ТашГУ, исключительно эрудированными ребятами, вокруг которых собирались поистине интересные люди.

И этих людей, всех без исключения, они приводили в Эллин дом, где царила удивительно гостеприимная атмосфера. Приятелям единственной дочки и внучки всегда были рады. По крайней мере, внешне. Ее родители, мудро подходя к вопросу воспитания дочери, считали, что лучше иметь свое чадо перед глазами, нежели теряться в догадках о том, где оно проводит время.

Прошел год. Стали студентками и мы, поступив в университет. Наступила самая прекрасная пора. Тот период, в который, как правило, закладывается мировоззрение, набирается багаж знаний, и нередко завязываются судьбоносные отношения.

Компания ребят (девчонок в этом доме не жаловали, и кроме меня там бывала лишь одна бывшая одноклассница хозяйки), очень много давала нам, занимавшимся на естественных факультетах.

Они рассуждали о музыке и современной живописи; читали стихи, как молодых, набирающих силу поэтов, а так и тех, чьи имена тогда произносились шепотом; приносили катушки с записями входящих в моду бардов… И мы, раскрыв рот, слушали их, впитывая, как губка, песни Городницкого и Галича, рассматривали рисунки Чюрлениса и Краускауса, удивлялись стихам Пастернака и Гумилева…

Только потом я поняла, что принимали таких гостей в этом доме неспроста. У родителей моей подруги был дальний прицел. Как только девочка выросла, они стали заботиться о том, чтобы удачно выдать ее замуж, а потому не только внимательно приглядывались ко всем, бывающим в доме, но и сами приглашали молодых людей через знакомых бабушки и дедушки, занимавших некогда весьма солидное положение. Шел серьезный отбор предполагаемых кандидатов в женихи. Именно так в нашу компанию влился Валька. Парень очень умный и весьма своеобразный.

Так уж случилось, что с ним мы подружилась особенно, и именно он стал косвенным виновником встречи с моим Аврамеле. А получилось это так.

В апреле 1966-го грянуло ташкентское землетрясение. Множество старых строений пострадало, часть была совершенно разрушена.

Пошла глубокими трещинами и наша штаб-квартира. А потому празднование Первого мая, вопреки сложившейся традиции, было решено перенести на другую территорию — к Вале, жившем в фундаментальном доме профессорско-преподавательского состава, что стоял во дворе Института инженеров железнодорожного транспорта. Поэтому на той вечеринке контингент расширился, и я познакомилась с Валькиным другом, жившим по соседству.

Для меня, привыкшей, что в этой компании пальма первенства неизменно принадлежит подруге, было удивительно увидеть, как самый высокий и красивый парень выбрав из всех присутствующих, стал ухаживать именно за мной.

А когда гулянка закончилась, и мы гурьбой вывалили на улицу, он, зная в своем дворе все ходы и выходы, сделал так, что мы, оторвавшись от ребят, остались одни.

Я жила далеко, практически на другом конце города, и мы долго добирались до моего дома. Сначала одним автобусом, потом другим, затем пешком… Но нам не было скучно. Всю дорогу Саша, бывший явно в ударе, занимал меня интересными рассказами и невероятными историями, от которых я приходила в восторг. Такого со мной еще никогда не было. В душе творилось что-то невероятное. Но, в силу своей зажатости, я глубоко прятала чувства, а потому, когда, прощаясь, он спросил: «Мы еще увидимся?», неопределенно пожала плечами.

Реакция на мой жест оказалась непредсказуемой. Резко повернувшись на каблуках, парень зашагал прочь. Я осталась у калитки одна.  Не надо спрашивать, как я провела ночь, ругая себя самыми разными словами и надеясь на то, что завтра, вернее уже сегодня, сумею исправить положение. Ведь мы, уходя из Валькиного дома, договорились компанией о новой встрече «на том же месте, в тот же час».

Приехав одной из первых, я стала ждать. Постепенно собрались все, кто был вчера. Все, кроме него, отговорившегося, неотложными домашними делами. Вечер был совершенно испорчен, и дорога домой в сопровождении одного из ребят, на которого обычно возлагалась эта миссия, показалась ужасно длинной и скучной.

Шли дни. Я ждала телефонного звонка или «случайной» встречи где-нибудь на улице. Но не было ни того, ни другого. Все надежды были тщетны. А вокруг была жизнь, резко изменившаяся из-за землетрясения.

Так как многие люди, потеряв жилье, вынуждены были жить в палатках, расставленных в скверах и на бульварах, Ташкент перешел на полувоенное положение. В новом ритме работали многие предприятия, учебные заведения. Как школы, так и ВУЗы, окончили год раньше срока.

Элла вместе со своей мамой, у которой был двухмесячный отпуск, так как она преподавала в школе, собрались на Рижское взморье. В этот раз они взяли с собой и меня. До сих пор, при воспоминании об этом прекрасном путешествии, меня охватывает ощущение радости. Рига, Юрмала, Москва и Ленинград…

В Граде Петрова, где я оказалась впервые, удивительным образом собралась почти вся наша компания, и мы отличнейшим образом провели время, бегая по театрам, музеям, просто бродя по улицам. Был в это время в Ленинграде на практике и Саша. Только мы не встретились, ибо он упорно избегал меня.

Лето кончилось. Начался новый учебный год. Казалось бы, жизнь вошла в обычную, привычную колею. Но нет, что бы я ни делала, о чем бы я ни думала, у меня перед глазами неизменно стоял тот потрясающий первомайский вечер, нелепое прощание, и высокая, сутуловатая фигура, исчезающая вдали.

Я долго думала о том, как бы исправить положение, как встретить Сашу вновь. И придумала. Долго не могла решиться на отчаянный, по моим меркам, шаг. Целый месяц. Наконец, рискнула. И вот в октябре, с трудом разыскав номер его телефона (телефон был ведомственный, да еще и на имя его матери, носившей иную фамилию), позвонила и назвала свое имя.

В ответ тут же услышала свою фамилию. Значит, он помнил обо мне все это время! Пролепетала что-то по поводу того, что очень нуждаюсь в одном из учебников физики, и спросила, не могу ли я попросить его помочь мне, взяв книгу в институтской библиотеке.

Как и следовало ожидать, последовал положительный ответ, и назавтра мы встретились. Встретились так, словно расстались вчера. За этой встречей последовала вторая, третья… Только завязавшиеся отношения были какими-то странными. Несмотря на то, что мы явно нравились друг другу, ладу между нами не было. Сплошные обиды, ссоры, недомолвки…

Я, подражая своей подруге (собственного опыта в общении с парнями у меня не было, да и мозгов, к сожалению, тоже) делала глупость за глупостью. Впрочем, и он вел себя довольно странно. Наотрез отказывался знакомиться с моими друзьями… Выдумав в последний момент какую-то причину, не пришел поздравить меня с днем рождения, отмечавшимся с большой помпой (20 лет – это не шутка!), проигнорировал встречу Нового года в нашей компании. А ведь приди он тогда, вся моя жизнь, несомненно, сложилась бы иначе. Впрочем, это уже другая история.

Наши встречи продолжались в общей сложности три месяца, и в результате совершенно нелепой ссоры в один момент все рухнуло. Помню, как страдала, как, едва сдерживая слезы, бежала на каждый телефонный звонок, как с надеждой смотрела в окно на дорогу, ведущую к нашему дому. Тщетно. Он так и не пришел. За тем злополучным учебником прислал Вальку.

Так наши пути, на мгновение скрестившись, разошлись. Я вышла замуж, он женился. Женился без особой любви. На девушке, которой нравился очень давно, еще до нашего знакомства. До меня доходили слухи, что потом он жил в Москве, учился в аспирантуре. Думаю, что в настоящее время это крупный ученый с мировым именем. Во всяком случае, для этого у него были все предпосылки. Вот, пожалуй, и все.

Что можно сказать еще? То, что в течение всей жизни, особенно тогда, когда мне бывает плохо, я, с годами напрочь забыв черты некогда дорогого лица, неизменно вспоминаю этого человека, подарившего мне первый поцелуй и радость чистого трепетного чувства.

1999

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: