Трусость

Трусость

Эта история началась лет пятнадцать тому назад. Однажды утром, когда я лежала носом вниз на выдвинутой в середину комнаты кушетке, и массажист, отгоняя лазающую по мне крошку Джульетту, что курсировала от головы до ног и обратно, детально «обрабатывал» разные части тела, раздался телефонный звонок.

На минуту оторвавшись от работы, он снял трубку и передал ее мне. Незнакомый мужской голос поинтересовался, туда ли он попал, а потом, представившись, сказал, что, понаблюдав некоторое время за моими публикациями, решился позвонить, что, судя по всему,  мы — земляки.  Он тоже из Ташкента, где жил до репатриации. И,  вполне возможно, в юности был знаком с моим мужем.

Мы разговорились и нашли немало общих знакомых.  Кто-то из них теперь жил в США, кто-то в Канаде… Среди них оказалась и одна из моих подруг, живущая в Иерусалиме.  Более того, оказалось, что они входят в одну компанию…

За первым звонком через некоторое время последовал второй, а потом третий, четвертый…  Этот человек стал звонить регулярно, не менее двух раз в неделю. Как правило, утром в рабочее время. Каждая беседа длилась довольно долго.

Обсуждались самые разные вопросы, связанные с политикой, искусством, географией, историей… Незримый собеседник был весьма эрудирован, а потому и интересен. Среди прочего он, непременно, обсуждал вышедшие из-под моего пера публикации. Что-то одобрял, что-то критиковал…  И, неожиданно для самого себя, сыграл определенную роль в моей творческой жизни.

После того, как двое молодых людей из Хайфы, ища клиентов для своей компьютерной конторы, предложили  сделать  интернетовский сайт за смехотворную сумму — 50 шекелей (плюс 25 шекелей ежемесячной поддержки), я, создав несколько рубрик и поместив туда ряд статей, естественно, занялась саморекламой.

На это мой телефонный приятель отреагировал своеобразным образом. Не спросив согласия, не получив разрешения, открыл мне странички в «Проза. ру» и «Заграница. ру.»,  поместил туда ряд скопированных вещей.

Сначала я сильно разозлилась, но потом, сменив гнев на милость, стала сама размещать там свои статьи и очерки. Он их «продвигал», комментируя, а порой  и иллюстрируя. Мне это понравилось.

Затянула, завлекла образовавшаяся там тусовка. Большинство новых, виртуальных, знакомых оказалось интересными людьми разных профессий из России, Германии, Англии, Израиля…  Среди них были и литераторы, и экскурсоводы…

То, что я писала, вызывало непременную реакцию. Комментарии, большей частью, были положительными. А несколько заметок о поездке в Прагу, вызвали неподдельный интерес. Я даже получила следующее стихотворение от Александра Шурыгина.

Смотрю я с Карлова моста
На добрый Старый Город —
Какая всё  же красота,
Как вид мне этот дорог!

Хочу услышать вновь рассказ
О древней Праге золотой,
Той Праге, что пленяет нас.
Но где найдётся гид такой?

Он оказался рядом с нами,
И нам поведать тоже рад
Слегка покрытых сединами
Историй чешских ценный клад.

Он нам расскажет всё о Праге,
О Кампо, ратуше, Градчанах,
О летнем королевском парке
И кое-что о прочих странах.

Вот это гид!
Вот молодец!
Веди нас дальше,
Гид — Стрелец!

Самым же значимым стало полученное по электронной почте письмо из Москвы от главного редактора туристического отдела издательства «Экспо» с предложением сделать путеводитель по Чехии.

Это было столь неожиданно, что я, поначалу, испытала настоящий шок, ибо никогда ничем подобным не занималась. Напрягало и условие, в котором оговаривалось наличие не менее 400 фотографий, которых у меня, естественно, не было… Но, посовещавшись с родными, я подписала договор.

О том, как непросто создавалась это книга, как редакторы, многократно бракуя написанное, научили меня этому непростому делу и какую огромную роль в ее создании сыграли мои дети, — рассказ особый.

Главное то, что, в конце концов, путеводитель увидел свет. За ним последовало еще несколько ему подобных. И не сложись в России непростая экономическая ситуация, наше сотрудничество, несомненно бы, продолжалось.

Но я отвлеклась.  Сейчас речь не об этом. А о том, как наши «отношения», длившиеся более двух лет, оборвались так же внезапно, как и начались. Минуло десятилетие, а я помню все столь досконально, словно это было сегодня.

А дело было так.  Моя подруга, отмечавшая шестидесятилетний юбилей в одном из иерусалимских ресторанов, собрала довольно большую компанию. Среди приглашенных оказалась и я.

Поздравление, застолье, тосты… Во время небольшого перерыва между горячим и сладким, когда все повылезли из-за столов, я оказалась рядом с человеком, которого узнала по фотографии.

-Так вот Вы какой! – Произнесла я. – Интересно увидеть воочию.

И тут произошло невероятное. Он замялся, скукожился, сделал вид, что мои слова относятся не к нему, а к кому-то другому.

Я оказалась в глупейшем положении. И все потому, что рядом стояла его жена. Я сразу поняла, что он не желал афишировать наше знакомство. По каким-то, непонятным мне причинам, посчитал его неприличным, приравненным к супружеской измене.

Это было странно. Более того,  просто противно.  Ведь в нашей своеобразной дружбе не было ничего порочного, выходящего за рамки приличий.

Эта встреча, видимо,  оставила неприятный осадок, не только в моей душе. А  потому наше общение по телефону, письма и поздравления, получаемые по электронной почте, прекратились.

После последовавших после того злополучного вечера пары нечего не значащих звонков, где он ни словом не обмолвился о происшедшем, была поставлена жирная точка. Вот и все.

2017

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: