Забытая легенда

Забытая легенда

Большую часть времени провожу в одиночестве, а потому имею достаточно времени для размышлений и воспоминаний, которые с возрастом приходят все чаще. И вот однажды  откуда-то из-под  сознания, вынырнуло имя Ружены Сикороы, которое я слышала неоднократно от бабушки.

До войны она жила в Харькове и пнередко сопровождала деда, который был музыкантом-скрипачом и играл в оркестре, в гастрольных поездках..

Чаще всего она вспоминала Клавдию Шульженко, оставшуюся для нее тоненькой девушкой в расклешенном платье и  красавицу Ружену Сикору. Если первое имя мне было хорошо знакомо, ибо певица нередко появлялась на экране телевизора;  ее голос звучал с пластинок, имевшихся у нас дома, то  т второе мне не о чем не говорило.  Но тогда меня это совершенно не интересовало. А вот сейчас захотелось что-то узнать. Оказалось, что в интернете имеется немало материала на эту тему, что это, действительно, она была выдающейся певицей, незаслуженно забытой. Но давайте обо всем по порядку.

Российская история этой семьи началась в конце XVIII века, когда чех по фамилии Сикора, занявшись виноделием, приехал в Абрау-Дюрсо. Его сын, получивший на русский манер имя Владимир, не унаследовав профессию отца, стал бухгалтером и работал на местном цементном заводе «Пролетарий».. 

16 июня 1916 года его жена Вероника, что была вывезена из Польши маленькой девочкой и удочерена семьей Гульбиных, родила девочку.

Малышку с каштановыми волосами, отливающие рыжиной,  отец  предложил назвать Руженой, что означает «Роза или Розовая». Фамилия же Сикора переводится как «Синичка». Вот и получилась райская птичка — Розовая Синичка, которая  запела прямо с колыбели, унаследовав от отца музыкальные способности.

Ведь Владимир Владимирович  имел баритональный бас красивого тембра, а потому отложив в сторону бухгалтерские книги, посвятил себя певческой карьере. Пел на оперной сцене, давал сольные концерты, собиравшие немало поклонников-меломанов.

Его дочка с рождения слышала как поет, репетируя, отец. И в трехлетнем возрасте, едва выговаривая слова,  уже пела известные песни. А в пять, стоя на табуретке, давала концерты во дворе дома, где они жили, и все соседи слушали ее, утирая слезы восторга. 

Отец, обожавший дочку, мечтал о том, чтобы она стала пианисткой. А потому приобрел старенькое пианино. Рассохшийся и расстроенный инструмент требовал ремонта и Владимир Владимирович занялся его починкой. Из старых фетровых изделий были вырезаны прокладки к молоточкам, а кусочки крахмальной белой ткани воротничков и манжет покрыли некогда белые клавиши. Все детали приклеивали вонючим клеем, сваренным на кухне.

Появившийся инструмент позволил  восьмилетней  Ружене поступить в музыкальную школу по классу фортепьяно.

Однажды Владимир Владимирович предложил дочери аккомпанировать ему на концерте, который прошел весьма удачно,  и они стали выступать вместе. Ездили по клубам, дворцам культуры, различным предприятиям и организациям. В какой-то момент Ружена стала выступать  с отдельными номерами,  а потом  и с сольной программой.

Но всю жизнь она с теплотой и любовью вспоминала отца, давшего ей путевку в жизнь.

Идиллия кончилась внезапно. Незадолго до переезда семьи в Киев, куда Владимира Владимировича  пригласили в труппу оперного  театра, произошла трагедия. 16 июля 1936 года, возвращаясь с концерта, что проходил в парке Демьяна Бедного, он  упал замертво от сердечного приступа. Это произошло в мае 1936 года.

Для семьи началось нелегкое время, ибо в стране было  чрезвычайно сложно  с продовольствием, которое отпускалось по специальным карточкам, выдававшимся работникам предприятий.

Чтобы помочь семье,  Ружена  пошла работать на цементный завод «Пролетарий» в бондарный цех. , Перчаток не выдавали, и  с деревянные клепки для упаковки оставляли нарывавшие занозы и раны, доставлявшие невероятную боль.

Видя такое дело, администрация завода пожалела девушку и определила тапером в заводской клуб для музыкального сопровождения ежевечерних немых фильмов. После окончания сеанса  ее работа не кончалась. Надо было просмотреть новую ленту для того, чтобы подобрать к ней музыку.

Она возвращалась домой поздней ночью. На сон оставалось лишь пару часов, ибо мизерной зарплаты аккомпаниаторши явно не хватало, и она  устроилась  в контору «Маслопром» бухгалтером.

Доработалась до того, что заболела малокровием. Спас рыбий жир, который заставляли пить девушку ее сотрудницы.

Однажды о ней вспомнила администрация города и пригласила принять участие в  торжественном  юбилейном концерте. Ее выступление так понравилось председателю исполкома, что тот решил направить Ружену на учебу за счет муниципалитета в ростовское музыкальное училище, славящееся  в ту пору как педагогами, так и выпускниками.

-«В Ростове я училась и работала,  писала Ружена в своих воспоминаниях. — Я же была единственной кормилицей в семье, посылала родителям деньги. А на каникулах выступала с оркестром Воронина.

Во время гастролей в Батайске наш концертный вагон обчистили. Спасибо, добрые люди, у которых я снимала квартиру, меня одели, обули и обогрели…

Ростов я очень люблю, там ведь прошла моя юность. Я помню, приехала спустя годы на гастроли, и поселили меня в гостинице «Дон». Там строго-настрого запрещали пользоваться электрическими приборами. Но так не хотелось питаться в столовой… Однажды я что-то готовила на плите, и запах просочился в коридор. Тут как раз в дверь и постучали с проверкой! Я выдернула шнур и закрыла шторой плитку.

Проверяющие, глядя на моё невинное лицо, готовы были уже уйти, да только из-за моей спины пошёл дым, потянуло палёным. Это загорелась штора, которая коснулась горячей плиты. Ну и ругали же меня! Но не наказали: уважили, как популярную артистку».

Талантливую исполнительницу, которая не просто пела, а проигрывала каждую песню, на гастролях в Баку заметил известный  пианист, дирижёр  и композитор Александр Цфасман. Он  и пригласил в свой ансамбль, согласившись подождать, пока она сдаст выпускные экзамены и получит диплом.

И вот, окончив учебу, в мае 1941 года, она приехала в Москву.

«Получив приглашение от маэстро, я стала срочно собирать свой небогатый концертный гардероб, вспоминает Ружена Владимировна, — а перед самым отъездом в Москву зашла в парикмахерскую, где мне отрезали мою роскошную до пояса косу, а из оставшихся «перышек» соорудили прическу, в которой я была похожа на полуощипанную курицу…

К счастью, Александр Наумович отнесся ко мне очень приветливо и после небольшой репетиции спросил:

— Когда вы можете начать выступления?

— Сегодня, — ответила я, сама не веря сказанному.

— Молодец, — похвалил Александр Наумович и распорядился помочь мне подобрать концертное платье для дебюта».  И состоялся концерт с ее участием на площадке Зелёного театра  ВСХВ. Впереди маячили новые концерты, новые гастроли. Но .все изменила война..

Ей пришлось оставить оркестр, и начать выступать в кинотеатрах «Ударник» и «Художественный» перед сеансами.  Ее аккомпаниатор, замерзая в неотапливающемся зале играл в перчатках, а она выходила на подмостки в нарядном концертном платье.

Возвращаясь домой, лезла на крышу для того, чтобы тушить «зажигалки», или помогала старикам и детям спускаться под вой сирены в бомбоубежище.  

А потом вошла в состав фронтовой концертной бригады.  Вместе с конферансье Михаилом Гаркави и танцевальной парой  Анной Редель и Михаилом Хрусталевым давала концерты бойцам на фронте и в тыловых госпиталях.

После окончания войны продолжила учебу  в Московской студии эстрадного искусства под  руководством режиссера Л. Баратова, где  ее непосредственным наставником стал прекрасный актер еврейского театра на идиш Вениамин Зускин.

Он говорил ей:: » В каждой песне добивайся точного ощущения обстоятельств. Пой не для зала, не в толпу, а для одного, самого умного слушателя. У него добрый, но острый взгляд!..»

И Ружена Владимировна следовала совету на протяжении всей своей концертной деятельности, потому что каждый, из присутствовавших в зале, чувствовал индивидуальное внимание..

В 1946 году Сикора стала лауреатом II Всесоюзного конкурса эстрады, и продолжила свою концертную деятельность..

Измученный войной народ хотел новых песен, и она исполняла  «Ласковую песню» М. Фрадкина, песен из «Сюиты для джаза» М. Блантера, «Вот солдаты идут» и «Огоньки» К. Молчанова, «Все мечты сбываются» и  вальса

И. Дунаевского «Воспоминания», «Где б ты ни был, друг мой» В. Мурадели и «Я жду тебя» С. Агабабова. …

Ружена стала солисткой джаз-оркестра Всесоюзного радиокомитета, которым руководил Александр Цфасман. После расформирования оркестра в 1917 году Сикора сотрудничала с симфоджазом театра «Эрмитаж».  выступала на эстраде вместе с  пианистом-аккомпаниатором Виктором Горышником, который стал ее мужем. Этот тандем оказался как нельзя кстати.

В тот период, в силу внешних обстоятельств, один за другим, прекращали существование большие джазовые оркестры. Наступала эра исполнителей песен под аккомпанемент рояля или аккордеона. И Ружена Сикора пошла по этому пути. Ее песни, настоящие мини-спектакли, пользовались невероятным успехом.

Она гастролировала по всей стране. А однажды, дело  было на Крайнем Севере, началась настоящая снежная буря. Добраться до далекого рудника  «Медвежий» от Норильска, где приземлился самолет, было непросто. Примерно за полтора километра до цели, машина с артисткой увязла в снегу. Пришлось добираться пешком…И за то выступление в экстремальных условиях певице была объявлена благодарность Министерства культуры РСФСР с формулировкой «За проявленное мужество».

Несмотря  на колоссальную популярность, звание народной артистки она получила только после распада СССР, в 1993 году, когда ее имя новому поколению было незнакомо, а медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», была удостоена лишь в 2005 году.

Возникает вопрос: «Почему?» Да потому, что она никогда не исполняла песен гражданственно-патриотического характера. Ее репертуар состоял исключительно из лирических песен  о любви.

А еще в какой-то момент она стала исполнять песни на иностранных языках:  польском, болгарском, французском, чешском, итальянском….Это было чем-то новым, непривычным, а потому вызвало негативную реакцию у чиновников. Особое раздражение почему-то вызвала песня «Бесаме мучо», считавшаяся гимном стиляг.

И весной 1955 года, когда страну захлестнула волна очередной борьбы с низкопоклонством перед Западом,  Сикору обвинили в космополитизме.

31 марта  1955 года в газете «Советская культура» появилась статья «Пошлость меняет этикетки». написанная редактором стенной газеты филологического факультета МГУ «Комсомолия» Юрия Брагина.

В ней говорилось: «В последнее время с наших эстрад и из радиорепродукторов часто раздаются итальянские. испанские, мексиканские и прочие песни. Слушая иные из них, люди удивляются: откуда у народных песен явно ненародный привкус? Попробуем внести ясность.

Наш зритель и слушатель любит и уважает эстрадную певицу Ружену Сикору, много сделавшую для пропаганды советской лирической песни и песен братских народов. Но. может быть, артистке неизвестно, что исполняемая ею «Амадо мио» — вообще не песня, и тем более не итальянская?

В фильме «Рим в 11 часов» она попала как случайная уличная мелодийка, а до этого была известна как шлягер (боевик) из голливудского порнографического (?) фильма «Джильда»…

Известно ли ей, что переводчики обманули ее и «Бесаме мучо» в переводе с испанского означает не «Песня сердца», а «Целуй меня много», что эту бездумную румбу уже сколько лет бренчат джазы Америки и Западной Европы? Известно ли ей, что «народная» песня «Кармела» никогда не была народной песней, что она сочинена одним из джазовых «светил» фашистской Испании?

Уже одни «анкетные данные» этих песен способны помочь понять, как и откуда, иногда проникает чуждая нам идеология. Но дело даже не в них, настолько пошлы сами песни, настолько примитивна их «гармония», в которой нет ничего, ни от песен итальянских, ни от испанских или мексиканских… Недаром же они стали своего рода гимном стиляг, подбирающих обноски западной «моды». Дружное их мычание «Му-уча!» давно должно было бы подсказать талантливой артистке, кому в концертном зале импонирует этот ее репертуар…»

Она с достоинством встретила этот удар и продолжала выступать, колеся по просторам Советского Союза. И, наверно, так бы и продолжила выступать, если бы не несчастье.

Машина, в которой Ружена ехала со своим супругом по Подмосковью попала в аварию. Виктор  умер в больнице, а  ей пришлось провести в постели  на долгие месяцы. Когда же встала на ноги, полученные травмы не позволили ей  продолжать концертную деятельность.

И тогда она  занялась педагогической деятельностью. Стала преподавать в певческой школе при Центральном доме работников искусств.

Прошли годы. Боль от потери любимого человека немного утихла. И она вновь вышла замуж. Ее избранником стал  Николай Тараненко, руководитель эстрадного  ансамбля.

Он сумел возродить ее интерес к жизни. Но на эстраду Сикора не вернулась. Лишь дважды появилась на подмостках сцены. В первый раз, приняв участие в вечере памяти А. Вертинского, и во второй, уступив просьбам писателя Валерия Сафошкина, согласилась  на проведение творческого вечера в ЦДРИ.

В переполненном зале, где люди стояли в проходах между рядами и у стен, сидели на ступеньках, ее встретили овациями и криками «браво». А потом гости вечера: Зиновий Гердт, Алла Йошпе и Стахан Рахимов, Николай Щукин, Борис Поюровский, Феликс Лаубе,  Мария Миронова, Эдуард Лабковский, Юрий Лоза, Изабелла Юрьева,  произносила трогающие до слез речи.

Кульминационным же моментом на вечере стала  премьера песни, написанной поэтом Феликсом Лаубе и композитором Львом Ратницким,  посвященной Ружене Сикоре.

Это было в 1993 году. А потом снова забвение. До. самой смерти, что последовала 23 декабря 2006 года.

А напоследок хочется рассказать об одном знаменательном событии, имевшим место в ее жизни.

После того, как в 1963 году в журнале «Юность» вышла поэма Роберта Рождественского «Письмо в ХХХ век», стало модным закапывать в землю или опускать в море капсулы с посланиями потомкам.  Одной из таких акций в  1967 году стала та, что имела место у  подножья Суджукского маяка около Новороссийска. Комсомольцы города опустили  в море контейнер с посланиями людям, живущим в  XXI веке.

Среди других вещей адресованных потомкам, было письмо, в котором рассказывалось о Ружене  Сикоре и пластинка с записью «Новороссийского вальса» композитора Девятковича в  ее исполнении.После этого состоялся банкет, на который была приглашена певица.

«Ружена Владимировна, — обратился к известной певице секретарь горкома, — ведь Вы наша землячка. В далёком 2017-м, когда Октябрьской революции стукнет вся сотня, Ваши руки откроют капсулу… И не возражайте: доверим это Вам… И что там обнаружат потомки?..

» Сикора усмехнулась: «Отчёт об успехах Новороссийских цементников…»

За столом раздалось хихиканье. Секретарь, обведя удивлённым взглядом присутствующих, протянул: «Не-е-ет, уважаемая… Цемент — побоку. Найдут Ваши магнитофонные записи! Мы их туда вложили…», — и чиновник, словно заговорщик, подмигнул певице и протянул ей нечто похожее на удостоверение. Там было написано. «Дано Ружене Владимировне Сикоре. Удостоверение дает право присутствовать при вскрытии капсулы-контейнера 7 ноября 2017 года». Секретарь Новороссийского ГК ВЛКСМ В. Новик» – и круглая райкомовская печать!..

— Вот пропуск в вечность! – засмеялась Ружена.

И хочется думать, что потомки вспомнят эту замечательную певицу, услышат в записи ее прекрасный голос. А познакомиться с некоторыми песнями можно здесь.

Джем – Ружена Сикора — Золотая коллекция. Лучшие песни. Огоньки

YouTube

Использованный материал

Сикора, Ружена Владимировна — — Википедия

Ружена Сикора / Голоса из прошлого — Amazon.com

Ружена Сикора — Бесаме мучо — Kulturologia

Ружена Сикора

Ружена Сикора: биография, творчество, карьера, личная …

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: