Гейдельберг

Гейдельберг

«Мифы Гейдельберга обещают вечную молодость, волшебство всегда нового начала».

Иоганн Вольфганг Гете 

На высоком берегу реки Неккар, среди поросших лесом холмов, стоит старинный германский город Heidelbeerg, название которого  дословно переводится как «Гора голубики».

Согласно письменному упоминанию в записях монастыря Шёнау, он официально появился в 1196 году. Но многие районы, представлявшие ранее отдельные поселения, были обитаемы еще в  VI–VIII веках.

Жили в этих краях люди и в самые отдаленные эпохи, о чем говорит   находка нижней челюсти т. н. «Гейдельбергского человека» 600 000 возраста, предка неандертальца. А также в эпоху неолита, на протяжении Бронзового и Железного веков…

На возвышенности Хайлигенберг были найдены следы поселений кельтов и римлян, которые в 260 году вытеснили германские племена  алеманнов, которых в 506 году покорил король франков Хлодвиг, и создал гауграфство Лобденгау.

В конце XI — начале XII века во владении епископства Вормс на северном склоне горы Кёнигштуль был построен замок.  Он стал резиденцией Конрада Гогенштауфена, которому в 1156 году император Священной Римской империи Фридрих I Барбаросса передал Рейнское Пфальцграфство.

При этом правителе Гейдельберг начал развиваться как город с рыночной площадью и городской стеной. Считался  пфальцграфством, несмотря на то, здесь не было официальной резиденции правящих лиц.

При Людвиге II Строгом (1253–1294) Гейдельберг приобрёл статус  столицы, где в 1386 году курфюрст Рупрехт I основал первый университет на территории Германии, четвёртый после болонского, пражского и венского на территории Священной Римской империи.

На протяжении веков городу пришлось пережить немало перипетий. В религиозном плане он неоднократно становился ареной борьбы между католицизмом, лютеранством и кальвинизмом.  

Переживал периоды расцвета и падения, связанные с разгромами, резней, пожарами, так как мимо него не прошли ни Тридцатилетняя война, ни война за Пфальцское наследство …

Только в самом конце XVII века, с наступлением мирного периода, Гейдельберг глубоко вздохнул и начал восстанавливаться в стиле барокко.

Католические курфюрсты содействовали католицизму и поселили здесь иезуитов, которые обосновались в старой части города, создав свой квартал с церковью, гимназией, колледжем.

К тому времени Гейдельбергский замок оказался сильно разрушенным и непригодным для жилья. А потому курфюрст Карл Филипп перенес столицу в Мангейме, где у него была летняя резиденция. И Гейдельберг, потеряв статус политического и административного центра, пострадал экономически.

В 1803 году, наряду с другими, рядом лежащими областями, этот город перешли к Великому герцогству Баден, и Великий герцог Карл Фридрих (1771–1811) немало способствовал возрождению Гейдельбергского университета.

В середине XIX  века город стал на промышленные рельсы. Появились кожевенные и пивоваренные заводы,  фабрики, промышленные предприятия.

После окончания Франко-прусской войны (1870 -1871 г.г.) и создания Германской империи, вплоть до эпохи Третьего рейха, наблюдалось значительное территориальное расширение Гейдельберга за счет включения в его состав окрестных деревень.

Этот город был одним из немногих крупных городов Германии, не получивших серьезных повреждений во время Второй мировой войны. Небольшие воздушные налёты в 1944–1945 годах причинили ему незначительный ущерб.

Лишь при своём отступлении 29 марта 1945 года вермахт взорвал Старый мост. А потому Гейдельберг относится к одному из немногих крупных немецких городов с сохранившимися старинными постройками.

В 2004 году Старый город Гейдельберга был внесен в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, и практически на каждом доме можно увидеть мемориальную доску.

А еще здесь к ряду достопримечательностей применимо слово «самый». Здесь имеется самая длинная в Германии пешеходная улица, самая большая в мире деревянная винная бочка – и, конечно, самый старинный университет страны.

Первое, куда ты попадаешь, приехав в Гейдельберг, на Старый мост (Alte Brücke) через реку Неккар, что соединяет Старый город с восточной частью района Нойенхайм на противоположном берегу.

Это арочное сооружение из песчаника с девятью пролетами имеет  200 м в длину и 7 метров в высоту.  

Он точная копия девятого моста построенного в 1788 году курфюрстом Карлом Теодором, а потому называющегося  Karl-Theodor-Brück, что был взорван в последние дни Второй мировой войны и тщательно восстановлен по сохранившимся чертежам.

Первый, деревянный мост на сваях, построили в I веке н.э. римляне  между нынешними районами Нойенхайм и Бергхайм.

 В 200 году появился каменный, который вскоре обрушился, и Гейдельберг почти тысячу лет оставался без моста.

Следующее упоминание о  строении такого рода относится к 1284 году. Он стоял на месте нынешнего и являлся частью оборонной системы Гейдельберга, охраняемой воротами на южном конце. Как  и ряд последующих, он разрушен льдами во время их таяния.

Возведенный на уцелевших каменных столбах, седьмой, «Мерианский мост» (Merian-Brücke), рухнул в 1689 году, во время войны за Пфальцское наследство. И в течение 20 лет вместо стационарного моста использовались понтонные, а также речные паромы.

Строительство восьмого моста началось в 1706 году и длилось два года. Мостовые ворота Неккартор стали служить домом сторожа и тюрьмой. В 1788-м году конические крыши башен ворот заменили барочные купола.

На мосту установлены две скульптуры работы Конрада Линка. Это  памятник курфюрсту Карлу Теодору, построившему мост, и римской богине мудрости Минерве, потому что князь-курфюрст был меценатом и способствовал развитию искусств и наук.

На двухуровневом основании  — фигуры, символизирующие  важнейшие реки земель, которыми управлял Карл Теодор: Рейн, Мозель, Дунай и Изар.

Еще одной достопримечательностью этого места является обезьяна (Brückenaffe), упоминание о которой относится к  XV веку. Тогда она была изображена на барельефе мостовой башни, которая должна была вызывать страх и уважение у каждого, пришедшего в город.

Обезьяна же насмехалась над гостями. Держась за голый зад, направленный в сторону Курмайнца, животное своеобразно приветствовала приходящих.

В первую очередь это адрессовывалосьепископам Майнца, которым гейдельбергцы давали понять, что в их городе действует власть выборщиков, а не епископов. Зеркало же в лапе предлагало всем  критически отнестись к себе.

Рядом можно было прочитать четверостишие

Что ты на меня уставился?
Ты не видел старой обезьяны?
Иди в Гейдельберг,
Там ты найдешь больше интересного

В XVII веке, во время войны, обезьяна исчезла. Новая скульптура из бронзы, отлитая Гернотом Румпфом, была установлена в 1979 году.

В отличие от своих предшественников, нынешняя, с мордой бабуина, правой рукой показывает mano cornuta (по-итальянски «рогатая рука»), что означает отвращение «сглаза».

Существует поверье, что обезьяна может изменить жизнь каждого, подошедшего к ней. Потертое рукой зеркало поможет разбогатеть; прикосновение к пальцам ее правой лапы сулит возвращение в Гейдельберг; дотрагивание до мышек, находящихся справа от обезьяны, обещает пополнение в семье…  

А еще можно, просунув свою голову в обезьянью (памятник полый), загадать желание, которое, непременно, сбудется.

Итак, мы в Гейдельберге, который сверху выглядит красным из-за обилия червонных крыш домов.

Первое место куда отправляемся, — главная достопримечательность,  неоготический замок, что был построен на высоте 80 метров северного склона горы Кёнигштуль (Королевский стул). 

Для этого направляемся к площади Корнмаркт, где находится станция фуникулера.

Сначала, как обычно, немного истории. Замок строился как крепость, охранявшая дорогу в долине Неккара и переправы, ведущих к близлежащему монастырю Шенау.

Впервые упоминается в документе некоего Castrum 1225 года когда Людвиг I получил это место в качестве феодального владения от епископа Генриха фон Вормса.

В документе 1303 года упоминаются уже два замка — верхний и нижний. Историки утверждают, что первым был построен верхний, разрушенный в 1537 году ударом молнии. А  уж потом нижний. Тот, который мы видим сегодня.

Раскопки показали, что первые постройки его датируются XIII веком.

После того, как в XVI—XVII веках в замковом комплексе появились дворцы Оттхайнрихсбау и Фридрихсба в стиле ренессанс, крепость  превратилась в роскошно место.

В 1613 году очередной владелец Гейдельберга, курфюрст Фридрих V, обвенчался с английской принцессой Елизаветой Стюарт и это повлекло за собой ряд новшеств и преобразований.

Колокольня Гейдельбергского замка с церковью Святого Духа на картине Жака Фукьера (1618 г.).

В частности, он приказал разбить возле замка волшебный сад под названием Hortus Palatinus, что должен был походить на библейский Эдем.

Его планировка была поручена английскому архитектору и дизайнеру Иниго Джонсу и французскому инженеру Саломону де Каусу.

В сад можно было войти через барочные Ворота Елизаветы в форме триумфальной арки, где столпы имитируют стволы деревьев, обвитых плющом, в листьях которых прячется живность: лягушки, жуки, улитки, ящерицы, белки…

Легенда гласит, что ворота были воздвигнуты в одну ночь в качестве сюрприза для молодой жены по случаю ее 20-летия.

Об  их назначении говорится в посвящении на латыни, которое переводится так: «Фридрих V построил (ворота) для своей любимой жены Елизаветы в год Господа 1615».

Сад состоял из двух террас, на которых размещались затейливые беседки, фонтаны, бассейны, декоративные гроты.

В этом месте, которое не случайно называли «восьмым чудом света»,   росли экзотические растения, имелся водяной орган, механические птицы имитировали соловьиное пение, лабиринты и знаменитая статуя Мемнона.  

Но идиллия длилась недолго. Во время военного конфликта между Фридрихом V и императором Фердинандом II за обладание короной Богемии, в 1620 году в сражении у Белой Горы близ Праги войско курфюрста было разгромлено, и Фридриху, получившему прозвище Зимнего короля,  вместе с супругой  пришлось отправиться в изгнание.

Затем замку был нанесен значительный ущерб во время Тридцатилетней войны, когда по нему впервые были выпущены пули. В мае 1633 года его захватили шведы. 

После подписания Вестфальского мира Пфальц перешел ко второму сыну Фридриха V — Карлу Людвигу, что ценой невероятных усилий и железной экономии восстановил замок предков, укрепил его, обнеся стеной с четырьмя массивными башнями.

Но уже через  несколько десятилетий, наряду с прочими объектами, в войне за Орлеанское наследство, от французских солдат пострадал  и замок. Оборонительные башни были взорваны, дворцы разорены.

С 1689 по 1693 год французские войска Людовика XIV несколько раз нападали на Гейдельберг и его замок, окончательно превратив строение  в руины, стоящие до тех пор, пока курфюрст Карл Теодор не, предпринял попытки создать в замке достойные жизненные условия для своей супруги Елизаветы Августы.

Но из этого ничего не вышло. В 1764 году в Колокольную башню ударила молния, и разрушило все, что было восстановлено.

После этого курфюрсты потеряли к этому объекту всякий интерес и перенесли резиденцию в Мангейм. А жители стали потихоньку растаскивать древние камни для строительства своих домов.

Остались лишь величественные руины, что манили к себе путешественников: писателей, поэтов, художников..

Schloss, 1815, von Carl Philipp Fohr

Среди них был и Виктор Гюго, посетивший Гейдельберг в 1838 году. Он явно наслаждался прогулкой по территории замка, об истории которого рассказывает в одном из писем:

«Просто позвольте мне рассказать о его замке. (Это абсолютно необходимо, и я должен был начать с этого). Что не пережил! Пятьсот лет он страдал от последствий всего, что потрясал Европу, и в конце концов рухнул под ним. Это потому, что этот Гейдельбергский замок, резиденция графа Палатина, над которым были только короли, императоры и папы, был слишком важен, чтобы сгибаться под их ногами, но не мог поднять голову, не столкнувшись с ними. это потому, что, я думаю, Гейдельбергский замок всегда сопротивлялся сильным мира сего».

Восхитило это место и французского графа Шарля де Греймберга, который бежал от Французской революции в Англию, а в 1810 году отправился в Карлсруэ для того, чтобы пройти обучение у Кристиана Халденванга, придворного гравера по меди из Бадена.

Однажды он поехал в Гейдельберг с целью сделать наброски замковых руин, но так и остался в городе, где прожил оставшиеся 54 года, посвятив себя замку, став его спасителем.

Он боролся за сохранение руин, выступая против планов правительства Бадена, решившего, что Гейдельбергский замок со «старыми стенами с их разнообразными, безвкусными, разрушительными украшениями» подлежит сносу.

Став добровольным сторожем этого места, выполнял эти функции до 1822 года. Какое-то время жил в парадном здании стеклянного зала, откуда открывался вид на замковый двор.  

Задолго до того, как в Германии началась консервация памятников, де Греймберг позаботился о сохранении и документировании замка.

По его просьбе Томас А. Леже написал первое руководство по посещению замка, а издание множества гравюр способствовало популяризации этого места, привлекая в Гейдельберг туристов.

Рьяным поклонником этого места был и Гете, который приезжал в Гейдельберг восемь раз. В один из своих приездов (23 сентября 1779 года), «ползая по красивым старым руинам» с герцогом Карлом Августом, создал вот такой рисунок.

В парке по сей день растет дерево гинкго, хранящее память о том, как далеко немолодой поэт в осенние дни 1815 года встречался с Марианной фон Виллемер, третьей женой его франкфуртского друга, банкира Иоганна Якоба фон Виллемера, бывшей на двадцать с лишним лет моложе его. 

Как известно, способность влюбляться в молоденьких девушек и женщин он сохранил до конца жизни (вспомним историю, имевшую место на чешском курорте Мариенбад, когда 72-х летний поэт посватался к 19-летней Ульрике фон Леветцов, подарив знаменитое гранатовое ожерелье). Вот и в этот раз он загорелся страстью к юной,   женщине, одаренной художественными талантами, с которой у него сложились особые отношения платонического характера, нашедшие отражение в письмах, стихах, скрытых литературных посланиях.

Это ей посвящено стихотворение  «Гинго Билоба» (перевод  В. В. Левика), что вошло в сборник «Западно-Восточный диван».

«Этот листик был с Востока
В сад мой скромный занесен,
И для видящего ока
Тайный смысл являет он.
Существо ли здесь живое
Разделилось пополам,
Иль напротив, сразу двое
Предстают в единстве нам?
И загадку и сомненья
Разрешит мой стих один:
Перечти мои творенья,
Сам я — двойственно един».

Вместе с рукописью Гёте послал избраннице два листа дерева, ставшего свидетелем их встречи. Этот подарок хранится в Музее Гёте в Дюссельдорфе.

Марианна фон Виллемер же  в день 75-летия Гете, 28 августа 1824 года, посвятила  ему свои стихи, напоминающие о последней встрече осенью 1815 года с упоминанием арки террасы Шеффеля.  

«На террасе высокая сводчатая арка
Что помнит, как ты приходил -уходил
Она хранит след любимой руки,
Который я уже не нашла… «

В  начале 1922 года в парке, появилась каменная скамья, посвященная сборнику стихотворений «Западно-Восточный диван», где на спинке сиденья изображен удод, считавшийся на Востоке посланником любви.

Об этом говорит текст «И снова Хатем чувствует дыхание весеннего и летнего огня». (Хатем и Сулейка – герои книги, олицетворяющие Гете и Марианну фон Виллемер).

Фото с сайта Gebäude und Geländeteile auf dem Heidelberger Schloß und Garten

В нескольких метрах от скамьи — памятник поэту, что был открыт 5 мая 1987 года.

Фото с сайта Gebäude und Geländeteile auf dem Heidelberger Schloß und Garten

На основании постамента из песчаника с  бронзовым изваянием головы Гете, высечены  слова из фрагмента вышеприведенного стихотворения.

Но вернемся к рассказу о замке. Несмотря на то, что и дворцы, и массивные башни находятся в полуразрушенном состоянии, он выглядит величественно, считается одним из самых изящных замковых образцов эпохи готики и Ренессанса.

Известный историк искусства Георг Дехио описывает замковый комплекс так:

«Замок, представляющий собой конгломерат множества зданий, смешанный стиль которых только смягчается разрухой, и чье единообразное впечатление основывается на тесноте вокруг общего двора, возвышается над городом на террасе Йеттенбюль в Кенигштуле.

Сохраняя характер фортификации, западная, южная и восточная стороны обращены во двор; только здания на свободной от шторма северной стороне, обращенной к городу, имеют второй, обращенный наружу, помпезный фасад «.

Доминанта комплекса — первый дворец замка Фридрихсбау, названный в честь курфюрста Фридриха IV, основателя города Мангейм.

Его построил Йоханнес Шох в 1607 году. А скульптор Себастьян Гетц из Кура создал «родовую галерею», украсив представительный фасад, обращенный к внутреннему двору, статуями предков владельца замка.

В верхнем ряду расположились Карл Великий, Отто фон Виттельсбах, Людвиг Кельхаймер, Рудольф Штаммлер, Людвиг дер Байер, Рупрехт I, Отто Венгерский, Кристоф Датский.

В средней части — Рупрехт I, Фридрих I, Фридрих Мудрый, Оттхайнрих

В нижней — Фридрих Благочестивый, Людвиг VI, Иоганн Казимир, Фридрих IV.

На фронтонах имеются также аллегорические изображения Весны и Лета, символы бренности земного существования.

Статуи помещены в фигурные ниши с ракушкообразным сводом

Friedrich IV.

Много украшений, маскаронов, позолоченных деталей, гербов…

Верхние этажи здания использовались как жилые помещения Внизу была замковая церковь, сохранившаяся до наших дней.

После разрушительных пожаров, имевших место в 1693 и 1764 годах  часть замка пришлось перестраивать. С 1890 по 1900 год Фридрихсбау был полностью обновлен в стиле историзма (с интерьером в стиле неоренессанс.) по проекту профессора Карлсруэ Карла Шефера.

Справа от него – Стеклянный зал (Gläserner Saalbau), название которого произошло от холла на верхнем этаже, украшенного венецианскими зеркальными стеклами.

Впечатляющий образец архитектуры раннего Возрождения появился  при курфюрсте Фридрихе II  в середине XVI  века.

Северная сторона здания, обращенная к городу, полностью лишена украшений, восточная сторона украшена небольшим готическим эркером.

После Тридцатилетней войны курфюрст Карл Людвиг приказал перестроить стеклянный зал. Была изменена высота этажей, появились новые арочные окна в северном фасаде.

24 июля 1764 г. в него дважды ударила молния, и зал сгорел. 

В 1897 году, при реставрации, в западной стене были обнаружены замурованные фрагменты в стиле ранней готики, указывающие на то, что территория дворца застраивалась в первой половине XIII века.

На фасаде желтого цвета – старинные солнечные часы.

Массивные аркады со сводами поздней готики

Они соединяли Стеклянный зал с дворцом Оттхайнрихсбау, названным в честь Оттхайнриха (Отто-Генриха) после того, как он стал курфюрстом в 1556 году.

К сожалению, от этого здания осталась лишь стена. Но какая!

Новый дворец был одним из первых зданий эпохи Возрождения в стиле немецкого маньеризма (авторы проекта Ханс Энгельгардт  и Петер Флётнер, строитель Каспар Фишер).

Для его возведения были частично снесены старые постройки, на фундамент которых, вместе с внешней оборонительной стеной, он опирается.

Фасад четырехэтажного здания украшают 16 аллегорических фигур, изваянных голландцем Александром Колиным.

Они (не считая четырех портальных фигур) представляют собой изображения античных героев, библейских персонажей (Иисуса Навина, Самсона, Геракла,Давида), христианских добродетелей (Силы, Веры, Любви, Надежды, Справедливости), аллегорических изображений семи классических планет (Сатурна, Марса, Венеры, Меркурия, Юпитера, Солнца и Луны).

В треугольных фронтонах над окнами — портреты римских императоров, скопированных со старинных монет.

Здание украшали пилястры, маскароны, лепнины в виде растительного орнамента.

До Тридцатилетней войны у здания Оттхайнриха было два негабаритных двойных фронтона, которые не гармонировали с горизонтальной структурой здания типа итальянских моделей раннего Возрождения. И во время правления курфюрста Фридриха III они исчезли.

В этом месте расположен Немецкий аптечный музей. Основанный в Мюнхене в 1937 году, 20 лет спустя, он обосновался в Гейдельбергском замке

Центральный немецкий музей истории фармации обладает обширными коллекциями, экспонаты которых охватывают немецкоязычную территорию от античности до XXI века.

Основу составило крупнейшее на тот момент частное собрание истории немецкой аптеки, принадлежавшее Вальтеру Хейнрици, которое было «передано в Немецкий аптечный музей по наущению рейхсапотекерфюрера Шмирера …».

Кроме того, имели место пожертвования нескольких частных коллекций, включая майолику Бетти Рат.

Музей занимает одиннадцать комнат во дворцах Оттхайнрихсбау, Людвигсбау и в аптечной башне. Здесь представлен инвентарь, приборы и посуда эпох Возрождения, барокко и Бидермейера, которыми пользовались аптекари: перегонные аппараты и колбы, мензурки и пробирки, алхимические тигли, банки для кровопускания, клистирные трубки…

Интересны склянки с разными препаратами минерального, животного и растительного происхождения, какими активно пользовались в XVI-XVIII веках.

 К ним относятся хорошо известные специи и какао, которые раньше продавались в аптеках, а также «волшебные» препараты: мандрагора, безоаровые камни ( конкремент из плотно свалянных волос или волокон растений, образовавшийся в желудке животных), мумиё, лапки лягушек, хвосты ящериц, сушенные саламандры, плавники акул и пр.

Одним из направлений коллекции является собрание лекарств («Materia medica»), и там представлены вехи разработки препаратов ХХ-го века. В частности, пенициллина.

Имеется здесь и ценные образцы майолики и фаянса XVI-XVIII веков, старинные аптечные символы и знаки со львами, единорогами и лебедями.

Созданы интерьеры четырех старинных аптек XVIII -XIХ веков, а под аптекарской башней смоделирована настоящая лаборатория алхимика.

Кроме того, музей собирает почтовые марки, графику, рукописи и архивные материалы и документы по соответствующей теме.

При строительстве Оттхайнрихсбау было снесено левое крыло дома Людвигсбау, который построил в 1524 году курфюрст Людвиг V.

Людвигсбау  представлял собой трехэтажный жилой дом с готическим ступенчатым фронтоном с южной стороны.

Посреди фасада располагалась лестничная башня, на которой красовался родовой герб, что в 1764 году был разрушен пожаром.

Вместе с дворцом Людвиг V, считающийся «строителем замка», расширил крепостные укрепления, возвел западную стену и толстую башню, провел модернизацию других зданий.

В восточной стороне двора замка построил хозяйственные постройки: кухню, складские помещения как для продуктов, так и для боеприпасов, пошивочные мастерские.

К хозяйственному зданию примыкает могучая Krautturm, известная как Взорванная башня, которая в тот период была укреплена мощными сводами.

В войне за Пфальцское наследство (1688 -1697 г.г.) стена толщиной  в 6,5 метров была взорвана. И сегодня строение, имевшее первоначально высоту около 28 метров и увеличенное в  1610 году  до 42,50 метра, предсталяет собой 33 метровые руины.

Об этом месте можно прочитать в книге «Простаки за границей» (1880 год) Марка Твена:

«Чтобы руины были эффективными, они должны быть правильно расположены. Это место было как нельзя лучше. Он стоит на высоком возвышении, он утопает в зелени, вокруг него нет ровной местности, а напротив, есть лесные террасы на террасах, и сквозь сияющие листья можно смотреть вниз в глубокие пропасти и пропасти, где царят сумерки, и куда не  может вторгнуться солнце.

Природа умеет украсить руины, чтобы добиться наилучшего эффекта. Одна из этих старых башен расколота пополам, а другая половина отвалилась. Она рухнула так, что заняла живописное место.

Тогда ей не хватало подходящей драпировки, и Природа предоставила ее; она украсила эту суровую массу цветами и зеленью и сделала ее очаровательной для глаз.

 Стоящая половина открывает вам свои арочные и пещеристые комнаты, как открытые беззубые рты; и там виноградные лозы и цветы сделали свое благодатное дело.  

Не обошли вниманием и заднюю часть башни, но она покрыта цепляющей одеждой из полированного плюща, которая скрывает раны и пятна времени.

Даже вершина не осталась голой, а увенчана цветущей группой деревьев и кустарников. Несчастье сделало с этой старой башней то, что иногда делается с человеческим характером — улучшило ее»

В начале XV века в состав дворцового комплекса вошел дворец Рупрехтсбау, который построил курфюрст Рупрехт III (немецкий король Рупрехт I). При его возведении были обнаружены фрагменты романских и раннеготических окон, что указывает на то, что строительство замка началось уже в 1300 году.

Над порталом изображены два ангелочка, между ними – циркуль, символ строителя. Это память о детях зодчего, что погибли, случайно  упав со строительных лесов во время возведения замкового дома.  Изваяние приписывается мастеру Мадерну Гертенеру из Франкфурта

В 1400 году, когда Рупрехт I стал королем Германии, здание использовалось для представительских целей. Вот почему на Рупрехтсбау есть герб с имперским орлом, который относится к монархии. Внутри  находится камин эпохи Возрождения, один из немногих элементов интерьера, который сохранился до наших дней.

К нему примыкает здание библиотеки, что было построено около 1520 года в стиле поздней готики придворным архитектором Лоренцем Лехлером  при курфюсте Людвиге V.

Название этого здания вводит в заблуждение, поскольку нет никаких свидетельств того, что оно использовалось по назначению.

Скорее всего, сводчатая комната на первом этаже представляла собой столовую для монарха, поэтому у этого здания имеется второе название Herrentafelstubenbau (Дом мужской столовой)

Отсюда, через большие окна с трех сторон, открывался прекрасный вид на окружающую сельскую местность, а свод высотой около 6,60 м опирающийся на центральную колонну, отличает это здание от других замковых построек XVI века и свидетельствует о вероятности размещения в верхних этажвх монетного двора.

Самая красивая часть сохранившегося здания — эркер, выходящий во двор на верхнем этаже.

Здание библиотеки было единственным дворцом во дворце, не пострадавшим от дворцового пожара, устроенного французами в 1689 году. Но был разрушен в 1693 году.

Рядом с ним – Фрауэнциммербау, то есть  женская  комната, что была построена при Людвиге V около 1510 года и обновлена во втором десятилетии XVI века. Названа так оттого, что на верхних этажах  жили фрейлины.

Фото с сайта Schloss Heidelberg

На первом этаже находился большой зал, что использовался для ежедневных обедов и всевозможных торжеств.  Его деревянный потолок поддерживали четыре каменных опоры.

Фрагменты арочных сводов до сих пор имеют особый дизайн, поскольку ребра украшены ветками, цветами и птицами.

Особенно хорош был фасад с эркером, описанный Питером Харером в эссе, созданном по случаю королевской свадьбы графа Палатина Фридриха и Доротеи Датской в ​​1535 году.

«Отличительной чертой здания был расписной декоративный фасад с колоннами и фигурами, а также  эркеры на северной, западной и южной сторонах,  из  которых открывался вид на город и окрестности изнутри».

После завершения строительства бальных залов в Gläserne Saalbau и Ottheinrichsbau этог место утратило роль представительского зала, стало комнатой, где в непогоду проходили рыцарские игры, проводились собрания или по праздникам обедали слуги.

В 1689 году здание полностью сгорело. От женской комнаты остался лишь первый этаж, ставший рабочим помещением для бондарей, и это дало зданию название «Бандхаус».

Поскольку бондари жаловались на то, что дождевая вода портит их изделия, Карл Теодор в 1758 году приказал установить на руинах временную крышу.

Рядом здание известное под названием «Königssaal», что была отреставрирована в 30-х годах ХХ, используется Гейдельбергом как фестивальный или бальный зал для разных мероприятий.

Фрагмент фасада корололевского зала со львами и гербами

Рядом с королевским залом, примерно в 1590 году, появилось Fassbau — отдельное здание для винных бочек, что было построено Иоганном Казимиром.

Справа -Fassbau

Входим в подвальное помещение, где находится Огромная Бочка (самая большая винная бочка в мире), на изготовление которой у мастера М. Вернера ушло 130 высококачественных дубовых стволов.

Она — последняя из  тех, что из века в век служили хранилищем вина, увеличиваясь в размерах при каждом последующем курфюрсте.

Первый экземпляр, вмещавший 130 000 литров «погиб» во время Тридцатилетней войны.

В 1664 году на смену ему пришла еще большая бочка емкостью 200 000 литров.

Почти 100 лет спустя курфюрст Карл Теодор, долгое время проживавший во дворце Мангейма, заказал третью большую бочку на 220 000 литров.

Сверху, на бочке, находится площадка, куда можно подняться по приставленной лестнице.

А напротив нее —  статуя придворного шута Перкео, что развлекал придворное общество шутками и каламбурами.

У него была способность выпить, не пьянея, огромное количество вина, по поводу чего сложено немало легенд и анекдотов.

Этого человека привез во дворец Карл III Филипп, что, будучи еще принцем, с 1712 года правил землями Тироля и Дальней Австрии,  занимая пост губернатора.

Ему понравился  карлик по имени Клеменс Панкерт (согласно другим источникам Джованни Клементи), что занимался изготовлением пуговиц.

Принц привез его в Гейдельбергский замок и назначил виночерпием. Но остроумие и находчивость нового придворного привело его на должность официального шута, о «профессиональных» качествах  и придворных шалостяхкоторого сложено множество легенд.

Согласно одной из них, правитель, в шутку, спросил его, может ли карлик выпить все вино из огромной бочки. В ответ последовало на итальянском: «Perché no?» («Почему бы и нет?»)

И тогда курфюрст засмеялся и сказал: «Теперь тебя будут звать Перкео».

Несмотря на небольшую фигуру, Перкео  регулярно выпивал от пяти до восьми галлонов вина США ( 1 галон — 3,78541 л) в день. И, считается, что вино было единственным напитком, который шут пил с детства.

Когда он впервые заболел в преклонном возрасте, врач настоятельно рекомендовал ему не пить вино, а воду. Несмотря на интуитивное неприятие этого, Перкео последовал совету и на следующий день умер.

На верхнем этаже этого здания, на уровне королевского зала, были большие ажурные окна и, возможно, он служил буфетом или небольшим бальным залом.

Здание, вероятно, изначально имело плоскую крышу, что использовалось как терраса.

Здание было повреждено в 1689 — 1693 годах, после чего на верхнем этаже была устроена аварийная крыша для защиты винного погреба, а оконные проемы замурованы. Нынешний вид обусловлен реконструкцией 30-х годов ХХ века.

Рядом  смотровая плошадка

Около здания, на земле, интересная вмятина, которую называют «Прыжком рыцаря»

О ее происхождении Вильгельм Зигмунд рассказывает в своей книге «Alt Heidelberg»

«Когда внезапно вспыхнул пожар в верхних комнатах замка на банкете или другом мероприятии, все леди и джентльмены знали, как быстро добраться до безопасного места, за исключением одного рыцаря.

Он не был знаком с комнатами, лестницами и коридорами и увидел, что все выходы заблокированы огнем. У него не было иного выбора, как спастись, выпрыгнув в окно. И небеса наградили его за смелый поступок. Он достиг земли  невредимым.

Но во время прыжка его  ботинок вонзился в землю и оставил след, который можно увидеть и сегодня. Люди назвали эту вмятину «Рыцарским прыжком».

За пределами двора, слева от Фридрихбау, стоит Английский дворец,  что был построен между 1612 и 1614 годами курфюрстом Фридрихом V для своей жены Элизабет Стюарт, дочери английского короля Якова I, нюрнбергским строителем Вольфом, знатока работ и учений архитектора эпохи Возрождения Андреа Палладио.

Так как  все пространство вокруг замкового двора было занято, новое здание появилось за пределами самого замка у северной стены.

Фасад  дворца, имевшего в основании трапецию, был обращен к городу. Из его окон открывался фантастический вид на Гейдельберг, долину Неккар и Рейнскую равнину.

Сегодня можно видеть лишь остов здания, ибо его крыша была снесена во время войны за наследство между 1688 и 1697 годами.

Разрушения дополнил пожар 1764 года. Но немногочисленные остатки лепного декора в оконных простенках  руин свидетельствуют о некогда богатом оформлении здания.

По внешнему периметру замок окружали оборонительные башни. Они служили для хранения пороха, а потому имели толщину стен 6.5 метров.  

Одна из них — надвратная башня с часами  (1541 г.), через которую  можно попасть во внутренний двор замка.Построенная при Людвиге V в первой половине XVI века, представляет собой квадратное сооружение из блоков красного песчаника  высотой 52 метра от дна рва.

В нижней части башни находится сводчатая комната высотой 10 м, которую можно назвать замковой темницей.

Она была разделена дощатым потолком, и в ее нижнюю часть высотой 6 м, можно было попасть лишь через отверстие в потолке.

Выше — три этажа, самый верхний из которых служил помещением для стражи башни.

На входной стороне надвратной башни когда-то был серебряный  герб в обрамлении из песчаника, который держали два льва.

Слева и справа от него две гигантские фигуры, датированные 1534 и 1536 годами на круглых консолях и защищены навесами.

В этой, самой высокой из замковых башен, от фортификации сохранились толстые дубовые ворота с воротником (игольным ушком) и кончиками решетки.

Сохранилось и мощное железное кольцо, которым когда-то стучали в дверь посетители, когда хотели войти.

Существоует легенда, о которой рассказывает Даниэль Хеберле. Согласно ей, следующим хозяином замка мог стать тот, кто сможет прокусить кольцо на двери замка.

Естественно, что простым смертным это было не под силу. А вот ведьма несколько раз попыталась это сделать, оставив на металле вмятину, которую называют «Укусом ведьмы»

В 1689 году пожар от загоревшегося дворца Рупрехта перекинулся на крышу башни и уничтожил ее. Существующий в настоящее время сланцевый барочный купол  появился около 1716 года.

Мост между сторожкой и надвратной башней был взорван французами в 693 году и заменен подъемным мостом при курфюрсте Карле Филиппе (у надвратной башни до сих пор видны отверстия для цепей, на которых висел бывший подъемный мост)

В  1810 году подъемный мост был заменен стационарным,  опоры которого поднимаются из рва глубиной двадцать метров.

Как и всякий уважающий себя замок, Гейдельбергский  имел тюремную башню, руины которой можно увидеть в юго-западном углу рва.

В ней, самой маленькой из фланговых башен, с внешним диаметром  около 10 метров, высотой около 19,50 метра, а толщиной стен — 2,75 метра, тюремная комната, вероятно, располагалась в неосвещенном основании.

Эту башню называли «Редко пустующей», потому что там постоянно кого-то содержали.  

В частности, ее «гостями» были маркграф Бадена Карл I, епископ Георг фон Мец и граф Ульрих V Вюртембергский, которых заточил сюда после захвата в плен во время Баденско-Пфальцской войны в 1462 году курфюрст Фридрих I Пфальц.

За свое освобождение маркграф Карл I должен был заплатить 25000 гульденов, в качестве залога будущих мирных намерений отдать свою долю в графстве Шпонхайм, признать феодальную зависимость Пфорцхейма от рейнских курфюрстов и способствовать заключению мирного договора между Дитером фон Изенбургом и Адольфом фон Нассау, а также помирить самого Фридриха I с императором и папой римским.

Легенда гласит, что Фридрих лишил своих пленников возможности есть хлеб для того, чтобы они поняли, к чему ведут опустошительные войны, оставляя голыми поля. Об этом рассказал в своем стихотворении Густав Шваб «Трапеза в Гейдельберге».

С западной стороны видны мощные руины Толстой башни. Это  фрагмент бастиона, которым Людвиг V в 1533 году укрепил крепость. Название происходит от того, что стены ее имеют толщину около семи метров. Внешний диаметрсооружения составлял 28 метров, высота- 40. Ее построил нюрнбергский строитель Петер Карл.

Башня выглядела угрожающей со стороны города, что также было намерением строителя, потому что Людвиг Миролюбивый считал, что только страх может сохранить мир.

Фото с сайта Gebäude und Geländeteile auf dem Heidelberger Schloß und …

Фридрих V приказал превратить верхнюю часть башни в театр, вмещающий до 500 человек. по образцу лондонского «Глобуса», который сгорел в 1613 году.

Этим театральным залом правитель хотел подчеркнуть британское происхождение своей жены и  продолжить традиции шекспировского театра.

На фасаде — каменные фигуры, изображающие курфюрстов Людвига V и Фридриха V.

В 1689 году снаряд «оторвал» часть северной стены, и камни упали в долину.

В 1693 году жители города Гейдельберг получили официальное разрешение курфюрста использовать эти блоки для восстановления своих домов.\

Этим  воспользовался, в частности, генерал-лейтенант и оберстегермейстер Фридриха Фрайхера фон Веннингена и построил дом Haus zum Riesen (Хауптштрассе, 52) из тесаных камней толстой башни.

Последний объект нашего внимания в осмотре замкового комплекса —  Аптекарская Башня, что получила свое название от греческого слова «апотека», что означает что-то вроде «кладовая».

Однако аптеки там никогда не было, она располагалась в другом месте замка. Сегодня здесь находится часть Немецкого аптечного музея.

Фото с сайта Gebäude und Geländeteile auf dem Heidelberger Schloß und …

Эта фланговая башня, построенная одновременно с колокольней и взорванной башней стоит примерно посередине 125-метровой крепостной стены с восточной стороны.

Около 1600 года часть старых бойниц замуровали, часть превратили в окна, а ппространство внутри башни превратили в жилые помещения.

И, напоследок, вот такая информация. По данным администрации, замок является местом крупнейшей зимовки синей летучей мыши и большой мышиноухой летучей мыши в Северном Бадене.

Из-за этого одно из мероприятий рождественской ярмарки, что, обычно, проходила в саду перед дворцом, с 2016 года перенесена на Фридрих-Эберт-Платц.

Продолженин следует

Использованный материал

Gebäude und Geländeteile auf dem Heidelberger Schloß und … 
Hortus Palatinus – Wikipedia

Heidelberger Schloss – Wikipedia

Heidelberger Brückenaffe – Wikipedia

Alte Brücke (Heidelberg) – Wikipedia

Heidelberg — Wikipedia 

Schloss Heidelberg — Schloss Heidelberg 
Gebäude und Geländeteile auf dem Heidelberger Schloß und …

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: