Здесь жили атланты

Здесь жили атланты

Это было давным-давно, много-много лет тому назад. На Земле жили удивительные люди – атланты, что населявшие остров с высочайшим для того времени уровнем цивилизации — Атлантиду. Долгое  время  их история воспринимались прекрасной легендой, которая служила темой для создания повестей и романов. И литераторы, начиная с утописта Френсиса Бекона и кончая фантастами ХХ  века — Киром Булычевым, Александром Беляевым и Стивеном Кингом, обыгрывали ее в своих произведениях.

Но сравнительно недавно мнения ученых сошлись на том, что эта страна действительно существовала. То, о чем говорили Геродот, Диодор Сици­лийский, Феопомп, Элиан и, конечно, Платон впрямь имело место.

Наибо­лее известным источником такой информации стали диалоги последнего «Тимей» и «Критий». В них один из виртуальных философов рассказывает о беседе со старцем Солоном, который, будучи в Египте, узнал от гречес­кого жреца о наличии в храмовых архивах интересных документов. Там говорилось о могу­чей земле Атлантиде и ее обитателях — надменных атлантах, владевших Средиземноморьем и собиравших дань с других народов. Но стихийные бедствия: невиданное землетрясение и наводнение за одни сутки уничтожили остров, на веки  погрузившийся  в пучину.

Один из первых комментаторов Платона — Крантор, специально посетил Египет с целью проверки рассказа об Атлантиде, и в городе Сайсе жрецы не только подтвердили это, но и показали стелы с надписями, запечатле­вшими историю этой страны.

Интересно и сообщение, появившееся в 1912 году во многих европейских газетах. В нем говорилось о том, что внук знаменитого археолога Ген­риха Шлимана нашел бумаги деда, содержащие данные о загадочном остро­ве. Там упоминается, найденный при раскопках Трои, бронзовый сосуд с надписью на финикийском языке «От царя Атлантиды Хроноса», египетские папирусы, датированные 4571 годом, содержащие информацию об Атлантиде, и «маска атланта», сделанная из тщательно подобранных кусочков янтаря. Правда, этих вещей никто никогда не увидел, ибо Пауль Шлиман исчез при загадочных обстоятельствах во время Первой мировой войны.

Может быть, папирус, о котором говорилось выше, и был тем самым леген­дарным документом, что хранился в петербургском Эрмитаже до революции и так же пропал неизвестно куда после нее?

Там под заголовком «Потерпевший кораблекрушение» или «Змеиный остров», содержался рассказ о моряке — египтянине, плывшем к рудникам фараона по Великому Зеленому морю на большом корабле, потерпевшем кораблекрушение. Чудом оставшийся в жи­вых, этот человек был вынесен волнами на какой-то остров, где от Волшебного Змея услышал о богатстве данного места, а так же о том, что вскоре оно навсег­да скроется под волнами.

Поверив в эту красивую сказку, многие (исключение Аристотель и Страб­бон, частично соглашавшийся со своим предшественником) на протяжении столетий пытались определить место нахождения Атлантиды.

Где ее только не помещали! В районе Антильских островов, в Америке, на Гибралтаре, за Геркулесовыми столпами, на Мальте…

В итоге ученые, в частности Жак Ив Кусто, пришли к выводу, что наиболее вероятным местом расположения бывшей Атлантиды является один из самых прекрасных и загадочных остро­вов Эгейского моря, что за круглые очертания, назывался Стронгили (Strongyli).

И нет сомнения, что именно здесь некогда имела место могучая цивилизация, рухнувшая в один момент. Причина — взрыв, сильнейшее извержение вулкана, произошедшее в 1500 году до н.э. 

Дремавший долгое время великан проснулся, выбросив такое огромное количество пемзы и пепла, что покрыл не только остров, но и всю морскую поверхность вокруг слоем в 30 метров. Затем в  раскаленное жерло хлынула морская вода, залив магму и утопила центральную и западную часть острова в морской пучине, погребя ее на глубине 300 — 400 метров. На поверхности остались лишь серповидная восточная часть  да два небольших скалистых островка Ферасия и Аспрониси.

При взрыве возникло цунами. И волны  высотой свыше 200 метров шли по морю, сметая все на своем пути. Разрушения добавляли молнии, возникшие в результате электризация атмосферы и воздушные массы, что несколько раз пронеслись над повер­хностью земного шара.

Столб пыли с пеплом поднялся на высоту 40 километров, экранировав Солнце. День превратился в ночь. В результате разрушитель­ного безумия стихии погиб не только Стронгили, но и уникальная минойская цивилизация острова Крита, ровесница египетской и месопотамс­кой.

С тех пор минули столетия, на протяжении которых подводный вулкан мно­гократно извергался, проявляя меньшую прыть, а по­тому не нанося столь значительного ущерба. Тем не менее, катаклизмы по-прежнему периодически посещают этот остров, и от последнего землетрясения 1956 года люди еще долго приходили в себя.

Впрочем, хватит о грустном. Поговорим об острове, входящем в состав Кикладской груп­пы Эгейского моря, который сегодня называется Санторини (Santo-Rini) — иска­женное от Санта Ирена.

Так окрестили его в свое время венецианцы, при­чалившие впервые к побережью Рива в Тирассии и высадившиеся неподалеку от церкви Святой Ирины. А еще его называют Фира подобно небольшому городку, столицы одноименной провинции.

В Греции, где каждый кусочек земли связан с легендами и мифами, подковообразное очертание Санторини, чем — то напоми­нающее выгнутую спину коня, объясняют по-своему. 

Считается, что остров был сотворен Посей­доном, путешествовавшим по своим обширным владениям на колеснице запряженной морскими конями  — гиппокапами. И вот однажды один из них вырвался на свободу и уплыл. Рассердив­шийся владыка морей превратил его в остров.

Есть и другая легенда, согласно которой это кусок земли, подаренный морским богом Тритоном аргонавтам,  назвавшим его Каллиста (Callista), что переводится как «прекраснейший».

И нельзя не согласиться с этим, потому что Санторини потрясающе, уди­вительно красив. Красив своими крутыми скалами, красно — коричневыми гранитными и черными из застывшей лавы, что поднимаются над яркими ультрамариновыми водами кальдеры — обширной овальной котловины с крутыми стенками, образованной после обрушения стенок вулкана.

Все это великолепие дополняется взгромоздившимся на са­мой вершине обломка кратера белоснежными строениями городка Фира.

Берега Санторини столь круты и изрезаны, что крупному кораблю к ним не пристать. Поэтому лайнер остается на рейде, а желающие попадают на ос­тров на катерах и поднимаются вверх по дороге, извивающейся змеей на автобусе, осликах, исполняющих роль местного такси, или фуникулере. Те, кому не жалко ног, могут отправиться в путь и пешком. Правда, для этого надо преодолеть лестницу в 687 ступенек.

На острове площадью 76 квадратных километров, население которого составляет всего 8 000 жителей (простора — хоть отбавляй!), люди обитают в небольших город­ках, скорее похожих на деревушки,  застроенные симпатичными одноэтажными домиками (3-4 этажные дома можно сосчитать по пальцам) под синими кры­шами с синими переплетами окон. Такого же цвета и купола небольших монас­тырей, и разбросанные по холмам церквушек. Спрашивается: почему столь­ко ультрамарина? Потому, что это цвет неба цвет моря. А еще потому, что, согласно поверью, синева отгоняет мух.

Строения Фиры, стоящие амфитиатром на склонах, со сводчатыми потолка­ми и куполами выделяются архитектурным стилем даже среди других посе­лений острова. Здесь строят дома не с плоскими, а куполообразными кры­шами.

Перекрестные своды, обычно применяющиеся в церквях и богатых особняках в целях увеличения внутреннего объема здания, обеспечивают сохранение баланса конструкции из камня и обтекаемость, не позволя­ющая дождевой воде скапливаться на плоской кровле и просачиваться внутрь помещения.

На лицо внешняя основательность сооружений острова: толстые глухие стены кирпичной кладки с небольшими просветами, белая штукатурка, по­крывающая практически все здание, повторяющийся ритм конструкции.

Это обуславливается, прежде всего,  природными факторами: климатом, воз­можностью землетрясений, природными ресурсами (на острове ощущается острая нехватка леса для строительства) и топографией. Кстати, Ле Корбюзье, посетивший остров в начале прошлого века, в полной мере оценил его архитектуру.

Приятно идти по отполированным сотнями ног старой булыжной мостовой узких извилистых улочек с древними арками, заглядывать в многочислен­ные магазинчики и лавки ремесленников, а при желании — в бары с тавер­нами.

Кроме современной Фиры имеется еще одна, античная, что находится на Меса-Вуно недалеко от Камари. Это археологический заповедник, развалины зданий, прнадлежат разным эпохам.

Сохрани­лись четкие рельефные изображения священных животных орла Птоломеев, льва Аполлона, дельфинов Посейдона. Есть архаический храм Аполлона Карнейского дорийского ордена, есть площадь — агора, расположенная, как и полагается, в центре города, есть римский Театр, что использо­вался местом собраний Буле (Совета), Храм Аполлона Пифийского, преоб­разованный впоследствии в христианскую церковь. А еще многое другое, не менее интересное. Целый древний город, принадлежавший дорийцам, римля­нам и византийцам.

А на северо-западе Санторини живописно раскинулась Ойа (или Ия), что на диалекте гомеровских времен означало «отдаленный», «изолированный». Она оспаривает у столицы, и не без оснований, право называться самым красивым местом острова.

Недаром двадцать лет назад Ойя получила пер­вую премию на европейском конкурсе селений с «наилучшей традиционной архитектурой». А архитектура тут и впрямь уникальна.

Снизу вверх идет главная пешеход­ная улица, закругляющаяся на вершине утеса, с которого на нас смотрят крупные особняки с искусным неоклассическим орнаментом — жилища зажи­точных горожан. А по разбегающимся  в разные стороны множественным переул­кам располагаются строения пещерного типа, выбитые в утесах. Многояру­сные, частично погруженные в землю. В большинстве случаев крыша одного строения является верандой следующего, а иногда даже частью городской улицы. Из-за такой планировки вокруг множество лестниц разных типов и размеров. А окна и двери расположены так, что стоит их лишь рас­пахнуть, и в дом, моментально, хлынет синева моря.

Здесь к белому и голубому добавляется немного охры и украшений из мел­ких камушков, а так же ползущих по стенам цветов и кустарников типа разноцветной бугенвильи. Нередко над входом можно увидеть прибитые рога быка, которые должны оберегать жилище при извержении вулкана.

Так как на Санторини водные ресурсы ограничены (питьевая вода заво­зится с соседних островов), в каждое строение монтируются связанные с канализационной системой резервуары для сбора дождевой воды. Для ото­пления помещений зимой, когда уровень влаги временами очень высок, по­мимо кухонных печей используют передвижные металлические мангалы.

И, наконец, третье селение, несомненно, заслуживающее внимания. Это Ак­ротири, где археологи под толстым слоем лавы и пепла нашли крупное по­селение, основанное около 35 столетий назад. Под ним еще более древние постройки настоящего минойского города. Мощеные улицы, здания, от ко­торых сохранились вторые и третьи этажи с ведущими на них лестницами и с небывалыми для тех времен достижениями: канализацией и водопроводом, туалетами и ванными комнатами.

Впечатляют росписи стен, напоминающие настенную живопись дворцов Кри­та: голубые обезьяны, стилизованные антилопы, борющиеся мальчики, лас­точки, летящие над красными лилиями, хозяйственная утварь, датируемая XV-XVI веками до н.э. Недаром это место называют «доисторическими Помпеями»

Интересно, что здесь  при раскопках не было найдено скелетов ни людей, ни жи­вотных, ни украшений, ни орудий труда. Вероятно, жители ушли с этих мест еще до начала извержения вулкана. Что побудило их сделать это? Вещие сны? Предсказания жрецов? Дымящийся вулкан, обещавший разгул стихии? Отве­тить на этот вопрос пока не смогли.

Многое из найденного здесь можно увидеть в Археологическом музее. И не устаешь удивляться тому, как высок был уровень культуры людей, живших много столетий назад. Поневоле хочется верить: если легендарная Атлан­тида действительно существовала, то более подходящего места для этого придумать невозможно.

Стоящие в витринах музея удивительные амфоры, пифосы и другие сосуды для вина рассказывают о древнем промысле виноделия. Санторинцы утвер­ждают, что именно изготовляемым здесь красным «Византе» из белого ви­нограда, изысканным и загадочным, опаивала Гера своего божественного супруга.

Виноградарство и виноделие и сегодня являются немаловажным промыслом для островитян, сохранивших культ бога виноделия Диониса, в честь ко­торого по окончании сбора урожая происходят настоящие патриархальные празники Дионисии. С песнями и плясками.

Интересен и такой национальный обычай. Для того, чтобы мальчик стал мужчиной, ему среди прочих испытаний необходимо в течение семи дней давить ногами виноград, выжимая сок, который затем превратится в вино. Впрочем, такие языческие элементы жизни не мешают санторинцам, как и прочим грекам, быть истинными, даже ортодоксальными, христианами.

Культ винограда имеет место потому, что  здесь он, и впрямь, один из самых древних на Земле. Его ростки сумели пробиться  сквозь пепел и лаву после того, как могучее извержение убило все живое. Интересно, что местная виноградная лоза не знает ни плесени, ни грибков, доставляющих массу неприятностей вино­делам всего мира.

А из-за нехватки воды лозы выращивают по специфической местной сис­теме. Их не поднимают вверх по шпалерам, а «обустраивают» на земле, заматывая усики вокруг корня, в результате чего ствол закручивается вокруг него венком. Листья растения не дают перегреваться почве и способствуют самоорошению, ибо сохраняют влагу выпавшей ночью росы. Естественная «корзина» ограждает так же посадки от сильных ветров.

А ветры здесь очень сильные. Особенно зимой. Недаром по всему острову можно видеть   ветряные мельницы,  использующие стихию на благо.

Но, вернемся к виноделию. В местечке Мегалохори, куда нас привезли на автобусах, отличный дегустационный зал. Здесь можно попробовать, а ес­ли понравиться и купить, отличные сорта местного вина. Например, «Сан­торини Бутари», «Никтери» (из недозревшего винограда), сладкое красное «Виссанто». К вину подают очень вкусные маслины, необыкновенный сыр «хлоро» изкозьего молока и  крохотные сухарики.

Что касается местной кухни, то представление о ней могут дать знамени­тые томатные крокеты, приготовленные из помидоров, лука, ароматных трав и специй, белых баклажанов, знаменитая «фава»- блюдо из бобов, по размеру меньше гороха, рыба рофос, вес которой порой доходит до 90 ки­лограммов и которая водится только у этих берегов.

Что есть еще удивительное на острове? Разноцветные пляжи красного, белого и черного цвета, удивительно сочетающиеся с лазурью моря. Неда­ром сюда влечет художников, поэтов, философов.

«По-настоящему вы оцените этот остров только после того, как расстане­тесь с ним», — говорят санторинцы. И в этом я убедилась на собствен­ном опыте, когда, по приезде домой, стала разбирать записи, фотогра­фии и буклеты…

2003

«Шарм»,   №81

P. S. К сожалению, во время посещения этого острова у меня не было хорошего фотоаппарата, а потому и нет фотографий. Фото для заставки взято из

Σαντορίνη — Βικιπαίδεια

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: