Трафальгарская площадь

Трафальгарская площадь

Вы наверно замечали, что любой объект, любая местность выглядит по-разному в зависимости от смотровой точки. Даже вид знакомой улицы, хоженой — перехоженной, удивительно меняется в зависимости от того, едешь ли ты на машине или меряешь тротуар своими двоими. Еще больше сюрпризов для восприятия преподносят ракурсы сверху и снизу. Наверно поэтому запримеченные с высоты империала львы на Трафальгарской площади (Trafalgar Square), сторожащие колонну Нельсона, показались мне совершенно необыкновенными.

Чтобы познакомиться с ними мы назавтра спозаранку отправились на одну из самых красивых и известных лондонских площадей.

Так уж получилось, что пришли на Трафальгарскую  площадь слишком рано. Фонтаны ещё спали, проснулся лишь Нельсон, взобравшийся на вершину сорока четырехметровой колонны. Разглядеть детали на такой высоте, естественно, очень трудно. Впрочем, в этом нет особой нужды. Образ легендарного адмирала с черной повязкой на глазу хорошо знаком многим благодаря некогда нашумевшему фильму «Леди Гамильтон»

Уже потом, когда появилась более совершенная аппаратура, ко мне в руки попала фотография, на которой Нельсон смотрится весьма отчетливо.

Как известно, англичане относятся к своей истории исключительно бережно, особо чтя память национальных героев. Поэтому неудивительно, что однорукий и одноглазый адмирал, смертельно раненый у мыса Трафальгар, где в 1805 году были разгромлены франко-испанские силы, занял подобающее место на площади с соответствующим названием.

Победа всегда предполагает трофеи. Применение же их – дело хозяйское. В данном случае металл, из которого были сделаны пушки, захваченные у противника, перелили в барельефы, воспроизводящие сцены морских баталий и украсившие постамент памятника, охраняемого четырьмя симпатичными бронзовыми львами, поставленными по углам  скульптором Эдвином Ландсиром.

Эта площадь понравилась мне не зря. Мой вкус, как оказалось,  совпал со вкусами лондонцев, выбравших с давних пор это место для  народных собраний и демонстраций. А на Рождество здесь  наряжается самая большая елка Англии, доставляемая из Норвегии, делающей столице Британии ежегодный подарок в знак благодарности за освобождение от фашизма. со времени  окончания Второй мировой войны.

Я представляю себе, как там бывает красиво зимними вечерами, когда весь Лондон горит огнями пушистых новогодних красавиц, начало которым положил принц Альберт, принесший впервые в 1841 году симпатичное деревце в Букингемский дворец к удивлению и радости супруги и трех детишек.

Но вернемся на площадь, где в девять часам забили фонтаны, разметывая вокруг серебристую пыль.

Обойдя вокруг изящных колонн-фонарей, я отправилась осматривать фигуры, расположенные в углах площади.

В свое время архитектор сэр Чарльз Барри, продолживший в 30-х годах XIX века работу над разбивкой площади, начатую известным британским архитектором Джоном Нэшем, который планировал установить там статуи четырех прославленных британцев.

Двое из них – Георг IV и Карл I прискакали сюда на конях,  а сэр Хенри Хавелук в воинской амуниции, завоевавший известность подавлением мятежа в Индии, пришел  пешком и, остановившись, оперся на  шпагу.

Георг IV
Карл I
Сэр Хенри Хавелук

Вряд ли лондонцы включили бы в этот список Георга Четвертого. А потому он позаботился о себе сам,  откупив первый пьедестал за баснословную по тем временам сумму – в девять тысяч гиней, а потом и заказал монумент себе любимому.

Но ему в определенной степени не повезло. Если внимательно присмотреться к памятнику, то можно увидеть небрежность, допущенную скульптором. Наверно, тот был человеком рассеянным, ибо в противном случае не посадил бы короля на коня без седла, лишив шпор и стремян. А, может, это было сделано с каким-то тайным умыслом? Кто знает… Только Карлу I, расположившемуся от него по диагонали, сидеть намного удобнее.

Впрочем, у него тоже были свои проблемы. Статуя, отлитая  в 1633 году Губертом ле Сюэромом,  во время гражданской войны была свергнута и продана на лом меднику Риветту. Однако чудом уцелела и после реставрации монархии заняла в 1675 году на специальном постаменте в том месте, где во времена реставрации были казнены члены парламента, подписавшие смертный приговор монарху.

Четвертый же пьедестал предназначался для статуи короля Уильяма IV, заказанной Чарльзу Бэрри,  но из-за непопулярности монарха организаторы не могли собрать на нее деньги.

Это место долгое время пустовало. За период более чем в сто лет, не  нашлось значимой фигуры, которая могла бы завершить убранство площади, задуманной Джоном Нашем как монументальный центр, как связующее звено Риджен-стрита  (Regent Street) на Севере с Букингемским  дворцом (Buckingham Palace) на Западе.

Лишь в 1998 году администрация города решила выставлять на этом месте оригинальные работы талантливых скульпторов. Такую схему инициировало Королевское общество искусств. А продолжила ее особая комиссия, назначенная мэром Лондона.

В сентябре 2005 года там  появилась необычное изваяние, изображавшее беременную Элисон Лэппер, родившуюся без рук. с короткими ногами, но сумевшую закончить Брайтонский университет, стать художницей, которая в 2003 была награждена Орденом Британской Империи за заслуги в живописи.

Скульптор и дизайнер Марк Куин, покорённый ее смелостью и мужеством изваял мраморную статую высотой 3,6 метра.

Ее в 2007 году ее сменила инсталляция из разноцветного стекла «Модель отеля» германского скульптора Томаса Шютте

А в 2009 году этот постамент в течение ста дней украшала  постоянно меняющаяся композиция под названием «Один и другой. Фигура 101»

Согласно плану скульптора Энтони Гормли, в период с 6 июля по 14 октября 2004 участников проекта круглосуточно сменяли друг друга, и проводили час на пьедестале, делая все, что хотели.

В 2010 году на постаменте  в огромной пластикой бутылке появилась модель корабля Горацио Нельсонана , флагмана «Виктори», на борту которого адмирал получил смертельное ранение. Работа художника Йинки Шонибаре

Затем, в 2012 году сюда взобралась бронзовая фигурка мальчика на качалке- лошадке. Ее авторы, художники Майкл Элмгрин и Ингар Драгсет решили показать, что в жизни надо обращать внимание на повседневные события, которые не менее значимы, нежели экстроординарные.

В 2013 году ее сменило изваяние синего петуха высотой 4,72 метра работы немецкой художницы Катарины Фритш. Забавная птица должна была символизировать силу и возрождение.

В 2015 году появилась странная инстоляция — скелет лошади, к передней ноге которой был прикреплен дисплей, транслирующий информацию фондовой биржи Лондона.

В марте 2016 года на постамент водрузили бронзовую человеческую руку высотой 10 м с поднятым вверх большим пальцем.

И, наконец, сегодня там можно увидеть копию изваяния  крылатой богини-покровительницы ассирийцев с телом льва – ламассу, оригинал которой, стоявший с 700 года до н.э в Ираке, при въезде в древнюю Ниневию, у ворот Нергал, в 2015 году уничтожили боевики «Исламского государства».

На площади любят собираться не только люди. Спозаранку в это место слетаются городские голуби. Один за другим  они  прибывают, заполняя  все вокруг. И нам, сидящим на одной из боковых скамеек в ожидании открытия Национальной галереи (National Gallery), было интересно наблюдать за их тусовкой.

Особое внимание привлек один из сизарей, строивший из себя этакого пернатого  Дон Жуана. Передать увиденое словами необычайно трудно. Такое надо было видеть. Видеть, как ленивой походочкой он  приближался к голубкам и, заигрывая,  семенил рядом, пытаясь что-то втолковать им на своем птичьем языке.

В тот день ему явно не везло. Все попытки знакомства оканчивались явной неудачей, и бедняга каждый раз отлетал в сторону, принимал независимую позу и делал вид, что имевший место инцидент, к нему вовсе никакого отношения не имеет.

Но проходило несколько минут, и он снова принимался за своё. Не знаю, увенчались ли, в конце концов, его  действия  успехом, потому что куранты пробили десять, музей открылся, и орнитологический эксперимент пришлось прервать.

А когда часа через три мы вернулись на площадь, то не сумели различить нашего знакомца среди сотен других птиц, покрывших площадь живым ковром. Они слетелись сюда со всего города в надежде на ланч, потому что некоторые из предприимчивых людей сделали на голубях свой бизнес. Расположив на площади среди прочих палаток, торгующих открытками, сувенирами, мороженым и  булочками, свою, стали продавать  кормом для пернатых.

Как сетон-томпсоновские кошки, ожидавшие утреннего выезда мясника с печенкой, они знают, что в урочный час появится  кормилец. Торговля идет бойко. Редкий посетитель площади,  особенно с ребенком, откажет себе в удовольствии покормить птиц, приобретя за 0,75 фунта баночку с зерновым ассорти из кукурузы, риса, пшеницы, проса. 

Всех покупателей голуби держат под строгим контролем, и стоит им заприметить в руках стаканчик, —  на этого человека, облепляя, со всех сторон, обрушивается целая стая.

Не устояв перед искушением, я тоже взяла корм. Не успев отойти от киоска, почувствовала на руках, плечах и голове десятка два птиц. Было и смешно, и интересно, и немного боязно. Кто  может знать, что у них на уме?

Фотография 1996 года

В считанные минуты баночка была практически опорожнена. Я отбросила ее в сторону, и вся орава, устроив настоящую свалку, мгновенно переместилась в то место, куда она упала. Пытаясь достать оставшиеся зерна, птицы расталкивали друг друга, ходили по головам, спинам, лапкам. Успокоились только тогда, когда выбрали все до последней крошки.

Так обстояло дело во время нашей поездки в 1996 году. А четыре года спустя, в октябре 2000-го с Трафальгарской площади, подобно торговцам из храма,  был изгнан последний продавец корма для голубей. Муниципальные власти решили запретить торговлю, привлекавшую как туристов, так и пернатых. Это произошло потому, что голуби, составлявшие, по определенным подсчетам, стаю в 40.000 клювов, настроили вокруг площади массу гнезд и слишком сильно пачкают как памятники, так и прилегающую территорию, где разбрасывается, по тем же данным, ежегодно по тонне помета. Что ж, жаль, что  столь симпатичная картинка  не будет  теперь иллюстрировать город, называемый  Туманным Альбионом.

 Впрочем, хватит о птицах. Один из лучших лондонских музеев распахнул двери, приглашая нас (бесплатно!)  войти во внутрь.

1996-2003-2020

Фотографии Наташи Яровинской.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: