Сыхров

Сыхров

Недалеко от городка Турнов, в самом сердце «Чешского Рая», в XIX веке появился самый настоящий уголок Франции с одним из красивейших замков страны.  

Начиналось же все с готической крепости, которую построили в XV веке Вартенберги из рода Марквартичей.  

Два столетия спустя Ян Якоб Ламотт из Фринтроппа поставил здесь небольшой барочный охотничий замок с высокой башней и часовней, который в течение последующих 150 лет переходил из рук в руки.  До тех пор, пока его не приобрел в 1820 году Шарль (Карл) Алаин Габриэль де Роган, представитель одного из трёх наиболее значительных баронских родов Бретани, что берет название от  городка Роан на территории  нынешнего департамента Морбиан (А поэтому более правильно произносить эту фамилию опуская букву «г»).

Фото с сайта «Наполеон и революция»

О гордости представителей этого рода ходили легенды. Cредневековым баронам де Роган приписывался такой девиз: «Roy ne puys, Duc ne daygne, Rohan suys» («Королём быть не могу, до герцога не снисхожу, я — Роган»).

После присоединения Бретани к Франции в начале  XVI века Роганы, выдвинувшись на службе у Валуа и Бурбонов. Не удовлетворяясь статусом пэров Франции, заслужили право называть себя Принцами королевской крови.

Они занимали привилегированные должности при дворе, в армии, на церковном поприще. Один из них был даже Великим магистром Мальтийского ордена.

Когда во Франции грянула революция, кинувшая на плаху Людовика XVI и Марию-Антуанетту, многим аристократам, в том числе и Роганам, пришлось бежать из страны. И Карл Алан Габриель  оказался в Чехии, где и осел. Напрасно его потом неоднократно звали на родину. Он игнорировал  приглашения и  Наполеона I, и Людовика XVII, и  Карла Х…

Может быть потому, что по утверждению некоторых историков, его привели сюда не революционные события, а побег от кредиторов, так как герцог умудрился проиграть свое родовое имение, задолжать 33 миллиона франков. При этом, покидая Францию, сумел и немало вывести. Как в деньгах, так и в драгоценностях.  

По прибытии в Австро-Венгрию Карл Алан Габриель присягнул Габсбургам и в 1808 году получил привилегию на княжеское положение во всей империи. Его фамилия была внесена в  имперский Табель о рангах королевского двора. Правда, он вошел в группу под литером «А», что означало статус более низкий, нежели у чешских аристократов. Но,  как говорится, «на чьей телеге едешь, того и песенку поешь».

Решив окончательно обосноваться в Чехии, Роган выбрал прелестный  уголок, окруженный горами Ештеда, Подкрконоши и Йизерскими,  где и купил поместье Сыхров, название которого менять не стал.

Кстати, посмотрим, что оно означает. По этому вопросу имеются две версии. По одной данные места принадлежали некогда некоему Сыхре (отсюда и прилагательное). Согласно другой — чешское  слово «sychravý» переводится  как «сырой», «промозглый», что вполне соответствует местному  климату. Вот и выбирайте, какая из них больше нравится.

Хозяин поместья начал вести новую жизнь в сельском стиле. Увлекся охотой, завел прекрасную конюшню, псарню и сокольничью. А кроме того, занялся перестройкой замка и разбивкой прилегающего к нему парка, которому хотел придать вид версальского. Но получилось так, что тот приобрел чисто английский вариант.

Роган, наверно, не раз благодарил Господа за свою дальновидность. Когда в 1830 году трон французских королей рухнул окончательно, и престарелому Карлу Х вместе с семьей и свитой, в которую входили так же герцог и герцогиня Ангулемские (герцогиня Мария-Терезия была дочерью казненных Людовика XVI и Марии-Антуанетты) пришлось бежать из страны. И первое место, куда направились беглецы, был замок родственника-тезки в Богемии

Карл Х Фото из Википедии

В ожидании именитого гостя, в Сихрове подготовили  соответствующие апартаменты, которые можно увидеть и сегодня.  А лучший  из залов превратили в  парадный, украсили королевскими лилиями и знаменами дома Бурбонов.

Не имея наследника по прямой линии, Роганы в 1833 году  официально усыновили племянников — сыновей Марии Луизы Жозефины Роган (сестры владельца замка) и Карла Луи Каспара Рогана-Рошфора.

Когда на семьдесят первом году жизни хозяин усадьбы скончался, главной рода стал старший из этих детей Камиль Жозеф Филипп Идесбальд Роган.

При нем замок был перестроен и превращен в «резное чудо Чехии» благодаря работе искусного пражского мастера Петра Бушека, который большую часть жизни, отдал отделке потолков, панелей, стен, лестничных пролетов, переплетов оконных рам и прочих деталей интерьеров, включая мебель. На работу, выполненную с помощью двух сыновей и пяти учеников, ушло, не больше, не меньше, как 38 лет!

Что касается архитектурных работ, то ими занималось три специалиста: Франтишек Байер, Бернард Грюбер и Иосиф Прюво, отец которого прибыл вместе с Роганами из Франции.

Последний, преклоняясь перед Джозефом Нэшем, самым модным архитектором загородных резиденций в Англии и Ирландии на рубеже XVIII – XIX веков, взял в качестве настольной книги  его четырехтомник «Старинные английские особняки, рисунки из которого использовал при создании интерьеров. И именно Прюво предложил украсить замок резьбой по дереву, считая, что лишь таким образом можно выразить идеи позднеготического романтизма.

Что касается общего облика строения, то оно тоже сильно изменилось. Появились надстройки над фасадом и воротами,  выросли две мощные башни, придающие  замку вид старинной крепости. На южной стороне — призматическая, названная Австрийской; на северной — цилиндрическая Бретанская, получившая имя в честь родины Роганов.

В отличие от многих замков, в Сыхрове парадный вход с изящной парадной лестницей расположен со стороны парка, где приятно бродить по аллеям, слушать пенье птиц, вьющих гнезда в кронах  мощных дубов, обрамляющих аллею. Это по ней в замок прибывали как сами хозяева, так и их гости. Их приветствовали звуки трубы, что держит в руках  паж, украшающий флюгер угловой башни.

Вокруг замка на 26 гектарах земли раскинулся удивительный пейзажный английский парк, где было высажено множество деревьев разных пород: канадские пихты, кипарисы, китайская секвойя, лесные буки… Всего, согласно спискам того времени, — 398 хвойных и 1474 лиственных видов.

К сожалению многие из них не сохранились, как не сохранились и оранжереи, снесенные последними владельцами. А ведь в них, расположенных между лесом и садом, было собрано 1119 разновидностей тепличных растений, в том числе орхидей, которые поставлялись в шёнбруннскую  резиденцию австрийских императоров (см. Шёнбрунн).

В парке можно увидеть два сторожевых домика, искусственные  развалины древней крепости с видом на живописную долину реки Могелки. А можно прекрасно отдохнуть в симпатичной беседке, полюбоваться на падение водных струй в чаши бассейнов.

Но оставим  прогулку по парку напоследок. Сначала войдем внутрь замка. Первое помещение, в которое попадем,  — Лестничный холл с высокими красивыми окнами, между которыми видны фамильные гербы. Кстати, гербам здесь придается особое значение. Они – везде. Даже на внешней стене дома, выходящей во внутренний двор.

 

Особенно много изображений герба, принадлежащего семейству  Роганов. На нем — «в червлени девять золотых веретен», то есть на красном поле  – ромбы,  напоминающие грани алмаза, символизирующие богатство.  

Фото из Википедии

На некоторых из  гербов имеется золотая цепь с изображением «барашка». Это намёк на Орден Золотого руна, утвержденный в 1430 году герцогом Бургундским Филиппом III Добрым, что считался  самым почетным орденом для европейского дворянства. И надо отметить, что все владельцы замка Сыхров из рода Роганов-Гемене  являлись кавалерами этого ордена.

В других вариантах рядом с ромбами (на одной стороне разделенного надвое поля) черные хвостики горностаевого меха. Это тоже символ  отнюдь не бедности. Оттого такие хвостики встречаются во многих  уголках замка. Они вписываются в орнамент прекрасного наборного паркета, видны в резьбе оконных переплетов, карнизов, в  деталях мебели…

Но продолжим осмотр холла, где на подоконниках стоят белые мраморные бюсты, а по стенам развешаны охотничьи трофеи и доспехи. Отсюда наверх ведет резная лестница с прелестными фонарями, у подножья которой стоит фигура маршала Рогана. А на все это смотрит с одного из портретов первый владелец замка, облаченный в пурпурные одежды.

Karl Alois de Rohan-Guemene работа Alexander Clarot Фото с сайта «Наполеон и революция»

Не менее впечатляют другие помещения замка, где стены  многочисленных комнат оббиты яркими тканями. Так, в кабинете княгини она бирюзово-синяя, в салоне князя — солнечно-желтая, в малой столовой – розовая,  в салоне королевских апартаментов – красная,  а в салоне для гостей – зеленая. Во многих местах по штофному полю идет многократно повторяющийся рисунок королевские лилии.

Все красиво, все празднично. Только в одном месте, оставленном  практически нетронутым во время переделки замка, сохранился  мрачный тон. Это Королевские  покои, в которых, во время пребывания в Сыхрове,  размещался французский король Карл X, где он прожил почти год.

 Помнят апартаменты так же других именитых гостей: императора Франца Иосифа и седьмого короля  Пруссии Вильгельма I, которого сопровождал канцлер Отто фон Бисмарк.

Правда, последние останавливались в немного переделанных апартаментах. Потолок уже тогда украсили глубокие готические кессоны, были заменены стенные обои, а на окнах появились рисунки.

В этом месте на стенах висят портреты Людовика XIII и Людовика XIV, изображенного, сразу на 3 полотнах.

«Большой парадный портрет короля Людовика XIII» Филипп де Шампань. Фото из Википедии
Портрет Людовика XIV Гиацинт Риго Фото из Википедии

В интерьеры замка прекрасно вписались нарядные фаянсовые калориферы, изящные китайские и мейсенские вазы, сверкающие позолотой хрустальные люстры, что льют на  окружающее пространство  мягкий свет.

Что же касается мебели, то о ней разговор особый. Исключительно хороши резные стулья и кресла, снабженные колесиками из мейскенского фарфора для того, чтобы  их ножки не царапали  уникальный  пол.

Достойны истинного восхищения и другие предметы: столы и комоды, подставки для часов и кровати. Некоторые вещи — с секретами. Например, стул, стоящий в библиотеке, легко превращается в лестницу, а комод для приготовления напитков, снабжен разными приспособлениями, которые (в случае надобности)  можно было использовать и для незаметного применения  ядов.

В одной из комнат стоит сундук, который является истинным раритетом. Он — самый древний предмет мебели в замке (датирован концом XV века). В него, как шутили в старину, могло влезть либо одно платье, либо два любовника.

Коллекции сихровского замка относятся к числу самых интересных и крупных в Чехии.  Здесь можно увидеть набор редчайших эмалей из Лиможа (XVI в.); уникальные вещи из венецианского стекла, отлитые мастерами итальянского острова Мурано (XVII в.); стеклянные сосуды с родовым гербом на эмали (XVII в); фаянс из Дельфта, Голича и Циттау; фарфор из Мейсена и Восточной Азии; наборы посуды, образцы часов, уникальные шкатулки для хранения драгоценностей и ценных бумаг (начало XVII в., Хеб); уникальные ширмы, где в деревянные рамы вставлена тисненая свиная кожа и, конечно,  оружейный арсенал.

К сожалению, внутри замка фотографировать категорически запрещено, а потому удалось сделать лишь несколько снимков.

В замке выставлено множество портретов (242), на которых изображены именитые особы. С парадных портретов смотрят  Филипп V Анжуйский и  Елизавета I Тюдор, с которой вездесущие Роганы тоже были в родстве.

Филипп V Анжуйский Фото из Википедии
Портрет Елизаветы I Тюдор Фото из Википедии

Впрочем, не обделили они и себя, любимых. Их здесь тоже немало.  Успешных,  довольных, покрывших знатное имя  славой. Только об одном из всего клана, Луи де Рогане, говорят как о человеке,  запятнавшем честь рода в небезызвестной  истории с алмазами. Той самой, что была использована Александром Дюма в  качестве фабулы  для романов «Три мушкетера» и «Ожерелье королевы».

Кардинал Роган на портрете кисти Риго. Фото из Википедии

Для тех, кто   забыл об этой истории, напомним  вкратце. Кардинал, бывший в опале у короля Людовика XVI,  испытывал огромное желание наладить отношения с королевой. Этим воспользовалась авантюристка Жанна Ла Мотт, сыгравшая на честолюбивых устремлениях священника. Она предложила ему посредничество  между ним и Марией-Антуанеттой в деле покупки бриллиантового ожерелья сделанного по заказу Людовика XV для его фаворитки мадам Дюбари, но не выкупленного по причине скоропостижной кончины монарха.

Притупив бдительность недоверчивого Луи, Жанне удалось снабдить его умело сделанными фальшивыми бумагами, в частности гарантийным обязательством выплаты долга ювелирам. Когда  ожерелье оказалось на руках у Ро­гана, он привез его Жанне, и та при нем передала брил­лианты находившемуся в соседней темной комнате «посланцу» коро­левы, которая, естественно, ничего не получила.

Когда наступило время выплаты денег по расписке, афера открылась, было заведено уголовное дело. Главную виновницу высекли плетьми на Гревской площади в Париже, заклеймили позорным воровским клеймом и отправили в исправительную тюрьму. Кардинала заточили в Бастилию, а затем выслали из Парижа.

Кстати, среди лиц, глядящих на посетителей из золоченых рам, имеются и другие лица, хорошо известные нам по романам Дюма-отца. В салоне с камином, висят портреты, королевы Анны Австрийской, кардинала Ришелье и Марии Роган-Монтазон (герцогини де Шеврез).  Кстати, в замке  имеется  целых десять  портретов последней.  При том, что в других  музеях мира  лишь три. Два во Франции,  один – в  петербургском Эрмитаже.

Portrait of Anne of Austria (1601-66) Private Collection © Richard Philp, London French
Портрет мадам де Шеврез из замка Сихров
Кардинал Ришилье Фото из Википедии

И здесь в самый раз вспомнить и историю той, по отношению к  которой кардинал Ришелье произнес фразу, ставшую крылатой: «Cherchez la femme» («Ищите женщину»)».

Снова обратимся к произведениям великого романиста. В «Трех мушкетерах» герцогиня де Шеврез выступает в качестве «кузины-белошвейки», любовницы Арамиса. В продолжении этого романа «Двадцать лет спустя» на страницах возникает виконт де Бражелон, появившийся на свет в результате мимолетного амурного увлечения  этой дамы уже Атосом. Что ни говори, а Дюма, обращавшемуся с историческими хрониками весьма фривольно, в фантазии не откажешь.

На самой же деле все обстояло совсем не так. Мари́ Эме́ де Рога́н-Монбазо́н, герцогиня де Шеврез, представительница высшей французской аристократии, была одной из самых активных  фигур в плетении интриг при французском королевском дворе первой половины  XVII века. Это она всячески способствовала связи  Анны Австрийской с герцогом Бэкингемом; участвовала в заговорах против  Людовика XIII, против кардиналов Решилье и Мазарини; была замешана в истории за передачи Испании выкраденных у своего любовника государственных бумаг и в организации переписки королевы с враждебным Франции испанским королём Карлом II. За  сии деяния герцогиню не раз удаляли от двора, но она вновь и вновь  возвращалась в Лувр.

 Имеются в замке изображения других дам. И у каждой из них своя история. Вот, например, в Дамском салоне, изящной комнате с красивым роялем, многочисленными банкетками и пуфами, на которых удобно расположиться, слушая игру на фортепьяно или просто болтая, висит портрет высокой статной женщины в черном декольтированном платье с чалмой, украшенной белыми страусовыми перьями. Это княгиня Берта Роган, известная как Черная  Дама. Она — одно из самых известных в Чехии привидений.

История рассказывает о том, как девушку выдали  замуж без любви за ее дядю. Брак с человеком, намного старше, был несчастливым. Наверно поэтому у них долгое время не было детей, к которым княгиня тянулась всей душой, а потому ласкала  всех малышей в округе, дарила им сласти.

Наконец, она забеременела и родила мальчика, который  прожил не более полугода. Не сумев смириться с такой потерей, Берта сошла с ума. Надела черное платье, которое не снимала до самой смерти. А когда отправилась в мир иной, то не покинула замка. Так и бродит по внутренним покоям восточного крыла, где порой самопроизвольно открываются и закрываются двери, проносится по коридору огонек зажженной свечи, звенят стекла, слышатся вздохи и стук каблуков.   

А еще княгиня следит за тем, чтобы в замке ничего не менялось, находилось там, где было когда-то поставлено. Если видит, что какой-то предмет находится не на там, где должен быть, тут же возвращает его  на место. 

Бывает, что во время ночных экскурсий  кто-то из гостей замка почувствует ее  присутствие и захочет сфотографировать. Но ничего не получится. На снимках в месте ее предположительного нахождения Берты образуется чёрное пятно.

А теперь, оставив истории о дамах, возвратимся к осмотру замка.  Очень хороша Большая столовая, где ждет гостей сервированный стол, а в окна вставлены витражи с изображением членов рода Роган, кабинеты, опочивальни …

Непременно стоит заглянуть в замковую Капеллу Вознесения Девы Марии. Там вместо алтарного образа – цветное окно с рисунком. Главное  же украшение этого места —  небольшой орган XIX столетия немецкой работы.

На нем играл во время неоднократного пребывания в замке (9 раз за 9 лет!)  Антонин Дворжак, потому что эти места ему очень нравились и вдохновляли на  создание  новых произведений, которые он писал именно за этим инструментом.

Капелла действующая. В ней и сегодня проводят самые разные церковные обряды. Особенно модно венчание.

Кроме главной капеллы в замке имеются две так называемые оратории (oratorium – на позднелатинском «молельня», по аналогии с особыми помещениями при церкви, предназначавшимися для молитв, проповедей, пения духовных песен). Одна большая, общая. Вторая – малая, служившая лишь нуждам княгини.

Хороша и замковая библиотека, где хранится более 7200  томов, в том числе 9 манускриптов и 1614 книг, напечатанных до 1800 года. Некоторые издания весьма занимательны. Например, ежегодно обновляемые каталоги европейских женихов и невест. Это томики Готского альманаха, который начали печатать в 1763 году и  выпускали ежегодно, вплоть до конца Второй мировой войны.  Издание, по тем временам, весьма нужное, пользовавшееся  исключительным спросом. Ведь тогда ни интернета, ни клубов знакомств  еще не существовало.

Как и в других местах, здесь картины. На одном из полотен мы видим бонну с мальчиками, с внуками Короля-Солнца. Кажется странным, что они облаченным в девчачьи  платьица. Но удивляться не стоит. Это связано с тем, что в старину смертность мальчиков намного  превышала смертность девочек. Вот и старались обмануть костлявую, наряжая мальчишек таким образом.

Заканчивая рассказ о Сыхрове, стоит добавить, что в 1945 году замок был конфискован в пользу государства за сотрудничество Роганов с фашистами. Не помог и тот факт, что в подвале замка скрывались чешские партизаны. Семья перебралась в Австрию, где ныне живет  семь дочерей последнего владельца замка. Они не оставляют вниманием родовое имение, ставшее музеем, периодические  посещают его и, по мере возможности.  поддерживают финансами.

2009

Фотографии Алексея Яровинского

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: