Джузеппе Арчимбольдо

Джузеппе Арчимбольдо

Загадочность чревата истиной,
глубоко скрытой и таинственной

Бальтасар Лоренсо Граспан

Овощи и фрукты можно не только есть. Ими можно  любоваться.  А еще можно рисовать, собирая в интересные композиции и натюрморты. И мы смотрим на картины Геды и Переды, Снейдерса и Белингера, удивляясь тому, что  лимоны, яблоки, виноград и обычная капуста  могут быть столь привлекательными. 

Но один человек, решил  использовать дары природы по-своему.  Переступив рамки обычного, Джузеппе Арчимбольдо. сделал их составляющими частями портретов. 

В знаменитом парижском Лувре посетители долго стоят перед его картинами, мысленно разбирая на составляющие удивительные портреты, где волосы заменяют цветы, фрукты, ягоды, корни дерева;  носы – кабачок, груша, сук, а рот – стручок, орех или нарост гриба.

Весна
Лето
Осень
Зима

 Авторская концепция этих работ, датированных 1563 годом, уникальна.  Если смотреть на них с  приличного расстояния, то можно увидеть вполне различимые профили: юноши, человека постарше, зрелого мужчины и старика, чей лик словно растворяется в темноте. Но стоит подойти ближе – иллюзия правдоподобия исчезает. Ясно видно, что юное лицо состоит из букета цветов, молодого мужчины – из ягод и фруктов, а лик старца предстает собой трухлявый пень с искореженными ветвями.. Портрет исчезает, превращаясь в натюрморт.

Загадочна не только живопись, но и личность художника, который  подписывался  Арчимбольдо, Арчимбольди,  Арчимбольдус; а называл себя  Джузеппе, Йозефусом, Йозефом, Йозефо…

Происходил он из родовитой дворянской семьи, корни которой затерялись в Южной Германии, где его предок Зайфрид состоял на службе у Карла Великого.

Один из его  шестнадцати сыновей перебрался в Италию, где и стал основоположником итальянской ветви Арчимбольди. 

Несмотря на то, что отец художника был незаконнорожденным, высокопоставленные родные,  среди которых был  архиепископ Милана Джананьело, не оставили его своей милостью.  Архиепископ сыграл немаловажную роль и в жизни Джузеппе, введя его в круг интересных людей, посещавших его дом: ученых,  гуманистов, художников, что, несомненно, сказалось на взглядах, и творческой манере будущей знаменитости.

А еще на воображение юного художника произвели рукописи и рисунки Леонардо да Винчи,  увиденные в архиве Бернандино Луини, ученика этого мастера. Затаив дыхание, юноша смотрел на странных чудовищ, карикатуры, человеческие лица  «собранные» из растений и животных.

Как, где и у кого учился  Арчимбольдо – не известно. Известно только то, что  как художник он дебютировал в 1549 году в возрасте 22 лет, когда помогал отцу делать витражи для миланского собора.

Далее – опять неизвестность. Одни лишь догадки и предположения о его службе при Венском дворе императора Максимилиана II. И так вплоть до 1562 года. До того момента,  когда художник оказался в Праге по приглашению императора Фердинанда I, которому он за десять лет до этого, когда будущий монарх был еще герцогом Богемским, создал в графике родовые гербы.

Согласно биографу Паоло Мориджу, художник «прибыл к императорскому двору, где был любим и почитаем, и принят с высоким расположением, и император назначил ему высокое жалование  соответственно его заслугам. и так же показывал свое расположение различными другими способами».

Мало что изменилось и после смерти Фердинанда в период правления и Рудольфа II. Разве только кроме обязанностей придворного портретиста ему пришлось выполнять массу дополнительных функций. 

При Рудольфе II, расположенном не к войне, а миру, страна процветала, способствовала развитию наук и искусств. Пражский двор считался культурным центром всей Европы, Там царил культ живописи и скульптуры, науки и оккультных дисциплин.  При дворе жили и работали известные ученые (в частности Тихо Браге и Иоганн Кеплер), астрологи, алхимики.  И в этот мир прекрасно вписался Арчимбольдо.

За безупречную одиннадцатилетнюю службу он получил значимый подарок. Император подтвердил аристократический статус его рода и позволил художнику  воссоздать свой герб.

Представляя собой «леонардовский тип» универсального мастера, умеющего делать многое.  А поэтому при императорском дворе, кроме консультанта по изобразительному искусству, выполнял обязанности механика (в частности изобрел клавесин, игра на котором сопровождалась  различными цветовыми эффектами), гидротехника, являлся куратором, то есть хранителем Кабинета искусства и редкостей —  кунсткамеры, экспонаты для которой собирали специальные агенты, а порой и самолично Арчимбольдо..

В своей книге Бенио Гейгер приводит некоторые примеры этих экспонатов: «чучела птиц со всего света, гигантские мидии, рыба-меч и рыба-игла, драгоценные камни, демоны, запаянные в стекло, предметы, прибывшие из вновь открытой Америки, драгоценности и целый зверинец экзотических животных».

Среди ренессансных монархов было широко распространено проведение турниров и празднеств, проходивших с большой помпезностью. В большинстве случаев это были настоящие театрализованные представления, где центральной фигурой становилась коронованная особа.

В этом своеобразном шоу участвовали персонажи из древней истории и мифологии,  перенесенные в реальную действительность. И Арчимбольдо, как организатор этих торжеств, стал незаменимым.  Его неисчерпаемая фантазия создавала интересные сценарии, удивительные костюмы, гротескные маски.  

Именно художник, согласно хроникам, был организатором свадебного торжества 1571 г. в Вене и коронации Рудольфа II как венгерского короля в 1572 г.

Как пишет современник Арчимбольдо, художник Паоло Ломаццо, «свадебная церемония была настолько насыщена символикой, что для ее разъяснения потребовалось бы написать целую книгу. Свадьба давала возможность для прославления габсбургского рода, где каждый эрцгерцог олицетворял собой определенную часть Европы»

Но главным, конечно, было не это. А его удивительные картины, которые он писал по заказу императоров. Прежде всего удивительные портреты, скомпонованные из животных, плодов и предметов. Они представляют собой фантастические аллегории в виде, так называемых «скомпонованных голов»,

Это не то, что ныне называется коллажем. Содержание этих картин далеко не всегда удается расшифровать, понять заложенные в них аллегории. В них нашли отражение особые философские размышления. О природе и людях, человеческом характере, который, по его представлениям, «складывался под влиянием частиц, распыленных  вокруг».

Манеру письма Арчимбольдо можно рассматривать как  некую разновидность распространенного в тот период маньеризма (от итал. «maniensmo» — вычурность),  характеризовавшееся преобладанием формы над содержанием, ибо главный принцип Ренессанса – «подражать природе».

Маньеристы заменили изощренность форм и гармоничное восприятие мира субъективной  «внутренней идеей» художественного образа. В их творчестве связывалось воедино все сущее:  живое с неживым, природа с человеком, небо с  землей. Мысли  же и настроение выражались посредством формы, цвета, букв, чисел, звуков.

За два года службы у Фердинанда I Арчимбольдо написал несколько портретов членов правящей фамилии. В том числе первый тетраптих «Времена года», состоящий из фантастических полотен демонстрирующих изменчивость человеческого облика в круговерти  природы, с которого мы и начали свой рассказ….

В них – не только  фантазия художника. Это аллегория. В облике зимы, которая,   по мнению  римлян, является «головой года», ибо таит в своих недрах  урожай будущего лета, содержит идею постоянства как природы, так и императорской власти, священной империи Габсбургов.

Не менее интересны и его «Элементы», изображающие Воду, Воздух, Землю, Огонь…

Вода
Огонь
Земля
Воздух

По заказу императоров  художник повторял  свои циклы «Времена года» и «Элементы», которые Габсбурги  использовали как подарки.

Используя натуралистические тенденции и иллюзионистическую стилистику в своих работах, Арчимбольдо добивался гротеска, который в те времена имел место и в литературе. Достаточно вспомнить книги хорошо знакомого нам его  современника Рабле.

Для Арчимбольдо его работы, которые исследователи характеризуют словом «grilli», что означает  «прихотливый», «забавный», «курьезный», характерна идея выражать свою идею через портрет, составленный из  различных предметов.

Вот, например «Библиотекарь», состоящий из книг

А это «Юрист». Несмотря на накинутый дорогой плащ, он состоит из толстых книг и папок, а лицо из куриного мяса и жареной рыбы, роль носа выполняет тушка цыпленка,  крылья которого стали бровями, а головка — глазом.

Особенно интересны его визуальные палиндромы или перевертыши.

Повар
Корзина с фруктими

В 1587 году  после многочисленных просьб  император  разрешил  Арчимбольдо вернуться в родной Милан. За «долгую верную и честную службу» он пожаловал  художнику 1500  рейнских гульденов и предложил  работать с ним уже на правах  вольного художника.  Тот согласился и за два года до своей смерти послал Рудольфу «Вертумна» – новый портрет-головоломку, восхитивший всех аллегорический портрет самого императора

В отличие от других, профильных работ, этот погрудный портрет написан  анфас и изображает Вертумна — загадочного древнеримского божества плодородия и изменчивости, хоть и относимого к числу второразрядных, тем не менее, весьма важного, ибо от него зависит многое из происходящего вокруг: смена времен года, рост как растений, так и живых существ, изменение в неживой природе. Он — олицетворение циклического проявления времени, проходящего через вещи и явления и исчезающие в вечности.

Портрет составлен из великолепных плодов, цветов и овощей, представляющих четыре времени года. Нос-груша, щеки – яблоки, вместо лба и туловища — тыквы,  воротник- кабачки, а перевязь – гирлянда цветов.  Собранные  в «прекрасной гармонии» они олицетворяют единство. Так, подобно Вертумн, что царствует во все времена года, определяя их смену, стоит над всеми император.

Прекрасную интерпретацию этому портрету дал друг  и  соплеменник Арчимбольдо  Команини в своей поэме, посвященной этому творению:

Пока не разглядишь все то уродство,
Что столь прекрасным делает меня,
Ты не поймешь, что все это уродство –
Прекрасней о сто крат, чем красота —
В разнообразии моем таится.

Портрет так понравился императору, что тот в 1592 году наградил  Арчимбольдо своим главным орденом. А через год после этого художника не стало.

Как это ни странно, широко известный при жизни, он вскоре был забыт и XVII – XVIII веках о нем нет никаких упоминаний. Вплоть до 1885 года, когда в свет вышел труд доктора Карло Касати  «Джузеппе Арчимбольди,  миланский художник»,  в котором он представляет его как портретиста. 

Должен был пройти  некоторый  период времени, прежде чем его «открыли» для себя сюрреалисты, посчитав своим предтечей. 

Спрашивается: почему  интерес к творчеству Арчимбольдо  после его смерти был потерян?    Вероятней всего, что просто его работы были непонятны последующему поколению, которое видело в нем «клоуна от искусства», писавшего какие-то фантастические картины.

Вполне возможно, его кисти принадлежали и  картины в традиционной классической манере.  Только они где-то  затерялись. Идентифицированы только два «Автопортрета», витражи в миланском соборе и гобелены в кафедральном соборе Комо.

Сегодня Арчимбольдо снова интересен и популярен. Историки изучают его уникальные картины и пытаются отгадать их суть. Ведь, несмотря на множество копий и подражаний, уровня  Арчимбольдо не удалось достичь никому.

2022

Использованный материал

Вернер Кригискорте «Джузеппе Арчимбольдо» «Арт Родник», Москва, 2002

http://eguarwr.ru › index › louvre_museum_giuseppe_…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: