Скорбь и радость, облаченная в камень

Скорбь и радость, облаченная в камень

«Рвётся и плачет сердце мое!»
А. Галич

Тема Холокоста – одна из самых тяжелых, самых болезненных. Она – словно незаживающая рана на теле еврейского народа. А потому о миллионах загубленных жизней: убитых, задушенных, сожженных напоминают многочисленные памятники и мемориальные комплексы.

Один из них находится недалеко от Иерусалима, в Иудейских горах, возле мошава Кисалон, близ одноименного ручья.  Здесь ККЛ создал Лес Мучеников (Ya’ar HaKdoshim), высадив шесть миллионов деревьев, по числу погибших от рук нацистов во время Второй мировой войны. Зашелестели листвой дубы и эвкалипты, расправили игольчатые лапы сосны…

Закладка леса состоялась в 1947 году, а начиная с 1951 года, в течении 50 последующих лет, продолжалась интенсивная посадка растений. Вся территория разделена на участки, получившие названия по имени разрушенных еврейских общин Европы: Италии, Латвии, Эстонии, Литвы, России, Польши, Венгрии, Югославии и т.д. На каждом участке — количество деревьев соответствует числу погибших евреев в этих странах. Мемориальные таблички рассказывают о том, в честь какой еврейской общины была посажена та или иная роща, приведены имена жертвователей. Сводная таблица помещена около «Святой пещеры».

В 1994 году появился еще один лесок —  Катынский. 1000 деревьев —  знак памяти о польских офицерах еврейского происхождения, расстрелянных в Катыни, Медном и Харькове в 1940 году; в лагерях Козельска, Старобельска, Осташкова.

А через семь лет, в мае 2011 года, состоялось открытие мемориала Анны Франк. Конструкция из ржавой стали, символизирует комнату, в которой скрывалась девочка во время военной оккупации, где писала свой дневник, ставший одним из обличительных документов преступлений гитлеровской Германии.  В этой «комнате» стоит одинокий стул, на котором сидела Анна и смотрела через окно на растущий рядом каштан.  Голландский скульптор Пит Коэн создал свою работу специально для этого мемориала, занимающего часть леса площадью около 2000 м², по которому разбросаны таблички со страницами из знаменитого дневника.

Доминантой же комплекса является поставленный в 1971 году в самом центре леса «Мегилат Эш» («Огненный свиток»), представляющий собой две исполинские колонны высотой восемь метров в форме бронзовых свитков. 

Один из них носит название «Катастрофа», а второй –  «Возрождение».

Отливка весом 14 тонн, на которую ушло три с половиной года работы в Италии, изначально готовилась для мемориала Холокоста в Нью-Йорке, но была отвергнута Городской художественной комиссией как «представляющая групповые интересы, не связанные с американской историей».  И тогда, разделенная на две части, скульптура была доставлена в Израиль. Ее автор, Натан Рапопорт, хотел, чтобы его творение было установлено в центре Иерусалима. Но и здесь из-за политкорректности мемориалу не нашлось места. После долгих споров его установили в Иудейских горах.

Монументальное произведение, состоящее из двух свитков, символизирующих евреев как Народ Книги, сверху смотрится знаком бесконечности. Бесконечности памяти трагических событий, имевшим место в жизни еврейского народа, безграничности благодарности людям, победившим фашизм и создавшим еврейское государство, бесконечности существования нашего народа на этой земле.

В мощнейшем по силе эмоционального воздействия сооружении нашла отражение история еврейского народа от Катастрофы до образования государства с горечью потерь и радостью возрождения. Огромное количество сюжетных сцен и образов, которые сливаясь, стирают границы между событиями.

Осмотр надо начинать с правого свитка, где в нижней части видим дома гетто, людей, обреченно бредущих в концентрационный лагерь.  Среди них фигура легендарного Яноша Корчака, который, не оставив воспитанников, перешагнул порог газовой камеры.

Над ними – люди, поднявшие восстание в варшавском гетто. Нацистское присутствие обозначено символами — касками, танками…

Противостоять этому стараются фактически безоружные люди. Вот человек, пытающийся бросить подобранный камень…

А выше- языки пламени, охватывающие дома, уносящие в небо людей… А вместе с ними, как символ истребления еврейского народа, исчезающая в небе менора… Тем, кому чудом удалось выжить, направляются в Эрец Исраэль, где их встречают кибуцники.

Так заканчивается образный рельефный рассказ на одной части свитка, и начинается на второй, повествующий о создании государства Израиль, жизнь которого началась с войны за Независимость. Простреленная водонапорная башня кибуца Негба, картины боев и побед, в которой фигурируют и старожилы, и только что прибывшие репатрианты.

В нижней части мы видим дерево с обрубленными ветками, что обычно используется в памятниках, поставленных на могилах тех, кто ушел молодым, и, как символ возрождения к жизни, – менора, превращающаяся в оливу.  Солдаты около Стены плача, религиозный человек, несущий свиток торы… Вполне возможно, что это никто иной как пророк Элиягу Анави, что всегда сопровождал еврейский народ, делил с ним и горе, и радость.  А над этим сюжетом – другой, противопоставленный изображенному на римской арке Тита, где римляне несут трофей из иерусалимского храма. В этом солдаты возвращают его домой.

А на самом верху — «Аллилуя»: развевающиеся флаги вокруг ангела, дующего в трубу, люди, отплясывающие «Хору «в честь победы, ангел, прикасающийся к священной стене, царь Давид, играющий на арфе…

Внутри «Огненный свиток» полый. Туда можно войти через специальный проход и прочесть следующие слова: «… так сказал Господь Бог: вот я открою погребения ваши, народ Мой, и подниму я вас из погребений ваших, народ Мой, и приведу вас в землю Йисраэйля… И вложу дух Мой в вас — и оживете, и дам вам покой на земле вашей…» Йехезкэйль (37:12-13) Свои же мысли и чувства по поводу данной работы скульптор выразил в надписи на камне, установленном рядом с его творением. «Мои слова я отлил в бронзе и вырубил в камне. Они безмолвны, тяжелы и вечны. Натан Рапопрот.»

И было очень грустно узнать о том, что в 2012 году, в Йом Кипур, монумент   подвергся бессовестному нападению вандалов, похитивших две бронзовые плиты. Но сегодня все восстановлено, памятнику возвращен изначальный вид.

Чтобы понять, насколько и почему Натану Рапорту столь близка тема еврейской истории и, особенно, Холокоста, стоит познакомиться с его биографией.

Он родился в 1911году в небогатой хасидской семье, жившей в Варшаве. Несмотря на то, что был внуком шойхета, выбрал светский путь. Окончил городскую художественную школу, затем Варшавскую академию искусств. И сразу же, после окончания, получил в 1936 году приз за скульптуру «Теннисистка», что экспонировалась на варшавской выставке «Спорт в искусстве». После этого был приглашен на международную выставку, посвященную Олимпийским играм, устраивавшуюся в Берлине, но отказался от участия в мероприятии из-за уже имевшего там место нацистского режима.

Молодой перспективный скульптор, получив   стипендию Академии, стажировался во Франции (1936 г) и в Италии. (1938 г.), где изучал искусство старых мастеров, работал в художественных студиях. В 1939 году, после раздела Польши, оказался в Белостоке, временно оккупированном Красной Армией.

Ему повезло. Предъявленные худсовету эскизы в духе реализма понравились. Его приняли на работу и отправили в Ташкент. Там он работал, занимаясь ваянием бюстов лидеров советского государства.   Узнав о восстании в Варшавском гетто, начал разрабатывать проект памятника, посвященный его участникам.  Идею удалось воплотить в жизнь в Варшаве, куда он вернулся в 1946 году. И 19 апреля 1948 года в рамках мероприятий, посвящённых пятой годовщине трагического события, в том месте, где произошло первое военное столкновение еврейских ополченцев с немецко-фашистскими силами (сегодня между улицами Анилевича, Кармелицкая, Левартовского и Заменгофа находится «Площадь героев гетто») появился 11 метровый мемориал из лабрадорского гранита, добытого в шведских карьерах.  Именно этот камень на пике победоносного шествия Германии, заказал в 1942-м году Альберт Шпеер, министр экономики Третьего рейха с целью создания ряда памятников фюреру. Мемориал был построен на деньги, собранные еврейскими организациями. Отливка барельефа выполнялась в Париже. Строительство и монтаж проводила строительная компания во главе с Марианом Плищинским.

Памятник представляет собой каменный параллепипед, опирающийся на постамент с двумя бронзовыми менорами, где можно прочитать надпись на польском, идиш и иврите: «Еврейский народ своим борцам и мученикам». На памятнике —  барельефы. С восточной стороны перед зрителями предстает трагическая картина «Шествие к уничтожению», изображающая обреченных на муки и страдания женщин, детей и стариков. В правом верхнем углу —  немецкие каски, символизирующие нацистов, подобные тем, что появились потом на «Огненном свитке». А с западной стороны композиции расположена скульптурная группа «Борьба», символизирующая героических повстанцев, вооруженных   бутылками с горючим, пистолетами, гранатами.

В 1950   году Рапопорт покинув Польшу, оказался во Франции, откуда в 1951 году репатриировался в Израиль. По-прежнему его занимала еврейская тематика, отражавшая библейские, исторические и современные события. Первыми работами в Эрец Исраэль стали две монументальные скульптуры для кибуцев, расположенных на юге страны.  В 1951 году в «Яд Мордехае» был поставлен памятник лидеру восстания в варшавском гетто Мордехаю Анилевичу, а в 1953-м — монумент памяти защитников «Негбы», остановившим египетскую армию на подступах к кибуцу.

Если в раннем творчестве этого мастера видно явное влияние социалистического реализма и советской монументальной скульптуры, то израильский период творчества более близок к академизму с элементами натурализма и патетики.  К сожалению, это не было принято израильской элитой, предпочитавшей молодых авангардных скульпторов.  И Натан, не получив должного признания, обиделся и в 1959 году перебирался в Америку. Поселился на Манхеттене в Нью-Йорке. Через пять лет получил американское гражданство.

Израильский отрицательный опыт дал свои плоды, и впоследствии скульптор старался расширить творческие рамки, сделать свои работы более   емкими, обобщенными, стилизованными, экспрессивными, пластически выразительными. И первым таким произведением стал «Памятник шести миллионам погибших в Катастрофе», Филадельфия, 1962 год).

А потом поступил заказ на монумент для площади Варшавского гетто в Яд ва Шем. Снова тема, сопровождавшая его всю жизнь. И он   создал монумент, в какой-то степени повторив и, в то же время изменив, варшавский вариант.

Здесь тоже две части, но установленные раздельно.  Первым, в 1976 году, появился «Последний путь», изобразивший состояние людей, доведенные до животного состояния, забывших, что такое нормальная жизнь, нормальные человеческие отношения. На вытянутой горизонтальной панели изображены фигуры, облаченных в библейские одежды. Полные смирения и покорности судьбе, они бредут, опустив головы, по направлению к бездне.

Иначе выглядит вторя часть монумента «Восстание в гетто», установленная в 1972 году. На вертикальном плато изображены те, кто сумел противостоять действительности, оказать сопротивление нацистам. Здесь красной нитью проходит мысль о том, что лишь сохранение национального достоинства и стремление к свободе могут привести от поражения – к победе, к торжеству добра над злом, жизни – над смертью. У этих людей головы подняты вверх, лица полны решимости и уверенности в правоте своих действий. В центре композиции – фигура человека, возглавившего восстание Мордехая Анилевича.

На территории музейного комплекса имеется еще одна работа этого автора – пятифутовая бронзовая статуя, изображающая «Иова страдающего», что считается одной из наиболее ярких работ Рапопорта. Иов —  библейский персонаж, чье имя переводится как «удручённый, гонимый». В библейской традиции он является символом веры и терпения, а также торжества Жизни. Согласно легенде, этот человек был подвергнут тяжелейшим испытаниям, которые перенес с достоинством, не утратив веры, а потому был поощрен Всевышним. Иов, находящийся здесь, изображен в образе узника концлагеря. Весь его вид: и поза, и выражение лица, словно концентрируют душевные муки автора, связанные с трагедией Катастрофы.

Эта статуя – подарок четы американских евреев Сильвии и Марри Фурманов к двадцатилетию образования государства Израиль. История их жизни заслуживает хотя бы нескольких слов.     Уроженец США, Марри Фурман получил образование в Шотландии. Во время Гражданской войны в Испании организовал и возглавил полевой госпиталь в рядах республиканской армии, состоявший из британских хирургов.  По возвращении в Америку специализировался в новой отрасли медицины — радиологии. Был среди врачей, приглашённых в 1949 году в Институт ядерных исследований в Оук-Ридж (штат Теннесси), где он участвовал в одной из первых программ по ядерной медицине. Много лет обучал студентов-медиков в Университете штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук и в Еврейской больнице Лонг-Айленда. Его жена Сильвия Хоуард Фурман более 30 лет выполняла функции специального представителя Генерального Секретаря ООН в Международной школе Объединённых Наций. Ее именем назван Центр исполнительского искусства в этой школе.

Фурманы заказали две отливки. Одна, как мы видели, находится в Израиле, а вторая в   1986 оду была подарена Департаменту парков Нью-Йорка. И это не единственная работа Н. Рапопорта в Америке.  А самой известной из них является «Мемориал Свободы» в парке в Нью-Джерси. Он изображает американского солдата, освобождающего малолетнего  узника лагеря смерти. «За вклад в американскую культуру и выдающиеся достижения» национальное скульптурное общество США наградило Рапопорта медалью им. Герберта Адамса.  Это было в мае 1987года, менее чем за месяц до его смерти.

Прощание со скульптором состоялось в консервативной синагоге «Парк Авеню», находящейся в Верхнем Ист-Сайде. Той самой, для которой в 1980-м году он создал горельеф «Корчак и его дети».  На барельефе, помещенном на фасад здания, изображен легендарный доктор с детдомовцами, ставшими для него родными. Надпись, выбитая над горельефом, гласит: «Священной памяти миллиона еврейских детей, погибших в Холокосте». А та, что на цоколе, сообщает, что скульптура подарена синагоге двумя инкогнито, выжившими в Холокосте.

Несмотря на признание Америки, Рапопорт, оставаясь до мозга костей евреем, стремился душой в Эрец Исраэль. Туда, где находилось его любимое детище – Огненный свиток. Ведь не случайно он завещал кремировать свое тело после смерти, а прах развеять в лесу. Но, как известно, еврейская традиция запрещает проводить такой обряд, а потому его тело, перевезенное в Израиль, захоронили на кладбище в Петах-Тикве.

2015

Написано под впечатлением экскурсии с Инной Чернявской

Использованный материал

Рапопорт  Натан Электронная  еврейская энциклопедия

Лес Мученников  Википедия

Mordechai Anielewicz sculpture work of the sculptor Nathan Rapoport

Материал из ЕЖЕВИКИ — EJWiki.org — Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам

Памятник героям гетто (Варшава) — Википедия

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: