За окном

За окном

За моим окном решетка, которую, дотянувшись до второго этажа, добросовестно обвивает вьюнок, постоянно открывающий новые сине-фиолетовые граммофоны с бело-розовым донышком. Красиво. И это нравится не только мне. По несколько раз на день сюда прилетают небольшие птички-нектарницы, горящие на солнце изумрудным оперением. Они прокалывают цветок у основания и тянут сок тонкими загнутыми клювиками соки, а, напившись, сразу же срываются с места.

Прилетают и дикие голуби. Опустившись на подоконник, чинно воркуют, делясь впечатлениями. А одна пара уже в четвертый раз нанося, веточки, выкладывает гнездо. Первый раз все обошлось благополучно. Отложив яйца, самка с самцом  по очереди  сидели на них, сменяясь, словно караул у московского мавзолея.

 

 

 

 

 

 

Когда через три недели вывелись птенцы буро-коричневого окраса с черными контурами вокруг глаз, родители, которых я научилась различать по определенным приметам (голубь был немного больше голубки и имел не белый как у нее, а коричневый ободок около глаз), со всей ответственностью стали их выхаживать.

Сначала не давая им и высунуть наружу носа (вернееклювика), согревали своим телом, потом стали понемногу приобщать к жизни.

 

 

 

 

 

 

И тогда можно было наблюдать интересную картину как отец или мать, принеся пищу, всовывали свой клюв глубоко в горло деткам, которые, сотрясаясь, заглатывали ее судорожными движениями.

Когда птенцы слегка оперились, то стали скакать по подоконнику, а вскоре и неуклюже летать. После этого через несколько дней они  исчезли и больше не появлялись.

Прошло несколько месяцев. Эта же пара появилась снова  и опять вывела птенцов. Так как мне надо было уехать, я не имела  возможности наблюдать за ними. А вернувшись через несколько дней была  удивлена, увидев гнездо пустым. Ведь за такой короткий срок превратиться в слетков птенцы не могли.

О событиях, вероятно, имевших место, подсказал следующий случай, когда вновь высидев птенцов, родители стали проявлять явную беспечность, оставляя их одних. И это добром не кончилось. Однажды, подойдя к окну, я увидела картину, от которой душа ушла в пятки. Сойка, слетая с подоконника, несла в клюве одного из малышей.

Пока я оторопело смотрела, плохо воспринимая происходившее, прилетела мамаша и, недоуменно покачав головой, стала кормить оставшееся чадо. Затем снова исчезла. Не знаю, долго ли птенец еще сидел в гнезде, только когда  примерно через час я подошла к окну, его уже не было. Исчезли и взрослые птицы.

Эта история произвела на меня такое жуткое впечатление, что я решила: «Больше не буду разрешать горлинкам  вить здесь гнезда».

Убрала все ветки, вычистила, вымыла и продезинфицировала подоконник. А когда через пару месяцев уже другая пара вновь выбрала это место для гнездовья, по совету знакомой развесила на решетках алюминиевую фольгу для того, чтобы та, блестя и шелестя на ветру, отпугивала птиц. А еще выставила туда горшки с цветами.

Каковым было мое возмущение, когда я вдруг обнаружила, что уже голубь, помяв веточки герани, уселся в один из горшков, а голубка — в другой!

Поругалась, но гнать не стала. Видно, у моего подоконника, как и у всего в этом мире,   свое предназначение.

2001

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: