«Географические»

«Географические»

МЫ ВЫШЛИ НА ПИККАДИЛЛИ...

Мы вышли на Пиккадилли…
Горели кругом фонари.
Мы долго-предолго бродили.
До самой рассветной зари.

Безмолвно глядели витрины
На все, что было вокруг.
Тут бомж со своей циновкой
Откуда-то выполз вдруг.

Кругом старина седая —
Свидетели прошлых эпох.
А рядом с нищим собака
По телу гоняла блох.

Куда-то спешил Шафтсбери,
На крыльях, летя, как Гермес…
Но в миг налетели тучи,
И капли упали с небес.

Еще минута — и ливень
Накрыл сплошной пеленой.
Улица вмиг изменилась,
Стала совсем иной.

Люди, что чинно бродили, 
Помчались галопом в метро,
А мы завернули за угол
И оказались в бистро.

Там ели горячие плюшки
И пили английский чай,
С собой, в картонной коробке,
Домой прихватили пай.

Чуть-чуть отдохнули, поспали,
И, как на работу, — в путь.
Ведь много всего в Альбионе, 
На что бы хотельсь взглянуть…

Сегодня у нас по плану
Сам королевский дворец.
Как жаль, что конец неделе.
И  нашей поездке конец.

1996


ХАЙФА

Сладко-тягучее, словно халва,
Слышится в слове коротком Хейфа’ —
Города, что очень давней поры,
В море ныряет огнями с горы.

Там, где не глушит запад восток,
Там, где хамсины наносят песок,
Где новостройки, летящие ввысь,
В старые здания тесно вплелись,

Лестницы круто бегут вверх и вниз,
Фуникулер над горою завис.
Есть синагоги, костелы, мечети,
Есть парк скульптур — рядом с мамою дети.

Шумный Адар и чванливый Кармель,
Порт, кораблям открывающий дверь…
Часто по Хайфе одна я брожу,
И что-то новое в ней нахожу.

Вот старый дом. Он похож на дворец.
Кто жев нем жил? Знаменитый мудрец?
Или красавица, что вечерком
Рыцарю дверь отворяла тайком?

Толстые стены, ту тайну храня,
Прячут от всех, в том числе, от меня.
Только  ползущему кверху плющу
Есть что поведать косому дождю.

Солнце cпускается за горизонт,
День моментально дежурство сдает.
Вечер. Насытившись, Хайфа, тобой,
Я возвращаюсь в крайоты домой.

май 2001 — июнь 2002 — март 2003- август 2006

              БАХАЙСКИЙ САД

Давно, до нашей эры, в далеком Вавилоне
Ждала Навуходоносора царица на балконе.
Ей было очень грустно вдали родимых гор.
Кругом пески, равнины, кочевников шатер…

Хоть царь был не из добрых (в бою, ох, как жесток),
Тоску в глазах любимой он выносить не мог.
И для Семирамиды — красавицы-жены —
Велел рабам построить висячие сады.

Работа не из легких — носить мешки с землей
И насыпать террасами ее за слоем слой.
Потом сажать деревья, кустарники, цветы
Чтоб люди замирали от этой красоты.

Прошли тысячелетия. И в Хайфе снизу ввысь
С газонами, с фонтанами террасы поднялись.
По ним гуляют люди, любуясь новизной,
Железными орлами, журчащею водой.

А в храме, белом-белом, поверху — золотом,
Спит Бах, забывшись праведным, глубоким вечным сном.
Он может спать спокойно. Учение живет,
Зимой, весной и летом паломников ведет.

Они идут смиренно Кармелю на поклон,
И, может быть, бахаев осуществится сон.
Утопит Лета дрязги, поляжет вражья рать,
А с золотого купола сольется благодать.

8.06.01 — 12.03.03


ПРАГА

Потрясающий город, магический город.
Ты становишься в нем удивительно молод,
Хоть кругом классицизм, рококо и барокко,
Да романских деталей встречается много.

Он колдует, чарует, он берет тебя в плен,
И влюбляются в Прагу и старик, и пострел.
Что ни шаг — то былина, рассказ, старина.
Там История к людям выходит сама.

Крестоносцы, святые, монахи, монархи…
Ты листаешь страницы. Кровавы и ярки
Предстают пред тобой дней минувших дела.
Видишь: Любуше мимо собора прошла,

Лихо Вацлав гарцует на славном коне.
Смотрит Карл как вбиваются сваи на дне
Влтавы. Строится каменный мост.
Над мостом — истуканы в гигантский свой рост.

Площадь. Головы напрочь с помоста летят,
И кресты на брусчатке ту память хранят.
А над городом тихо аккорды плывут.
Знаменитых маэстро сквозь вечность ведут

Постановки, концерты и струи воды,
Той, что Кржижик заставил лететь с высоты,
Извиваться, стелиться и падать в бассейн,
Успокоившись, рябью ложиться в плиссе…

Удивительный город, потрясающий город,
Непременно становишься в нем сердцем молод.

20.07.01

                           ВСТРЕЧА

Я снова в Праге. Дома с лепниной,
Брусчатка шуршит у меня под ногами,
И втиснувшись боком в узкую улочку,
Дробно стучат по рельсам трамваи.

Снова брожу по аллеям парка,
Где в мяч играла сама королева,
Где, с веток, ссыпая бисера капли,
Мечутся белки направо, налево…

Там метроном множит время над Влтавой.
Что острова свои обнимая,
Тихо баюкает их рукавами
Под песни Марины об этом крае.

12.10.01.

ОСТРОВ КРИТ

Омытый морями, стоит остров Крит.
И каждая пядь здесь легенду хранит, 
Он помнит о том, как по пыли веков,
Ступали здесь ноги героев, богов…

Ты видишь, маячит пещера вдали?
Куреты и нимфы в ней Зевса нашли.
И вот он могучий, представший Быком
На спину сажает Европу бочком.

Принцессу несет по морям, по волнам
К таинственным критским крутым берегам.
Туда, где Дедал строит свой Лабиринт,
В котором Чудовище смертью грозит.

Но нить Ариадны, выводит Тесея —
Любви торжество и победа над зверем.
Как жаль, что добро обернулось изменой,
Не смытой морскою соленою пеной…

Уходит корабль, поглощаемый далью,
Наполнив глаза юной девы печалью.
Но радость приходит в лице Диониса,
Что вышел на сцену из-за кулисы.   

Как мы эти люди любили, страдали,
С врагами сражались, друзьям помогали.
Бросая родных, колесили по миру.
О чем и поведала  древняя лира.

2003

Мы уезжаем ночью из Цфата.
За нами, взрываясь словно снаряды,
Рвутся петарды. Фейерверка огни
Вензели чертят. И славные дни,

Что подарили клейзмеров песни,
Уходят. Но радость мелодий чудесных
В душе остается. Отмерится год,
И праздник нас снова сюда приведет.

август 2001 - июль 2002

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: