Рота Западной Стены

Рота Западной Стены

«Тот, кто контролирует Старый город, будет править всей страной» (Журнал взводов Стены,

Ури Цви Гринберг.

Сравнительно недавно, в центре Еврейского квартала, между Кардо и синагогой Хурва,  по инициативе Всемирного движения Бетар был открыт музей Plugat HaKotel («Отряд Стены Плача»),  рассказывающий необычную историю сионистского движения —  Роты Западной Стены. Практически забытая,  она редко упоминается в анналах израильской истории. А зря. Ведь это был настоящий героизм, проявленный молодыми ребятами- бейтаровцами.

Рассказ же об этом начнем с обстановки, что имела место в конце XIX-го, начале XX-го века в Старой части Иерусалима, где стоит Стена Плача.

В то время состоятельные евреи (см. За воротами Старого Города) стали выбираться из густонаселенного района, где издавна бок о бок жили евреи, мусульмане и христиане. Почему это произошло? Прежде всего потому, что британский мандат внес свои коррективы в отношения между обитателями этого места.

Арабы стали преследовать евреев, пытаясь оказать политическое давление на правительство Мандатас целью сокращения еврейской общины в Старом Городе, где остались наиболее слабые слои населения.

К 1928 году беспорядки достигли апогея. Потакая арабам, заявлявшим что звучание рога нарушает святость ислама, британское правительство в декабре запретило иудеям молиться у Стены Плача и трубить в шофар.

В противовес этому группа бейтаровцев вступила в необычайную войну с целью сохранения традиций и приняла решение: шофар будет звучать ежегодно в Йом Кипур у стен Старого города. 

И вот, в октябре 1930 года, когда, нелегально пробравшись к Стене Плача на исходе Судного дня, молилась группа людей, один из членов Бейтара — Моше Сигал затрубил в рог. Смотритель Стены Плача объяснил ему, что на этого делать нельзя, на что Моше ответил: он что останется там до прихода полиции и сам будет с ней объясняться. Полиция не появилась, объяснения не произошло, но с того момента, каждый раз, в святой для евреев день, молодые люди подкрадывались к Стене Плача и выполняли поставленную задачу.

Они делали это, прекрасно зная, что в случае поимки им грозит тюрьма, где  они проведут несколько месяцев в суровых условиях. Но снова и снова в положенное время над Старым городом звучала «tekiah gedola» (самая длинная нота, выдуваемая рогом).

Прошло 7 лет, в течение которых арабскими экстремистами было совершено множество нападений на местных евреев, а потому в 1937 году появилась идея создания отряда «Бетар» («Еврейский молодежный альянс Джозефа Трумпельдора», разновидность молодежного  ревизионистского движения). на регулярной основе для обеспечения безопасности жителей еврейского квартала.

К концу года рота насчитывала 24 человека (из них — шесть девушек). Днем ребята зарабатывали на жизнь, трудясь в карьерах, на строительстве и мощении дорог, а девушки работали по по найму в богатых домах и официанткам в ресторанах. Вечером же занимались тренировками в Иргуне и военной охраной Старого Города, заботясь о безопасности евреев. Иногда члены взвода даже участвовали в перестрелках.

Свой штаб Рота Западной Стены разместила в одном из арендованных  домов в Еврейском квартале, чем вызвали негативную реакцию у британцев, которые периодически делали там обыски, запрещали поднимать национальный флаг, а также выходить на улицу  группами более трех человек.

 29 октября 1937 года, накануне субботы, когда члены отряда «Плугат Ха-Котель» шли после заключительной молитвы у Западной Стены в синагогу, арабы открыли по ним огонь

Аарон Элькабец был застрелен на месте, а Шломо Розенцвейг и Гутман (Гутка) Рабинович получили серьезные ранения. Последний, ставший впоследствии командиром роты, лишился ноги выше колена и вынужден был носить протез.

После перестрелки один из молодых людей, Моше Сигал, рассказал людям, собравшимся на месте происшествия, что его предки погибли за веру и он не может об этом забыть. Правительство может издавать всевозможные указы, но оно не имеет власти над религией и совестью.

Между ним и заместителем губернатора Х. Джейкобсом произошел диалог, в ходе которого последний заявил, что запрет на звучание шофара принадлежит главному раву Куку.

На это Сигал заявил, что раввин Кук не мог этого сделать. А на предложение идти к раву, ответил, что с ним не знаком, а потому считает это неуместным, что сам он живет в Галилее и пришел в Иерусалим лишь для молитвы около  Западной стены в Йом-Киппур. Сегала арестовали и доставили в полицейский участок.

Тем временем британские полицейские прибыли в штаб конфисковали имеющиеся там вещи, отключили электричество, опечатали дверь и повесили табличку с сургучной печатью, где говорилось, что «согласно приказу губернатора района, этот дом изъят в соответствии с чрезвычайным положением».

После этого полицейские не выпускали бейтарцев из поля зрения, контролировали их перемещения, арестовывали при малейшей провинности, но вскоре за неимением доказательств их вины, освобождали..

А те, получив соответствуюший урок, стали более осторожными и осмотрительными. Шофар же продолжал звучать в Йом Кипур на площади у  Западной стены.

Во избежание недоразумения  туда тайно проносилось два рога. И если бы один был «арестован», второй бы выполнил наложенную на него функцию. Это было сделать совсем не так просто, потому что британские полицейские контролировали дороги, ведущие к котелю, обыскивали встречавшихся на этом пути евреев. Пойманных «преступников» арестовывали,  судили за «нарушение общественного порядка», а потом заключали в тюрьму на срок от трех до шести месяцев,.

Хотя деятельность группы была остановлена, ее героизм послужил основой для Иргун (Эцель), который изменил лицо истории сионизма и израильской армии. А шофар звучал и звучал, вплоть до образования еврейского государства Израиль.

Обо всем этом рассказывает 35 минутный фильм, захватывающе описывает события того времени, впервые подробно рассказывает историю взвода.

Написано по следам экскурсии Инны Чернявской

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: