По следам трагических событий

По следам трагических событий

Так уж случилось, что об этой грустной истории лучше знают в Норвегии, нежели в Израиле. И именно поэтому ее, непременно, стоит рассказать. А начать надо с того, что Вторая мировая война прошлась танковыми гусеницами не только по Европе.  Нацисты дошли до Северной Африки. Жившие там евреи оказались в непростом положении. И после окончания войны многие из живших в Тунисе и Марокко, решили перебираться на территорию недавно созданного государства Израиль.

Сделать это легальным путем было очень сложно. Практически невозможно.  И для выхода из сложившейся ситуации была разработана специальная программа отправки детей в Эрец Исраэль через Норвегию. Там, на европейской территории, они должны были нескольких месяцев до момента репатриации провести в оздоровительном лагере, расположенном недалеко от Осло.

В реализации проекта помогала норвежская организация Europahjelpen, которую возглавляла Матильда Офтедаль Брох, чей брат в военное время занимал солидную должность в нацистской партии Норвегии.

Базой   для отдыха, по иронии судьбы, стал бывший лагерь СС подготовки Хорде (военизированного формирования норвежской фашистской партии Najonal Samling). К тому времени здесь уже прошли реабилитацию 400 детей. Ждали новую партию из 56 человек, что отправилась в путь из Туниса 20 ноября 1949 года.  Группа формировалась трудно. Родители, не хотевших отпускать детей одних, пришлось долго уговаривать.  Но, наконец все утряслось. Ребята, по 28 человек, и их сопровождающие погрузились в два зафрахтованных голландских самолета DC-3, не существующей сегодня авиакомпании Aero-Holland.

Самолеты сделали остановку в Брюсселе для дозаправки. И там произошло перераспределение пассажиров. Друзья и родственники захотев оказаться вместе, поменялись местами с другими детьми, нарушив списки.

А дальше произошло следующее. Один самолет приземлился в Осло, а второй не долетел.  Причиной его крушения стала разыгравшаяся непогода, в результате чего была потеряна связь с аэропортом. Сыграли негативную роль туман, английская карта с неправильным указанием высоты холмов в этом районе, и неопытность диспетчера.  Короче говоря, самолет потерпел крушение.

Это трагическое событие всколыхнуло и объединило всю страну. На поиски пропавших вышли тысячи людей, прочесывавших   всю местности   по пути следования самолета.  И через пару дней дня два лесника около фиорда, находящегося недалеко от Осло, обнаружили обломки машины.

Из-под груды искореженного металла доносился плач.   Подойдя вплотную, они обнаружили в хвосте самолета мальчика. Это был оставшийся в живых двенадцатилетний Ицхак Илаль (впоследствии он изменит свою фамилию на Эль-Аль).

Когда дрожавший от холода и нервного потрясения подросток пришел в себя, то рассказал, что спасся благодаря тому, что, во-первых, находился в хвосте самолета, а.  во-вторых, послушавшись прозвучавшей команды, пристегнул ремни. Другие же дети, для которых полет стал аттракцией, невиданным развлечением, продолжали веселиться.

Впрочем, и из них сразу у погибли не все. Жертв было бы намного меньше, если бы помощь подоспела раньше. Некоторые из ребят, летевших из теплой страны, не имея соответствующей одежды, просто замерзли в заснеженном лесу.

Что касается Ицхака, то он не только остался цел, но и избежал серьезных травм.  Лишь небольшие ссадины на лице говорили о перенесенной трагедии. Для обследования и реабилитации его отправили во французскую больницу.  А в Норвегии, переживавшей шок (эта авария на тот момент была одна из самых многочисленных по количеству жертв) царил настоящий траур. Шло опознавание погибших, что было непросто сделать из-за путаницы в результате перетасовки пассажиров в Брюсселе. Возникла еще одна проблема. Тела погибших надо было хоронить.  А так, как дети числились официально гражданами Туниса, правительство этой страны, не желая, чтобы соседи-арабы заподозрили  в союзничестве с Израилем, потребовало вернуть их на родину.  К тому времени некоторые из родителей покинули страну, отправившись нелегальным путем в Израиль.

Ицхака, ставшего живым напоминанием о той трагедии, взял под патронаж сам король Норвегии. Он хотел даже усыновить мальчика. Но родители этому воспротивились. Тем не менее, связь между подростком и монархом не оборвалась.  На бар мицву в Израиль пришла посылка с велосипедом. А потом, они   долго состояли в переписке. В 1971 году Эль-Аль приезжал в Норвегию, где встречался со своими спасителями.

Ко времени появления Ицхака в Израиле, здесь уже находилась группа его соотечественников. В основном —  молодых людей, прибывших сюда разными путями,

Они поселились в долине Шарон между Натанией и Тель-Керемом, в том месте, где сегодня находится мошав Янув. Они разбили палаточный лагерь рядом со стоявшим у дороги заброшенным домом, принадлежавшем в прошлом богатейшей семье Набуль, имевшей немало построек в регионе и оказавшихся без хозяев, которые во время войны за Независимость бежали в Иорданию.

Этот лагерь с большой натяжкой можно было назвать надежным убежищем. Летом в нем становилось неимоверно жарко, а зимой холодно. Сильный ветер вырывал с корнем хрупкие сооружения, и приходилось заново вбивать колышки, натягивать брезент. Однако, несмотря на тяжелейшие условия (например, на всю группу был один кран с питьевой водой), молодежь не сдавалась. Старалась заработать, устраиваясь в соседних хозяйствах. В основном, в  апельсиновых рощах — пардесах.

А в скором времени именно сюда прибыли новые люди. Среди них были родители детей, летевших в Норвегию.   И Осло, чувствуя косвенную вину, захотело каким-то образом помочь тунисским евреям-репатриантам.  Глава рабочей партии  Элинор Герхардсен, в будущем премьер-министр страны, предложил послать в Израиль сборные деревянные домики. 27 единиц, согласно числу погибших людей.   Для реализации идеи был организован   сбор средств.

Но людей оказалось больше, и, соответственно, потребность выше. Норвегия увеличила квоту.   В общей сложности сюда прибыло 72 домика в сопровождении инструкторов по сборке.

Каждый состоял из трех комнат и кухни.  Первый дом достался семье мальчика, выжившего в том полете.  Остальные – прочим тунисцам. Среди них была лишь одна семья из тех, чьи дети не долетели. Остальные не захотели селиться в этом месте. Ушли в другие районы.

Образовавшийся поселок спонсоры хотели назвать «Норвегией».   Но жители предпочли библейское слово Янув.

С тех пор прошло много лет. Некоторые из пионеров перебрались в другие места, некоторые построили новые добротные дома.  Деревянные домики стали сносить. Остался лишь один, стоявший на краю, потому что в нем располагался архив.

И тогда Мирель Барнет, одна из жительниц мошава, правда, не имеющая отношения к Тунису, потому что прибыла из ЮАР, задумала сохранить его для истории.

8 лет назад она превратила его в документальный музей «Дети Осло», где собраны фотографии, документы и другие свидетельства, связанные с этой трагедией и появлением  тунисцев в Эрец-Исраэль.

Сегодня здание, где сняты перегородки, но сохранены окна, двери и общий вид, где стены сверху донизу увешаны фотографиями, выполняет функции клуба для членов мошава, состав членов которых существенно поменялся.

Сегодня здесь живет 200 семей, большинство которых, по-прежнему, составляют тунисцы.  Изначальное выращивание цитрусовых стало невыгодным. Произошло перепрофилирование на  цветы, оливы,  другие сельскохозяйственные культуры.

А через 40 лет после трагедии   на территории мошава был поставлен памятник.  Стилизованный хвост самолета.

Рядом — табло с именами погибших.  В списке – так же имена сопровождающих детей медсестер и членов экипажа.  Монумент построен на средства Romirekets Krets по просьбе единственного выжившего пассажира.  Его копия находится в Натании, во дворе тунисской синагоги.

В Норвегии, на берегу фьорда, недалеко от места падения самолёта, тоже имеется памятник, возле которого ежегодно в годовщину аварии проводят официальные памятные мероприятия. Непосредственно на месте аварии стоит еще один, установленный в 1961 году, по просьбе Ицхака.

Сам же он стал одним из символов борьбы за репатриацию в Эрец Исраэль. Но так и не сумел оправиться от полученных душевных травм.  Сначала пас скот, потом, отслужив в армии, работал в полиции, в тюрьмах…

Прожив тяжёлую жизнь, полную разочарований, скончался в возрасте 49-ти лет.  Сегодня в Януве  живут его вдова, дети и внуки.

Написано под впечатлением экскурсии с Инной Чернявской

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: