Страж  Израэльской долины  

Страж  Израэльской долины  

Кибуц Мишмар ха-Эмек. Интереснейшее место, где живут люди, еще не утратившие  социалистические идеалы, где существует общность имущества, равенство в труде и потреблении, где нет синагоги, а еврейские праздники отмечаются особым образом, в отрыве от их религиозной основы.

Здесь много зелени

Цветущих деревьев

Лиан

Особенно много кустов китайской розы разных цветов и сортов

Встречаются интересные сооружения

Этот кибуц  — один из тех, что  создавала молодежь, прибывавшая в  Эрец Исраэль во время Второй и Третьей алии с целью национального возрождения еврейского народа на его исторической родине. Его  ядром стали  евреи, приехавшие в 1922 году из Польши и Галиции и создавшие группу «Кибуц Ха-Шомер ха-Цаир -2». Они успели уехать с родины до прихода к власти Гитлера, а потому и остались живы. Что, к сожалению, нельзя сказать об их близких, оставшихся на дома и погибших  в Варшавском гетто, сгоревших в печах Освенцима. Поэтому  именно здесь, в месте, которое кибуцники  называют  «Уголком  галута», появился первый в мире  памятник, посвященный Катастрофе.

Решение создать мемориал родилось еще до окончания войны, в 1944-м году. Работа продолжалась несколько лет и закончилась в 1947 году.

Что  послужило причиной для  этого решения? Потрепанное письмо, чудом достигшее Палестины через год после того, как в 1942 году его отправила из варшавского гетто девушка по имени Тося Альтман, входившая в организацию «Шомер ха-Цаир». В зашифрованной форме, она пыталась сообщить о происходящем вокруг.  Писала о том, что ее друг Исраэль болен смертельной болезнью, что она потягивает ему руку, но она оказывается слишком короткой,  и с болью  констатирует тот факт, что теряет друга из вида. А с ним — и других близких ей людей.

Трудно поверить тому, что миновав польскую, немецкую и британскую цензуру, письмо дошло до Эрец Исраэль, где прекрасно поняли, о чем  идет речь. И для увековечивания памяти об уничтоженном гетто решено было поставить памятник.

За работу взялся Зеев Бен Цви. С помощью  строительной фирмы «Солель Боне»  в кибуц были доставлены каменные блоки «живого» иерусалимского камня, и в руках  мастера цельная глыба  стала превращаться в копзицию, наполненную болью и скорью. В ней — фигуры матери и ребенка  протягивающих навстречу  друг к другу руки, которые не могут соединиться. Мать не может защитить свое дитя, «растворяющегося» в камне. И создается впечатление, что обе фигуры   уходят в небо. Беспомощность, невозможность предотвратить трагедию Холокоста.

Памятник создавался на площадке, расположенной недалеко от школы, и дети, проявлявшие неподдельный интерес, становились помощниками и учениками художника. Они подносили инструменты, убирали мусор, предлагали свои варианты композиции.

В дальнейшем рядом с  памятником в окружающей его стене, появилось  еще три горельефа. Один изображает людей, покорно стоящих друг за другом и  ждущих своего уничтожения.

Второй символизируют мать, тщетно пытающаяся закрыть детей своим телом.

И, наконец, свернувшийся калачиком ребенок, спрятавшийся под аркой, которая может символизировать подвал, монастырь, чердак… Короче говоря, те места, где удавалось  кому-то выжить…

А еще в камне увековечен фрагмент письма Тоси Альтман

Когда во время Войны за Независимость осколки от попавших сюда снарядов повредили памятник, автор отказался его чинить. «Вот так пусть все и остается, теперь памятник завершен!»- сказал он. Свое решение  мотивировал тем, что страдания народа Израиля не закончились после  Катастрофы…

За свою работу Ицхак Бен Зеэв был первым человеком, удостоенным Государственной премии Израиля в области изобразительного искусства. Правда, посмертно, так как премия была учреждена в 1953 году  уже после того, как награжденный ушел в мир иной. Но о нем тоже помнят. И в День Катастрофы, когда вся страна приспускает флаги и протяжно звучит сирена, пред мемориалом на торжественную церемонию собираются все члены кибуца. Самый маленький представитель каждой семьи срезает по 6 цветов около своего дома и кладет у памятника в выбранном им месте (больше всего их оказывается около малыша, которому суждено спастись). Зажигаются свечи, перечисляются имена погибших в варшавском гетто…

Как любое место, кибуц  имеет  свою  историю. А потому поговорим  о том, «как все начиналось и продолжалось». Сначала халуцим обосновались в лагере, разбитом на территории современного хайфского района  Неве-Шаанан и стали работать на стройке железной дороги. Но вскоре перебрались в кибуц «Нахалаль», расположенный  в Израэльской долине,  что был  организован  активистами  сионистского рабочего движения «Ха-Поэль ха-Цаир». Участвовали в осушении болот. А в 1925 году группа перебазировалась в Афулу, где молодые люди снова пошли рабочими  на стройки и прокладку дорог. Там к ним присоединилась группа единомышленников «Кибуц ха-Шомер ха-Цаир». А год спустя, это призошло 3 ноября 1926 года, все они перебазировались  юг Израэльской долины.

На отрогах горы Кармель, вдали от других еврейских поселений, среди арабских деревень, появился новый кибуц, который по предложению одного из лидеров движения «Ховевей Цион» Менахема Усишкина, получил  название «Мишмар-ха-Эмек» («Страж долины»).

В 1927 году Мишмар ха-Эмек вместе с кибуцами Маабарот, Эйн-Шемер и Мерхавия влился в новое, недавно сформированное движение, — «Ха-Кибуц ха-Арци». На первых порах его члены занимались культивацией почв и высадкой деревьев для  Еврейского национального фонда.

Из-за своего местоположения  кибуц постоянно подвергался нападкам арабов. И во время беспорядков, имевших место в 1929 году, несмотря на то, что атака врагов была отбита, по требованию британских властей его жителям пришлось покинуть свои дома. Высаженная ими роща была вырублена, временные жилища разграблены…

Вернулись они на пепелище год спустя с намерением прочно обосноваться. Стали возводить постоянные строения. Первыми появился дом, в котором находились дети (ведь, как известно, в кибуцах малыши жили отдельно от родителей под присмотром воспитателей) и водонапорная башня.

Но соседи-арабы не унимались. Мишмар-ха-Эмек неоднократно подвергался нападениям, а потому кибуц стал базой для учебного лагеря одного из отрядов «Хаганы» — «Пальмаха»

В 1948 году кибуцу пришлось пережить страшный момент. Четверного апреля имела место атака  сил Арабской освободительной армии при поддержке артиллерии. На захват маленького еврейского поселения было брошено более тысячи солдат. Несмотря на то, что защитников было в пять раз меньше, они продержались до момента появления военной части под командованием Ицхака Саде. И это не только заставило арабскую армию отступить, но и привело к бегству жителей окрестных арабских деревень.

Следующая атака на Мишмар-ха-Эмек, предпринятая неприятелем под руководством самого Кавукджи, которого в тот период называли новым Саладином, закончилась крахом. Евреям удалось завести части арабской армии в котёл, из которого им с трудом удалось вырваться. И после этого  АОА  навсегда ушла из Галилеи.

Но кибуцу было суждено пережить еще одно потрясение в декабре того же года,  во время Хануки, когда на детский дом иракский самолет сбросил бомбу. Прямым попаданием снаряд пробил крышу и  перекрытия двух этажей. Как вспоминает невольная участница тех событий  кибуцница по имени Дина, что была в то время восьмилетним ребенком, она неожиданно для себя со второго этажа, где спала, оказалась в подвале среди  деревянных и бетонных обломков, кусков штукатурки.

Во время налета погибло трое детей и беременная воспитательница. В память об этом трагическом событии поставлен памятник в виде волчка, в который дети любят играть на Хануку. Над ним – черные, словно обугленные, ирисы.

Он стоит недалеко от водонапорной башни с той самой я ханукией, из-за которой произошла трагедия, ибо, не послушавшись приказа военных не зажигать огня во избежание налета, ее засветили.

Война закончилась. Настали мирные будни. И оказалось, что многие из тех, кто стоял у истоков кибуца, постарели. Им стало тяжело работать в сельском хозяйстве. А потому в  1950 году здесь было решено открыть фабрику «ТАМА» («Таасийот Мишмар-ха-Эмек»), производящую изделия из пластика. Со временем фабрика превратилась в главного работодателя, базовую часть  кибуцного хозяйства. Начиная с 1999 года, это предприятие считается  одним из самых прибыльных предприятий кибуцного движения, имеющего филиалы и рынки сбыта в  разных  странах.

Кроме этого  здесь развито молочное животноводство, птицеводство, имеются фруктовые плантации. А так же имеется хай-тековское предприятие «Идея Маарахот Мейда» («Информационные системы Идея»), занимающееся тем, что выпускает программы, обеспечивающие сохранение, обработку и публикацию старинных документов. Здесь немало творческих людей, чьи работы можно увидеть в местном музее.

А также на территории, около домов

А живут здесь люди вот в таких сипатичных домиках

На территории кибуца имеется так же небольшой археологический парк, где стоят руины здания и маслобойни римского и византийского периодов, сохранившийся дорожный знак  — «римская миля». А близ него можно увидеть такие раритеты, как некрополь эллинистического периода, следы поселения периода средней бронзы.

Это поистине уникальное место, где царит социализм в самом лучшем варианте. Каждый из жителей имеет право в любое время воспользоваться автомобилем, что ждет на стоянке со вставленными в личинку ключами; все желающие могут получить образование, оплачиваемое кибуцем; молодожены без проблем могут обосноваться в своем котедже, а старики, естественно, согласно их жланию, перебираются в дом, где для них созданы прекрасные условия.

Только попасть в это очаровательное место даже на экскурсию, непросто, ибо члены кибуца образуют замкнутое общество, не особенно жалующее чужаков.

Мне повезло, благодаря Инне Чернявской, которая организует необычные, эксклюзивные поездки.

.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: