Бейт-Шеарим

Бейт-Шеарим

О, родная земля,
Ты сладка и горька.
Ветер трогает камни сухие …

Кровью я обручен
С той землей на века —
На холмах Шейх-Абрек и Хартия.

Александр Пен

Стихи, вынесенные в эпиграф, посвящены удивительному человеку – Александру Зайду, которого называют стражем Изреельской долины. И сегодня, много лет спустя после своей гибели, он, теперь бронзовый, продолжает охранять нашу землю.

Как известно, еврейская традиция запрещает изображать людей. А потому этот памятник, изваянный скульптором Мельниковым, является одним из немногих, стоящих на израильской земле.

Памятник установлен на том месте, где погиб еврей-сибиряк, смыслом жизни которого была охрана еврейских поселений. И, говоря об этих краях, просто невозможно обойти вниманием  этого удивительного человека.

Он родился в 1886 году в иркутской области, в маленьком сибирском городке Зима, название которого невольно вызывает в памяти поэму Е. Евтушенко, хотя события, описываемые в ней, происходили намного позже того времени, когда сюда был сослан человек по фамилии Зайд за революционную деятельность.

Здесь он встретил свою будущую жену из семьи субботников, бежавшую в Сибирь, подальше от глаз  царских властей, которая родила ему сына.  

Когда мальчику исполнилось три года, его мать убили бандиты, и они с отцом перебрались в Иркутск, а затем — в Вильно. Там отец снова женился, но через два года умер.

И случилось так, что 15-летний подросток, оставшийся сиротой,  познакомился с Михаэлем Гальпериным, одним из представителей Первой алии, который прибыл в Прибалтику с целью агитации молодежи. 

Он сумел увлечь немало ребят своими пламенно-искренними речами.  Поверил ему и Александр, написавший потом о своем учителе такие строки: «Он выбрал 30 человек и занялся нами особо. В каждый канун Субботы мы уходили за город, занимались там спортом, а затем садились в кружок, и Гальперин рассказывал нам о социализме, но главным образом о Палестине и арабах. Он стремился подготовить нас к новой жизни в стране Израиля, к труду на земле и его защите».

Вот так, в 1904-м году, Зайд оказался в Палестине. Первым местом его работы был винодельческий завод в Ришон-ле-Ционе, где он  познакомился с Исраэлем Шохатом, видным деятелем сионистского движения. Под его руководством была создана подпольная организация первых еврейских стражей «Бар Гиора», названная так в честь иудейского военачальника, участвовавшего в войне с Римом в 66-70 годах н. э. Организация просуществовала два года. В 1909 году  стала основой для Ха-Шомер»а, призванного защищать еврейский ишув Палестины.

Так как в тот момент Александр со своей женой Ципорой занимался основанием кибуца Кфар-Гилади в районе Галилеи, то Ха-Шомер базировался именно там.

Дальнейшие же события развивались так. Из-за разногласий, возникших с Бен-Гурионом после создания последним Хаганы, Зайды были вынуждены покинуть кибуц с четырьмя маленькими детьми. В 1926 году переехали в Шейх-Абрек. То есть в то место, с которого начался наш рассказ.

Недалеко от памятника Зайду виден мавзолей Шейха Абрека, который и дал имя деревне, возникшей здесь в 1351 году. 

В XIX веке эти земли были выкуплены Еврейским Национальным фондом, и на них стали селиться члены ишува.

Александр Зайд был неординарной личностью. Сильный и смелый,  прекрасно говоривший по-арабски, умевший договариваться с соседями и добиваться желаемого, он заслужил уважение бедуинов  окрестных сел. А вот арабы Александра ненавидели. Дважды он выживал после страшных нападений, но, в конце концов, в 1938 году был убит выстрелом в спину.  

С именем Зайда связано и важнейшее  археологическое открытие.  После того, как, работая в своем саду, он в 1931 году нашел остатки древней синагоги, обратился к знаменитому профессору Сукеннику (его имя связано с обнаружением и расшифровкой свитков Мертвого моря), который идентифицировал находку.

А три года спустя, в 1936 году, он случайно наткнулся на брешь в стене одной из пещер, которая привела его в другую пещеру  с надписями и древними захоронениями. Начались серьезные археологические раскопки под руководством профессора Биньямина Мазара.

Интересна этимология названия Бейт-Шеарим. Подобно другим землям, на которых расселились колена Израилевы, это место  получило шумеро-семитическое название. «Ше-Арим (Ше-Урим)» может быть переведено «Как в Уре», то есть как в шумерском городе Ур, расположенном в устье реки Евфрат, берега которого были родиной праотца Авраама, а так же его предков.    

Несмотря на то, что Бет-Шеарим, по мнению археологов, был заселен вскоре после распада Соломонова царства, первое документальное упоминание о нем относится к концу периода Второго храма, когда этот город вошел в состав земель Береники, стал административным   центром в Израэльской долине.  

Интересно, что о  нем, носившем тогда латинское имя Бейсара, не рассказывают ни исторические хроники, ни религиозные источники.  Впервые он упоминается Иосифом Флавием в «Иудейской войне». 

Будучи правителем Галилеи и одним из руководителей восстания Флавий изымал в этих краях в пользу повстанцев у знатных горожан пшеницу и ячмень, обильные урожаи которой давали поля, расположенные около города.

Позже город упоминается в Талмуде как место проживания рабби Йоханана бен Закая, одного из крупнейших мудрецов, пользовавшегося неоспоримым авторитетом среди себе подобных в первой половине II века. 

Этот человек попал сюда после поражения восстания Бар-Кохбы в 135 году, когда иудеям было запрещено появляться в Иерусалиме. Многие из них обосновались в Галилее.

Бейт-Шеарим, расположенный на вершине холма высотой 137 м над уровнем моря, в южной части Нижней Галилеи, стал важным еврейским центром, пик расцвета которого пришелся на конец II века, когда Иегуда Ха-Наси (Раббейну ха-Кадош — наш святой учитель) сделал город местопребыванием Синедриона (в Древней Иудее — высшее религиозное учреждение, а также высший судебный орган).

Синедрион  после изгнания из Иерусалима переезжал с места на место до тех пор, пока в 170 году не обосновался в Бейт-Шеарим. Об этом рассказывают найденные фрагменты древних строений

 Новый город обнесли стенами, построили жилые кварталы и синагогу, фрагментыкоторой и обнаружил Зайд.

Именно в этом месте Иегуда ха-Наси завершил труд всей своей жизни. Он собрал, записал и отредактировал основополагающие религиозные предписания, представляющие собой часть Устного Закона, переданного, согласно традиции, на горе Синай Всевышним Моисею вместе с письменной Торой – Пятикнижием. Это было связано с тем, что мудрецы опасались забвения устного учения и решили записать его в виде Мишны, ставшей первой частью и основой Талмуда.

Иегуда Ха-Наси вошел в историю как самый почитаемый глава Синедриона, самый популярный из учителей. Зная прекрасно греческий и латынь, он обладал серьезными знаниями в разных областях и с радостью делился ими со своими учениками. При этом любил повторять: «Многому научился я от моих учителей, еще большему — от коллег, но более всего — от всех моих учеников».

 Он был ярым приверженцем сохранения иврита, считая, что этот язык должен быть обиходным, повседневным для еврейской семьи. И все его домашние общались лишь на нем, несмотря на то, что вокруг все говорили по-арамейски.

Прожив в этих местах некоторое время, глава Синедриона  переселился в Сепфорис (Ципори), так как там был более подходящий для него климат. Несмотря на то, что в Ципори он провел последние семнадцать лет своей жизни,  похоронить себя велел в Бейт-Шеариме, на собственном участке, полученном ранее в подарок от римского императора Марка Аврелия, с которым был весьма дружен.

Это захоронение и послужило началом некрополя, в котором стали хоронить и других евреев. Бейт Шеарим превратился в «город мертвых» с системой подземных пещер, катакомб с погребальными нишами, буквально забитыми саркофагами.

Лишенные права захоронения на самом престижном участке – склоне Масленичной горы, евреи предпочитали теперь покоиться здесь.

Естественно, что в первую очередь в этом месте хоронили членов Синедриона. А так же знаменитых раввинов, купцов, врачей и членов их семей. О значимости личностей нам рассказывают высеченные в камни родословные.

Нашли здесь последний приют и те, кто обеспечивал смертным все необходимое для дороги в вечность: каменщики, скульпторы, могильщики, сочинители эпитафий.

Подземные сводчатые галереи подводят к местам захоронений

Наличие некрополя в значительной степени обеспечивало возможность преуспевать и развиваться еврейскому городу вплоть до 352 года.

Во время подавления еврейского восстания, все, что находилось здесь, было уничтожено пожаром по приказу римского наместника Констанция Галла.  

Вновь отстроенный как византийский город, Бейт-Шеарим
в  период раннего арабского владычества (VII  век) превратился в малое поселение, дошедшее до конца XVI века как арабская деревня Шейх Абрек, которую назвали в честь некоего человека, о котором практически ничего неизвестно. Кроме упомянутого выше мавзолея.

Сегодня здесь находится национальный парк, где от «города живых»,   разрушенного римлянами в 352 году, практически ничего не осталось. Лишь развалины нескольких строений из базальтовых плит (это были жилые дома и  маслодавильни) расположенных на северо-востоке холма. А также синагога типа базилики. 

Сегодня, глядя на руины, трудно себе представить роскошное прямоугольное здание из тесаного камня, украшенное в стиле, характерном для галилейских синагог III  века с расписными потолками, орнаментальным украшением стен, мозаикой.  

Синагога имела три входа, а ее внутреннее пространство было разделено двумя рядами колонн, образущих центральную и боковые части. О том, что в  внутри имелось два захоронения, рассказывают соответствующие надписи на иврите.

Имеются остатки древних строений и в другой части холма, недалеко от памятника А. Зайду. Вероятно, там находилось здание школы, где преподавал Иегуда Ха-Наси.  

В отличие от жилого города некрополь сохранился намного лучше. Несмотря на то, большая площадь его еще не раскопана, предстающее перед глазами сегодня, весьма впечатляет.

Поэтому сюда и приходят люди, ничуть не смущаясь старинным заклятием: «Кто нарушит покой усопших, тот умрет страшной смертью».

Среди ряда пещер, вырезанных  в склоне горы на двух уровнях  (некоторые из них закрыты для посещения), особое место занимает гробница  рабби Йегуды ха-Наси, где кроме знаменитого ученого  покоятся члены его семьи.  

Пройдя через одну из трех арочных дверей, попадаешь в  центральную часть. Здесь на камне, стоящем  в могильной нише,  можно прочесть надпись на иврите: «Рабби Шимон». Это захоронение одного из сыновей Йегуды ха-Наси. 

В боковом отсеке похоронен его второй сын — Рабби Гамлиэль, о чем свидетельствует  надпись при входе на стене уже на двух языках (иврите и греческом).

Рядом с ним – упоминаемый в Талмуде, Ханина (надпись на иврите «Ха-Анина ха-Катан» указывает то, что это глава иешивы, которого  рабби Иегуда ха-Наси упомянул наряду со своими сыновьями) перед кончиной: «Хахамом (мудрецом) будет сын мой Шимон, патриархом — мой сын Гамлиэль, главою академии — Ханина бен-Хама».

А в дальнем отсеке, за каменной стеной, в двухместной усыпальнице —  две могилы. Мужская и женская. По мнению археологов в них покоятся Иегуда ха-Наси и его жена.  Потому что, согласно желанию   мудреца он был предан земле, а не захоронен в саркофаге.  Отсутствие же надписи свидетельствует об одном: этот человек был столь известен, что не нуждался в идентификации.

Захоронение рабби Йегуды ха-Наси  привело к тому, что,
как уже говорилось выше, многие знатные люди хотели «обрести покой» именно здесь. И в III веке Бейт-Шеарим стал центральным местом погребения евреев. Даже из других стран.

Среди множества небольших пещер (вход в некоторые из них украшают каменные арки украшенные резьбой) выделяется самое большое сооружение в Бейт Шеарим — пещера саркофагов. Это высеченные в скале катакомбы с погребальными нишами, некоторые из которых представляют собой семейные захоронения.

Когда в пещерах стало тесно, начали заполнять переходы. А когда уже и те были забиты до отказа, появились надстройки с  небольшими каменными амфитеатрами-площадками, на  которых проводились церемонии поминовения.

В то время уже было принято хоронить в саркофагах, а не в оссуариях как в Иудее во времена Второго Храма. Там, из-за увеличения народонаселения, а вследствие этого дефицита места в семейных склепах, похороны проходили дважды. Сначала тело умершего помещали в нишу погребальной пещеры.

Затем, примерно через год, когда плоть истлевала, оставшиеся кости (а они были необходимы для того, чтобы все умершие могли  восстать, когда придет Мессия), доставали, перемывали (вот откуда-то пошло  известное выражение «Перемывать косточки») и складывали в короб, имевший форму прямоугольного ящика из иерусалимского известняка или глины. 

Его размеры по длине соответствовали бедренной кости покойного, по ширине — тазу, по высоте — общему объёму костей, включая череп.

Оссуарии украшали  резными узорами, религиозными символами, на них наносили надписи, идентифицировавшие покойного. Порой, экономя место в погребальных пещерах, в такую «коробку» помещали кости сразу нескольких человек. Кстати, такие погребальные пещеры можно сегодня увидеть в парке «Канада» («Парк долины Аялон»).

Но мы несколько отвлеклись. Вернемся в Бейт-Шеарим и зайдем в некрополь, где было найдено более 200 саркофагов. Сегодня все они пусты, потому что, согласно израильскому законодательству, все останки, найденные в них, были преданы земле.

Впрочем, покой мертвых был нарушен задолго до появления археологов. Здесь успели побывать люди иного толка. Грабители и мародеры, считавшие, что в саркофагах можно поживиться золотыми и серебряными украшениями, монетами, изящными безделушками. Оттого большинство саркофагов повреждено. Где  отбит угол,  где сбоку пробита дыра, где сдвинута крышка.

Варваров не останавливало ничто. Ни почтение к усопшим, ни угрожающие предания. А о том, что  подобный вандализм имел место и в стародавние времена, свидетельствует так называемая  «пещера проклятий» с соответствующими надписями.

Сегодня здесь все по-другому. От захоронений,  как говорилось выше, остались одни оболочки, и ничто не мешает спокойно пройтись по  пещерам и коридорам этого места, для того, чтобы еще раз усвоить истину, кратко выраженную в надписи, выбитой на одном из могильных камней: «Мужайся, Юстус. Все люди смертны».

А теперь взглянем на все это в ином ракурсе и увидим в рисунках и надписях, украшающих саркофаги, явное влияние греко-римской культуры. Это изображения животных, цветов, орнаментов, религиозной атрибутики:  Ковчега Завета, минор. Есть даже совсем не еврейская крылатая богиня победы Ника и изображение сцен из греческой мифологии.

На надгробных камнях было найдено около 250 эпитафий.   Большинство из них написано на греческом языке, остальные — на иврите и арамейском.

Эти надгробные надписи, естественно,  рассказывают о тех, кто был здесь похоронен. В некоторых случаях можно увидеть целую родословную. Есть такие,  в которых указывается профессия  или занимаемая должность. Есть со скорбными словами  по поводу кончины того или иного человека или похвалами в адрес покойного.  Во многих говорится о вере в вечную жизнь. Интересны  две эпитафии  на греческом языке  составленные в стиле Гомера.

Вероятней всего, подготовка к погребению шла загодя. Еще при  жизни люди заботились о приобретении для себя могилы и саркофага, которые заказывали мастерам. А те, выполняя такую  работу, учитывали желания и предпочтения заказчиков.

Известно, что и сам саркофаг, и место в пещере стоили недешево.  Такую роскошь могли позволить себе лишь богатые и состоятельные люди. А потому  подобным образом хоронили всего 5-7 процентов умерших.

Рядом с некрополем был обнаружен мавзолей. От некогда роскошного здания остался лишь первый этаж. Но его интересной архитектуре   свидетельствуют фрагменты треугольной арки и каменных барельефов с изображением зверей и растений, Леды и Лебедя, в образе которого Зевс, согласно легенде, соблазнил красавицу, родившую Елену, из-за которой вспыхнула Троянская война.

Эти фрагменты можно увидеть в небольшом парковом музее археологических находок. Кстати, в нем можно посмотреть и фильм, посвященный этому месту. 

Впрочем, не все так грустно. В  Бейт-Шеариме можно прекрасно провести время, гуляя по красивому зеленому парку, где растут хвойные и плодовые деревья.

Стройными рядами стоят кипарисы

В ветвях гнездятся птицы

По территории гуляют хвостатые попрошайки: кошки и собаки

Стоят столики для любителей пикников

2010

Написано по следам экскурсии с Леной Кижнер

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: