Прогулка по Кирьят-Техниону

Прогулка по Кирьят-Техниону

Кому в Израиле не знакомо слово «Технион»! Высшее учебное заведение, вошедшее, согласно рейтингу сайта «Business Insider» в список 25 лучших ВУЗов мира, где первую строчку занимает Калифорнийский технологический институт, стало символом страны.

Пионер в сфере еврейского образования, он появился на территории подмандатной Палестины благодаря инициативе общества «Эзра». После долгих перипетий начал полноценно функционировать в 1924 году. Тогда ВУЗ занимал здание, специально построенное для него Ал. Бервальдом на Адаре.

Но прошли годы. Как старым, разросшимся, так и появившимся новым факультетам, стало тесно. И в 1953 году ВУЗ потихоньку стал перебираться на северный склон горы Кармель, в район Неве-Шаанан. Туда, где сегодня раскинулся студенческий городок Кирьят Технион.

Здесь функционирует 19 факультетов, имеется 40 исследовательских центров и 11 научно-исследовательских институтов.

С 16.000 студентами (часть их — иностранные из 40 стран мира) работает постоянный профессорско-преподавательский состав, насчитывающий 800 человек, а кроме того, для чтения лекций приглашаются ученые из разных стран. Среди выпускников и преподавателей Техниона имеются Нобелевские лауреаты. 

Гордость Техниона —  прекрасная библиотека, фонд которой насчитывает более 1000000 изданий. А для того, чтобы ученые были в курсе всех событий, имеющих место в научном мире, сюда постоянно доставляется около 4500 научных периодических журналов.

Но сегодня мы не будем вдаваться ни в сложности учебного процесса, ни заниматься анализом научно-исследовательских работ, а отправимся на прогулку по красивой, ухоженной территории, где стоит немало интересных зданий

Около некоторых — необычные инсталляции

Воздух чист и прозрачен, так как при переводе института из старого корпуса на нынешнее место были сохранены первозданные леса, составившие основу парковой зоны.

Я попала сюда в каникулярный период, когда не было занятий. Лишь  единичные студенты, что удобно устроившись на травке, скамейке или за столиком, занимались своим делом. Кто-то читал книжку, кто-то, надев наушники, слушал музыку.  Тишина, нарушалась лишь птичьим пением…  А кругом — разноцветье.

Радует глаз бугенвилья.

Удивляет цветами коралловое дерево

Желтеет зверобой повислый

Демонстрирует оригинальные формы истод

С рожкового дерева свешиваются прошлогодние стручки

А мушмула демонстрирует плоды нового урожая

Рядом с экзотикой — скромничает мальва

На один из цветков уселась красавица-бабочка

И мы гуляем по парку, любуясь разбросанными по нему скульптурами.  Вот сидит на лавочке молодой человек.

У его ног, на брошенном на землю рюкзаке,  – блокнот, исписанный именами. 

Справа от него – инсталляция,  изображающая «Древо знаний и электроники».

А на расстоянии нескольких метров – солидный мужчина с котом по кличке Итц, о чем рассказывает находящаяся рядом табличка. Она же говорит о том, что изваял их Роберт Шур.

Есть и классика

Имеются и оригинальные конструкции. Например, «Статическая динамика», собранная из плоских пластин белого цвета или «Птица Яэль Артси», представляющая собой посаженную на базальтовый валун сетчатую волнообразную конфигурацию.

А это «Прорыв», смысл которого авторы Хава и Орит выразили в надписи, говорящей о взаимосвязи природы и науки. Ведь любое научное открытие начинается с идеи, которая, обретя обоснованную базу, развивается до определенного момента. Затем – прорыв и, как результат, — открытие.

Самое же  значимое сооружение  — возвышающийся в центре территории кампуса обелиск Саньяго Калатравы, чьи проекты, балансирующие на тонкой грани архитектуры и инженерии, известны во многих странах мира.

Израиль не исключение. В нашей стране имеются  сконструированные им два струнных моста. Небольшой в Петах-Тикве и солидная «Арфа Давида» в Иерусалиме. Все, кто видел ее летящий силуэт, не остался равнодушным к настоящему  произведению искусства.

Известный испанский мастер родился в 1951 году в Валенсии. Мечтал стать художником, но случайно познакомившись с работами Ле Корбюзье, решил посвятить себя архитектуре. По окончании в 1968 году школы, поступил в художественное училище, через год  перешел в Высшую техническую школу архитектуры, которую закончил в 1975 году. Затем была учеба в Федеральном  институте технологии (ETH) в Цюрихе, где он получил диплом инженера.

Набравшись опыта, в 1981 году, открыл свою мастерскую в Цюрихе. Первым его проектом стал ангар завода компании Jakem в швейцарском Мунхвиллене.

Спустя восемь лет открыл филиал в Париже. Сегодня мастер живет в Нью-Йорке, где из роскошного трех­этажного офиса каждый день проводит видеоконференции с отделениями в Валенсии и Цюрихе.

До середины 1990-х годов был знаменит, главным образом, как изобретатель нового типа мостов на одной опоре. При строительстве каждого (а их более трех десятков), по его словам, решал математическую задачу «не самым простым, но самым красивым способом». Сегодня его больше занимает строительство зданий.

Обелиск на территории Техниона появился в 2009 году в преддверии торжеств, в честь 85-летия ВУЗа. Он посвящен памяти Рассела Берри, предпринимателя и филантропа, фонд которого внес в становление института нанотехнологии огромную сумму, исчисляющуюся миллионами долларов.

Это сооружение состоит из подземного железобетонного основания, переходящего в каменный конусообразный трехметровый постамент. Над ним — двадцатипятиметровая башня, состоящая из 224 движущихся полос, сделанных из нержавеющей стали и  скрепленных ребрами.

Расположенные на восьми уровнях, они совершают волнообразные движения. Особенно красиво смотрится монумент вечером при   удачно подобранной подсветке.

А за два года до него в живописном парке Кислак, «вырос» другой интересный объект —  памятник, посвященный книге и письменности.

На бетонном постаменте, выполненном в форме книжной полки, — бронзовая скульптура в форме старинного фолианта (высота 2.8 м, ширина 0.5 м и вес 4 т), из которого «высыпаются» цифры и буквы самых разных алфавитов. Проект, инициированный и финансированный американцами Леонидом и Александрой Райзами, был осуществлен израильскими архитекторами Михаэлем  Зельцером и Шаулем Канером, а так же скульптором Борисом Заборовым, одним из самых модных художников мира, чьи работы выставлены в музеях разных стран. А написанный в 1998 году «Автопортрет с моделью» вошел в экспозицию флорентийской картинной галереи Уффици, основанной в XVII веке кардиналом Леопольдо Медичи, где собрано полторы тысячи самых лучших  автопортретов.

Репатриировавшись в 1979 г из Белоруссии, он вскоре перебрался в Париж, где создал свою мастерскую. Работает в разных областях. Это станковая  живопись, графика, скульптора, книжная иллюстрация, театральные декорации и костюмы. В хайфском проекте осуществил замысел, вынашиваемый годами.  

«Я по природе своей вообще-то не оптимист и чувствую угрозу книге как таковой. Возможно, поэтому уже много лет назад мне пришла мысль начать создавать книги, которые не горят, сделанные из бронзы.

Их невозможно полистать, но в них заключена человеческая культура и мысль. Думаю, эти объекты могут стать своеобразной библиотекой, хранилищем, которое представляет собой какую-то умершую, а затем откопанную культуру.

Книга со временем может исчезнуть. Во всяком случае, как объект культуры она уже исчезает, являясь все больше и больше предметом массовой культуры.

Хотя мне зачастую возражают: «Зайди в любой книжный магазин и увидишь, что это совсем не так». Да, прилавки завалены, но все равно меня не покидает ощущение гибельности происходящего, поэтому я с удовольствием занимаюсь такими изданиями, которые выпускаются небольшими тиражами.

В Италии, где мне довелось работать, книги изготовляются вручную старым способом на бумаге ручной выделки с оригинальными офортами. Участие в такого рода процессе книгоиздательства — мое личное сопротивление масскульту» .

Протестом  против «масскульта»  и стал технионовский монумент.

Неподалеку — ступеньки. Поднявшись по ним можно попасть на Зеленую площадку мира.

Попав с это место, стоит непременно посетить синагогу «Огел Аарон»  («Шатер Аарона» (1969 г), здание которой было спроектировано архитектором Аароном  Каштаном, посвятившим всю свою жизнь преподаванию на факультете архитектуры в Технионе. 

Строение оригинальной конструкции с крышей в форме перевернутой пирамиды, внутри повторяет модели древних синагог, что были найдены при раскопках на территории страны.

В центре зала — возвышение (бима) из тяжелого африканского дуба,  вокруг которого по линии в форме подковы располагаются сидения.  

Перед бимой — шкафы для хранения свитков торы закрытые занавеской с вышитыми строчками из псалма. Все это освещается светом, льющимся из окон.

Как и полагается, имеется женская секция, в которую ведет отдельный вход.

В 1988  году его сын, Ассаф Каштан, достроил с западной стороны  новое крыло, соединенное с основным зданием лестницей. В нем расположились библиотека, Бейт-Мидраш, зал для проведения различных мероприятий, офис раввина, секретариат, кухня, ванная комната и хранилище. Рядом – площадка, на которой в Суккот ставится шалаш.

По всей территории парка встречаются многочисленные археологические находки, старая техника и примитвные орудия труда

Есть здесь и «Сад семи растений», где представлена флора, ставшая символом страны Израиль: пшеница, ячмень, виноград, инжир, гранат, маслины и финики.

.

Завершить же прогулку неплохо в небольшом, но очень приятном «Экологическом саду», где растут разнообразные растения, снабженные табличками, рассказывающих о  каждом из них.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: