Рожденная заново

Рожденная заново

Несколько лет назад в центре иерусалимского Еврейского квартала Старого города, на площади Хурва, появилось новое строение. Одноименная синагога была возведена на том самом месте, где стояла ее предшественница. До тех пор, пока в мае 1948 года ее не взорвали солдаты Арабского легиона, введенного туда иорданцами.

Как известно, сразу же после того, как ООН провозгласила о появлении на карте мира Еврейского государства, со всех сторон началась атака арабов на Израиль. Восточная часть Иерусалима оказалась под властью новообразовавшегося Иорда́нского Хашими́тского Короле́вства. И до 1967 года туда не могла ступить нога иудея.

После победоносной Шестидневной войны Израилю удалось вернуть себе часть незаконно оккупированной столицы. Но, войдя в Еврейский квартал, израильтянам открылась плачевная картина. Почти все здания были либо повреждены, либо разрушены.

Что касается Хурвы, то она «погибла» сразу же после начала войны, и это было задокументировано американским журналистом Джоном Роем Карлсоном, оказавшимся на этом месте сразу после бомбардировки: «Только одна стена осталась от древней синагоги Хурва.   … Сквозь пыльное облако, покрывавшее всю площадь, я увидел эту стену. Затем под ней взорвался динамит, и последняя стена опустилась на колени, погрузилась в водоворот руин … Я посмотрел на жалкие останки того, что раньше было синагогой Хурва… Свитки Торы были разбросаны среди руин».

В память о некогда величественном здании поставили символическую арку-дугу, что долгие годы возвышалась над тем местом, где прежде стояла синагога с пророческим названием, что в переводе с иврита означает «развалины».

А в 2003 году на этом месте начались работы по раскопке фундаментов прежних строений и были сделаны интересные находки, относящиеся к нескольким периодам. Среди них — ряд ритуальных ванн времен Второго Храма и фрагмент улицы византийского периода. Все это, бережно сохраненное, можно увидеть в подвале новой синагоги.

Кроме слоев разных эпох археологи нашли слик (тайное место хранения оружия), которое в 1942 году Иргун соорудил под Арон-кодешем, считая, что боевые припасы могут понадобиться в случае оккупации Эрец Исраэль нацистами во время Второй мировой войны. К сожалению, о нем не знали защитники Еврейского Квартала в 1948 году, так как члены Иргуна, у которых была соответствующая информация, не имели возможности сообщить об этом.

Через семь лет, по окончании строительства, состоялось открытие синагоги. Когда я увидела по телевизору репортаж об этом событии, то загорелась желанием увидеть сию красоту своими глазами. Но лишь сейчас моя мечта осуществилась, и я могу рассказать, как выглядит это необыкновенное место. Но сначала, как обычно, экскурс в историю, уходящую корнями в XV век

В том месте Старого города, что именуется Еврейским кварталом, евреи-сефарды стали селиться в XIV-м веке. А столетие спустя, вопреки запрету мусульман, здесь, правдами и неправдами, приобрела землю группа европейских евреев, создав «Ашкеназский двор» (по-арабски: «Dir аль-Sicnz»).

Они построили дома и общественные здания, перенесли сюда старую синагогу Рамбана, что была создана в 1267 г. Нахманидом (рабби Моше Бен-Нахман или Рамбаном), который прибыл из Испании в Иерусалим с целью  восстановления еврейской общины и, приобретя участок земли на горе Сион, недалеко от гробницы царя Давида, построил синагогу, в которой на протяжении 300 лет молились вместе представителя разных общин.

Прошло немногим меньше 200 лет. И в место, ставшее в будущем Еврейским кварталом, а в то время заселенное в основном, беднотой, в 1700 году прибыл большой караван из польского города Седльце. Это было около тысячи ортодоксальных евреев-саббатианцев, последователей Саббатая Цви. Возглавлял ее известный раввин Иегуда ха-Хасид ха-Леви.

Их появление на Святой Земле приветствовалось еврейскими общинами Европы, обещавшими репатриантам немало благ, в частности в денежном эквиваленте. И, наверно, все бы так и было, если бы не внезапная смерть лидера, последовавшая через пять дней после приезда.

Она спутала все карты. Люди, которых привел ха-Леви, оказались в чужой стране без средств, без поддержки. Единственным наследством оказался сразу же приобретенный участок для строительства синагоги.

Что касается местного населения, то оно встретило прибывших недружелюбно, потому что в их среде ученье  Саббатая Цви, лидера массового мессианского движения XVII века, человека, который после прекращения своей деятельности, перешел в ислам и превратился в Мехмета Эфенди, считалось еретическим.

Между старожилами и репатриантами начались распри. Лишенные поддержки соседей, последние для строительства синагоги взяли ссуду у мусульман. Взять взяли, а вернуть не смогли.

Для сбора средств направили в Европу своего представителя Гедалия Халеви из Самиатица, и тот в 1716 году издал в Берлине книгу «Просите мира Иерусалиму», в которой рассказал об истории иммиграции. Ему удалось получить в общей сложности 25 000 рейхсталеров. Однако это произошло слишком поздно.

Разозленные кредиторы устали ждать, и в ноябре 1720 года подожгли двор и разрушили синагогу. А затем изгнали всех ашкеназов из Иерусалима. Именно тогда и появилось название  «Хурва».

Запрет на появление в Старом городе европейским евреям действовал около 100 лет. А в 1812 году туда приехали выходцы из Литвы, ученики Виленского Гаона, возглавляемые Авраамом Шломо Цорефом (Залманом). Они решили заполучить тот участок, где были руины синагоги.

Так как долг их предшественников не потерял значимости, этим людям пришлось маскироваться под сефардов. Но это не было выходом из положения. Следовало принимать кардинальное решение. И Цореф, переодевшись в арабскую одежду, отправился в Каир.  Ему удалось при его содействовали консулов Австрии и России попасть на прием к тогдашнему наместнику Палестины паше Мухаммеду Али и добиться как аннулирования долга, так и получения фирмана на новую постройку.

В 1836 году на этом месте появилась небольшая ашкеназская синагога «Менахем Цион», и начался сбор средств для возведения солидного здания. Собирали всем миром. Как в Эрец-Исраэль, так и рубежом. Основными, как сказали бы теперь, спонсорами стали сэр Моше Монтефиори, барон Альфонс де Ротшильд и багдадский филантроп Иехезкиэль Реувен.

Проектирование нового, солидного здания было поручено Асафу Эффенди, придворному архитектору турецкого султана, что прибыл в 1856 году в Иерусалим для ремонта и поддержки мечети Храмовой горы.

За время нахождения здесь он подготовил план синагоги, взяв за основу так называемый неовизантийский стиль, архитектурный  вариант характерный для многих общественных и религиозных строений Османской империи.

С самого начала строительства работами руководил, на добровольных началах, не получая зарплаты, Зэев Вольфензон, а помогал ему Иосеф Йоэль Ривлин, из известной иерусалимской семьи. Дело шло медленно. Но, наконец, 24-го Элула 1864-го года состоялось торжественное открытие.

Синагога имела солидную основу в форме куба с четырьмя арками высотой 16 метров, которые поддерживали мощный купол синего цвета, украшенный золотыми звездами. По углам архитектор установил четыре квадратные башни. А то, как она выглядела внутри, можно прочесть в «Книге еврейского квартала» Аарона Бьера.

«Чтобы войти в зал из камня, надо было пройти через три железные двери. Это было почти квадратное помещение размером 16 метров на 14, а высота синагоги до нижнего уровня купола составляла 16 метров и до его вершины — 24 метра. На восточной стене находилась огромная металлическая арка, построенная одним еврейским мастером из Польши. Она была украшена гравюрами на дереве с изображением цветов и птиц. Сама арка состояла из двух уровней, на ней висела тяжелая занавесь с изображением пятидесяти «Сифрей Тора». В середине зала находился постамент, облицованный мраморной плиткой. Днем все это великолепие освещалось лучами солнца из 12 окон, находившихся на уровне основания купола, и еще из целого ряда больших окон на стенах здания — кроме восточной, где располагалась сама арка. Над этой стеной можно было увидеть треугольную «бойницу», так что весь дневной свет снаружи проецировался именно на арку. Все места для публики были повернуты к той же восточной стене. А пространство для молитв представительниц слабого пола было выделено на мезонинах вдоль трех стен главного зала — северной, южной и западной. Туда можно было добраться по проходу, поднявшись через ажурные башенки во всех четырех углах здания синагоги. Купол одной из них еще не было закончен, когда молитвенный дом начал функционировать.

А весь его фасад был покрыт каменными плитками с тонкой резьбой, тогда как внутренние стены украшали изображения звезд Давида, горы Синай и Скрижалей Завета. В четырех углах главного зала можно было увидеть животных, упоминавшихся в «Пиркей авот» с такими комментариями: «Сильный, как леопард», «Быстрый, как орел», «Проворный, как олень», «Храбрый, как лев».

К этому описанию можно добавить лишь то, что створки арон-кодеша были привезены из Херсона, где их сделали кантонисты, что этот главнейший фрагмент синагоги  состоял из двух частей: верхней и нижней, с четырьмя колоннами в коринфском стиле. А над ним – светилось трехлистное витражное окно с красными стеклами.

Изначально бима была деревянная, но после того как во время землетрясения, имевшего место в 1927 году, сверху упала большая люстра и расколола ее, новое возвышение сделали из мрамора.

А еще там имелось так называемое «позорное место». Рядом с женской секцией был установлен  особый деревянный шкаф, куда помещали человека, совершившего серьезное преступление или женщину, подозреваемую в неприличном действии. Там «осужденный» проводил несколько часов, и каждый, проходя мимо, мог выразить свое негодование по отношению к нему.

Со строительством синагоги связана следующая легенда. Согласно законам шариата это здание не могло быть выше стоящего рядом минарета. А потому величественный купол возводился в последнюю ночь всем трудоспособным ашкеназским населением. К рассвету был вбит последний гвоздь. И уже ничего нельзя было сделать, ибо, согласно закону Османской империи, запрещалось сносить готовое строение.

Синагоге дали имя «Бейт-Яков», в честь Яакова (Джеймса) де Ротшильда, пожертвовавшего значительную сумму на её строительство, но оно не прижилось. Для людей она так и осталась Хурвой. И, как оказалось, навсегда.

Здесь, как и в смежных зданиях, размещался ряд учреждений ашкеназской общины. А в конце XIX – начале XX века «Хурва» была центром не только духовной, но и политической, и культурной жизни Иерусалима.

С появлением в Палестине новых еврейских поселенцев она стала местом проведения праздников, общественных собраний и встреч также нерелигиозные сионистов.

Здесь выступал с речью Теодор Герцль, посетивший синагогу в 1898 году; собирал добровольцев для Еврейской бригады, участвовавшей в Первой мировой войне, Зеев Жаботинский…

,Здесь  был объявлен Главным раввином Эрец-Исраэль рав Кук, который во времена Британского мандата нередко молился в этом месте, здесь прощался со своим постом Герберт Сэмюэль, член Верховного комиссариата Англии по делам Палестины, оставляя его в 1925 году в знак протеста против преследований евреев…

В конце 1942 года, после того как до Палестины дошли официальные сообщения об убийстве польских евреев, состоялось митинг с участием сотен людей.

Как уже говорилось, в 1948 году Хурва вновь превратилась в руины. Долгое время шли разговоры о ее восстановлении. Вплоть до 2006 года, когда, наконец, начались работы. По этому случаю была выпущена книга рабби Лиора Зильбера «Двор раввина Иегуды ха-Хасида», а раввином будущей синагоги в 2007 году был назначен раввин Симха Кук из Реховота.

Строительство возглавило Общество реконструкции и развития еврейского квартала. Ее начали строить сначала на деньги Еврейского фонда, но их не хватило, и тогда поступили пожертвования от Вадима Рабиновича, Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

Восстановить здание в том виде, каким оно было изначально помог деревянный макет, что был сделан талантливым иерусалимским резчиком Меиром Розеном около 1912 года, сохранившиеся  описания, фотографии  начала ХХ-го века.

Официальное открытие состоялось в 2010 году, вызвав бурную реакцию арабского населения столицы, вылившееся в массовую демонстрацию.

Так что же из себя представляет Хурва сегодня?  Это белоснежное здание, стоящее на фундаменте строения времен Османского периода, в каркас которого вписались фрагменты разрушенных стен.  Самый большой тот, что остался от восточной части.

Большой купол, украшенный 12 окнами, соответственно 12 коленам израилевым.

Исключительно красив интерьер. Изящные люстры, яркие витражи

Впечатляет арон-кодеш, шкаф для хранения свитков Торы, в резном золоченом обрамлении с красивым навершием. Он был реконструирован по фотографиям, но имеет внутренний объем больше, нежели оригинальный.

Его, как и полагается, закрывает богатая занавеска «парохет», в нижней части которой вытканы слова из 137 псалма «Если забуду тебя, Иерусалим, да отсохнет моя правая рука».

Изумительные фрески. По углам — четыре медальона, изображающие Гробницу Патриархов, Могилу Рахили, Тверию и Цфат. В верхней части западной стены вырисовывается река и пейзаж, и надпись на стене над изображением музыкальных инструментов, а также цитата стиха: «На реках Вавилона…»

Узорные решетки балконов женской части

И верхней галереи, куда можно подняться по двум крутым винтовым ажурным лестницам, которые, как и люстры, были сделаны на Украине.

Поднявшимся на смотровую площадку, открывается потрясающая панорама Иерусалима

А рядом минарет, который, согласно рассказу рабби Овадия, построила женщина, обидевшаяся на еврейскую общину за то, что та плохо отнеслась к ее сыну. А потому он решил принять ислам. После его смерти, мать продала дом и отдала деньги  на строительство мечети, которая стоит по сей день.

Впрочем, Муджир аль-Дин, мусульманский историк период отмечает, что мечеть была построена в XIV м веке, до появления в этом месте первой синагоги. И это очень мешало евреям, так как по ходатайству мусульман, несколько раз издавался закон о запрете проведения службы евреями, что не делалось по отношению к другим синагогам.

И последнее. Недалеко отсюда стоят еще одни развалины. Те, что остались от «Тиферет Исраэль». Они стоят давно, несколько десятилетий. Но ходят слухи, что те же спонсоры обещают возродить и эту святыню

Написано по следам экскурсии с Ициком Фишелевичем

Использован материал

 בית הכנסת החורבה – ויקיפדיה

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: