Великие творения великого мастера

Великие творения великого мастера

«Возможность посвятить всю свою жизнь храмам Святой Земли наполняет верой и вдохновением мой ум, сердце и душу».

Антонио Барлуцци

Антонио Барлуцци. Итальянец, приехавший в юности в Палестину и от всей души полюбивший Святую Землю, подарил ей удивительные  творения. Каждый из его храмов, построенный в особой манере, исключительно интересен и необыкновенно хорош. И очень жаль, что ряд его строений находится на территории Палестинской автономии, а потому недоступны для нас.

Он родился в 1884 году в Риме, в католической семье, 14 по счету ребенок (третий сын) был назван в честь одного из наиболее почитаемых святых — Антония Великого.

Респектабельная и уважаемая семья со стороны отца была тесно связана с Ватиканом, и глава семейства, и его отец служили хранителями дипломатической переписки папской канцелярии. 

Эту традицию продолжил старший сын, Джузеппе.  Два же других,  Антонио и  Джулио, пошли по пути родственников со стороны матери, где было немало известных зодчих. В частности ее отец, Андреа Бузири-Вичи, был архитектором и отвечал за реконструкцию собора св. Петра в Ватикане.

С самого детства мать приучала детей к прекрасному. По воскресеньям синьора Барлуцци водила их по Вечному городу и рассказывала истории о величественных дворцах, храмах и других архитектурных памятниках. Особенно это интересовало Антонио, рано проявившего художественные способности и уже в 5 лет  неплохо рисовавшего.

По окончании школы 18-летний юноша решил стать священником. Но его духовник, отец Коррадо, отговорил его, сказав, что млодой человек найдет для себя иной способ служения Господу. И как показала действительность, не ошибся. Став архитектором, Антонио посвятил всю свою одинокую жизнь главной  цели — строительству храмов, удивительно раскрывая значение места, на котором происходили важные библейские события.

В 1902 году Барлуцци, выбрав для себя карьеру зодчего, поступил в  Инженерно-строительную школу при Римском университете, которую окончил его старший брат Джулио. Став архитектором,  тот работал в Пекине, строя католический храм.

Окончив университет и отслужив в итальянской армии (воинскую повинность Антонио отбывал в замке Святого Ангела над Тибром, где руководил археологическими раскопками), Барлуцци принял предложение брата, помочь ему строить госпиталь для Итальянского миссионерского общества у Дамасских ворот Старого Города в Иерусалиме.

А через год братьев пригласил к себе кустод Святой Земли (глава францисканского ордена в Палестине) и предложил подумать о проекте строительства храма на горе Фавор. Они взялись за дело, провели необходимые расчеты, подготовили чертежи … Но разразилась Первая Мировая война, и всем иностранным гражданам было предписано покинуть Палестину.

Вернувшись в Рим и отчитавшись за проделанную работу по строительству госпиталя перед заказчиком, Антонио остался без работы. Он решил вернуться к давней мечте стать священником, для чего поступил в духовную семинарию при папском кафедральном соборе Сан Джованни-ин-Латерано. Но вскоре понял: это не его  призвание. Бросив учебу, пошел в армию. Руководство, ознакомившись с его резюме, определило архитектора в Палестинский экспедиционный корпус.

Корабль, на котором Барлуцци плыл из Неаполя, торпедировала немецкая подлодка, но пассажирам удалось  спастись — их  подобрал британский береговой катер. Затем английское судно доставило их в Триполи. Короче говоря, Антонио, вместе с другими новобранцами, оказался на месте лишь через несколько месяцев. К тому времени  война уже закончилась, и прибывшим довелось лишь принять участие в торжественном вступлении союзных войск под командованием Алленби в Иерусалим. 

Узнав о приезде архитектора, его вновь пригласил для беседы кустод Святой Земли, должность которого занимал уже отец Фердинандо Диа Таллеви. И первое, что бросилось в глаза Барлуцци, когда он переступил порог апартаментов францисканца, были  чертежи фаворского храма, сделанные им с братом  перед войной.

Далее в состоявшейся беседе кустод изложил свои принципы и точку зрения на строительство храмов в данном регионе. «В Палестине каждое из Святых мест имеет прямое отношение к конкретной мистерии в жизни Иисуса Христа. Совершенно естественно, в этом случае, отказаться от типовой архитектуры, постоянно повторяющей одно и то же, и попытаться строить архитектурный образ так, чтобы он выражал религиозные чувства, вызываемые именно данной мистерией. Тогда верующий, входя в святилище, легко сможет представить себе соответствующий евангельский рассказ и сосредоточиться мысленно на самой сути именно здесь, в единственный миг истории свершавшегося таинства».

Отец Фердинандо, будучи человеком прозорливым, увидел в молодом человеке и убежденность в своем предназначении, и профессиональные навыки. Проникшись симпатией и  доверием, он поручил Барлуцци сразу два исключительно важных для христиан объекта: на горе Тавор и в Гефсиманском саду.

Таким образом, жизнь связала Антонио с францисканцами, для которых он и создавал удивительные строения. Причем каждый проект «соответствовал индивидуальной евангельской, исторической и эмоциональной  «ауре» данного места».  В каждой церкви он воплотил точную философскую идею, которую сумел облечь в неповторимый архитектурный образ.

Пригласив для совместной работы молодых и талантливых людей: А.Виллани, Ч. Филиппи, де Регибуса, П. Риччи, У. Нони и других, он нашел в них единомышленников, с помощью которых и создал свои неповторимые творения. А чтобы познакомиться с ними отправимся в путешествие.

Сначала окажемся в Нижней Галилее на горе Тавор, где   соответственно христианской традиции, произошло Преображение  Христа в присутствии трех учеников: Петра, Иоана и Иакова. А после того, как «просияло лицо его как Солнце», а одежды «сделались белыми, как свет», здесь появились два ветхозаветных пророка: Моисей и Илия, с которым Иисус стал обсуждать события, что должны были произойти в Иерусалиме.

Фото из Википедии

И Барлуцци воплотил образы святых в композиции трёхнефовой базилики, где центральная часть символизирует Иисуса, а боковые приделы — Моисея и Илию. В центральной части имеется 12 ступеней, которые ведут к алтарю и соответствуют своим количеством числу апостолов.

Несмотря на то, что в строении четко просматривается архитектурный стиль византийских церквей Сирии, уже видны  определенные черты, которые архитектор будет повторять неоднократно. Это внедрение фрагментов прежних строений в новые стены или демонстрация их через «колодцы»  в полу под стеклом;  мастерскую игру со светом; колонны, «раздвигающие»  пространство внутреннего убранства.

Храм был открыт 1 июня 1924 года кардиналом Джиорджи, который самолично прикрепил золотую медаль Папы Римского Пия XI на пиджак Антонио Барлуцци. А представители Ордена, высоко оценив труд  мастера,  в 1972 году  установили рядом с храмом — барельеф с памятной доской, а внутри базилики  — прижизненный портрет.

Интересно, что появившийся примерно в то же время храм в  Гефсиманском саду абсолютно не похож на тот, о котором говорилось выше.

При подходе к Церкви Всех Наций, названной так, потому что в финансировании её строительства участвовали многие страны, мы видим яркую мозаику в треугольном тимпане фасада  (Д. Баргеллини),  на которой изображен Христос, выступающий  посредником между Богом-Отцом и человечеством.  А за этой сценой  с открытыми Евангелиями в руках  наблюдают с капителей колонн четыре каменных евангелиста.

Внутри храма — полумрак.

Свет, проникающий через лиловые стёкла, создает атмосферу ночи, когда имели место трагические события.

Хорошо освещен лишь фрагмент скалы,  с которой Христос обращался к Отцу.  Эта скала изображена на мозаичной иконе над алтарем.

Перед ним — натуральный камень, опоясанный кованым терновым венцом. На одном из шипов установлена Чаша Искупления и  два  голубя готовые разделить участь страдальца.

На стенах иконы с изображением сцен разговора Христа с учениками в Гефсиманском саду.

На Масленичной горе находится и Капелла Доминус Флевит, что в переводе с латинского означает «Плач Господа». Она стоит на том месте, где останавливался Иисус, входя в Иерусалим, где он плакал, предсказывая судьбу любимого города.

Когда францисканцы в середине ХХ века вести  стали производить здесь раскопки, то нашли фрагменты византийского монастыря и древний некрополь с саркофагами (II-IV в. до н.э.)

Отправив находки в музей, они решили строить капеллу, поручив это  А. Барлуцци. И тот решил архитектурную задачу весьма своеобразно.

Четырехгранное строение, в основе которого лежит характерный для католических храмов крест, он накрыл черным куполом, имитирующим слезу, со «стекающими» углами,  около которых поставил вазоны в форме античных сосудов,  наполняемых слезами плакальщиц.

Внутри все тоже предельно просто и лаконично. В  восточной части – ниша с мраморным византийским алтарём, вокруг которого  сохранился  древний мозаичный пол. В южной части — полукруглая плита  с «Плачем Христа», процитированным из Евангелия  от Луки.  В  северной части  — доска с именами  строителей и стран, финансировавших  эту работу. 

А в западной части, за алтарем,  —  большое  арочное окно, из которого открывается красивейшая панорама с виднеющимися вдали  куполами Храма Гроба Господня.

Удивительно хороша его ажурная  решетка, в которую вписались и колючки тернового венца, и Чаша Искупления.

Для дальнейшего знакомства с работами Барлуцци  отправимся в Старый Город. Пройдем по Виа Долороза («Пути Скорби»), что начинается сразу за Львиными воротами и состоит из 14 станций.  Во дворе женского  католического монастыря  Сестер Сиона находится Вторая Станция – Бичевание, обозначенная Часовней  Бичевания.

Часовня Бичевания

Называется она так, потому что, согласно римским законам,  приговоренного к распятию на кресте, бичевали. Удары наносились тройными бичами-флагеллумами, в концы которых вплетались свинцовые шипы или кости, доставлявшие жестокие страдания.

В XII веке на этом месте крестоносцы возвели церковь, которая к  середине XIX века обветшала, а землетрясение 1927 года ее разрушило полностью. 

Приглашенный францисканцами архитектор не стал заниматься реставрацией. Снеся все до основания, он в 1928 году построил однонефную базилику, украшенную золотой мозаикой стилизованной под византийскую.

Затем заказал художникам прекрасные картины, а витражистам – оформление окон над хорами с сюжетами, рассказывающими о том, что пришлось пережить Христу в начале скорбного пути: «Пилат умывает руки», «Поругание Христа» и «Освобождение Вараввы».

Внутреннюю  часть купола, поднимающегося над алтарем, украсил позолоченный терновый венец. А по стенам — доски с изображением святых.

Продолжая двигаться по Скорбному пути, окажемся около 6-й  станции, где стоит скромная часовня св. Вероники, в которую  ведет  деревянная дверь с коваными полосами. 

Здесь некая особа по имени Вероника утерла пот и кровь с измождённого лица Иисуса платком, который стал обладать целительными свойствами после того, как на белоснежной ткани отпечатался Лик Нерукотворный.

Несмотря на  отсутствие этого эпизода в Евангелиях, он важен тем, что  с ним связана латинская версия происхождения иконы.

В  VI веке здесь существовал монастырь. Сейчас — Греческая Православная Церковь с криптой,  отделкой которой тоже занимался в 1953 году Барлуцци. 

В итоге дорога приведет нас к Храму Гроба Господня,  представляющего собой  целый архитектурный комплекс,  имеющий  сложную конфессиональную структуру.

Здесь на Голгофе,  представляющей собой площадку, разделенную   столбами на  два придела Реставрацией одного из них, — Придела  Пригвождения к  Кресту (Одиннадцатая Станция),  принадлежащего католикам, также занимался в 39-е годы прошлого века Барлуцци..  

В скромном помещении, где наиболее яркой деталью является светлый мраморный пол с контрастным рисунком темного цвета, висит большая икона, на которой изображено Пригвождение.

А теперь отправимся в другой конец Иерусалима, в Эйн-Карем, Название в переводе звучит как «Источник в винограднике»,  ибо согласное Новому Завету  сюда на ослике приехала Дева Мария, обрадованная Благой вестью, сообщенной Архангелом Гавриилом. А  после того, как она испила  воды из родника, забившего из безжизненной скалы, этот  ключ приобрел святость.

Целью поездки был визит к двоюродной сестре Елизавете, будущей матери Иоанна Крестителя. Поэтому одна из церквей, стоящих в этом месте, называется Церковью Посещения. 

Она стоит там, где в IV веке императрица Елена, мать византийского императора Константина, построила первый храм.

Войдя во двор храма через кованые ажурные ворота с бронзовыми изваяниями Елизаветы и  ее супруга Захарии, окажемся около стоящего в саду здания.

Оно состоит из двух церквей,  расположенных  друг над другом  и не сообщающихся между собой. 

Над входом в Нижнюю церковь — яркая  мозаичная картина (художник Бигатти, Ватикан). На ней  изображена Мария,  прибывшая верхом на ослике из Назарета в Эйн-Керем в сопровождении ангелов.  Под мозаикой надпись: «И встала Мария в те дни и поспешила в Горы, в один из городов Иудеи»

Эту  церковь украшают интересные фрески, идущие  фризом под потолком. Они рассказывают о событиях в жизни  Марии, Елизаветы и  Захарии, который служил в  Храме.

За железной  решёткой — камень с  углублением,  напоминающим  форму детского  тельца. Он принесен оттуда,  где Елизавета укрывала сына в тот  момент, когда по велению Ирода умертвляли  младенцев мужского пола.  Вокруг него надпись на греческом: «В этой скале Елизавета прятала Иоанна».

 Слева от  алтаря находится проход в пещеру библейских времен, что, согласно преданиям, служила жилищем Захарии.

В пещере есть мраморная ваза, содержащая воду чудесного подземного источника, забившего, в  момент свидания  Марии с Елизаветой.

Здесь службы не проводятся. Они проходят в  Верхней  церкви,   представляющей собой современное строение. Внутренние стены его выложены дорогим мрамором и расписаны фресками работы итальянского художника К. Вагарини. Поначалу ему помогал в работе известный израильский мастер Мордехай Ардон (впоследствии лауреат Премии Израиля), однако из-за своей национальности был отстранен Ватиканом.

В центральной части  церкви — алтарь с резной  мраморной оградой. Около апсиды сохранена древняя византийская кладка, а сверху изображен Франциск Ассизский.  На стенах  — картины с   библейскими сюжетами («Брак в Канне Галилейской»  «Почитание Марии» и др.), образы знаменитых женщин Ветхого и Нового завета. 

По периметру зала, как и в прочих католических храмах, размещены изображения 14 станций Скорбного пути Иисуса.

Во дворе можно увидеть интересные  скульптурные композиции (Встреча Марии с Елизаветой; Захарий). На стене  — доски с цитатами из Священного писания.

В этой же стороне, недалеко от Эйн Керема имеется еще одно интересное место — Монастырь Иоанна Крестителя в пустыне, словно  прилепившийся  к отвесной скале.

Здесь, в небольшой пещере, провел юность Иоанн Креститель. Это место называется Дир (Аин) эль-Хабис,  что в переводе звучит как Источник отшельника

 

Фотография из Википедии

Церковь возвел  Антонио Барлуцци в характерном для него стиле. Она представляет собой  прямоугольное строение с многочисленными окнами, которые, подобно картинным  рамам,  обрамляют видимые из них фрагменты окружающего пейзажа. 

Над Гротом, около которого в небольшой водоёме с белоснежными кувшинками  резвятся рыбки, стоит небольшая часовня  с гробницей св. Елизаветы.

А  внутри пещеры, освещаемой лампадой и свечами в высоких канделябрах,  развешаны иконы с изображением Христа, Иоанна Крестителя и Богоматери.

Место, где спал Предтеча,  служит  алтарем.

А теперь наш путь лежит на север, в Галилею, на берег Кинерета, где  имеется немало любимых паломниками мест, связанных с именем Христа. Одно из них находится на Горе Блаженств, над поселением Табха. Это Церковь Нагорной Проповеди.

Согласно Евангелию «От Матфея» именно в этом месте Христос раскрыл человечеству тайны Своего Небесного Учения.

 В византийские времена тут месте стоял храм, останки которого вместе с мозаиками обнаружили францисканцы, которые в 30-е годы прошлого столетия вели  здесь археологические раскопки.  И решили возвести  храм, строительство которого было профинансировано миссионерами-христианами Италии и  семьей итальянского диктатора Д. Муссолини.

И сегодня мы видим удивительное строение, которое искусствоведы называют не иначе, как «стихотворением в архитектуре». 

Ротонду  в форме октаэдра, ибо такое количество Блаженств  фигурировало в знаменитой проповеди, окружает крытая галерея, состоящая из изящных арок, словно обрамляющих красивые виды.

Храм  выполнен  в черно-белой  цветовой гамме, демонстрирующей дуализм  Христа: сочетание божественной и человеческой сущности.

Во все грани ротонды врезаны окна, где вместо стекла — тонкие просвечивающие пластины из особого вида гипса, на которых написан латинский текст каждой  из восьми заповедей.

Под куполом, окрашенным снаружи в темно-серый цвет, а  внутри  светяшемся золотой мозаикой,  — стены  из неброского серого мрамора.

На полу – мозаика с символами главных христианских добродетелей.

В отличие от других церквей  престол находится  в центре зала, что позволяет молящимся видеть не только  его, но и окружающее  пространство.

На стенах базилики — небольшие картины, отражающие  жизненный путь Спасителя от рождения и до скорбного часа.  В витрину, под стекло, помещено Распятие, на котором лик Христа обращён к  морю Галилейскому.

А теперь отправимся в Хайфу, где и завершим экскурсию в Нижнем городе, где стоит храм св. Иосифа, абсолютно  не похожий на прочие работы Барлуцци.

Исключительно простое в архитектурном плане здание снаружи  трудно отличить от светских строений.

Назначение  выдает лишь крест над входом  да необычный круглый витраж с изображениями птицы (символ Святого духа) и рыбы (Ихтис, на древнегреческом),   являющийся  древним акронимом имени Иисуса Христа. (Слово ιησους   составлено из первых букв слов  (Иисус), χριστος   (Христос), θεού (Божий) υιόσ (Сын) σωτήρ    (Спаситель).

Колокольня, выполненная в  минималистском стиле,  находится в задней  части здания и не видна с фасада.

Поднявшись по мраморным ступенькам и  с трудом открыв окованную бронзой дверь, на которой выбиты картинки из жизни св. Иосифа, а в центре изображено Святое семейство, осененное Святым духом в облике голубя, войдем во внутрь. 

В  арочной  нише, расположенной напротив входа  — алтарь с мозаичным крестом-распятием. Вверху — стилизованный герб  ордена кармелитов.

С  обеих  сторон  от алтаря находятся  мозаики,  где изображена Пресвятая Дева Мария Кармельская  (справа) и Святое семейство (слева). Третья мозаичная картина, на которой   изображена сцена  крещения Иисуса, находится в другом конце зала, в баптистерии.

На боковых стенах, как и полагается,  14  панно, изображающих остановки Крестного пути.

А у самого входа можно увидеть Моисея, ведущего  народ Израиля через Красное море. 

Стоит обратить внимание на витражи.  7 посвящены  таинствам, 4 – изображают Христа, одна Богоматерь Жизни — покровительницу детей, умерших до крещения.

Витражи и мозаики   сделаны монахом Колокольня, выполненная в  минималистском стиле,  находится в задней  части здания и не видна с фасада. Ф. Радаелли, работы которого можно увидеть в  интерьерах церквей многих странах мира. Имеются они и в  музее Ватикана.

Это место интересно тем, что в данном  храме служил  отец  Даниэль (в миру — Освальд Руфайзен), человек необыкновенной судьбы.(См., С Богом по жизни)

1958 год. Несмотря на солидный возраст, Барлуцци еще полон и энергии и творческих планов.  Особенно его привлекала возможность построить в Назарете церовь Благовещения в Назарете, над проектом которой он проработал около 14 лет. Только из-за интриг в Ватикане, строительство было поручено другому итальянскому архитектору Джованни Муццио.

И  этого Антонио не смог выдержать. По его словам, «почувствовал себя так, словно с  живого содрали кожу» и слег с инфарктом. А когда поднялся с постели, упаковал свой нехитрый скарб (книги, альбомы, чертежи и эскизы храмов) в  пять ящиков, и отправился на родину.

Сначала  жил в небольшой квартирке с сестрой неподалеку от  римского Колизея, потом перебирался в монастырь, на подворье Стражей Святой Земли, потому что привык к францисканцам  и ежедневной утренней мессе.

И в то время, когда Барлуцци уже не мог вставать с постели, монахи  открывали  дверь его кельи,  до которой доносились звуки богослужения.

Он умер 14 декабря 1960 года в Вечном Городе. И это событие прошло незаметно, мимо широкой общественности.

Фотографии Алексея Яровинского

Использованный материал

Antonio Barluzzi — Wikipedia

The architect Antonio Barluzzi — Gethsemane — Custody of the Holy Land

Antonio Barluzzi, an architect in the Holy Land — Custodia Terra Sancta

The Rough Guide to Jerusalem 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: