Веселый праздник пурим

Веселый праздник пурим

Для Крохмальной улицы Пурим был большим карнавалом. На улице не протолкнуться было от ряженых и посланцев с подарками. Она вся пахла корицей, шафраном и шоколадом, свежевыпеченными пирожками, всевозможными сладостями и пряностями, которых я часто не знал даже по названиям. В кондитерских продавалось фигурное печенье, изображающее царя Артаксеркса, нечестивца Амана, евнуха Харбону, царицу Астинь и Ваиезафу, десятого сына Амана. Как славно было откусить ногу Артаксеркса, Амана или голову царицы Эсфири! Какой веселый стоял гвалт — назло всем Аманам, древним и нынешним! 

Исаак Башевис Зингер «В суде у моего отца»

Пурим. Самый веселый из всех еврейских праздников, символизирующий  победу добра над злом. А связано это со всем хорошо известными событиями, имевшими место более 2400 лет назад в Персии, когда еврейский народ, стоял на пороге тотального уничтожения и победил своих врагов. Его название происходит от слова «пур», имеющего персидское происхождение и означающее «жребий». А «пурим» — это жребии,  которые бросал Аман для определения наиболее благоприятного момента для нападения на евреев. 

Так как древние персы верили во влияние на судьбу человека знаков Зодиака, то был выбран благоприятный месяц и день, который совпадал с важнейшим для этого народа праздником богини Анахиты. Но все произошло наоборот. Жребий повернулся светлым ликом к евреям. И именно они истребили по всей империи тысячи своих ненавистников, превратив «печаль в радость, траур — в праздник».

  Празднование, как обычно, начинается вечером с чтения в синагоге «Книги Эстер», содержание которой напоминает о происшедшем чуде и завещает потомкам читать текст публично по свитку, где сказано: «И будете вспоминать, и отмечать эти дни из поколения в поколение… и память о них не сотрется у ваших потомков»

И накануне его надо воздерживаться от еды и питья, в память о том, что перед тем, как обратиться к царю, Эстер, а вместе с ней весь народ постились. Зато после наступления праздника устраивается обильная трапеза – Сеудат-Пурим. Она символизирует радость, царившую тогда во всех еврейских домах. В «дни пира и веселья», как сказано в  Книге Эстер,  принято пить много вина. Считается, что раз в году надо напиться  до такой степени, чтобы не отличать слова «Благословен Мордехай» от «Будь проклят Аман». Раз в году  стоит расслабиться, отбросить условности, посмотреть на окружающий мир радостно и  эмоционально. 

Утром следующего дня, когда «Магилат Эстер» читают во второй раз, все облачаются в карнавальные костюмы и маски,  по  улицам проходят  карнавальные  шествия. Этот элемент праздника  связан с концепциями  изменения судьбы и сокрытия подлинной личности. Ведь, как известно,  Эстер скрыла свою национальность.

Пурим, зародившийся  в средневековой Европе, был единственной возможностью для евреев и  повеселиться, и выразить своё отношение к потомкам  злого персидского визиря, который стал  воплощением собирательного образа гонителей еврейского народа.  Возникли и особые обряды. Так как, согласно агаде, ненавистное имя должно быть стерто с лица земли, евреи писали его  на подошвах обуви, откуда оно исчезало во время ходьбы. А при чтении Свитка Эстер лишь  упоминалось слово «Аман», раздавались шум и стук, шарканье по полу.

В синагогах Германии делали восковой домик, в который ставились фигурки Амана, его жены, палача повесившего злодея,  и охранников. С началом чтения агады это сооружение поджигали, и оно постепенно сгорало к великой радости детей.

В итальянских общинах до самого конца XIX века изготавливали чучело злодея, которое везли «к месту казни», где и сжигали. По дороге взрослые выкрикивали оскорбления и проклятия, а дети забрасывали его камнями. Оттуда же и пошел, распространившийся в других европейских странах, маскарад, где сначала все участники наряжались в традиционные костюмы: – Мордехая, Амана, царицы Эстер, Артаксеркса. Затем, уже в XX веке, появились и другие маски.

Сегодня карнавальное шествие можно увидеть в разных городах Израиля. Особенно пышные шествия проходят в Тель-Авиве и Хулоне. 

Впервые это произошло в 1912 году в Тель-Авиве по инициативе Авраама Альдемы, одного из основателей компании «Траск», занимавшейся проблемами организации досуга еврейских поселенцев. Это было яркое зрелище, участники которого были облачены не только в традиционные, но и весьма провокационные костюмы. Играл духовой оркестр.  Было задействовано множество гигантских кукол. Были розыгрыши и шалости. 

В более поздние времена карнавальные шествия приобрели тематическую окраску.  Так, в 1929 году оно прошло под знаком возрождения языка иврит. Устроители раздавали участникам празднества листовки с лозунгом: «Возрождение иврита – возрождение нации», а по городу на телеге «проехала» Вавилонская башня. 

В 1933 году в празднике «приняла участие» карикатурная кукла, изображающая Гитлера, где на шею диктатору была повешена табличка с надписью: «Смерть евреям». Этот факт возмутил германское консульство в Палестине, и мэр Тель-Авива получил письмо, где в резкой форме было изложено требование извиниться. Но Дизенгоф категорически отказался, сославшись на то, что в этот всенародный праздник  каждый его участник имеет право на свободу самовыражения. 

В 1934 году темой стали 12 колена Израилевы, а в последующие годы —  достижения еврейского ишува Палестины, политическое положение в мире и другие  актуальные вопросы.

В 1932 году пуримскому шествию решили дать еврейское название. Был объявлен конкурс, и в  специально организованный комитет поступило 300 предложений. Среди них были такие как «Пуримус», «Пуримия», «Эстерон», «Масехон», «Карнапур», «Тель-Авивон», «Сасон-Шушан». Лучшим был признан неологизм «адлояда» (עד לא ידע.), что означает «Пока не перестанешь узнавать». Его придумал Барух Агдати, танцор и балетмейстер из Одессы, родоначальник танца-импровизации,  душа культурной жизни Тель-Авива, один из организаторов этих шествий,  режиссер и оператор первого  израильского полнометражного фильма «Это наша земля». Довоенный карнавал в Тель-Авиве стал так популярен, что на него не только съезжался весь ишув, но и прибывали евреи из-за границы. 

Кроме карнавала сформировались и другие интересные моменты праздника. В разных общинах  организовывались специальные пуримские игры. Например, Мешаварта де-Пурим, когда раскладывали большой костер, вокруг которого играли дети. Самые смелые прыгали через огонь.. Имелись и такие игры-инсценировки  как «Продажа Иосифа», «Иаков и Исав»,  «Давид и Голиаф».

Из восточной Европы пришел опыт «пуримшпилей» с их музыкой, танцами и шутками, где во время представлений под видом традиционных героев нередко высмеивали или восхваляли реальных людей. Сегодня такие представления ставят в синагогах и еврейских общинах мира, в еврейских школах и детских садах, молодежь устраивает костюмированные вечеринки в карнавальных костюмах.

То, о чем говорилось выше, ичтение «Мегилы», и праздничные пиршества с весельем, являются двумя составляющимичетырех заповедей, которые, согласно еврейской традиции, были установлены мудрецами Сангедрина и пророками. 

К двум другим относятся мишлоах манот и матанот леэвьоним. Первое дословно переводится как «посылка еды». Каждый еврей должен был послать хотя бы одному человеку подарок, в который входило бы минимум два вида кушаний. Второй же предполагает подарки бедным, которым необходимо помочь материально.

Особенно интересно это происходило в Йемене, где пакеты укладывались на ярко украшенные колесницы, к которым крепились деревянные куклы, изображающие Амана. Повозки, сопровождаемые детьми, проходили по еврейским улицам, где и раздавались подарки. А в восточной Европе бедняки не желая ждать, когда о них вспомнят, облачались в карнавальные костюмы и подходили к домам зажиточных людей, где пели песни и просили милостыню. 

Во время существования Храма каждый еврей давал по пол шекеля на покупку жертвенных животных. А сегодня верующие дают деньги (по пол шекеля за каждого члена семьи), в синагогу, которая затем раздает их нуждающимся.  Принято так же жертвовать на разные добрые дела.

Имелись и другие, довольно забавные, обычаи. Когда-то в Иерусалиме помолвленные девушки посылали своим женихам на Пурим большой поднос со сладостями и красиво оформленными пирогами. 

А в странах восточной Европы подарки, наоборот, делали молодые люди. Они отправляли с так называемыми барабанщицами своим невестам золотые украшения на ладони, сделанной из сахара.  Когда «делегация» прибывала к дому невесты, та выходила во двор и танцевала вместе с другими женщинами. Затем просила передать избраннику свой дар, который вкладывала в серебряную шкатулку или коробочку для благовоний.

Сегодня в Израиле традиция мишлоах манот носит родственно-соседский характер. Принято так же посылать посылки солдатам Армии Обороны Израиля и дарить сладости детям. Не забывается и праздничный стол, так как на Пурим принято есть вкусно и много. 

У ашкеназов в этот день готовят  креплах (разновидность мясных пельменей, сваренных в бульоне) и индейку, большую особую халу с изюмом. У сефардов на стол ставят сладкие пироги из теста, замешанного на большом количестве яиц с медом, с корицей, кунжутом и другими пряностями.  А еще   пекут бисквитное печенье, песочные пирожные, облитые шоколадом; рыбу, запеченную с изюмом и специями. Накануне праздника едят семечки, а также готовят блюда из бобов и злаков в память о праведности Эстер, которая в царском дворце предпочитали их некошерной пище. Индюк (тарнеголь ходу) напоминает об Ахашвероше, правящем землями от Индии (Ходу) до, Нубии. А еще эта намек  на глупость и  чванство этого человека

Самое же главное блюдо — гументаши или «уши Амана». Их делают из разного теста, с разными начинками.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: