Афера

Афера

Как правило, в полдень  на украинском телевизионном канале Inter+ (кстати, отличный канал, на котором можно посмотреть интересные передачи и фильмы на русском языке) идет ток-шоу« Афера». Ведущий  Илья Ноябрев, выбрав тему, разбирает со свидетелями различные махинации.

Пару недель назад выпуск был посвящен лже-докторам, несостоявшимся экстрасенсам и прочим «народным целителям». Смотря ее, я невольно вспомнила историю, которая произошла с одной из моей подруг несколько лет назад. Впрочем, для того, чтобы все стало предельно ясным, отмотаем назад четыре десятилетия и познакомимся с героями нашего повествования в ту пору, когда они были исключительно молоды.

Рине, как и ее избраннику Николаю, за которого она выходила замуж по любви, было всего по двадцать. И впереди, казалось, их ждало лучезарное будущее. Все у них, действительно, все было отлично. Портило лишь одно обстоятельство. После свадьбы оказалось, что Коля склонен пропустить рюмочку-другую. И, не было бы, вероятно большой беды, если бы они жили в другое время в другой стране.

В СССР, в брежневскую эпоху развитого социализма, братство народов выражалось в дружественных производственных попойках. В рабочем коллективе было принято отмечать все что угодно. От государственных праздников до дней рождения сотрудников, покупки кем-то телевизора, холодильника, какого-либо дефицитного товара, ощенения любимой суки или другого не менее значимого события.

Сначала, когда подобные мероприятия были не столь часты, жена смотрела на это как само собой разумеющееся. И только смеялась, когда в день пятилетней годовщины их свадьбы, что была под Новый год, супруг, перепутав, принес ей вместо букета веник, а другой в раз вместо дома, почему-то оказался у тещи.

Но со временем, когда появление его в нетрезвом состоянии, ставшее едва ли не нормой, сильно ударило по нервам, решила принимать меры. Что она только не дела! Просила, умоляла, рыдала, объявляла бойкот, даже однажды в день зарплаты, вытащила из его кошелька все деньги и спрятала (мол, пусть подумает, что где-то потерял) …

Все было тщетно. После очередного грандиозного скандала на несколько дней устанавливалось перемирие, во время которого моментально забывалось все плохое, и жизнь казалась раем, но новое «производственное мероприятие» вновь сбивало его с толку и все возвращалось на круги своя.

Шли годы. Коля, будучи человеком не только рукастым, но и толковым, потихоньку поднимался по служебной лестнице. И теперь пьянки, как правило происходили не в КБ, где он работал прежде, не в тресте или управлении, а в ресторане, откуда он уже добирался не сам, а доставлялся в бесчувственном виде подчиненными.

Теперь Рина ежедневно с ужасом ожидала вечера. Когда солнце медленно катилось к горизонту, она, начинала нервничать. Все валилось из рук. Не находя себе места, гадала: когда и в каком состоянии муж появится дома. Если часы отбивали семь, а его не было, становилось ясно, что ничего хорошего ждать не приходится.

Не выдержав, она уходила из дома и бродила по окрестным улицам, а возвращаясь,с надеждой смотрела на окна их квартиры: не горит ли там свет? Порой ноги сами собой приводили ее на закрытую стоянку, где обычно ночевал их «жигуленок».

Если видела припаркованную машину, понимала, что сегодня ее ждет бессоннач нчь. Если же машины не было, в голову лезли разные дурные мысли. Чудилось что муж, сев в нетрезвом состоянии за руль, либо разобьется, либо сделает аварию, либо попадет в милицию а оттуда в вытрезвитель… И на душе становилось еще горше.

Она вновь и вновь пыталась найти выход из положения. Так как взывать к уму, совести или сознанию супруга было бесполезно, решила идти иным путем. Стала обращаться к экстрасенсам, которых уже в горбачевские и постгорбачевские времена расплодилось бесчисленное множество. Она тратила немалые деньги на чудодейственные травы, настойку из которых незаметно подливала мужу в суп, на заговоренную воду, какие-то талисманы, что подкладывала в машину, под кровать, зашивала в одежду… Только воз был и ныне там.

Отчаявшаяся женщина была близка к безумию, когда в одной из газет прочла объявление о том, что некий «специалист» может в корне изменить судьбу любого. Даже заочно. Дрожащими пальцами набрала указанный в заметке номер телефона и, услышав приятный мужской голос, записалась к «ародею» на прием.

Так как он жил в другом городе, в путь пришлось отправиться рано утром. От вокзала довольно далеко ехала на рейсовом автобусе, который ее привез на окраину города, где в квартире, расположенной на третьем этаже старого дома хрущевской постройки, ее встретил мужчина, оказавшийся тем, кого она искала.

Сначала он долго и внимательно слушал Рину, сочувственно кивая головой, потом попросил вынуть фотографии мужа, родных и знакомых, которые в телефонном разговоре велел «сунуть в сумочку». Тыкнув пальцем в одну из них, где была изображена их добрая знакомая, сказал: «Это все от нее. Порча. Но не страшно. Будем избавляться».

Затем взял пепельницу, положил в нее солидный кусок ваты, смоченный каким-то составом, и поджег. Вверх взметнулось пламя. «Видите, как горит, — сказал он. – Это не случайно». А затем, извинившись, сослался на какое-то неотложное дело и вышел, закрыв дверь.

Посетительница осталась одна. И вдруг в сумрачной комнате, освещаемой неровным пламенем горящей ваты, от которой на стены ложились зловещие блики, стали происходить странные вещи. Она затряслась, задребежжала едва не вылетающими стеклами. Послышался неясный гул.

Рину охватил неподдельный страх. Ей казалось, что она попала в преисподнюю и вот-вот появятся черти, заиттересованные в ее душе, потащат ее на костер. Она успела несколько раз пожалеть о своем опрометчивом поступке и попросить прощения у Господа за то, что сделала, когда светопреставление закончилось. Вся катавасия, за время которой она чуть не сошла с ума, длилась минут пятнадцать, Потом дверь открылась и появился хозяин.

Увидев расширившиеся от испуга глаза своей посетительницы, сказал: «Дело довольно сложное. Потребуется не один сеанс. Конечно, в присутствии пациента все пошло бы значительно быстрее. Но, раз такой вариант исключен, будем действовать заочно, по фотографии. Ваше присутствие тоже больше не понадобится».

Как в тумане Рина вытащила чековую книжку и выписала несколько отсроченных чеков на изрядную сумму. Сама не зная как, оказала за дверью, в автобусе, на вокзале, в поезде и, наконец, дома…

Только оказавшись на любимом диване со стаканом крепкого чая в руках, сумела прийти в себя и понять, в какую аферу ввязалась. Но делать было нечего. Даже пожаловаться она не имела права, ибо любой, выслушав ее рассказ, лишь повертел бы пальцем у виска. Приходилось, мучаясь, все держать в себе.

Лишь через некоторое время после смерти мужа она рассказала эту историю мне. Жалея подругу, я понимала, что все, что она делала, было рождено глубочайшим страданием и безысходностью. Тупиком, из которого не видно было выхода.

В смерти мужа Рина винила того человека, к которому ездила за помощью. Только, зная прекрасно эту семью, наблюдая за нею в последние полгода, я сомневаюсь, что аферист стал причиной колиной смерти. Тот угробил самого себя. На совести же целителя остались снятые со счета деньги и утерянная надежда доверившейся ему несчастной женщины.

2008

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: