Наказала…

Наказала…

Людмила Борисовна была дамой строгой и солидной. Работая в Министерстве здравоохранения, имела определенный вес и положение, пользовалась глубоким уважением, которое снискала  безупречным отношением как к работе, так и сотрудникам.

Что касается подведомственных организаций, то там дело обстояло иначе. Ее до ужаса боялись. Стоило ей, яркой, всегда красиво причесанной и по-модному одетой, обутой в туфли на высоких шпильках, в развевающемся белоснежном халате, появиться в какой-нибудь больнице как медперсонал, словно под гипнозом, растекался по стенкам коридоров, а администрация заискивающе кривя губы в вынужденной улыбке, приглашала к себе в кабинет для того, чтобы выслушать очередные нарекания. Все четко знали:  взяток не берет, ошибок не прощает.

Еще более солидное положение занимал ее муж Иосиф Михайлович, бывший замистителем директора одного из ведущих заводов.

Короче говоря, это была крепкая, образцовая советская семья, в которой на радость маме и папе рос поздний ребенок по имени  Рафик. Он  хорошо учился, занимался музыкой, ходил в теннисную секцию и, конечно, слушался родителей.

Незаметно пролетело 17 лет. Окончив школу с медалью, юноша поступил в институт, где до третьего курса все шло по написанному сценарию. А потом парня словно подменили.

Решив, что хватит быть паинькой и зубрилкой-очкариком, он  почувствовал вкус жизни. Вошел в элитную тусовку золотой молодежи (благо с социальным положением все было в порядке), стал поздно приходить домой, принося с собой непривычный запах спиртного и сигарет, по воскресеньям уезжать на какие-то загородные тусовки.

Естественно, все это не нравилось родителям, которые, к своему удивлению. констатировали: неожиданно для них мальчик повзрослел.

Но тут, как говорил отец, ничего не сделаешь, надо переждать. Мол, все мы прошли через это.  Парень неглупый. Перебесится, остепенится. И наверно, так бы все и было, если бы… Если бы Людмила Борисовна не заглянула в зачетку сына после сдачи летней сессии.

Увиденное ее не порадовало. Поправив съехавшие с переносицы очки, она произнесла  металлическим голосом: «Вот что дорогой. Ты собирался ехать с приятелями в Крым? Так Черное море отменяется. Вместо отдыха будешь работать».  И отправила его санитаром в лечебницу-профилакторий от отцовского завода.  Работа не слишком пыльная, зато сильно  бьющая по самолюбию.

Зная непреклонный характер матери, Рафик  понял: выхода нет. Тяжело вздохнув,  отправился туда словно на каторгу. Но вскоре настроение у него поднялось, и профилакторий  перестал казаться беспросветной дырой.

Дело же было в том, что в этом, столь непрезентабельном  месте, он познакомился с молодой женщиной, что будучи студенткой предпоследнего курса медицинского института, подрабатывала во время каникул, исполняя обязанности медсестры.

Лариса сразу же обратила внимание на статного симпатичного парня и через пару дней он был у нее в руках. Человек опытный в любовных делах (она была старше на пять лет, успела побывать замужем, развестись и имела от армянина маленькую дочку, воспитывавшуюся  у ее родителей) эта дамочка так окрутила Рафика, что тот не мог думатьни о чем другом кроме нее.

Кончились каникулы. Началась учеба. Если бы только Людмила Борисовна, радовавшаяся, что проучила чадо, знала о произошедшем! Она бы кусала локти, рыдала по поводу того как определила дальнейший жизненный путь сына. Ведь образовавшаяся связь со временем не только не порвалась, а наоборот, окрепла.

Где-то с год любовникам удавалось встречаться незаметно для окружающих. Но, как говорится, нет ничего тайного, что бы не стало явным. О похождениях Рафика мама узнала от свой приятельницы, которой, словно сорока на хвосте,  щекотливую весть принесла одна из знакомых. Разразился грандиозный скандал.

Мама с папой кричали, перебивая друг друга, ругались, стучали по столу кулаками…  Но тщетно. Парень ничего не хотел слушать, не принимал никаких доводов. Родители же, поняв, что перед ними стоит не мальчишка, а волевой мужчина, что они, увы, бессильны, разозлились еще пуще.

Короче говоря, консенсуса достигнуто не было. Баталии продолжались а течение года. А когда Рафик и Лариса одновременно окончили институт, Литоровичам ничего не оставалось делать,  как согласиться на свадьбу, которую сыграли в узком кругу родственников и ближайших друзей.

Сначала молодые жили в квартире приятелей, уехавших работать заграницу, а потом папа сумел выбить молодому специалисту «двушку» в  ведомственном доме, где жил сам. Там они и обосновались втроем, забрав к себе Альбину, девочку с белокурыми волосами, оправдывающими ее имя.

Только ангельская внешность совсем не соответствовала ее сущности. Своенравная, непокорная, она доставляла немалые хлопоты, вносила постоянный раздор в семью.

А когда подросла, то и вовсе отбилась от рук. То ее приходилось вытаскивать из каких-то сомнительных компаний, то ограждать от криминальных личностей…  Да и учиться она особенно не желала.  Как закончила школу – знает один Господь.

Рафик неоднократно был на грани развода, но его постоянно сдерживала мать. Она не хотела, чтобы родившаяся у сына дочка, которую обожала уже за то, что малышку (по ее настоянию), нарекли Софочкой в память о прабабушке, осталась без отца.

А когда умер Иосиф Михайлович, и Людмила Борисовна осталась одна, то, уйдя на пенсию, все силы и время отдавала любимой внучке. Милой и ласковой, словно котенок.

Все так бы и катилось по проложенным рельсам, если бы не вырисовались на горизонте непростые 90-е. Бывший Союз рухнул. Европейцы стали бежать из Узбекистана в разные стороны. Кто куда. Рафик решил ехать в Израиль. А чтобы там не возникло проблем, удочерил Альбину, изменил, ему одному известным способом, национальность жене и детям.

Короче говоря,  они приехали на Землю Обетованную,  где, как и большинство репатриантов, получили вместе с корзиной абсорбции свою порцию трудностей.

Но постепенно все образовалось. Лариса, закончив курсы, стала работать медсестрой, Рафик устроился техником на завод, а Альбина, не захотев учиться, устроилась продавщицей в магазин.

Как здесь принято, завела себе дружка и стала жить отдельно от родителей. Но вот однажды в бутик, где она работала, зашел  покупатель. Народу было немного, и они разговорились. Оказалось, что тот приехал из Канады с определенной целью: найти себе невесту.

Лев сказал, что жениться в Канаде — проблема. Знакомясь с девушкой, он не может быть уверен, что она чистокровная еврейка. Уж слишком много понаехало смешанных семей. А потому разобраться who is who очень трудно.

Альбина на него никак не прореагировала.  Ну и что из того, что этот человек имеет и дом, и неплохой бизнес в сфере продажи керамики, и магазинчик сантехники? Немолод (старше нее лет на 10), лысоват, да и вообще непригляден. Тем не менее, не отказалась встретиться и провести вечер в ресторане. На том все и кончилось. Лев уехал, оставив свою визитку.

Прошло пару лет. Так ничего не достигнув и расставшись со своим дружком, оказавшимся личностью не слишком порядочной, Альбина вдруг задумалась о том, что ей уже тридцать пять, что пора как-то обустраиваться. Но реальных вариантов не было. Тогда она нашла на дне ящика комода визитку и, вздохнув, позвонила в Канаду.

Там ее  сразу же узнали. Обрадовались. Ведь и у ее знакомого  с момента возвращения домой ничего не изменилось. Он так и не определился, а мысленно нет-нет, да вспоминал белокурую  девушку, которую встретил в одном из раматганских бутиков.

Короче говоря, после месяца обоюдных звонков они встретились в Ванкувере, куда Альбина оправилась по присланному ей приглашению. Там ей очень понравилось. А главное, она понравилась левиной маме, которая нашла ее исключительно похожей на свою родительницу.

Короче говоря, в Израиль Альбина не вернулась. Так и осталась в Канаде, где ей все пришлось по душе. Что же касается мужа, решила: «Стерпится – слюбится». И вот уже 5 лет они вместе. Родилась девочка, которую назвали по имени прабабушки Сарой.  Благо, свекровь нашла, что та еще больше похожа на ее мать, нежели невестка.

Дела у Льва, несмотря на кризис, идут совсем неплохо. Альбина работает в его магазине, а дочка сидит с няней. Что касается израильских родственников, то за это время с ними удалось увидеться  два раза. Впрочем, они не очень  грустят. Рады, что дочка, наконец, нашла себя. А о том, что происходит на далеком континенте узнают из постоянного общения по Skupe Благо, техника ушла далеко вперед,  сведя на «нет»  тысячекилометровые расстояния.

2009

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: