Настоящий детектив

Настоящий детектив

Это было в конце 90-х, когда я писала житейские истории для еженедельных приложений газеты «Вести». Судьба свела мня с Михаилом Апарцевым, владельцем художественной галереи в городе Йокнаме.  Он рассказывал о своей жизни в Израиле и России. А это один из эпизодов.

Однажды, — рассказывает Апарцев, — в мой мытищинский отдел скупки пришел некто Ладеев из подмосковной Мамонтовки. Разговорились. Он ока­зался шофером, совершавшим регулярные рейсы по маршруту Москва — Кельн. Слово за слово, и этот человек предложил мне нелегально пере­править в Германию несколько икон. «Мы спрячем их в машине так, что никто не найдет», — соблазнял он хорошим заработком. Я «купился» и выбрал три хороших иконы, потому что знал: некачественный товар в Гер­мании не пойдет.

Ладеев уехал, а через некоторое время, вернувшись, зашел в мага­зин. Я спрашиваю: «Ну, как?» Он отвечает: «Все в порядке.» «Тогда, — говорю, — Валера, давай деньги.» — «С этим подожди, не сразу. Они ведь должны еще там продаться.»

Ладно, жду. Мало того, даю ему новую партию. За ней — другую, тре­тью… Короче, в общей сложности я передал ему 12 икон. А с последними еще и ружье 70-х годов прошлого века. Немецкое, с ореховым прикладом, инкрустированное золотом. Очень дорогое, высокого класса. Сказал, что хочу за него 3000 марок. А за сколько он будет продавать — это уж дело личное.

Уехал. Увез. Потом приезжает и говорит: «Беда, Миша. Ничего не по­делаешь. Понимаешь, ружье отобрали на таможней.» А сам снова собирает­ся в путь. Мне это показалось странным. Говорю: «Валера, пожалуйста, покажи документ об изъятии.» А он туда, сюда. «Нет, — говорит, — бу­маг. Не знаю, куда делись.» Понял я тогда, что дело нечисто, и решил с ним разобраться через одного знакомого, имевшего отношение к кримина­льному миру.

Мы встретились, и этот знакомый сказал, что попросит вмешаться своего шурина, главу ростокинской группировки. Я согласился, потому что в иконы вложил солидную сумма денег, часть из которой была взята в долг.

Мне назначили встречу на Ярославском шоссе. Приехал. Стою, жду. Вижу: появляются две машины с самыми настоящими бандитами. Разворачи­ваемся и едем в Мамонтовку, где живет Валера. Около его дома — новень­кая ВМW, вполне возможно, купленная на мои деньги.

А дальше я наблюдаю следующую сцену. Вызвав Ладеева, мои «защитни­ки», без лишних слов, взяли его, встряхнули, приставили с двух сторон пистолеты. А мне и своим сопровождающим говорят: «Оставьте нас и иди­те. А мы немного потолкуем.» Видя такое, я уже был не рад, что зава­рил эту кашу.

Впрочем, ничего страшного не произошло. Бандиты лишь пригрозили. Мне же сказали, что назавтра назначена стрелку, на которую Ладеев дол­жен явиться с определенной суммой, в которой будет и моя доля.

Прошло некоторое время. Звонит мой знакомый и говорит: «Михаил, забирай свое.» И диктует адрес, куда надо приехать. Приехал и получил то, что, по их мнению, мне причеталось. Но не деньгами, а антиквари­атом. Впрочем, в внакладе я не оказался. В свертке были вещи из ста­ринного серебра, живописные полотна и безделушки на сумму, значительно превышавшую ладеевский долг. Забегая вперед, скажу, что потом мне их удалось реализовать с немалой выгодой.

А через некоторое время позвонил тот самый Ладеев. «Михаил, — го­ворит, — надо встретиться.» Я, не почувствовав неладное, согласился. Вышел из дома. Вижу: стоит Валера около своей BMW и говорит мне: » Хо­чу отдать тебе твои иконы. Но для этого, давай, подъедем к твоему ма­газину.» Я, сдуру, сел в машину и мы отправились. Не успели припарко­ваться, как, откуда ни возьмись, вылетели две иномарки и поджали нас с обеих сторон. Через минуту я оказался в окружении восьми человек с та­кими мордами, что в кино не увидишь, потому что загримировать подобным образом невозможно.

Один из них открыл багажник. Спрашивает: «Твои иконы?» Отвечаю: «Мои.» Как понял, Ладеев никуда их не возил. Просто решил прикарма­нить. «Раз твои, — говорят мне, — забирай. Но завтра ты должен отдать нам 4000$.» Тут один из из подельщиков добавляет: «Может, вставить ему в ляжку нож, чтобы знал, что не шутим?» А другой добавляет: «Нет, луч­ше засунем в багажник. Махнем в лес и попугаем так, что, непременно, привезет.»

Мне стало не по себе. Честно говоря, за себя я не очень боялся. Другое дело — сын. Впрочем, виду не подал, взял иконы и прямым ходом поехал домой. Говорю жене: «Собирайся!» Буквально через час мы, взяв все необходимое, загрузив собаку и забрав из школы мальчишку, ехали к теще в Пушкино. Прожив у нее некоторое время, сняли квартиру, где и обитали в течение года.

Как показали дальнейшие события, я поступил очень правильно, пото­му что, по словам соседа, к нашему дому в течение нескольких месяцев неоднократно подъезжала белая ВМW, из которой выходили люди, звонившие в мою дверь.

Ясное дело, такое положение не могло продолжаться бесконечно. Не­обходимо было искать выход. Но выход пришел сам. Произошло это совер­шенно случайно. Однажды я ехал на такси и, не знаю, почему, рассказал шоферу свою историю. А он мне и говорит: «Иди к местному главарю Вик­тору Александровичу и проси помощи.»

Я так и сделал. Приехал в Пирогово, где у того был самый настоящий офис с секретаршей, пальмами. кожаными креслами. Все, как полагается. Оказалось, что человек, к которому меня направили, возглавлял группи­ровку, прибравшую к рукам фабрику Федоскино, производящую изделия на­ционального промысла с соответствующей росписью под лаковым покрытием.

Подошел, поздоровался, спросил хозяина. Его на месте не оказалось. Ко мне тут же подошли два настоящих амбала, представившиеся замести­телями, и спросили: «С чем пожаловали?» Я стал рассказывать. Когда назвал свою фамилию, один из них встрепенулся: «Апарцев? А кем вам при­ходится председатель суда, который меня два раза сажал?» Услышав, что отцом, сначала заиграл мускулами, а потом успокоился. Видимо, понимал, что все было сделано по-честному, срок назначен правильный, и никаких претензий быть не может.

Пока мы говорили, приехал их босс. Очень вежливый, обходительный. Вникнув в суть, дал указание своим людям все выяснить. Но, к сожале­нию, помочь мне не смог. Сбор информации по определенным каналам пока­зал, что мое дело имеет отношение к территории, где правит другая, очень сильная группировка. А потому им было предложено не лезть не в свое дело. Мол, сами разберемся.

Что же оставалось делать мне? Искать иные пути. Думал, думал и об­ратился, в итоге, в милицию, в уголовный розыск. А там ребята примерно такие, каких показывают в сериале «Менты». Отчаянные головорезы. Все в бронежилетах, с пистолетами. Даже интерьер тот же самый: обшарпанные столы, бронзовый Дзержинский с чьей-то фуражкой на голове.

По сути дела это были те же самые бандиты, только по другую сторо­ну баррикад, у которых все точно как в кино: убийства, грабежи, рас­следования, дежурства по несколько суток.

Я поговорил с ними и пообещал заплатить, если мой вопрос будет от­регулирован. Они дали согласие. И не обманули. Стали тому Ладееву вы­писывать повестки. Одну, другую, третью… Приезжали к его дому на милицейском УАЗике и при мне официально вручали.

При всей своей тупости этот деятель все же понял, что с милицией связываться не стоит, и вскоре из моего поля зрения исчез навсегда. Но на этом сия история закончилась. Я сумел вернуться в свою квартиру.

Кроме этого были и другие случаи. Например, в Александрове меня «заложила» моя же продавщица, отдав с потрохами Афганцу, брату своей подруги, бывшему главарем одной из преступных группировок. Тот вместе с другим бандитом захотел такую ежемесячную сумму, что выплачивать ее мог бы разве торговец бриллиантами в крупных масштабах. Мне же это было явно не по карману. Однако спорить в такой ситуации — бесполез­но. Вот и пришлось оставить насиженное место. А чтобы провернуть «операцию» без потерь, пригласил опера из угрозыска. Пока я грузился, он сидел в машине, наводя на всех страх своим ковбойским видом.

Другой раз дело было в Рязани, где подножку подставили местные конкуренты. Когда ко мне пришли бандиты, кто-то подсказал: «Проси у Макса, что во главе Слонов». Я пошел к нему, но не нашел. А под вечер ко мне явился самолично квадратный громила с двумя сопровождающими. «Ты меня искал?» — спрашивает. «Искал», — говорю и объясняю, в чем де­ло. «Не беда, — отреагировал он. — Только надо платить.»

Назначенная цена оказалась вполне приемлемой. И все бы ничего, ес­ли бы соперники не натравили на меня ОБХСС, который оказался более жестким, нежели бандиты. Пришлось уехать и из Рязани.

Поняв, что заниматься бизнесом  в России невозможно, собрал пожитки и со своей семьей репатриировался в Израиль.

Настоящий детектив

Это было в конце 90-х, когда я была фрилансером газеты «Вести» и писала житейские истории для еженедельных приложений, судьба свела мня с Михаилом Апарцевым, владельцем художественной галереи в городе Йокнаме.  Он рассказывал о своем бизнесе, жизни в Израиле и России. И вот один из эпизодов.

Однажды, — рассказывает Апарцев, — в мой мытищинский отдел скупки пришел некто Ладеев из подмосковной Мамонтовки. Разговорились. Он ока­зался шофером, совершавшим регулярные рейсы по маршруту Москва — Кельн. Слово за слово, и этот человек предложил мне нелегально пере­править в Германию несколько икон. «Мы спрячем их в машине так, что никто не найдет», — соблазнял он хорошим заработком. Я «купился» и выбрал три хороших иконы, потому что знал: некачественный товар в Гер­мании не пойдет.

Ладеев уехал, а через некоторое время, вернувшись, зашел в мага­зин. Я спрашиваю: «Ну, как?» Он отвечает: «Все в порядке.» «Тогда, — говорю, — Валера, давай деньги.» — «С этим подожди, не сразу. Они ведь должны еще там продаться.»

Ладно, жду. Мало того, даю ему новую партию. За ней — другую, тре­тью… Короче, в общей сложности я передал ему 12 икон. А с последними еще и ружье 70-х годов прошлого века. Немецкое, с ореховым прикладом, инкрустированное золотом. Очень дорогое, высокого класса. Сказал, что хочу за него 3000 марок. А за сколько он будет продавать — это уж дело личное.

Уехал. Увез. Потом приезжает и говорит: «Беда, Миша. Ничего не по­делаешь. Понимаешь, ружье отобрали на таможней.» А сам снова собирает­ся в путь. Мне это показалось странным. Говорю: «Валера, пожалуйста, покажи документ об изъятии.» А он туда, сюда. «Нет, — говорит, — бу­маг. Не знаю, куда делись.» Понял я тогда, что дело нечисто, и решил с ним разобраться через одного знакомого, имевшего отношение к кримина­льному миру.

Мы встретились, и этот знакомый сказал, что попросит вмешаться своего шурина, главу ростокинской группировки. Я согласился, потому что в иконы вложил солидную сумма денег, часть из которой была взята в долг.

Мне назначили встречу на Ярославском шоссе. Приехал. Стою, жду. Вижу: появляются две машины с самыми настоящими бандитами. Разворачи­ваемся и едем в Мамонтовку, где живет Валера. Около его дома — новень­кая ВМW, вполне возможно, купленная на мои деньги.

А дальше я наблюдаю следующую сцену. Вызвав Ладеева, мои «защитни­ки», без лишних слов, взяли его, встряхнули, приставили с двух сторон пистолеты. А мне и своим сопровождающим говорят: «Оставьте нас и иди­те. А мы немного потолкуем.» Видя такое, я уже был не рад, что зава­рил эту кашу.

Впрочем, ничего страшного не произошло. Бандиты лишь пригрозили. Мне же сказали, что назавтра назначена стрелку, на которую Ладеев дол­жен явиться с определенной суммой, в которой будет и моя доля.

Прошло некоторое время. Звонит мой знакомый и говорит: «Михаил, забирай свое.» И диктует адрес, куда надо приехать. Приехал и получил то, что, по их мнению, мне причеталось. Но не деньгами, а антиквари­атом. Впрочем, в внакладе я не оказался. В свертке были вещи из ста­ринного серебра, живописные полотна и безделушки на сумму, значительно превышавшую ладеевский долг. Забегая вперед, скажу, что потом мне их удалось реализовать с немалой выгодой.

А через некоторое время позвонил тот самый Ладеев. «Михаил, — го­ворит, — надо встретиться.» Я, не почувствовав неладное, согласился. Вышел из дома. Вижу: стоит Валера около своей BMW и говорит мне: » Хо­чу отдать тебе твои иконы. Но для этого, давай, подъедем к твоему ма­газину.» Я, сдуру, сел в машину и мы отправились. Не успели припарко­ваться, как, откуда ни возьмись, вылетели две иномарки и поджали нас с обеих сторон. Через минуту я оказался в окружении восьми человек с та­кими мордами, что в кино не увидишь, потому что загримировать подобным образом невозможно.

Один из них открыл багажник. Спрашивает: «Твои иконы?» Отвечаю: «Мои.» Как понял, Ладеев никуда их не возил. Просто решил прикарма­нить. «Раз твои, — говорят мне, — забирай. Но завтра ты должен отдать нам 4000$.» Тут один из из подельщиков добавляет: «Может, вставить ему в ляжку нож, чтобы знал, что не шутим?» А другой добавляет: «Нет, луч­ше засунем в багажник. Махнем в лес и попугаем так, что, непременно, привезет.»

Мне стало не по себе. Честно говоря, за себя я не очень боялся. Другое дело — сын. Впрочем, виду не подал, взял иконы и прямым ходом поехал домой. Говорю жене: «Собирайся!» Буквально через час мы, взяв все необходимое, загрузив собаку и забрав из школы мальчишку, ехали к теще в Пушкино. Прожив у нее некоторое время, сняли квартиру, где и обитали в течение года.

Как показали дальнейшие события, я поступил очень правильно, пото­му что, по словам соседа, к нашему дому в течение нескольких месяцев неоднократно подъезжала белая ВМW, из которой выходили люди, звонившие в мою дверь.

Ясное дело, такое положение не могло продолжаться бесконечно. Не­обходимо было искать выход. Но выход пришел сам. Произошло это совер­шенно случайно. Однажды я ехал на такси и, не знаю, почему, рассказал шоферу свою историю. А он мне и говорит: «Иди к местному главарю Вик­тору Александровичу и проси помощи.»

Я так и сделал. Приехал в Пирогово, где у того был самый настоящий офис с секретаршей, пальмами. кожаными креслами. Все, как полагается. Оказалось, что человек, к которому меня направили, возглавлял группи­ровку, прибравшую к рукам фабрику Федоскино, производящую изделия на­ционального промысла с соответствующей росписью под лаковым покрытием.

Подошел, поздоровался, спросил хозяина. Его на месте не оказалось. Ко мне тут же подошли два настоящих амбала, представившиеся замести­телями, и спросили: «С чем пожаловали?» Я стал рассказывать. Когда назвал свою фамилию, один из них встрепенулся: «Апарцев? А кем вам при­ходится председатель суда, который меня два раза сажал?» Услышав, что отцом, сначала заиграл мускулами, а потом успокоился. Видимо, понимал, что все было сделано по-честному, срок назначен правильный, и никаких претензий быть не может.

Пока мы говорили, приехал их босс. Очень вежливый, обходительный. Вникнув в суть, дал указание своим людям все выяснить. Но, к сожале­нию, помочь мне не смог. Сбор информации по определенным каналам пока­зал, что мое дело имеет отношение к территории, где правит другая, очень сильная группировка. А потому им было предложено не лезть не в свое дело. Мол, сами разберемся.

Что же оставалось делать мне? Искать иные пути. Думал, думал и об­ратился, в итоге, в милицию, в уголовный розыск. А там ребята примерно такие, каких показывают в сериале «Менты». Отчаянные головорезы. Все в бронежилетах, с пистолетами. Даже интерьер тот же самый: обшарпанные столы, бронзовый Дзержинский с чьей-то фуражкой на голове.

По сути дела это были те же самые бандиты, только по другую сторо­ну баррикад, у которых все точно как в кино: убийства, грабежи, рас­следования, дежурства по несколько суток.

Я поговорил с ними и пообещал заплатить, если мой вопрос будет от­регулирован. Они дали согласие. И не обманули. Стали тому Ладееву вы­писывать повестки. Одну, другую, третью… Приезжали к его дому на милицейском УАЗике и при мне официально вручали.

При всей своей тупости этот деятель все же понял, что с милицией связываться не стоит, и вскоре из моего поля зрения исчез навсегда. Но на этом сия история закончилась. Я сумел вернуться в свою квартиру.

Кроме этого были и другие случаи. Например, в Александрове меня «заложила» моя же продавщица, отдав с потрохами Афганцу, брату своей подруги, бывшему главарем одной из преступных группировок. Тот вместе с другим бандитом захотел такую ежемесячную сумму, что выплачивать ее мог бы разве торговец бриллиантами в крупных масштабах. Мне же это было явно не по карману. Однако спорить в такой ситуации — бесполез­но. Вот и пришлось оставить насиженное место. А чтобы провернуть «операцию» без потерь, пригласил опера из угрозыска. Пока я грузился, он сидел в машине, наводя на всех страх своим ковбойским видом.

Другой раз дело было в Рязани, где подножку подставили местные конкуренты. Когда ко мне пришли бандиты, кто-то подсказал: «Проси у Макса, что во главе Слонов». Я пошел к нему, но не нашел. А под вечер ко мне явился самолично квадратный громила с двумя сопровождающими. «Ты меня искал?» — спрашивает. «Искал», — говорю и объясняю, в чем де­ло. «Не беда, — отреагировал он. — Только надо платить.»

Назначенная цена оказалась вполне приемлемой. И все бы ничего, ес­ли бы соперники не натравили на меня ОБХСС, который оказался более жестким, нежели бандиты. Пришлось уехать и из Рязани.

Поняв, что заниматься бизнесом  в России невозможно, собрал пожитки и со своей семьей репатриировался в Израиль.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: