Незадача

Незадача

 

Оказывается, порой полезно в ясный день  просто так посидеть на лавочке, подышать свежим воздухом, немного расслабиться. Глядишь, приятное вдруг соединится с полезным. Такое произойдет в тот момент, когда незнакомец, случайно приземлившийся рядом, неожиданно окажется хорошим рассказчиком, пополнившим запас твоих историй. Итак, слушайте.

Когда у Марии Николаевны Саниной резко обострилась астма, ее врач настоял на госпитализации, и неожиданно для себя она оказалась в Звенигороде, что в 50 км от Москвы, где  расположилась больница, в которую попадали люди с проблемами процесса дыхания и легких, ибо микроклимат данного места способствовал лечению заболеваний именно такого рода.

Так как распорядок дня в данном заведении был не особенно жестким, больные могли во время,  не занятое процедурами, если, конечно, было сухо и не лил дождь, проводить время на воздухе, гуляя по окрестностям, тонувшим в зелени набирающих цвет майских садов.

И вот однажды, в один из таких ясных дней, к нашей знакомой приехал ее давний друг, Александр Степанович Кашин, с которым они некогда учились в одном классе. Потом долгое время не виделась, несмотря на то, что оба, покинув родной Липецк, оказались в Москве, где каждый из них, окончив институт, успел создать семью. Встреча состоялась случайно в ГУМе около секции мужской обуви, где Мария Николаевна выбирала туфли в подарок своему мужу, а Александр Степанович – себе любимому.

Земляки так обрадовались, что просто не могли расстаться. Посидев в кафе, вспомнили давнюю школьную дружбу. Затем Саша пошел провожать Машу, и с того дня они стали встречаться. Конечно, тайно от своих половинок. Причем, делали это столь искусно, что те долгое время ни о чем не догадывалась. Но тут случилось то, с чего мы и начали свой рассказ.

Александр Степанович очень переживал за свою подругу. Взяв на работе отгул, в один из будничных дней отправился навестить свою пассию. Подождал, пока она пройдет утренний курс лечения, встретил в холле, и они медленно, не торопясь, отправились на прогулку.

Побродив по сосновому бору и надышавшись волшебным воздухом, бывшие однокашники устроили небольшой пикник, разложив прямо на траве скатерку со снедью и бутылкой вина, заботливо припасенную Александром Степановичем.

Выпили, закусили, и им захотелось чего-то большего. Однако, как сейчас принято говорить, «заниматься любовью» в лесу, где в любой момент мог показаться кто-то из больницы, было и неудобно, и неприлично. А потому они принялись искать подходящее место. Внимание привлек стоящий неподалеку одинокий домик, сколоченный из бревен. Обросший мхом, он казался волшебной избушкой, манившей в сказку.

Наши герои подошли к этой избушке и заглянули вовнутрь, но ничего там не увидели, одну темноту. Создавалось впечатление, что домик брошен, что там никто не живет. Однако солидный замок на двери говорил обратное: у строения имеется хозяин. И вскоре, откуда ни возьмись, этот хозяин появился. В расстегнутой до пупа косоворотке с надетой поверх телогрейкой, в шапке-ушанке (в такую-то погоду!), он выглядел довольно странно, и наши романтические герои окрестили его Старичком-Лесовиком.

Заметив, что этот человек был явно навеселе, они предложили ему небольшую плату за возможность попользоваться домиком. Тот с радостью согласился и впустил любовников вовнутрь. А сам, то ли с умыслом, то ли по недоразумению, закрыл за ними дверь и навесил замок.

Довольный наличием в кармане новенькой трехрублевки, Лесовичок, не теряя времени, отправился отовариваться в близлежащий магазин. Взял две бутылки портвейна да немудреную закусь. Одну из бутылок незамедлительно оприходовал и отправился прямиком домой, где и завалился спать.

А что наши герои? Они, увлеченные друг другом, и не заметили, в какой ловушке оказались. Когда поняли, что произошло, то поначалу сочли сию ситуацию даже пикантной, и, посмеиваясь, стали ждать, когда их выпустят на свободу. Но часы шли, а хозяин избушки все не появлялся.

На душе стало тревожно. Время, тянувшееся в замкнутом пространстве исключительно медленно, подползло к вечеру. За окном посерело, потом потемнело. С Марией Николаевной началась истерика. Она была уже не рада случившемуся, и в слезах обвиняла своего друга в том, что он втянул ее в эту историю.

В больнице же тем временем начался переполох. Дежурная медсестра, увидев за ужином пустой стул (то, что пациентка не обедала, особой тревоги не вызвало, ибо больные, уходя на прогулку, порой не возвращались вовремя, перекусывая тем, что взяли с собой с завтрака или, пользуясь собственными припасами, поставляемыми визитерами), сообщила об этом дежурному врачу.

Поднялась тревога. Обыскали клинику и прилежащий к ней сад. Марию Николаевну, естественно, не нашли и сочли нужным позвонить ее мужу в Москву для того, чтобы выяснить: не уехала ли пациентка без разрешения домой. Но там ее, как и следовало ожидать, не оказалось,

Через час, насмерть перепуганный муж, был уже на месте происшествия. Всю ночь вместе с санитарами он метался по лесу. Бесполезно. Ни малейших следов исчезнувшей женщины обнаружено не было.

Несмотря на желание не выносить сора из избы, инцидент утрясти своими силами не удалось, и к утру было решено обратиться в милицию, которая прибыла лишь к десяти часам, когда беднягу-мужа отпаивали сильнодействующими препаратами. Благо, дело происходило в лечебном заведении.

Дав собаке-ищейке понюхать один из предметов, принадлежащих Марии Николаевне, милиция моментально вышла на след, который привел к лесной избушке. Собака стала яростно лаять и царапать стену. Один из милиционеров хотел было выломать дверь, но в это время на горизонте показался человек, «сдавший домик в аренду». Он успел проспаться, опохмелиться и, вспомнив о вчерашнем, решил выпустить людей из-под замка, взяв за это дополнительную плату.

Не буду описывать те страсти, что разыгрались в больнице, куда герои сей истории были доставлены под конвоем. Скажу только, что Мария Николаевна с позором, соответствующим нормам нашей тогдашней действительности, была изгнана из больницы, а на место ее работы поступила определенная бумага, в которой говорилось о несоответствии морального облика этой женщины тому, что должен иметь строитель светлого коммунистического будущего.

Короче говоря, в жизни М. Н. Саниной наступила черная полоса. После того, как ее «проработали» соответствующим образом на открытом партийном собрании, где собрался весь институт, оставаться там не было никакой возможности. Ведь история, обсуждение которой доставило немало приятных минут сослуживцам, передавалась, не без смакования, из уст в уста и постепенно обросла такими подробностями, что приобрела гротескно-комедийный оттенок, достойный сценария отличного фильма.

Став объектом весьма фривольных шуток, Мария Николаевна вынуждена была уволиться из учреждения, в котором проработала около 10 лет, ибо попала туда по распределению сразу же после окончания института. Но это было не самое страшное.  Муж, получил после роковой ночи инсульт, и вызванная неотложка отвезла его прямым ходом в больницу. Взяв на себя добровольные обязанности сиделки, Мария Николаевна буквально дневала и ночевала на стуле рядом с его койкой.

Но когда ее супруг пошел на поправку и смог членораздельно выражать свои мысли, однозначно заявил, что вовсе не хочет видеть рядом с собой распутную женщину, присутствие которой его крайне раздражает. А потому просит ее немедленно покинуть палату и, пока его не будет дома, подыскать себе новое жилье, ибо, выйдя из стационара, немедленно подаст на развод. Что же касается квартиры, то она, естественно, остается за ним, так как принадлежала его покойной матушке, и делить жилплощадь с ней, провинциалкой, прибывшей в стольный град, вовсе не желает.

Ничего не оставалось делать, как подчиниться. Вернувшись домой, Мария Николаевна горько разрыдалась. Все, что она имела, в единый миг превратилось в прах. Впереди — неизвестность. Что делать? Как жить дальше?  Она попыталась привлечь к своей проблеме экс-любовника, по вине которого, оказалась в столь плачевном положении, но тот наотрез отмахнулся.

У него самого жизнь превратилась отнюдь не в медовый пряник. Короче говоря, женщина попала в тупик, из которого выбраться было вовсе непросто. Отбросив пришедшую первым делом в голову мысль о самоубийстве, она сочла единственно возможным решением вернуться домой, к родителям в Липецк

Надо сказать, что там у нее постепенно все наладилось. Жизнь пошла по другому руслу. Она сумела устроиться на работу, вновь выйти замуж. В этот раз за своего начальника, Реувена Иосифовича Зака, с которым и репатриировалась в Израиль, о чем ни минуты не жалеет и теперь лечит свою астму в карстовых пещерах.

1999

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: