Непрочитанное стихотворение

Непрочитанное стихотворение

 Юлька, человек экспансивный и впечатлительный, очень любила стихи. И классику, и современных поэтов. Она могла часами, находясь наедине сама с собой повторять любимые строчки, восстанавливать в памяти целые циклы. А как радовалась, найдя что-нибудь новенькое, затронувшее ее душу!

Вот недавно, роясь в кипе старых журналов, случайно наткнулась на незнакомое стихотворение  своей тезки – Юлии Друниной. И просто захлебнулась от восторга. В незатейливых строчках было столько нежности, столько безыскусной прелести, что она еще долго-долго  повторяла их про себя. А потом решила непременно поразить тостом-посвящением мужу  весь честной люд, что  должен собраться на его день рождения в ближайшую субботу.

Дело было весной, дети, отпущенные на каникулы, паслись  в загородном доме  у бабушки, а потому она спокойно, не отвлекаясь на повседневную еду, могла заниматься приготовлением особых кушаний. Чтобы стол выглядел по-настоящему праздничным, его надо было уставить его тарелками и блюдами по полной программе, в которую входило около двадцати наименований, включая салаты. И  Юля, мурлыча  слова понравившегося  стихотворения, разливала по тарелкам  крепкий бульон хорошо проварившегося холодца.

Ты — рядом, и все прекрасно:
И дождь, и холодный ветер.
Спасибо тебе, мой ясный,
За то, что ты есть на свете.

Под неизвестно откуда подобравшуюся мелодию, она чистила  огромный говяжий  язык, освобождая его от шершавой шкуры, вкладывала в  миску, натирала чесноком со  специями,  утрамбовывала гнетом…

Спасибо за эти губы,
Спасибо за руки эти.
Спасибо тебе, мой любимый,
За то, что ты есть на свете.

И  ее руки проворно снимали с противня   коржи для торта,  взбивали крем,  заливали готовое изделие шоколадом….

Ты — рядом, а ведь могли бы
Друг друга совсем не встретить..
Единственный мой, спасибо
За то, что ты есть на свете!

К этому времени уже были отварены овощи на «Оливье» и винегрет, нафаршированы яйца и заложен в духовку нашпигованный кусок мяса, которому суждено было превратиться в буженину.

За работой она не заметила, как  за окном потемнело. Взглянув на часы, удивленно констатировала, что уже восемь, а значит муж давным-давно  должен быть дома. Настроение испортилось. Она поняла, что сегодняшний вечер, а возможно и ночь будут испорчены.

На всякой случай прождав еще полчаса, она решительно сдернула фартук и отправилась на стоянку, где Андрей обычно парковал  свою машину, оставляя ее под присмотром сторожа, ибо около дома новенькие «Жигули» мог оставить только идиот. Вмиг и  разденут,  и разуют. Подтверждением тому следующий случай.

Однажды, когда Юля с детьми собиралась ехать на отдых, а муж должен был на рассвете отвезти их в аэропорт, отставил машину под лоджией.  Сам спать не лег. Удобно устроившись в плетеном кресле, он  гнал  сон, потягивая черный кофе и просматривая последний номер «Юности».

В какой-то момент его привлек шум, доносившийся из приоткрытого окна. Высунувшись  наружу,  увидел, как пара молодцев приступила к «работе» по отворачиванию колес. От его крика, перебудившего полдома, злоумышленники бросились наутек. А если бы не сторожил?

Впрочем, сейчас у нас разговор не об этом. А  о том, как добредя до стоянки, Юля увидела машину, стоящую на месте. Все было ясно. С Андреем ничего не случилось. Он  жив-здоров и  просто с кем-то из знакомых или сотрудников гуляет в каком-то кабаке. Теперь раньше полуночи его не дождешься.

Она вернулась домой, села и задумалась. Ну, почему, почему именно ей выпал этот тяжкий жребий страдать и ждать его, вздрагивая от каждого стука двери в подъезде, и благодарить Господа за то, что ничего страшного не произошло. Сколько раз она пыталась что-то изменить, как-то повлиять. И просила, и умоляла, и убеждала, и угрожала. Однажды в день получки, когда Андрей приполз в очередной раз на бровях, вытащила из его бумажника все деньги и спрятала. Мол, пусть думает, что все пропил или потерял. Только муж, несомненно, заметив пропажу,  ни словом об этом не обмолвился. Как выкрутился – неизвестно.

Короче говоря, все  было бессмысленно. Вернее, после очередного скандала, связанного с подобным  безобразием, на небольшой срок наступало перемирие, жизнь продолжала катиться по утрамбованной колее. Женщина успокаивалась, хотя в душе никогда не знала, как долго  продлится блаженное время.  То, что в других семьях является обыденным, ничем из ряда вон не выходящим. Ведь в периоды затишья Андрей был и отличным отцом, прекрасным мужем.  Но  лишь Юля успевала в душе простить его и подумать о том, что была где-то неправа, что отдает слишком много времени работе, а потому дома не всегда бывает идеальный, столь любимый им порядок, как  все возвращалось на круги  своя.

Вот и сегодня, вернее уже завтра, он заявился, с трудом попав ключом в замочную скважину. С  блуждающей улыбкой на губах остановился в дверном проеме, бессмысленным взглядом обвел комнату и двинулся в спальню, где и рухнул на кровать, не снимая ни костюма, ни ботинок. Юля не стала связываться. Прошла в салон, села на диван и дала волю слезам. Выплакавшись, свернулась в уголке калачиком, накрылась пледом  и забылась тяжелым сном.

Разбудил ее луч солнца, заглянувший в незашторенное окно. Она встала, умылась и отправилась на кухню, потому что гостей никто не отменял, и надо было, несмотря ни на что, готовиться к торжеству.

Юля не видела, как  Андрей встал. Услышав шум льющейся воды в ванной, поняла, что он  поднялся и приводит себя в порядок. А через некоторое время супруг, умытый и  причесанный, пахнущий свежим одеколоном, появился на пороге кухни. Обойдя жену, подошел к холодильнику, налил себе ледяной воды. С удовольствием выпил, крякнул и ушел в комнату.

Она не стала ничего говорить. Молча продолжала копошиться. Нарезала салаты, запихивала крем в трубочки, раскатывала «слоенку», вырезала из не кружки, на которые раскладывала мясо и лепила свои фирменные пирожки особой формы.

А что Андрей? Сначала смотрел что-то по телевизору, потом затащил с балкона  второй стол, соединил с тем, что стоял в салоне, накрыл их скатертью, расставил  тарелки, столовые приборы, рюмки, фужеры, разложил салфетки…

Когда часы пробили пять, стали подтягиваться гости. Все радостные, отдохнувшие, предвкушавшие вкусную еду (Юлькина кухня оценивалась всегда самыми высокими баллами) и приятное времяпрепровождение.

И все,  действительно, шло  отлично. Гости ели, пили, хвалили хозяев,  потому что те, сохраняя хорошую мину при плохой игре, не показывали и вида, что между ними пробежала черная кошка. Вечер шел по привычному графику: закуски, горячее, сладкое, танцы… Только вот стихотворение так и не было прочитано.

К слову говоря, Юлька пыталась еще не раз подарить мужу понравившиеся строки. Однако  каждый раз что-то мешало, ибо Андрей выкидывал очередной фортель. Вот так и остались стихи у нее в душе. А еще обида от того, что мечта так и осталась мечтой.

2010

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: