Неудавшийся эксперимент

Неудавшийся эксперимент

Étienne Maurice Falconet 1763 Walters Art Museum USA

Конец лета. Один из последних августовских деньков. Андрей Николаевич, удобно устроившись в кресле на веранде, попивал маленькими глотками свежесваренный кофе, с удовольствием вдыхал свежий воздух и с интересом смотрел на растущий рядом с верандой розовый куст, где на темно-бордовых лепестках цветов, словно дорогие бриллианты на бархате, переливались в солнечных лучах капельки прошедшего ночью дождя.

В свои семьдесят пять лет он выглядел молодцом. Крепко сложенный, подтянутый, не забывающий несколько часов в неделю уделять игре в теннис, этот человек казался довольным своей жизнью. Достиг всего, чего хотел. Сумев подсуетиться в смурные 90-е, обеспечил материально не только себя, но и детей, и внуков. И пять лет назад, оставив отпрыскам всю свою московскую недвижимость, перебрался в один из коттеджных поселков в Одинцовском районе.

Удобный новый дом, садик, рядом  лес и речка… Благодать. И, действительно, первое время он блаженствовал. Много читал, гулял, занимался приусадебным участком. Но со временем это все поднадоело. Стало угнетать одиночество. Ведь уже сколько лет, после смерти жены, он был один.

Встретить подходящего человека в таком возрасте – серьезная проблема как для мужчин, так и для женщин. Несмотря на то, что вокруг одиноких людей бесчисленное множество, найти свою половинку, ох, как непросто.

Пару знакомств, произошедших благодаря друзьям, не дали результата. И тогда Андрей Николаевич, преодолев определенную брезгливость, прибег к сайту знакомств. Зарегистрировался, выставил свое фото, скупо охарактеризовал свое материальное положение и социальный статус.

И посыпались предложения. Себя предлагали дамы самых разных мастей, сословий, возрастов… Блондинки, шатенки, брюнетки… Длинноволосые, короткостриженые…  С образованием и без…

Так Андрей Николаевич вступил в новую полосу жизни. Знакомства, встречи, расставания… Все шло в таком темпе, что ни на что другое времени не оставалось.

Только каждый раз все заканчивалось ничем. В каждой новой знакомой его что-то раздражало: явное невежество, завуалированный практицизм, манеры… А порой и вовсе незначительные вещи. Такие, как прическа, походка, родинка на плече…  

В основном же отношения, практически не начавшись, рушились из-за того, что вскоре после знакомства Андрей Николаевич твердо заявлял: жениться не намерен, да и жить под одной крышей ни с кем не собирается.

Дольше всех продержалась Вероника, которую такие отношения (приятное времяпрепровождение, театры, рестораны, ненавязчивый секс) вполне устраивали. Но и они продлились лишь два месяца.      

А потом случай подарил ему новое знакомство. Несмотря на свой возраст (Арине было уже пятьдесят), да два неудачных бездетных брака, она выглядела намного моложе своих лет.

Несмотря на то, что ей не хватало ни шарма, ни хороших манер, ни умения одеваться, она заинтересовала этого человека. Чем? Трудно сказать. Может быть, неприспособленностью к жизни и недоверчивым детским взглядом? А может, редко появлявшейся застенчивой улыбкой? Только он решил, что этот вариант ему подходит. Захотелось сыграть роль доброго волшебника. А вернее, почувствовать себя доктором Хиггинсом.

И Андрей Николаевич принялся за дело. Прежде всего, изменил внешность, полностью переодев и переобув свою, как он говорил, даму, в модную одежду.

Ей, привыкшей жить в нужде, это явно нравилось. Теперь собственное отражение в зеркале невольно вызывало довольную улыбку.

Впрочем, он заботился не только о ее внешнем виде. Ненавязчиво восполнял пробелы в образовании, знакомил с мировыми шедеврами литературы, музыки, живописи. Много возил как по стране, так и за рубежом, где для нее открылся новый, невиданный мир.

Арина менялась на глазах. Становилась более открытой, интересной как внутренне, так и внешне. И это отмечалось как ее родственнаками, так и знакомыми. Сумела даже продвинуться по службе. Была очень довольна этим союзом, давшим ей та много.

Нравилось это и Аркадию Николаевичу, который любовался  плодами собственного труда словно Пигмалион, убиравший лишние кусочки мрамора при ваянии Галатеи.

Прошло два года. И ее, оперившуюся, почувствовавшую свою силу, перестала устраивать создавшаяся ситуация. Захотелось большего. Знакомства с его друзьями и родными, остаться навсегда в уютном особняке, а не бывать там наездами, не ждать с замиранием сердца звонков..

Сначала она лишь намекала, потом стала говорить об этом открыто. Но каждый раз слышала в ответ: «Помнишь, девочка, о чем я предупреждал сразу. Ни о какой женитьбе не может быть и речи».  

Не помогали ни доводы относительно приближающейся старости и необходимости нахождения рядом преданного человека, ни аргументы по поводу того, что в доме нужна хозяйка, ни увещевания, ни срывы, ни слезы…

И тогда, поняв, что он непреклонен, она изменила тактику и решила  «подоить» своего любовника. Сначала пожаловалась, что прохудились сапоги, потом захотела новую шубку…

А когда дело дошло до бриллиантовых сережек, у Аркадия Николаевича, который никогда не страдал отсутствием чувства меры, окончательно открылись глаза.

«Нет, дорогая, — ты из меня папика не сделаешь. Для этой роли я не гожусь», — подумал он, и поставил в этих отношениях жирную точку.

Да, почувствовав себя доктором Хиггинсом, он не учел одного. Того, о чем все чаще и чаще говорят сегодня с телевизионных экранов российских каналов. «Девушку из деревни вывести можно. А вот деревню из девушки – нет». 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: