Происшествие

Происшествие

Разве мог Михаил Наумович Гольдберг, бывший бухгалтер из Ростова, даже предположить, что когда-нибудь будет гулять по Парижу, вдыхая воздух Елисейских полей и любуваться  химерами Собора Парижской Богоматери? Но, как говорится, кто-то предполагает, а кто-то располагает. И в этом расположении немаловажную роль сыграла его супруга Дора Соломоновна.

— Ты только посмотри, — однажды сказала она, — все наши знакомые уже где-то побывали. Кто в Лондоне, кто Риме. И, право, мне становится не по себе, когда я слышу их рассказы, в которые не могу вставить ни словечка. Знаешь, пора и нам отправляться в заморские края.

Эта тирада на Михаила Наумовича, человека сдержанного и привыкшего к экспансивному характеру своей жены, как и следовало ожидать, особого впечатления не произвела, а потому была оставлена без ответа. Впрочем, это не означало, что брошенные зерна не дали ростков.

Зная это, Дора Соломоновна, нежно пестовала молодую поросль, и в дальнейшем не раз возвращалась к занимающей её теме. В конце концов, дошло дело и до сбора урожая. И тогда мадам Гольдберг удалось затащить своего супруга в туристическое агентство, где от обилия проспектов у них голова пошла кругом.

Однако, на деле оказалось, что выбирать особенно не из чего. В Египет, в связи с международной обстановкой, они ехать побоялись, Турция не заинтересовала, Испания и Италия оказались слишком дорогими, Англия и Нидерланды отпугнули слякотью и мокрым снегом, от которого они за пять лет уже успели отвыкнуть. Оставалась Франция, вернее Париж, где по сводкам метеобюро стояла прелестная погода. А тут ещё и оказалось, что можно ехать в самое ближайшее время, потому что в группе, отправляющейся через несколько дней, есть два вакантных места из-за того, что один из туристов, внесенных в список, сломал ногу и вместе с женой вынужден отказаться от вояжа до лучших времен.

Так как о загранпаспортах Дора Соломоновна позаботилась заранее, оформление заняло совсем немного времени, и Гольдберги влились в уже сколоченную группу, которой руководила молодая симпатичная женщина по имени Марина.

Поездка оказалась славной. Все было на соответствующем уровне: и гостиница, и еда, и, конечно, экскурсии, давшие возможность участникам путешествия воочию увидеть то, что было знакомо издавна по книгам и живописным полотнам. Единственное, что омрачало турне — языковая зависимость от руководителя группы, необходимость постоянно держаться рядом с ней и не оставляющее напряжение, вызванное боязнью потеряться в незнакомом городе.

Только то, чего больше всего боишься, обычно случается. Вот и сыграла судьба с ними, вернее с Михаилом Наумовичем, недобрую шутку под самый конец путешествия.

Тот день выдался уж больно насыщенным. Сначала был Лувр, потом музей Родена, а к вечеру намечалась ещё и прогулка по Монмартру. Устав от утренней программы, Дора Соломоновна решила немного отдохнуть. Поэтому её супруг отправился на экскурсию один.

Подышав богемным воздухом, он возвращался домой в прекрасном расположении духа, и, как это бывало с ним обычно, стал насвистывать какую-то мелодию.

Смеркалось. На улицах уже зажигались фонари, и в их свете изящные витрины модных магазинов выглядели особенно притягательно. Недалеко от гостиницы одна из них привлекла внимание Михаила Наумовича изделиями Картье, и он стал прикидывать в уме сколько месяцев надо получать пенсию для того, чтобы приобрести хоть одну из вещей, лежавших за стеклом.

Пока Гольдберг делал эти своеобразные подсчеты, группа ушла, и он остался один на незнакомой улице. Спохватившись, бросился вдогонку. Но, увы, спутников след уже простыл.

Михаил Наумович огорчился. Но, памятуя, что гостиница должна находиться где-то совсем недалеко, мужественно отправился на поиски. Только эти поиски успехом не увенчались. Пошел в одну сторону — забрел в какой-то скверик, пощел в другую — попал в незнакомый жилой квартал. Так, переходя с улицы на улицу, он запутался окончательно, и решил обратиться к полицейскому.

Что делают люди, когда у них не хватает слов? Объясняются знаками. К этому методу прибег и Гольдберг. Ну, а так как его жестикуляция сопровождалась русскими фразами, то у полицейского не возникло и тени сомнения в том, что перед ним турист из России. Тем более, что вид у Михаила Наумовича вполне соответствовал представлению парижан о советских гражданах, выезжавших за рубеж в социалистические времена, ибо от прежней жизни бывший бухгалтер сохранил привычку всегда быть в форме, надевая костюм, свежую сорочку и непременный галстук.

Помни герой нашего очерка название гостиницы, в которой остановилась группа, все сложилось бы по-другому. Только, к сожалению, от волнения он его забыл. И полицейский решил доставить потерявшегося туда, где обычно останавливаются российские граждане среднего достатка. Так они оказались в совершенно незнакомой для Михаила Наумовича части города.

Объехали ряд гостиниц, естественно, оказавшихся совсем не теми, что были нужны. Стало ясно, что продолжать подобное путешествие бессмысленно. И полицейский не смог придумать ничего лучшего, нежели отвезти своего подопечного в российское посольство.

Михаилу Наумовичу такой вариант совсем не понравился. Его даже обуял непонятный страх, заставивший вообразить картину и вовсе жуткую: будто из посольства его прямиком отправляют в Россию, откуда вновь придется выбираться. Это предстало перед ним столь ясно, что, почувствовав ручеек холодного пота между лопатками, он произнес дрожащими губами: «Иерусалим — Тель-Авив — Париж».

Ситуация несколько прояснилась. Теперь полицейский хоть знал, с гражданином какой страны имеет дело. Но то ли у него дежурное время кончилось, то ли спутник поднадоел, только, решив сбросить с плеч добровольное бремя, он отвез потерявшегося в полицейский участок.

Там, рассмотрев положение дела, завели папку с соответствующей бумагой и пришли к выводу, что единственный выход — перебросить Гольдберга в израильское посольство. Отвезли к нужному месту и, снабдив официальным документом, высадили недалеко от здания, рсположенного в небольшом переулке.

Еще несколько шагов — и наш соотечественник должен был ступить на родную, безопасную территорию. Только его злоключениям не суждено было окончиться.

Михаил Наумович подошел к зданию, обошел его вокруг, однако входной двери не обнаружил. Повторил этот маневр еще раз. Так же безрезультатно. Для себя, но не для полицейских, находившихся неподалеку и заинтересовавшихся незнакомцем, крутящимся впотьмах около административного здания, принадлежащего иностранной державе. Они стали кричать, чтобы неизвестная личность покинула территорию посольства.

Естественно, он ничего не понял, и продолжал оставаться там, куда попал. А полицейские, чувствуя, что тут явно что-то не так, вытащили пистолеты и пошли на нарушителя, до смерти перепугав последнего. Сообразив, что надо как-то себя обезопасить, тот поднял руки, в одной из которых была зажата выданная в полиции бумага, и пошел навстречу, крича: «Израиль, Иерусалим, Тель-Авив!».

К моменту встречи с блюстителями порядка Михаил Наумович был в полуобморочном состоянии. Такого «тепленького» и «взяли» его полицейские. Обшарили карманы и, не найдя там ничего предосудительного, несколько умерили свой пыл. Бумага же с адресом посольства и информацией о происшедшем расставила все на свои места. Гольдберга подвели к двери посольства и, нажав интеркомовскую кнопку, ввели вовнутрь.

И тут произошло самое интересное. Увидев в углу минору и флаг, Михаил Наумович совершенно неожиданно для себя кинулся к государственным символам и, упав на колени, и стал их целовать. Когда момент эйфории или истерики, называйте это состояние как хотите, прошел, он попытался объяснить свою ситуации, что оказалось делом непростым, ибо иврита у него не было, как не было никаких других языков кроме русского.

И неизвестно как долго продолжалось бы выяснение, если бы из гостиницы, где остановилась их группа, не раздался звонок. Пропажу разыскивали. Почему так поздно? Да потому, что только-только спохватились.

Дело в том, что, оставшись одна в номере, его жена сразу же уснула и проспала довольно долго. Только около полуночи, внезапно проснувшись, с удивление обнаружила, что мужа рядом нет. Отправилась на поиски и выяснила, что все участники вечерней прогулки вернулись домой в девятом часу. Где Михаил Наумович — никто не знал. Все считали, что он, обогнав спутников, к их приходу был уже на месте. Пришлось для выяснения обстоятельств будить руководителя. Но и Марина не сумела дать вразумительного ответа. Кроме того, она страшно перепугалась. Хорошенькое дело. Из вверенной ей группы пропал человек! Срочно стала звонить по разным инстанциям. Лишь в четыре часа утра, выйдя на израильское посольство, узнала, что Михаил Наумович, Слава Б-гу жив, здоров. Ждет — не дождется, когда, его приключениям придет конец.

Взяв такси, Марина тут же отправилась за ним, и в семь утра пропажа, вернувшись в гостиницу, попала прямо в объятья рыдающей супруги.

Что ж, все хорошо, что хорошо кончается. И, если не считать потраченных нервов, 200 франков, отданных таксисту, и пропущенной утренней экскурсии, можно сказать, что поездка удалась, и теперь, по прошествии почти года, это приключение вспоминается даже со смехом.

1998

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

One thought on “Происшествие

  1. Нечто подобное произошло с одним моим знакомым из Израиля в Германии . Человеком пожилым, но оптимистом по жизни. В Германии — он так же вышел из Гостиницы поехал на поезде в другой город. В гости к своему знакомому. Знакомый назвал ему станцию на которой , он должен был сойти. Что легче. Он на поезде доезжает до станции и его тут же встречают. Но мой знакомый , как и многие пожилые Израильтяне , умел говорить только по русски. Не зная , естественно немецкий , он перепутал станцию, видимо с несколько подобным названием. Оставшись в одиночестве на перроне, он несколько удивился. Видя его растерянность, к нему обратился пожилой немец. Мой знакомый, начал с ним говорить по русски. Ein Moment- Немец позвонил своему знакомому , который говорит по русски. И попросил его приехать. Тот приехал . Позвонил по телефону его друзьям, который всё таки был у моего знакомого. О чём он в нервном состоянии просто забыл. Быстро узнал расположение. И сказал, что через двадцать минут доставит на машине моего знакомого , к его друзьям. Вот так. Единственная разница, что в Германии , в отличии от Франции, можно в любой ситуации найти человека, который говорит по русски.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: