Романтическое путешествие

Романтическое путешествие

Когда говорят о Лондоне, то непременно употребляют эпитеты «холодный», «туманный», «чопорный». Только эти определения, несомненно, соответствуя облику города, далеко не всегда совпадают с личным восприятием. Проходя сквозь призму чувств и эмоций, оно, словно картинка в калейдоскопе или мозаичное полотно, складывается из множества разнообразных деталей. Именно поэтому для Виты Туманный Альбион навсегда остался в памяти ясным и светлым. Более солнечным, нежели Венеция, Мальта или Анталия. Ведь именно здесь ей довелось пережить потрясающий, самый замечательный в жизни роман.

Однажды, дело было в конце августа, когда лето успело изрядно измотать жарой, влажностью и хамсинами, она почувствовала неимоверную усталость от работы в адвокатской конторе от бесконечных бумаг, которыми заваливал шеф свою секретаршу,  от ежедневной беготни по разным инстанциям. Поняла, что необходимо хоть немного отдохнуть. Иначе может произойти срыв. А потому в ближайший перерыв направилась в туристическое бюро, располагавшееся в одном здании с их конторой. Там девушка, с которой они не были знакомы, но непременно раскланивались при встрече, неожиданно предложила горящую путевку в Лондон по удивительно низкой цене, ибо группа была уже сформирована и отправлялась в путь через два дня.

Вита, естественно, «загорелась». Вернувшись на работу, сразу же пошла к шефу с просьбой об отпуске. Тот на удивление быстро согласился, поставив условие: все срочные дела должны быть приведены в порядок до отъезда.

Такой вариант вполне устраивал Виту. И, просидев около суток за компьютером, она сумела подготовить все для того, чтобы исчезнуть с поля зрения начальника на целых восемь дней.

Так как до отправления самолета оставалось совсем немного времени, собираться пришлось в бешеном темпе. Зашвырнув в чемодан самое необходимое, наша героиня едва успела в аэропорт.

Неудивительно, что после такого марафона, опустившись в самолетное кресло, сразу же заснула, а проснулась только тогда, когда старенький «Мonarch», скрипя всеми своими деталями, приземлился через несколько часов в аэропорту Gatwick

Хорошо, что рейс был вечерним, группа сразу же отправились в гостиницу, где до утра можно было неплохо выспаться, прийти в себя. И наутро, бодрая и свежая, Виталия вполне была готова к реализации программы, предусмотренной туром.

Для начала экскурсантов поместили в автобус и повезли на обзорную экскурсию по городу. За окном замелькали достопримечательности, хорошо знакомые по картинкам и описаниям в классической литературе.

Приоткрыв от удивления рот, туристы отмечали про себя: это Вестминстерское аббатство, это парламент, это знаменитая Трафальгарская площадь, обозреваемая с высоты своей колонны Нельсоном, а это тот самый Букингемский дворец, откуда в торжественные дни отправляется пышный кортеж, в центре которого — сама королева в старинной расписной карете. В конце концов, автобус остановился на Бейкер-стрит у дома номер 221 — б, где создан музей легендарного Шерлока Холмса.

После осмотра апартаментов знаменитого сыщика, все получили до вечера свободное время и разбрелись кто куда. Вита, решив перекусить, отправилась в близлежащее кафе. Там у кассы она неожиданно столкнулась с молодым мужчиной из их группы. Знакомое лицо в незнакомой обстановке — находка. А потому, сев за один столик, эти люди познакомились и разговорились.

Оказалось, что Олег, пройдя через все тернии абсорбции, год назад, наконец, нашел приличную инженерную должность и сумел осуществить свою давнишнюю мечту о зарубежной поездке. Почему выбрал именно Англию? Потому что с юности увлекался Диккенсом, Теккереем. Очень любит Теннисона, Шекспира, Киплинга…

Сев на своего конька, он не мог остановиться, тем более что в лице Виты нашел благодарную слушательницу. Видя по ее широко раскрытым глазам, какое производит впечатление, предложил побродить по улицам для того, чтобы «пропитаться ароматом города». И они отправились в путь. Пройдя до конца Бейкер-стрит, вышли на Оксфорд-стрит, и повернули на Риджен-стрит, которая привела их к Пикадилли-серкус, где путешественников приветствовал взгромоздившийся на шарик бронзовый граф Шафтсбери, напоминающий своим видом Гермеса.

От него двинулись вниз по улице, глазея на витрины с красивой посудой, специями в необычных упаковках, принадлежностями для верховой езды. Все это выглядело не только эффектно, но и внушительно, солидно, добротно. Чувствовалось, что эти вещи принадлежат людям из иного мира. Недаром услугами магазинов, расположенных в этом районе, пользуются исключительно представители аристократических семей.

Но не успели они закончить разговора на эту тему, как, создавая полный диссонанс, откуда-то из подворотни выполз бомж и, расстелив принесенную циновку, улегся тут же под стеной одного из домов.

Постепенно стемнело. На небе зажглись звезды. Стрелки часов показывали около девяти. Ноги, от проведенного в походе дня, гудели как телеграфные столбы. И путешественники, сев на метро, отправились в гостиницу, где, пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по комнатам.

Наступило утро, принеся новый день. Вита и Олег встретились за завтраком как старые добрые знакомые. Увидев ее в дверях, он улыбнулся, помахал рукой, приглашая сесть рядом. После нескольких приветственных фраз стали обсуждать предлагаемую руководителем группы программу на нынешний день, начинавшуюся с посещения музея мадам Тюссо.

Осмотрев фигуры первых залов, все сели в так называемые машины времени, по виду напоминающие знаменитые лондонские такси, и по проложенной колее двинулись из зала в зал, наблюдая потрясающие экспозиции с механическими куклами, работающими столько мастерски, что увиденное захватывало дух.

На одном из поворотов машина сделала резкий вираж, и Вита невольно прижалась к своему спутнику. В тот момент она словно почувствовала удар током. Глухо и быстро застучало сердце, готовое выпрыгнуть из грудной клетки. Вероятно, нечто подобное произошло и с Олегом. Она поняла это по дрожи в протянутой руке, помогающей ей на конечной остановке выйти из машины.

Когда из музея все отправились к парламенту смотреть на Биг-Бен, они, «оторвавшись», вновь пошли бродить по улицам. Перемерив значительную часть тротуаров, зашли в небольшой ресторанчик, именуемый » Steakhouse «. Сидели, болтали, ели стейки, прожаренные до степени medium well, запивали их удивительно вкусным красным вином.

За окном вдруг резко потемнело, из набежавших туч пошел дождь, по стеклу потекли, догоняя друг друга, струйки… Только они этого не заметили. Для них день по-прежнему был ясен и светел. А потому, выйдя на улицу, не сразу поняли, что произошло, отчего мгновенно промокли с головы до ног.

Продолжать прогулку в таком виде значило заработать верную простуду.  Необходимо было переодеться, и они поехали в гостиницу. Там, к обоюдной радости, узнали, что группа отправилась на очередную вечернюю экскурсию. Несомненно, им покровительствовали Небеса, давшие возможность по безмолвному согласию уединиться в одном из номеров.

С этого дня сия пара и вовсе не желала, чтобы им кто-то мешал. Если группа направлялась в одно место, они, задержавшись на часок, шли в другое. Благо Олег, будучи человеком обстоятельным, подготовился к поездке тщательно, и мог рассказывать обо всем увиденном лучше иного экскурсовода.

Они побывали в Тауэре, где были поражены мрачными строениями, зелеными газонами, покрывающими могилы обезглавленных жен Генриха VIII, видом бифитеров — знаменитых тауэрских стражников, одетых в ту же ливрею, что и много лет назад, и не менее известных воронов. Тех птиц, что имеют свои собственные имена, сидят на довольствии королевской казны и, несомненно, осознают всю важность возложенной на них исторической миссии, ибо согласно легенде, английское королевство будет стоять до тех пор, пока будут жить в старинной тюрьме эти зловещие создания.

Понравился нашим путешественникам и небольшой Музей Чая и Кофе компании «Batler» с удивительной коллекцией чайников, в который они попали, перейдя по Тауэрскому мосту на другую сторону Темзы.

А вот Букингемский дворец, открытый в это время для посетителей, впечатления не произвел. Они сошлись во мнении, что он не идет ни в какое сравнение ни с питерским Зимним дворцом, ни с царскосельским Екатерининским.

Зато Трафальгарская площадь привела их в истинный восторг. Вита кормила голубей, приобретя корм у торговцев, а Олег ее фотографировал. Потом была Лондонская национальная галерея, где они бегали от стены к стене, от одного полотна к другому, узнавая Рембрандта, Тициана, Веронезе, Веласкеса…

За несколько дней Вита словно помолодела на двадцать лет, став ровесницей своего спутника. Ей с ним было так хорошо, как никогда и ни с кем. Вероятно, и он чувствовал себя комфортно, потому что после сближения стал еще более обходителен и внимателен.

Совсем незаметно пролетела неделя, отпущенная на турне. Отрезвление наступило внезапно. Оно пришло утром в день отъезда, когда в сувенирном магазине выбирались безделушки для родных и друзей.

Эти люди поняли, что прекрасному роману, подаренному им последней декадой августа, пришел конец. А для того, чтобы все, имевшее место, осталось в памяти светлым и красивым, надо поставить точку на недосказанной фразе. Без прощанья, без объяснений, без каких-либо обязательств, без обмена адресами и телефонами. А потому, вернувшись в гостиницу, Вита с Олегом больше наедине не оставались. В самолете сели в разные концы, а прилетев домой, издалека помахали друг другу рукой, улыбнувшись прощальной грустной улыбкой. Праздник кончился. Начинались будни.

2001

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: