Там, где зажигается олимпийский огонь

Там, где зажигается олимпийский огонь

Прошлым летом мне неожиданно довелось побывать в Олимпии, что на западе Пелопонеса. (Не путать с горой Олимп, возвышающейся близ Афин и бывшей, согласно мифам, обителью греческих богов.)

Это место знаменательно тем, что много тысячелетий назад здесь, в идиллической долине, расположенной между холмом Кроний и слиянием рек Алфей и Кладий, было основано Святилище, откуда взяли старт Олимпийские игры.

Согласно местным преданиям в этих краях изначально царил культ Геи, сменившийся поклонением Крону и Рее. А после того, как в Элладе утвердились дорийские племена, наступила пора Зевса, ставшего покровителем самых торжественных из всех греческих состязаний.

Первые игры состоялись тогда, когда пятеро братьев Идейских Дактилей (Куретов) доставили в Олимпию с Крита на воспитание нимфам божественного младенца, спрятанного там от отца — жестокого Крона, уничтожавшего своих отпрысков из- за боязни, что кто-то из них, согласно предсказанию, лишит его власти.

В честь появления Зевса старший из Куретов велел остальным состязаться в беге и наградил победителя венком из дикой маслины — прообразом лаврового венка. Этот почин был подхвачен царями Элиды, которые стали устраивать уже вполне реальные состязания. Сначала эти мероприятия не имели четкой последовательности. Они проводились периодически, время от времени. Отличались от последующих тем, что в них могли принимать участие не только юноши, но и девушки. Для девушек назначались так называемые Гереи, учрежденные Гипподамией в честь супруги Зевса — Геры.

После временного перерыва традиции были возрождены по велению Дельфийского оракула царем Элиды Эфитом. Он заключил с правителями Спарты Ликургом и Писы Клеосфеном Священное Перемирие (экехерию), согласно которому на время проведения Олимпийских игр территория Олимпии и Элиды провозглашалась священной и неприкосновенной. Целых два месяца (аполлоний и парфений по элейскому календарю) — никаких войн, никаких враждебных действий.

Первые Олимпийские игры новой серии открылись 1 июля 776 года до н.э. по юлианскому календарю. В них, победив в беге, поистине увековечил себя элеец Кореб, чье имя помнят и сегодня.

Постепенно мероприятие, выйдя из рамок местного масштаба, стало всегреческим, и этот эдикт привел к расцвету Святилища, надзор над которым первоначально осуществлял соседний город Писа. Но после ряда кровопролитных столкновений это право перешло к Элиде. Буле (совет) элейцев, являвшийся высшим государственным органом Элиды, вывел правила, ставшие не только обязательными, но и почитаемые всеми.

Организация праздника (агнотесия) возлагалась на 10 судей-элланодиков, избиравшихся по жребию. А Олимпийский совет зорко следил за тем, чтобы все происходило по честному. Порядок на играх поддерживали рабдохи-палочники. В их обязанность входило справедливое судейство состязания атлетов, вручение наград победителям и наказание нарушителей правил.

А правила были весьма строгими. И для атлетов, и для зрителей. Так, например, претенденты на участие в состязаниях должны были проходить подготовку в течение десяти месяцев, а за месяц до начала игр собираться в Олимпии для отборочных тренировок. Они должны были быть свободными эллинами, не старше определенного возраста, не совершившими убийства или святотатства. Ни иностранцы, ни рабы к состязаниям не допускались. Последние, в крайнем случае, могли присутствовать в качестве зрителей под надзором хозяев.

Тот из участников, кто был уличен в даче взятки противнику ради достижения победы, равно как и тот, что брал взятку, платили солидные штрафы, деньги от которых шли на изготовление бронзовых статуй Зевса, так называемых Занов, устанавливаемых в назидание всем остальным. Эти отливки до наших дней не дошли. Дошли лишь 16 постаментов для них чудом сохранившихся у официального входа на стадион.

Как уже говорилось, на время Олимпийских игр объявлялось Священное Перемирие, и в Олимпию стекались паломники со всех концов Эллады. Их влек ореол идеалов этого мероприятия: благородные состязания под эгидой братства и мира. Программа игр включала гимнастические соревнования, называвшиеся так потому, что атлеты состязались обнаженными (gymnoi). На Стадионе выступали бегуны на разные дистанции, борцы, участники кулачных боев, метатели дротика и диска. А на Ипподроме мчались, обгоняя друг друга, кони, запряженные в квадриги или несущие на себе всадников.

Игры проводились раз в четыре года, в первое полнолуние после летнего солнцестояния, с 11-го по 16-й день. Дата начала определялась особой комиссией, о чем сообщали послы-спондофоры. При счёте лет по олимпиадам каждый год обозначался порядковым номером игр и номером года в четырёхлетии. Первоначально соревнования длились всего один день, но постепенно, увеличиваясь во времени, к 472 году дошли до пяти. За многовековой период ( 776 г до н. э. — 393 г н. э. ) состоялось в общей сложности 293 олимпиады.

Это было столь значимым событием, что историк Тимей (III век до н.э.) стал считать все события по Олимпиадам, строя с помощью такого временного эталона всеобщую хронологию. Подобная система просуществовала до 394 года н.э., до того, как римский император Феодосий — христианин, боровшийся всеми силами с язычеством, отменил Игры, считая, что они сопровождаются нежелательными ритуалами. Но вернемся к тем временам, когда здесь устраивались Великие Праздники, шедшие по четкому распорядку, и воздух гудел голосами, заполнявшими всю округу.

В первый день после торжественного жертвоприношения в Булевтерии, где обычно заседал Олимпийский Совет и хранились документы, касающиеся проведения олимпиад, атлеты произносили клятвы в том, что обязуются подчиняться решению судей и не нарушать правил. В последний день имел место особо торжественный ритуал награждения. Победитель с пальмовой ветвью в руке переступал порог родома в храме Зевса, где объявлялся олимпиоником и получал венок из ветвей маслины, посаженной, по преданию, самим Гераклом.

Это была великая награда. Другой наградой являлось право выставить свою статую изображавшую аллегорически определенный вид спорта в священной роще Алтис. На своей же родине олимпионик становился героем, освобождаемым от повинностей, получал денежное вознаграждение и почетное место в театре и на праздниках, нередко становился важной политической фигурой. В его честь прославленные поэты сочиняли хвалебные гимны — эпиникии.

После завоевания Греции римлянами в 142 году до н.э., олимпийские игры не только не прекратили своего существования, но и приобрели более высокий статус. Принять в них участие считали за честь многие выдающиеся личности: философы, ученые, императоры. Цицерон и Платон, Аристотель и Сократ. Недаром, считалось, что физическое развитие не должно отставать от умственного, и в специальных школах — гимнасиях шло обучение наряду с науками спортивному мастерству. К основному комплексу мероприятий римляне добавили гладиаторские бои. Причем, не показательные выступления, а настоящие, шедшие до конца, то есть до смерти одного из противников. Однажды принял в состязаниях участие и Нерон. Естественно, победил. А так как в результате исхода борьбы никто не сомневался, в честь этого события заранее была построена триумфальная арка, от которой, к сожалению, сохранился лишь фундамент.

Конечно, все это было очень давно. И сегодня здесь лишь голубое небо, звенящий от зноя воздух да обломки древних строений и колонн, где стоящих торчком, где рассыпанных гигантскими кольцами — колесами.

Тишина и покой. Но стоит заставить работать воображение — и реально представляешь себе следующую картину. Вот плато, густо покрытое дикими маслинами, платанами, тополями и другими деревьями, а потому называемое Алтис, что означает «роща».

А вот величественные статуи и здания культовых сооружений: храмов, жертвенников, вспомогательных построек, как для нужд служителей культа, так и атлетов. Еще немного фантазии — и мы видим длинный Гимнасий, внутри которого атлеты тренировались в беге и пятиборье; соединявшуюся с ним квадратную Палестру для упражнений в борьбе, кулачном бою и панкратии.

А вот Стадион, на котором проходили гимнастические состязания. Размер его определен дистанцией — стадией. Стадия — беговая дорожка длиной 192,28 метра между стартовой и финишными линиями отмеренная стопами самого Геракла. Отсюда и дошедшее до нас название. Вокруг дорожки — открытый каменный желоб для снабжения зрителей водой, потому что игры шли в жаркую летнюю пору и всем, несомненно, хотелось пить.

Надо отметить, что Стадион сохранился лучше всего. Наверно, потому, что представлял собой просто огороженное место, без особых построек. Основная масса болельщиков (их собиралось до 45.000 человек) располагалась прямо на траве. Лишь официальные гости и элланодики заполняли трибуну на южном склоне напротив каменного жертвенника Деметры Хамины, откуда за состязаниями наблюдала жрица богини. Единственная женщина, имевшая на это право. Остальным лицам женского пола категорически запрещалось не только участвовать в соревнованиях, но и присутствовать на стадионе во время празднеств. Нарушивших запрет, надлежало сбрасывать в пропасть с горы Типей. Впрочем, ни одного такого момента в исторических анналах не зафиксировано.

Даже в случае с эллинкой по имени Финика, что пришла на соревнования, в которых участвовал её сын. Мать сама его тренировала, так как считала, что ни один из известных ей учителей не подходил для этой цели. Переодевшись в мужское платье, она болела за чадо, а когда тот победил, не сумев сдержать радости, выдала себя. Ее пощадили. Как исключение. Но с тех пор на стадион, как участники, так и зрители допускались лишь в нагом виде.

Идем дальше, к месту, где высились храмы. Древнейший из них был посвящен Гере. В его целле (святилище) стояли статуи Зевса, Геры и Гермеса работы Праксителя.

Рядом стоял  храм Зевса, выложенный из раковистого известняка покрытого белой штукатуркой. С колоннами и водостоками в виде мраморных львиных голов

Макет храма Фото с сайта Ναός του Δία στην Ολυμπία

.

Из мрамора были и статуи украшавшие фронтоны и метопы, находящиеся в передней и тыльной части здания. Кстати, эти вещи можно сегодня увидеть в Музее, что входит в Олимпийский комплекс.

Скульптуры восточного фронтона Храма Зевса в Олимпии. Археологический музей Олимпии. Фото с сайта Ναός του Δία στην Ολυμπία
Геракл и бык с Крита на метопе из храма Зевса в Олимпии, около 460 г. до н.э.Фото с сайта Ναός του Δία στην Ολυμπία
Аполлон с западного фронтона храма Зевса в Олимпии, около 460 г. до н.э. Фото с сайта Ναός του Δία στην Ολυμπία

В этом храме находилось и одно из семи чудес света — статуя Зевса, выполненная самим Фидием. Тем самым, которого Пушкин, назвал любимцем Фебба и Паллады.

Статуя, изображавшая торжественно сидевшего на троне Громовержца, была удивительно хороша и величественна. Она превосходила своими размерами естественные человеческие в семь раз. Высота вместе с постаментом составляла около 12,4 метров. Обнаженные части тела были выточены из слоновой кости, а гиматий (плащ), перекинутый через левое плечо, борода и волосы — из сверкающего золота. Из-за этого статую называли хризэлефантиновой. В правой руке Зевс держал фигурку богини Победы Ники, а в левой — скипетр. Голову же его венчал знак миролюбия — серебряный венок из масличной ветви.

Фото с сайта Статуя Зевса в Олимпии

По свидетельству современников Фидий наделил Зевса человечески-благообразным лицом, обрамленном курчавой бородой и вьющимися волосами. Вседержавный бог выглядел одновременно и строго и добро, недаром удрученные горем люди находили утешение в созерцании этого творения. За Зевсом, как и другими статуями святилища, ухаживали специальные люди — федринты, проживавшие рядом с мастерской великого скульптора, в которой была изваяна эта фигура.

Эта статуя безвозвратно пропала, Но и сегодня в петербургском Эрмитаже можно увидеть Римскую статую Юпитера, считающаяся наиболее приближённой к греческому оригиналу.

Так выглядела Олимпия до V века, то есть до той поры, пока здесь не утвердились христиане. Они выстроили поверх нижней части мастерской церковь в стиле раннехристианской базилики, а Зевса, как ценнейшую реликвию, увезли в Константинополь, где она в 475 году сгорела во время пожара, умножив число потерь Чудес Света. Погибло и Святилище разрушенное фанатиками по распоряжению Феодосия Второго. Что не успели сделать люди — завершила стихия. Обломки сооружений, статуй, лепнины повергли землетрясения, случившиеся в олимпийской области в VI веке. А время погребло это под слоем почвы и ила, образовавшихся в результате оползней Крония и разлива рек.

Вплоть до 1829 года эти места никого не интересовали. Но вот пришли археологи- французы и провели первые несистематические раскопки. Найденные предметы они увезли в Париж и передали в Лувр. А спустя примерно полвека после их ухода, здесь стал работать Немецкий Археологический Институт, продолжающий действовать и сегодня.

Это благодаря его усилиям перед нашими глазами встает то, что находится в заповеднике и составляет экспозицию прилегающего к нему музея: частично сохранившаяся статуя Ники работы Пеония, фигура Гермеса с младенцем Дионисом на руках изваянная Праксителем. Есть в музее и различные предметы периода Святилища, инструменты из мастерской Фидия, чудом сохранившиеся метопы и фронтоны с композициями из мраморных фигур: восточный посвященный важному местному мифу о состязании в беге на колесницах между Пелопом и Эномаем, и западный, изображающий битву лапифов с кентаврами — сюжет весьма распространенный и хорошо известный благодаря мраморам Парфенона, хранящимся в лондонском Британском музее.

Все это приобрело особую значимость в связи с возрождением Олимпийских игр усилиями французского барона Пьера де Кубертена, потратившего немало сил на то, чтобы 6 апреля 1896 года начали отсчет Международные состязания нового поколения. С тех пор Олимпийские игры проводятся регулярно раз в четыре года в различных городах земного шара. И этот порядок был нарушен лишь два раза: во время Первой и Второй мировых войн.

В 1936 году зародилась новая традиция доставки к месту празднества Олимпийского огня, что зажигается от солнечных лучей, отражаемых от металлического зеркала расположенного перед храмом Геры. Как ни грустно констатировать сей факт, но идея современных атрибутов Олимпиады: и эстафеты, и факела, предложенные членом МОК Коунтом фон Хартом после посещения места проведения античных Игр, была впервые реализована в гитлеровской Германии во время берлинской Олимпиады. Так получила жизнь традиция созвучная одному из аспектов нацистской пропаганды, широко использующей оккультные действия и факельные шествия.

Первым факелом стало 908-граммовое сооружение, сделанное на сталелитейном концерне Круппа (том самом, что сыграл основную роль в военных приготовлениях Гитлера). Там же был изготовлен и рефлектор, с помощью он был зажжен в лучах солнца греческой Олимпии. 3075 бегунов за 11 дней доставили его к месту и олимпийский огонь запылал над берлинским стадионом. Надо сказать, что в той Олимпиаде советской делегации не было, потому что Сталин, относившийся к Олимпийским играм весьма отрицательно, не только не допускал участия в ней советских спортсменов, но и запрещал любые публикации на эту тему. Лишь с 1952 года запрет был снят. И с тех пор СССР стал активно выступать как на летних, так и зимних олимпиадах. А в 1980 году, как мы все хорошо помним, гостей принимала Москва. И там, прощаясь с праздником, тысячи людей плакали под музыку Пахмутовой, умиленно глядя на улетающего Мишку.

Прошли годы, сохранив традиции. И каждый раз новый факел зажигает огонь в олимпийской чаше. К сожалению, модель не всегда оказывается удачной. Иногда факел оказывался слишком длинным, иногда — слишком коротким, то давал слишком много дыма, то разогревался настолько, что едва удерживался голой рукой. Бывали случаи, что он даже расплавлялся.

Учитывая все это, организаторы грядущей Олимпиады — 2004 решили сделать новую уникальную конструкцию, которая отвечала бы следующим характеристикам: факел должен быть легким, простым в использовании; пламя — иметь красивую форму и при перемене ветра не обжигать лицо и волосы бегуна. Тем более, что в этот раз ему преодолеть колоссальный путь, побив рекорд в 72 тысячи км, которые он «прошел», добираясь до Сиднея.

Именно такой вариант и был представлен на официальной церемонии в Афинах при участии президента Международного олимпийского комитета (International Olympic Committee) Жака Рогге и председателя оргкомитета «Афины-2004» Жанны Ангелопулос-Даскалаки. Он сделан из древесины оливкового дерева и металла, имеет высоту в 68 сантиметров и символизирует эстетическую установку древних греков — «все в меру».

Взятый в древней Олимпии, огонь впервые обойдет все пять континентов, после чего возвратится на родину, где 13 августа 2004 года зажжет факел на афинском стадионе.

2004

Использованный материал

Статуя Зевса в Олимпии — Википедия
Статуя Юпитера (Эрмитаж) — Википедия

Ναός του Δία στην Ολυμπία — Βικιπαίδεια








Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: