Дворец для бога и хижина для короля

Дворец для бога и хижина для короля

В часе езды от Мадрида, у подножия горной гряды Сьерра-де-Гвадаррама, находится Эскориал, вызывающий у людей противоречивые чувства. Одни называют его «восьмым чудом света» и «монотонной симфонией в камне», другие — «архитектурным кошмаром»…

Но в любом случае, это исключительно интересный комплекс, где слились воедино монастырь, дворец и королевская резиденция. Но прежде чем отправиться туда, познакомимся поближе с королем Филиппом II (1527 —1598), который был инициатором создания этого архитектурного творения.

Этому королю, сыну католических монархов, императора Священной Римской империи Карла V и Изабеллы Португальской, отводится особое место в истории Испании. Судьбе было угодно, чтобы он, став монархом в 28 лет получил в наследство богатую и могучую державу, раскинувшуюся на четырех континентах, что давало возможность Карлу V гордо заявлять: «В моих владениях никогда не заходит солнце».

Эти слова, ставшие крылатыми, полюбились английской королеве Виктории, так же завоевавшей полмира, и стали характеристикой Великобритании.

Но вернемся к Филиппу II, в руках которого оказался самый большой флот и опытнейшая, закаленная в сражениях армия.  А еще золото, что текло из Америки, делая его самым богатым из христианских монархов.

Только Филипп II не сумел удержать все это в руках. Содержание армии, флота, участие в многочисленных войнах, требовали огромных сумм. А потому, при внешнем величии, к концу царствования этого монарха, в Испании пришли в упадок и торговля, и промышленность, и земледелие, и скотоводство…

Население страны уменьшилось на два миллиона. Эту цифру составили погибшие в войнах, эмигрировавшие в Америку, умершие от голода и эпидемий, бежавшие от преследования инквизиции, которая при Филиппе расцвела пышным цветом. Ведь он, одержимый религиозным фанатизмом, «наводил порядок»  не только в стране, подавляя народные восстания, уничтожая старинные местные привилегия, свирепо расправляясь с еретиками, но и вмешивался во внутренние дела других стран, где поддерживал реакционные католические силы.

Он «влез» в религиозные войны Франции, преследовал протестантов в Нидерландах, чем вызвал нидерландскую революцию, которая привела к признанию Независимости Семи Соединённых провинций. После потери Испанией значительных территорий в этом регионе и поражения в войне с Англией (1588 г), крах испанской великодержавной политики стал очевиден. Начался упадок испанского абсолютизма.

Как вышеуказанные события, так и все остальное, что делалось за пределами страны, происходило без присутствия короля. В отличие от отца, он редко выезжал из Испании, предпочитая управлять владениями из своего кабинета, используя сложный чиновничий аппарат. Подозрительный и скрытный, недоверчивый по натуре, он все решения принимал единолично, что порой приводило к серьезным ошибкам. Лишь в присутствии самых близких людей разрешал себе немного расслабиться и проявить обычные человеческие чувства.

Для укрепления своей власти и расширения сфер влияния Филипп II вступал в династические браки. Первой его женой стала кузина, португальская инфанта Мария. Та самая, что родила несчастного, душевно больного дона Карлоса, находившегося в постоянной конфронтации с отцом и, согласно легенде, был отравлен родителем.

Так как Мария умерла через несколько дней после родов, монарх вступил во второй брак с английской королевой Марией Тюдор («Кровавой»), что в шестилетнем возрасте считалась суженой  его отца (четыре года спустя ее отец, Генрих VIII, расторг эту договоренность) и была на двенадцать лет старше супруга. Так как, согласно брачному договору, Филипп не имел права вмешиваться в управление Великобританией, королева пыталась через парламент провести решение, согласно которому его можно было бы считать королём Англии, но получила отказ. Поэтому после смерти жены ему пришлось покинуть туманный Альбион, так и не добившись вожделенной короны.

Третьей женой короля стала Елизавета Валуа, старшая дочь французских королей Генриха II и Екатерины Медичи, которая до этого числилась невестой дона Карлоса. От этого брака родились две дочери, одна из которых, Изабелла, стала правительницей Южных Нидерландов и несостоявшейся королевой Франции.

Четвертый брак был зарегистрирован с Анной Австрийской, что первоначально также предназначалась в жёны дону Карлосу. Но после его «неожиданной» смерти и последующей за ней кончиной Елизаветы Валуа вследствие неудачных родов, состоялась свадьба Филиппа II с принцессой, доводившейся ему племянницей,  ибо её мать была родной сестрой Карла V.

Этот союз оказался самым «продуктивным». Королева Анна родила пятерых детей, из которых лишь четвертый дожил до совершеннолетия и стал впоследствии королем Испании Филиппом III.

Согласно всем хроникам, этот король был равнодушен к шумным забавам и рыцарским турнирам, не любил роскошь, был умерен в еде. Однако в эту умеренность трудно поверить, глядя на шикарный комплекс, который стал своеобразным искуплением его вины.

Прологом тому послужили события, имевшие место 10 августа 1557 года, в день св. Лаврентия. Армия Филиппа II в союзе с англичанами и герцогом Савойским разбила французов во Фландрии, в битве при Сент-Кантене. При этом случайно был разрушен монастырь святого Лаврентия, испанца по национальности, которого соотечественники Филиппа II чтили особенно за принятую им мученическую кончину. Святой, отказавшийся поклоняться языческим богам, был заживо изжарен на железной решётке.

Фигура святого Лаврентия над входом

Правда, кроме этой, общепринятой версии, существует и другая, связанная с местной легендой, в которой фигурирует мятежный ангел Люцифер. Еще до изгнания с Небес он решил создать на земле семь Врат Ада. Одни из них должны были располагаться в горной местности Сьерра-де-Гуадаррама, которое, вследствие этого, многого столетий считалось проклятым.

Этот ландшафт так понравился монарху, что тот решил очистить место от скверны, осветить его и создать монастырь, ворота которого преграждали бы путь дьяволу на Землю. В подтверждение своей правоты местные жители рассказывают, что их предки стали свидетелями того, как через несколько лет после окончания строительства Эскориала во время сильной бури в монастырь ударила молния, и в охватившем его пламени можно было разглядеть беснующуюся фигуру дьявола, метавшего молнии в монастырские ворота. Да и сегодня в непогоду, в подвалах комплекса, слышится адский вой, заставляющий стыть кровь в жилах.

Но будем придерживаться общепринятой версии. И посмотрим, как идея создания жилища для монахов расширившись, превратилась в план создания целого комплекса, олицетворявшего силу испанской монархии.

В новом проекте было решено объединить монастырь с дворцом и династическим пантеоном.  После ряда раздумий и сведений, собранных командой из двух архитекторов, двух учёных и двух каменотёсов, было выбрано именно это место, расположенное около небольшого  городка с прозаическим названием Еl Escoria, что в переводе означает ничто иное как «шлак», ибо здесь, близ опустевших железных рудников, в древности находилась кузница и литейные мастерские. Одним из аргументов в пользу выбора этого плато  было наличие в округе обилия горных источников и запасов прекрасного светло-серого гранита.

Имея неплохой художественный вкус, Филипп II сам курировал строительство, вносил коррективы в архитектурные проекты. В горах до сих пор сохранился выступ на гранитной скале, который носит название «Вышки Филиппа» или «Кресла короля». Отсюда монарх   вел наблюдения за строительством, которое началось в 1563-м и продолжалось 21 год.

Главным архитектором проекта был назначен Хуан Баутиста де Толедо, ученик Микеланджело. После его смерти в 1569 году это место занял Хуан де Эррера, который существенно изменил первоначальный план, придав ему свой авторский стиль «десомаментадо» («неукрашенный»), отличающийся   строгостью архитектурных форм и отсутствием украшений, который более известен как «эрререско» (по имени автора). И появился «дворец для Бога и лачуга для короля», представлявший собой громадный комплекс, сложенный из светлого песчаника.

Вот так выглядит комплекс на одной из картин, украшающих Эскориал.

Его строгие формы прекрасно смотрятся на фоне горы, покрытой зелеными лесами.  Прямоугольное строение, увенчанное четырьмя башнями высотой в 56 метров, напоминает  старые испанские алькасары, что строились в древних городах.

В центре — церковь, к югу от нее – монастырские помещения, к северу — королевские апартаменты.

Есть мнение, что в плане Эскориал напоминает библейский храм Соломона в Иерусалиме, описание которого находим у Иосифа Флавия. Эту мысль в определенной степени подтверждает тот факт, что главный фасад собора, выходящий во внутренний «Дворик королей» украшен шестью гигантскими статуями ветхозаветных царей: Иосафата, Давида, Соломона, Иезекииля, Иосии и Манасии.

Идею же, заложенную в нем, выражают определенные детали конфигурации: небольшой выступ в восточной части, где располагались личные королевские апартаменты, четыре угловые башни.

Оттого сверху Эскориал выглядит как перевернутая решетка, на которой принял мученическую смерть св. Лаврентий. Как сказал Л. Фейхтвангер, это «настоящая биография короля Филиппа в камне, тут все: его победы и поражения, трагедии и смерти, сильная одержимость искусством, ученость и молитвы, авторитарное управление Испанией — все отразилось в Эскориале».

После того, как 13 декабря 1584 года был уложен последний камень, началось внутреннее оформление, к которому были привлечены лучшие мастера. Большую часть работы выполнили итальянцы П.Тибальдини, Л.Камбиазо, Ф.Кастелло. Они использовали первоклассные материалы, которые свозились как из разных концов страны, так и из-за границы.

Отделка стены

Знаменитые синие изразцы

Фрагменты деревянной резьбы были сделаны в Куэнке и Авиле, мрамор доставлен из Арасены, скульптурные работы были заказаны в Милане, бронзовые и серебряные изделия изготовлялись в Толедо, Сарагосе, Фландрии.

Стены украсили удивительные гобелены и картины великих мастеров, коллекция которых пополнялась и после смерти Филиппа.

Внутренние галереи

Первыми жильцами Эскориала стали монахи ордена св. Иеронима, в обязанность которых входили ежедневные моленья за здоровье и благополучие королевской семьи, а также   охрана многочисленных мощей католических святых, которые собирал Филипп II по миру.

А потом иеронимиты попали в опалу. В XIX веке они трижды изгонялся из монастыря, который в итоге был передан ордену августинцев.

Как уже говорилось, важнейшим элементом комплекса является собор св. Лаврентия имеющий в плане равноконечный греческий крест. Его венчает огромный купол, построенный по образцу собора св. Петра в Риме, который поддерживают огромные каменные столбы с мощными арками. Восточный фасад украшают пилястры дорического ордера.

Рядом возвышается колокольня

С западной части к собору примыкает прямоугольный Двор королей, расположенный на главной оси комплекса. Отсюда открывается вид на центральный двухъярусный портал с высоким фронтоном и четырехугольными башнями по углам.

Портик тосканского ордера поддерживают расположенные на постаментах статуи ветхозаветных царей, о которых шла речь выше. Им, изваянным в 1584 году скульптором Х. Б. Монегро, приданы черты испанских монархов.

Собор вызывает противоречивые чувства. Недаром французский писатель Теофиль Готье писал, что в нем «чувствуешь себя таким ошеломлённым, таким сокрушённым, таким подверженным меланхолии и подавленным несгибаемой силой, что молитва кажется полностью бесполезной».

Это объясняется тем, что внутреннее пространство, спроектированное Хуаном Баутиста де Толедо, выглядит строго, даже сурово. Все элементы: стены, пилястры, фриз, изготовлены из сероватого мрамора. В сдержанной, холодной манере выполнены фрески на потолке и вдоль 43 алтарей (работа испанских и итальянских мастеров). Эффект усиливают доминирующие элементы дорического ордера, что, по мнению архитектора, «своей силой и благородством наилучшим образом выражают мощь».

Ярким пятном выделяется лишь главный алтарь с ретабло, к которому ведет широкая лестница из бордового мрамора. Это впечатляющее сооружение имеет 30-ти метровый фронтон, обрамленный гранитными стенами.

От яруса к ярусу сменяют друг друга колонны дорического, ионического и коринфского ордеров с позолоченными капителями. Между ними – картины из жизни Христа, Девы Марии и святых работы Федерико Цуккаро и Пеллегрино Тибальди. А также отлитые из бронзы позолоченные статуи работы отца и сына Леони. Они изображают евангелистов, апостолов Петра и Павла, а также сцены распятия с изображением Иоанна и Девы Марии.

Перед алтарем — дарохранительница в виде круглого храма из золота и яшмы, которую создал Якопо де Треццо по эскизу Хуана де Эрреры.

Все это хорошо смотрятся в потоке света, попадающего сюда через купольный фонарь.

По обеим сторонам от главного алтаря расположены ниши с мраморными гербами городов Испании. Под ними, между дорическими колоннами, — две позолоченные бронзовые скульптурные группы, выступающие из сумрака боковых капелл и «постоянно присутствующие на всех мессах».

В первой, рядом с коленопреклоненным Карлом V со сложенными на груди руками, тоже на коленях, — императрица Изабелла Португальская, инфанта Мария, королевские сестры, инфанты Леонора и Мария.

Во второй, «возглавляемой» Филиппом II, его жены: Анна Австрийская, Елизавета Валуа, Мария Португальская. А также дон Карлос.

Работа по изготовлению четырехметровых статуй в молитвенных позах заняла у Помпео Леони восемь лет. Отливка фигур проводилась в Мадриде при участии чеканщика и ювелира Хуана де Арфе, который создавал элементы одежды и украшений.

К сожалению, Филипп II, внимательно следивший за процессом важной для него скульптуры, увидеть ее в законченном виде не смог, так как окончательный вариант появился уже после его смерти, в 1600 году.

Эти изваяния, обошедшиеся короне весьма недешево, не случайно считаются самыми сложными и дорогостоящими скульптурными произведениями во всей Испании.

Что еще имеется интересное в храме?  Фрески Луки Джордано на сводах, всемирно известная статуя Христа из белого мрамора работы Бенвенуто Челлини, стоящая в нише на южной стороне церкви рядом с входом.

Интересен верхний хор со 128 креслами, вырезанными по эскизу Эрреры. Особую же ценность для испанцев представляют 500 ларцов, в которых хранится более 7 000. реликвий католической церкви.

Выйдя из собора, обратим внимание на «Дворик евангелистов», примыкающий к нему с южной стороны. Это самое крупное монастырское патио в композиции Эскориала.

В его плане лежит квадрат, окруженный двухъярусной крытой галереей. В нижнем ярусе она обрамлена полуколоннами дорического, а в верхнем — ионического ордера. Своим названием двор обязан изящному маленькому храму из серого гранита, который называется Колодцем евангелистов.

Это строение, увенчанное куполом со световым фонарем, окружено балюстрадой, где в нишах стоят скуль­птурные фигуры Марка, Матфея, Луки и Иоанна работы испанского скульптора Хуана Монегро.

Храм построен по типу древнеримского тетрапилона с четырьмя сквозными выходами. Христианская идея же выражена крестом в плане строения. Его продлевают прямоугольные бассейны, примыкающие к зданию с четырех сторон.

Внутренняя отделка выполнена из розового, зеленого и белого мрамора.

Во времена Филиппа II здесь были разбиты прекрасные цветники. В более поздние времена их заменили низкими самшитовыми партерами геометрических узоров с постриженными в форме шаров миртовыми деревцами по углам.

Как говорилось выше, королевские покои располагались непосредственно за храмом, и оттуда монарх мог не только пройти в церковь, но и наблюдать за богослужением, не поднимаясь с постели, что было исключительно для него важно во время приступов подагры.

Через небольшое окно, расположенное в спальне на третьем этаже, он видел все, происходящее в храме. Ведь последние годы этот человек был практически неподвижен. Перемещался на специально оборудованном колесиками кресле.

Как спальня, так и другие комнаты, принадлежащие непосредственно Филиппу, отличаются аскетизмом. Совсем небольшой кабинет с панелями, украшенными бело-голубыми изразцами. В нем посетители видят альбом с рисунками Босха, любимого художника, чьи работы перекочевали впоследствии из Эскориала в Прадо.

На стенах – листки из гербария, картины на религиозные темы. Здесь стоит и семейная реликвия — стул Карла V, сопровождавший его во всех походах. Сквозь слюдяные окошки открывался вид на небольшой внутренний Двор масок, названный так из-за изображения масок на углах его западного фасада.

В отличие от Филиппа II последующие правители предпочитали более богатые и простор­ные апартаменты. С этой целью дворец расширили, пристроив помещения с северной стороны церкви.

Мечтой монарха-основателя было возведение мавзолея для отца, строительство которого было завершено лишь в 1617 году, уже при Филиппе III.

Крипта, спроектированная архитектором Джованни Батиста Крешенци, стала местом упокоения всех испанских правителей. Исключение составляют: Филипп V, который терпеть не мог мрачности Эскориала, а потому  просил похоронить его в Сеговии;  Фердинанд VI, чья могила находится в Мадриде;  Амадео Савойский,  царствовавший  в Испании недолго и практически номинально, покоится в Турине.

В усыпальницу ведет лестница, находящаяся в правом нефе церкви св. Лаврентия. Спустившись по ней, попадаешь в место, мрачное и гнетущее, расположенное в самом центре Эскориала, под главным алтарем церкви.

Помещение в стиле барокко, спроектировано в форме многогранника. В нишах, расположенных по обе стороны от алтаря с распятием работы Доменико Гвиди, стоят на позолоченных ножках в форме львиных лап в четыре этажа, двадцать шесть саркофагов. Поверхность каждого из них отделана золотом и яшмой.

Первым в пантеоне королей из династий Габсбургов и Бурбонов занял место Карл V, самый могущественный из всех испанских монархов. А последним — Альфонсо ХIII, дед нынешнего короля.

Подземный коридор ведет из Королевского Пантеона в Пантеон инфантов. Это место погребения детей, не ставших монархами, и королевских жен, чьи дети не смогли занять трон.

По стенам — саркофаги из белого мрамора под пятигранными крышками, а в середине — огромное беломраморное сооружение, похожее на торт. Отсюда и его название —  «Ла-тарта» Его  построил  Хосе Сегундо де Лемма в 1888 году при патронаже Марии Кристине Габсбургской  для захоронения принцев и принцесс, которые не дожили до совершеннолетия.

Прежде чем попасть в гробницы, тела усопших прошли свой путь. В особом месте, называемом пудридерос («комнатами разложения»), в специальных свинцовых урнах прах умерших хранился в течение 50 лет, до полного разложения. Их две. Одна для королей, другая – для принцев. В эти потайные комнаты вход заказан всем, кроме специально обученных монахов.

Традиция, заложенная в Средневековье, жива по сей день. Сегодня там находятся три урны с  останками супруги Альфонсо XIII  —  Виктории Евгении Баттенбергской, прабабушки нынешнего короля, приходившейся женой изгнанному королю Альфонсо XIII;  их сына  дона Хуана Бурбона и его супруги Марии де лас Мерседес родителей короля Хуана Карлоса.

По логике вещей двое последних не должны были быть помещены в Пантеон, так как вследствие испанской революции, появления Второй республики и изгнания из страны Альфонсо XIII, они лишились этого права. Но испанский народ посчитал, что Дон Хуан заслужил признание тем, что поддержал демократию при Франко и добровольно отказался от трона в пользу своего сына.

Что касается церемонии похорон царственных особ, то они проходят исключительно скромно, в духе старых традиций. После того, как похоронная траурная процессия достигает ворот Эскориала, самый знатный человек из этой свиты стучит в двери.

В ответ из маленького зарешеченного окошка слышится вопрос: «Кто пришел?»

После ритуального ответа: «Пришел король!» ворота открываются, и тело усопшего забирают монахи.

Но вернемся к делам земным и продолжим осмотр Эскориала. Обойти самое большое здание на свете с 4000 комнатами и сотнями километров коридоров, конечно, нет возможности. Но посетить наиболее интересные места, несомненно, стоит.

Среди апартаментов, заслуживающих особого внимания следует выделить «Галерею баталий», представляющую собой зал с фресками, изображающими эпизоды военных кампаний испанских монархов. На одной из них — победа генерала Игеруэлы над маврами в битве за Гранаду в 1431 году.

А так же роскошные апартаменты Бурбонов, украшенные для Карлоса VI (1788 – 1808) гобеленами по  рисункам  Гойи, «Зал портретов», в котором собраны живописные  изображения почти всех испанских монархов, включая Карлоса I (копия картины Тициана работы Хуана Пантоха де ла Круса), Филиппа II (того же автора), Филиппа IV (работы Бартоломе Гонсалеса), Карлоса II и других.

Особое место в Эскориале занимает библиотека, самая крупная периода Возрождения в Испании, которая по богатству содержимого уступает лишь ватиканской. Идея ее создания появилась у Филиппа II ещё в 1556 году, но из-за ряда причин осуществить задуманное удалось значительно позже.

Помещение, спроектированное Хуаном де Эррера, представляет собой большой зал длиной в 54 м, шириной в 9 м и высотой в 10 м. Он выглядит нарядно, красиво и богато благодаря потолку, расписанному фресками работы Пеллегрино Тибальди.

Это аллегорическое изображение Грамматики, Риторики, Диалектики, Арифметики, Геометрии, Астрономии и Музыки. Тему повторяют торцевые стены, посвященные Теологии и Философии (работа Кардуччи).

Исключительно хороши огромные декорированные шкафы из дорогих пород деревьев, к проектированию которых тоже приложил руку Эррера.

Из-за стекла на посетителей смотрят десятки тысяч томов редких и ценных книг. Первыми сюда попали 42 экземпляра из королевского дворца. Филипп II передал в дар библиотеке древние монастырские кодексы и приказал помещать в нее выдающиеся произведения как испанских, так и зарубежных авторов.

Здесь хранятся рукописи св. Августина, Альфонсо Мудрого и св. Терезы, крупнейшая в мире коллекция арабских манускриптов V века и собрание работ марокканского султана Зидана Абу Маали.

Имеются уникальные по исторической ценности средневековые труды в области картографии, истории, медицины, масса церковной литературы. Нашлось место и для явных еретиков — Мартина Лютера и Джона Кальвина.

Все книги здесь ставились корешками внутрь для того, чтобы сохранить украшения древние переплётов. Несмотря на то, что большая часть томов заменена копиями, традиция сохранилась.

Собрание книг в этой библиотеке столь высоко, что папа Римский — Григорий XIII в свое время издал буллу, в которой говорилось, что каждый, посмевший украсть книгу, автоматически будет отлучен от церкви.

Как и в других подобных местах, здесь можно видеть старинные глобусы и астрономические инструменты.

В Эскориале имеется два больших Новых музея. В одном – коллекция, посвященная истории возведения Эскориала в рисунках, планах, инструментах и масштабных моделях.

Во втором – замечательные полотна мастеров XV – XVII веков. Здесь имеются картины Иеронима Босха, Паоло Веронезе, Тинторетто, Антонио Ван Дейка, Тициана, Питера Рубенса, Эль Греко, Хосе де Риберы, Франсиско де Сурбарана, Алонсо Санчеса Коэльо.

Во время царствования Бурбонов часть жилых помещений была перестроена. Вблизи монастыря возведено два небольших дворца, используемых в качестве охотничьих, а также гостевых помещений.

А вокруг дворцового комплекса раскинулись великолепные сады с небольшими фонтанами. Они выглядят как причудливые лабиринты с зеленью, подстриженной в форме необычных фигур. Среди них выделяется «Монашеский сад» (Фрайлес) со статуей короля Филиппа II, находящийся за юго-восточной частью здания, где монахи отдыхали от трудов праведных..

От южного крыла к пруду с утками и лебедями ведут террасы.

Несмотря на то, что сегодня Эскориал можно отнести к категории музеев, здесь, по-прежнему, функционирует монастырь, в который туристов не пускают. А еще имеется школа. Раньше она была богословской, а сейчас отличается от других лишь престижностью и исключительно высоким уровнем образования.

Дворцовый архитектурный комплекс принадлежит небольшому городу, численность населения которого по данным на 2011 год составляет около 19 000 человек. Он официально называется Сан-Лоренсо-де-Эль-Эскориаль. А в разговорной речи — Эскориаль-де-Арриба (Верхний Эскориал) в отличие от дворца-монастыря, называемого Эскориаль-де-Абахо (Нижний Эскориал).

В городе стоят симпатичные дома, современные коттеджи…

2015

Написано по следам экскурсии с Марией Лопес-Шнайдер

Использованный материал

Monasterio de El Escorial — Wikipedia, la enciclopedia libre
Испания времен Филиппа II. Ричард С. Данн. Эпоха религиозных …
Филипп II (король Испании) — Википедия
Cripta Real del Monasterio de El Escorial — Wikipedia, la enciclopedia …
Фотография ретабло взята из  Monasterio de El Escorial — Wikipedia, la enciclopedia libre
Фотография пантеона взята из El Panteón de Reyes de El Escorial, al completo — ABC.es
Фотография библиотеки взята из https://or.wikipedia.org/s/e3i

 

 

 

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: