Золотой храм

Золотой храм

 Я знал и верил, что где-то там стоит Золотой Храм, неизменный и вечный перед лицом сменяющих друг друга времен. 

Юкио Мисима. Золотой храм

К северу от города Киото, в месте, которое называется Китаяма («Северные горы») находится уникальный храм Кинкаку-дзи («Храм Золотого павильона»),  который носит официальное название  Рокуон-дзи («Храм в саду оленей»).

Это знаменитый архитектурный памятник японской культуры начала XIV века, который органически вписывается в окружающий ландшафт.

Дзен-буддийский храм, привлекающий  своей неповторимой красотой с изящной изогнутостью очертаний, резными карнизами, арочной конфигурацией окон, легкими ограждениями этажей, стройными колоннами и венчающей крышу птицей, не случайно называется «Золотым павильоном». Ведь два верхних этажа его фасада покрыты золотом, которое защищает от внешнего воздействия слой защитного лака уруси.

Храм интересен также тем, что в его оформлении мастерам удалось удивительным образом соединить несколько архитектурных стилей разных эпох.

До XIV века земли в этих краях принадлежали аристократическому роду Фудзивара. И в 1224 году один из его представителей Фудзивара Кунцунэ построил в горах загородную виллу Китаяма-дай и основал монастырь Саёндзи.

Его потомки,  сменив фамилию на Саёндзи, владели всем этим в течение столетия. Но в 1335 году глава рода Саёндзи Кинмунэ был обвинен в покушении на имперетора и казнён. Все родовое имущество было конфисковано. Дом с монастырем, оставшись  без хозяина, в запустении стали разрушаться.

Прошло полвека. В конце XIV столетия третий сёгун сёгуната Муромати — Асикага Ёсимицу получил земли Китаямы от императорского двора в обмен на отдалённые поместья в провинции Кавати и сразу же начал реконструкцию участка.

Около 1398 года (5-й год эпохи Оэй) он построил виллу для отдыха которую назвал Кинкакудзи (Золотой павильон), потому что все строение (кроме нижнего этажа) было покрыто листами сусального золота, способного очищать мысли чувства от любого негативизма.

Вскоре, передав должность своему сыну сёгуну Ёсимото глава семьи продолжал руководить государственными делами и превратил Кинкакудзи в правительственный центр равный императорскому. И провел здесь последние 11 лет своей жизни.

После его смерти в 1408 году сын, исполняя отцовскую волю, превратил поместье в буддистский монастырь школы дзен – риндзай. И дворец стал частью монастырского комплекса «Храм оленьего сада» (Рокуондзи), названного так в память о самой первой проповеди, произнесенной Буддой Шакьямуни в одноимённом саду. Первым настоятелем его стал Мусо Сосэки, учёный-монах дзэновской школы риндзай.

К слову говоря, в 1490 году под впечатлением от Кинкаку-дзи, сёгун Асикага Ёсимаса, внук Ёсимицу, возвел на восточных склонах Хигасиямы Гинкаку-дз («Серебряный павильон»), который намеревался покрыть серебром. Но, по какой-то причине этого не сделал. Строение так и осталось деревянным.

А теперь рассмотрим трехэтажное здание четырехугольной формы, начиная с первого этажа, выполненного в классическом стиле «синдэн» японской дворцовой архитектуры эпохи Хэйан. Интересны  двери, поднимающиеся вверх и тонкие столбы, символизирующие гармоническую связь Земли с Небом, ибо павильон построен в соответствии с описаниями рая в понятии буддизма.

Здесь находился приемный зал  Хосуйин (Зал очищения водой), в центре которого стояла статуя Будды Шакьямуни.  Слева от неё – фигура Асикаги Ёсимицу.

Перый этаж окружает веранда, подступающая к озеру Кёкоти («Озеро-зеркало»), в глади которого дворец отражается, создавая удивительный зрелищный эффект.

Второй этаж, построенный в стиле самурайских жилых апартаментов «букке» называется Тёонхора («Грот прибоя»). Богато украшенный живописью (особенно хороши фрески кабинета Дайсё), предназначался для музицирования и чтения поэтических произведений.

Третий этаж, напоминающий храм, с большими арочными проемами окон, оформленный в строгом соответствии с канонами дзэн-буддизма и деталями храмовой архитектуры XIV века, именовался Кукётё («Вершина прекрасного»).

В нем хранился прах Будды Шакьямуни, а потому он предназначался  для проведения буддистских религиозных обрядов.

Завершает строение четырехскатная крыша, покрытая корой кипариса в стиле «хоге-дзукури», конек которой венчает символ вечного возрождения — фигура мифического феникса из позолоченной меди.

Золотой павильон считается наивысшим проявлением изящества и гармонии в садовой архитектуре, соединившей элементы усадебного и буддийского зодчества и удивительно хорошо передает атмосферу той далекой эпохи.

Хорош и разбитый вокруг него – сад, появившийся в конце XIV века. Он, создан в аристократическом стиле периода Муромати, представляющий собо классический вариант японского садового дизайна, где строения вписываются ландшафтные пространства.

Здесь можно встретить деревья посаженные еще сегуном Есимицу. Так, около дома настоятеля растет огромная сосна, которой уже более 600 лет. Она интересна тем, что одна из ее веток, получившая название «Парусник», напоминает конфигурацией лодку, устремленную на Запад, где, согласно буддийским верованиям, находится «Чистая Земля», то есть рай

Жемчужиной сада является озеро Кекоти. Глубокое, прозрачное.

По нему «разбросаны» валуны причудливой формы и острова разного размера с растущими на них соснами. Два главных  из них  — Остров черепахи и Остров журавля, в названии которых фигурируют символы долголетия.

Самый большой остров символизирует  Японские острова, а четыре камня, образующие прямую линию подле павильона, парусные лодки, стоящие на якоре и готовые в любой момент направиться, согласно китайской мифологии, на Остров Вечной Жизни.

Видно как в прозрачной воде плещется рыба

Вся планировка сада с мостиками и растениями соответствует описанию известных мест в китайской и японской литературе. А расположение их таково, чтобы все хорошо просматривалось из дворца.

На территории этого монастыря в прошлом было много пышных сооружений: Небесная комната (тэндзё-но-ма), Гонбэйская башня кёхоку-ро), арочный мост сорибаси), Зал добродетели (хотоку-дэн), Павильон Небесного зеркала (тенкё-каку), Родниковый зал (сэн-дэн), Храм огненных жертвоприношений (гома-до), Храм раскаяния (сэмпо-до),реликварий (сяри-дэн), Малый храм (мидо), Храм Ксити (дзидзо-до), Небесная беседка (каньюн-тэй), пагода, библиотека, колокольня, главные ворота (сомон) и четырёхколонные ворота (сикякумон)

Со временем Зал сиреневых облаков и Павильон Небесного зеркала были перенесены в монастырь Нандзэн-дзи, Небесная комната — в монастырь Кеннин-дзи, а Храм раскаяния — в храм Тодзи-дзи.

В 1466—1467 годах сгорел Малый храм монастыря Кинкаку-дзи, а во время онинской войны 1467—1477 годов были разрушены остальные сооружения. В целости остаося лишь Золотой павильон.

Его начали восстанавливать лишь век спустя, в 1573 году, и этот процесс продолжался до середины XVIII столетия. В 1904 -1906 годах, в период русско-японской войны, была сделана капитальная реставрация Золотого павильона, и он попал в реестр Национальных сокровищ Японии.

А 2 июля  1950 года произошла трагедия, потрясшая всю страну. 21-летний монах Хаяси Дзекана, служивший в монастыре послушником, сойдя с ума,  «решил бороться  с земной красотой», а заодно и покончить с собой.

Храм Кинкакудзи вместе с имевшимися там сокровищами полностью сгорел, а поджигатель за столь ужасный поступок был приговорен к семилетнему заключению.  Через 5 лет он умер в тюрьме от  психического расстройства и развившегося туберкулеза. Мать же монаха, не снеся позора, покончила жизнь самоубийством.

Когда Япония оправилась от шока, началась кропотливая реконструкция Золотого храма по найденным в архиве чертежам, фотографиям, описаниям…

Во время восстановительных работ листы сусального золота заменили на более толстые (0,5 мкм вместо 0,1 мкм). Обновлен был и состав лака «уруси».

К осени 1987 года были завершены работы по реконструкции Золотого павильона, включая интерьер с картинами и статуями. Но  еще 16 лет приводились в порядок и  сад, и строения монастырского комплекса.

Сегодня войти во дворец нельзя. Им можно любоваться лишь снаружи, потому что здание используется как сяридэн — хранилище реликвий. Главными святынями буддистской обители считают статую четырехрукого божества Авалокитешвары, портрет Есимицу, а также настенные росписи в кабинете Дайсе.

Зато можно увидеть другие строения монастырского комплекса:  храм Ачалы (фудо-до), храм Ходзе (ходзё), Большой кабинет (одзё-иін)

В глубине сада стоит изящный чайный домик, называемый так же   Вечерней беседкой (сэкка-тэй,) что был построен в период Эду, по случаю посещения этого места императором Гомидзуноо.

Место было выбрано такими образом, чтобы  в вечернюю пору из его окон можно было любоваться сиянием Золотого павильона в лучах заходящего солнца. Отсюда и его название, в переводе означающее  Прелесть вечерней зари

Неподалеку от него — источник Гингасэн «Млечный путь», из которого Ёсимицу брал воду для чайной церемонии. А еще небольшой водопад Раю-мон таки ( «Водопад врата Дракона», где можно увидеть Кой-ёй  секи  (камень Карпа), напоминающий своими очертаниями рыбу, которая, согласно китайской легенде, поднимаясь по порожистой реке к ее истоку, превращается в дракона. Карп является символом силы, амбиций, достатка и влияния.

В одном из уголков есть место, где тлеют ароматические палочки, создавая вокруг особую ауру. И люди, подходя к ним, подгоняют рукой к себе дымок в надежде, что он избавит от дурных мыслей и головной боли.

Есть и ниша, уставленная горящими свечами. На каждой из них – особая надпись иероглифами. Купив свечу с нужным текстом, и приобщив ее к остальным, можно попросить мира в семье, финансового благополучия, удачной сдачи экзаменов…  А потому сюда ежедневно приходят сотни людей

Золотой павильон никого не оставляет равнодушным. Его история передается из уст в уста от отца к сыну, от матери к дочери… Именно таким образом впервые услышал об этом месте известный писатель Юкио Мисима, которого в Японии считают самым значительным писателем послевоенного времени. Она настолько потрясла мальчишку, что, став взрослым, он выбрал ее сюжетом для романа «Золотой храм», изданного в 1956 году.

А спустя 14 лет автора не стало. Этот человек, всю жизнь занимавшегося вопросом о сущности прекрасного и считавшего, что смерть делает Прекрасное более совершенным, неожиданно для всех в знак протеста против статьи японской конституции, запрещающей Японии иметь свою армию, в  1970 году совершил сеппуку (о том, чем отличается она от харакири см. в рассказе Замок Химэдзи)

О том, как замечательно написано это произведение можно судить даже по небольшому фрагменту из книги Максимы:

«Словно золотой месяц в черном ночном небе, храм Кинкакудзи символизировал мрачную эпоху, в которую он был построен. В моем воображении Храм и не мог существовать иначе, без черного фона сгустившейся вокруг него тьмы. Стройные, тонкие колонны, подсвеченные нежным сиянием изнутри, тянулись во мраке вверх гордо и спокойно. С какими бы речами ни обращались люди к Храму, он, прекрасный, такой хрупкий, хранил безмолвие — он должен был выстоять перед окружающей его чернотой. 

И еще я часто думал о парящем над крышей фениксе, которому столько веков были нипочем и дожди, и злые ветры. Эта таинственная золотистая птица, ни разу не взмахнувшая крылом, ни разу не встретившая криком рассвет, давно забыла о том, что она — птица. Но ошибется тот, кто решит, что феникс навсегда прикован к крыше. Как иные птицы скользят по широкому небу, так эта, расправив сияющие крылья, вершит вечный полет по просторам времени. Встречный поток лет ударяется о крылья феникса и уносится вдаль, прочь. Птице не нужно никуда лететь — достаточно просто вытаращить глаза, расставить пошире крылья, развернуть перья хвоста, покрепче упереться сильными позолоченными ногами, и она уже в полете. 

Думая о птице, я сравнивал Золотой Храм с чудесным кораблем, приплывшим ко мне через океан времени. «Легкая, воздушная конструкция», о которой говорилось все в той же книге, тоже вызывала у меня ассоциацию с парусником, а пруд, в котором отражался этот замысловатый трехъярусный корабль, казался мне символом бескрайних морей. Храм приплыл из дальнего края темной, огромной ночи. И плаванию его не было конца. Днем все выглядело, наверное, иначе: корабль бросал якорь и позволял бесчисленным зевакам бродить по своим палубам, но ночью — ночью Храм черпал из сгущающейся тьмы силы для нового плавания, раздувал, как парус, крышу и отправлялся в путь». 

2019

Фотографии Натальи и Алексея Яровинских

Использованный материал

Kinkaku-ji — Wikipedia

Золотой храм (роман) — Википедия

Юкио Мисима. Золотой храм

Кинкаку-дзи (Kinkaku-ji) | Храмы и сады | Часть 3 — Душа Японии …

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: