Выставка картин Анат Леви

Выставка картин Анат Леви

Конструктивизм, модернизм, баухаус, эклектика, современные высотки…. Какие только архитектурные стили не встретишь в Тель-Авиве! Построенные в разное время, здания резко отличаются друг от друга…

Ряд строений время разрушило, ряд привело в негодность. И видя это, муниципалитет города понял, что сих свидетелей разных эпох, ставших историческими памятниками, необходимо сохранить и отреставрировать, придав им первоначальный вид.

Был запущен проект реконструкции, в осуществлении которого принимала участие дизайнер и архитектор Анат Леви.

Автопортрет

Когда началась эпидемия короновируса, она осталась без дел, и для того, чтобы чем-то себя занять, начала рисовать те дома, к восстановлению которых приложила руку. Когда собралось достаточное количество работ, Анат решила выставить их на обозрение тель-авивцев.

И вот, в октябре 2021 года. в одном из ангаров морского порта, в присутствии мэра города Рона Хульдаи, состоялось открытие выставки.

В организации мероприятия помогла дочь Анат, которая и проводит беседы с посетителями

Мне удалось поговорить с самой Анат. И в коротком интервью она рассказала о том, что является профессиональным дизайнером, имеющим свой определенный взгляд на архитектуру Тель-Авива, города, который очень любит, а потому ей хотелось бы сохранить ряд уникальных исторических зданий.

На выставке представлены картины выполненные маслом на холсте так тонко и тщательно, что первое впечатление, возникающее при взгляде на них: перед тобой фотографии.

По мнению критиков это эстетические работы зрелого мастера, раскрывающие истинные ценности, и являющиеся творческим диалогом между автором и городом.

Каждая работа снабжена описанием дома: его истории, архитектурного стиля, сведениях о первых владельцах, чье имя нередко и носит здание.

Итак, приступаем к осмотру

На улице имени Карла Неттера, на углу с Ахад-Ха-Ам, стоит дом, построенный в 20 –х годах прошлого века. Его хозяевами были члены семьи Кляйн. Сара занималась домашними делами, а Иосиф — земельным бизнесом.

От тель-авивской мэрии они получили разрешение на возведение под жестяной крышей специального места для просушки белья.

После ухода из жизни этой пары в 50-х — 60-х годах, в здании размещался фонд «Наш ребенок», первоначальной задачей которого являлось спасение еврейских детей от нееврейского образования и воспитания. Деятельность фонда была сосредоточена на изъятии детей из учреждений Христианской миссии и переводе их в еврейские учреждения.  

Часовая башня (Мигдаль ха-Шаон), стоящая на Площади Часов в Яффо, была построена в Палестине в честь 25-летия коронования султана Абдул-Хамида II, правителя Османской империи. Она — одна из более ста курантов, возведенных на подвластной этому правителю территории. Была сооружена на пожертвования жителей Яффо. Как арабов, так и евреев. 

Работа часовщика и ювелира Морица Шайнберга, жителя этого места, напоминает очертаниями колокольню христианской церкви. Сооружение сложено из известковых плит, купол покрыт медью.

На башне установлены часы, показывающие как местное, так и европейское время, а так же колокол, удары которого раздаются каждые полчаса.

Обслуживал башню Нетанель Маркович, который при изгнании евреев из Палестины турками во время Первой Мировой войны был оставлен в городе для того, чтобы следить за работой механизма.

.В 1965 году башня была отреставрирована мэрией Тель-Авива. Часы были заменены, а окна и проёмы украсили фигурные решётки с мотивами истории Яффо. Последняя реставрация имела место в 2001 году.

В 1925 году в центре Тель-Авива, на площади короля Альберта, в том месте, где сходятся пять небольших улиц, появился новый дом. Его заказал архитектору Александру Леви Морис Блох, солидный банкир, учредитель банка «Америка-Палестина», приехавший в начале ХХ-го века из Соединенных Штатов. Из-за формы крыши, напоминающей японскую пагоду, строение получило название «Пагода»

В здании необычной архитектуры переплелись самые разные стили. Арки второго этажа напоминают фрагменты средневековых базилик, колоннада третьего повторяет конфигурацию характерную для греческих храмов, открытый павильон — дань мавританскому стилю, а венчающая композицию ступенчатая пирамида – отсылка к японской пагоде.

Пагода стала первым в Тель-Авиве жилым строением, где в 30-х годах ХХ века было центральное отопление и имелся лифт, поражавший воображение горожан

В трехэтажном доме на первом жили родственники Блоха, который сам занимал южное крыло второго этажа, окна которого выходили на улицу Монтефиори. Хозяин имел обыкновение вывешивать на балконе три флага — Америки, Великобритании и Сионистской организации.

На том же этаже, в другом крыле, обитала сиделка, ухаживавшая за ним. Блох прожил здесь до 1942 года, Когда дом уже был продан, одним из условий сделки была договоренность, что бывший хозяин останется здесь до своей кончины.

С 30-х годов до конца Второй мировой войны на третьем этаже размещалось польское консульство, а потом поселились семьи д-ра Хаята и д-ра Вольфа.

Затем в Пагоде размещались конторы и мастерские. В 60-е годы госпожа Мандельбаум, проживавшая на первом этаже, обустроила в своей квартире синагогу.

Не имея конкретного хозяина, бесхозное строение ветшало и разрушалось. И вполне возможно, сегодня мы уже не могли бы любоваться Пагодой, если бы не шведский миллионер Роберт Вайл. Он приобрел строение, вложил в капитальную реставрацию и реконструкцию около 90 миллионов долларов. Его собственность стала самой красивой и дорогой виллой в городе.

Внутри дома имеется все, чего пожелает душа. Кроме жилых и подсобных помещений имеются винный погреб, кинозал, бассейн, тренировочный зал с массажным салоном… 

Управляет непростым «хозяйством» компьютер. О присутствии хозяина, бывающего здесь периодически, оповещают вывешиваемые на балконе флаги Израиля и Швеции. 

На улице Ахад-Ха-Ам, 22 стоит дом, что был построен в 1909-м году для Якова Алохана Литвинова и его жены Сары.

Это был один из первых домов в новой шхуне Ахузат Байт, с которой и началось развитие Тель-Авива. Этот участок земли он выиграл в ракушечной лотерее и построил самый большой дом площадью в 600 кв. метров.

Яков, самый старший из основателей города, был по профессии комивояжером, по убеждениям — сионистом. а еще симпатизировал массонам, к братству которых принадлежал его брат. Именно поэтому здесь размещался офис Свободных каменщиков «Баркай» и появились массонские символы.

Хотя разрешение на деревянную конструкцию имелось на ограниченное время, ее решили сохранить вместе с домом, который прошел процесс консервации.

Здание гостиницы «Палатин» (Ахат-Ха-Ам, 28) было построено в 1926 году. Название взято из Талмуда, где оно означает «храм, «дворец.» Именно таким и казалось жителям Тель-Авива здание, появившееся в центре города. Роскошным, презентабельным, неким уголком Европы.

Оно, спороектированное Александром Бервальдом, для которого было характерно сочетание восточного с европейским стилем, было выше остальных домов, оборудовано всеми новыми изысками.

В нем были деревянные полы, хрустальные люстры, функционировал лифт, имелся бар. Из 60-ти номеров 20 имели статус «люкс». Для гостей открывали двери два ресторана, концертный зал, бильярдная.

В момент открытия Цви Берский, менеджер отеля, организовал торжественный ужин и танцевальный бал, куда могли прийти все желащие облаченные в соответствующую одежду и заплатившие 40 египетских пенни.

На следующий день газета «Davar» писала: «Вчерашним интересным мероприятием было открытие большого отеля Platin. Сотни людей собрались на тротуарах вокруг дома, чтобы посмотреть на первый банкет, устроенный в элегантном стиле.

Впервые в облике Тель-Авива так ярко проявился контаст. С одной стороны — огромный, залитый светом дом, с оживленным движением, обилием нарядно одетых гостей и официантов; с другой — глядящие на эту роскошь толпы обделенных людей».

Администрация гостиницы выпускала для внутреннего пользования собственную монету с надписью «Palantin Hotel».

Гостиница может похвастаться тем, что здесь останавливались высокопоставленные британские офицеры, лидеры еврейской общины, интеллигенция, богатые туристы, графы и принцы, известные люди. В частности, Т. Г. Масарик, лорд Э. Алленби…

Когда во время Великого арабского восстания разразился экономический кризис, исчез смысл владеть роскошным отелем в городе. Незадолго до начала Второй мировой войны его переоборудовали в офисное здание и переименовали в «Платиновый дом».

Но, в соответствии с решением охраны исторических зданий, по сообщениям экономической прессы, в 2022 году здесь вновь начнет функционировать гостиница.

В западной части площади Бялик, которой заканчивается улица, названная именем национального поэта Хаима Нахмана Бялика, стоит дом инженера Шмуэля Бальдера, что репатриировался из Вены в 1919 году с женой и тремя детьми.

Это один из исторических домов Тель-Авива, благодаря которым появился термин «дом мечты». Сначала он был одноэтажным, но спустя пять лет к нему пристроили второй этаж с частичным третьим этажом, кухней и гостиной.

Шмуэль подружился с Бяликом, который в тоже время жил на другой стороне площади, и часто бывал здесь.

После смерти Шмуэля в возрасте 53 лет в доме остались его вдова Регина и один из сыновей -Макс (двое даугих детей эмигрировали в США). Через некоторое время Макс, сменив фамилию, стал адвокатом Надером и перебрался на улицу Герцеля..

Его мать, не имея средств к существованию, была вынуждена сдавать большую часть комнат арендаторам и владельцам офисов, а сама перебралась в небольшую квартирку под крышей. После ее смерти в 1960 году дом перешел в наследство сыну. В 1970-1980-е на втором этаже жили художники, а на первом этаже располагался офис организации инвалидов.

На улице Герцеля, ставшей первой торговой улицей будущего города, единственной, где номера домов увеличиваются с севера на юг, на пересечении с Ахад Ха Ам, стоит один из первых домов шхуны Ахузат Бейт. (Герцель,1; Ахузат Байт, 20)

Богатый купец Михаил Полак был болезненным холостяком. Прожить в доме ему удалось всего один год, пока он не умер в возрасте 49 лет. Сестра Михаила Ривка Олицкая и ее муж Шломо-Залман переехали жить на второй этаж. Первый этаж Полак завещал другому брату, Аарону Полаку, что приехпл .из России с женой и тремя детьми. В знак признательности Аарон увековечил имя своего брата Майкла на мраморной доске, определив название дома.

В начале япервой мировой войны члены семьи Полаков были депортированы в Египет из-за их российского гражданства. В 1917 году члены семьи Олицких были также депортированы из Тель-Авива турецкими властями вместе с другими евреями, проживавшими в городе

В 1920-е годы, вернувшись из Египта, семьи Полаков и Олицких сдавали комнаты государственным учреждениям: Комитету делегатов Эрец-Исраэль и библиотеке Шаар-Цион. А потом, из-за экономического кризиса, весь первый этаж пришлось превратить в торговые точки и мастерские.

Помимо жильцов, здесь размещались различные предприятия и общественные учреждения, в том числе комитет депутатов. А еще в этом доме Ребекка Горовиц создала ресторан, получив на это разрешение от комитета с условием, что в нем не будут продаваться спиртные напитки, не будет игры на бильярде, что управление не будет ередаваться другому лицу, а 5% прибыли поступят в казну комитета. Со временем Горовиц расширила свой бизнес и открыла еще и пансион..

Соседняя гимназия Герцлии арендовала второй этаж, где в период 1921 -1936 годов размещалась библиотека «Шаар Цион».

В 1920 году во дворе дома «вырос» киоск, где продавали чай и мороженое. Деревянное сооружение из-за близости к гимназии Герцлия жители назвали вместе с озелененной территорией вокруг «Летним садом Герцлии».

.А потом киоск использовался вплоть до 90-х годов прошлого векама как , как мастерская по ремонту пишущих машинок, принадлежащая семье Чельников.

Дом был продан в 1936 году, но семья Поллаков продолжала жить в одной из съемных квартир до 1954 года.

Затем право собственности на дом не раз переходило из рук в руки. А потом, после многих лет забвения, в 2012 году, в здании не начались ремонтно-реставрационные работы, которые вернули дому первоначальный шарм.

На улице Калишер, 23 находится дом Резникова, что был построен в 1925 году в 150 метрах к северу от гимназии Герцлии.

Архитектор Моше Любринецкий спроектировал его для семьи Луиса Резникова, уроженца Литвы, который иммигрировал в Южную Африку, а оттуда в Израиль.

Дом европейского вида с еврейскими мотивами имеет эклектический стиль. В нем сочетается фасад XIX века, гипсовые украшения в форме Скрижалей Завета и постройка 20-х годов ХХ века

В 1940 году основатель организации Brit HaBrionim, Абба Ахимаир, вернулся после долгого пребывания в Польше, поселился в Бейт-Резникове

До 1980 года здание использовалось только для проживания и малого бизнеса. Здесь размещался мебельный магазин и его склад, швейный цех, небольшое книжное издательство, юридические фирмы.

Со временем вся территория района пришла в упадок, старые дома потеряли ценность и стали заброшеными. После того, как Тель-Авив стал «Белым городом» и был внесен в список объектов наследия ЮНЕСКО, в начале 90-х годов прошлого века, стал вопрос о сохранении исторических мест. И в 2013 году начался ремонт.

Дом Катинского (Нахлат Беньямин, 41) был построен в 1913 году. Как и другие дома в округе, имел один этаж под черепичной крышей. Но в середине 20-х годов прошлого века к дому пристроили второй этаж, а первый расширили. для того, чтобы можно было открывать магазины, превратив Нахлат Беньямин в торговую улицу..

Владельцы этого дома Гута и Барух Катинские были значительными фигурами в еврейском ишуве начала ХХ века. Гута. в девичестве Шерток. приходилась тетей будущему премьер-министру Израиля Моше Шарету. Барух был одним из основателей квартала Нахалат Биньямин.

В середине 1930-х годов право собственности на дом перешло в руки Иегуды Бен-Майора. Семья Катинских переехала на улицу Шейнкина, 72, где в июле 1955 года скончался Барух Катинский.

В 1940-х годах дом Катинский был известен своим магазином бумажников и кошельков.

В 70-х годах, когда весь район стал торговым центром, здесь работал магазин «Avi Model», где продавали текстиль, занавески и обои, а также находилась сапожная мастерская.

Как написано на вывеске, установленной муниципалитетом рядом с Домом Катинского: «Здание было снесено и отреставрировано в начале 1990-х».

В рамках реставрации стараниями девелопера Итамара Ковешема в 2016 году надстроили этажи. Реставрация была завершена Naor Mimar Architecture and Preservation Ltd.

В 1992 году по адресу улица Нахлат Беньямин,1 был построен дом для Игуды и Дворы Полищук. В 1934 году хозяева решили его снести и построить на этом месте офисное здание, которое спроектировал инженер Шломо Лясковский вместе с инженером Яаковом Оренштейном.

В итоге получился бутик-отель с 40 номерами, предполагающий плановое развитие. В частности, размещение на крыше бассейна и открытого пространства для гостей отеля. Восстановление и реконструкция здания были проведены в 2015 году.

Интересно, что у этого здания есть неофициальное название «Слон», которое он получил из-за некогда располагавшегося на первом этаже обувного магазина с такой маркой.

По адресу Нахлат Беньямин, 27 прописан отель Nordau.

Участок в историческом районе, на котором он был построен в 1925 году, изначально принадлежал С. Левицкому, бизнесмену, одному из основателей Нахалат Биньямин.

Автором проекта здания в стиле среднеевропейской эклектики стал  Иегуда  Магидович, ведущий архитектор города, который первоначально спроектировал его с этажом под магазин в соответствии с разрешением ведения бизнеса в районе Нахалат Биньямин.

Фасад  дома разделен по горизонтали на три части: фундаментный этаж, отделенный от жилой площади карнизом, жилой этаж и крыша над карнизом.

Для этого строения характерны интересные разноплановые детали. Карнизы над фундаментом и под крышей по всей длине фасада образуют параллельные линии; угол здания объединяет два разных фасада,

Интересны арки, балконы с решетчатыми перилами. колоколообразный павильон из оштукатуренного дерева, ставший визитной карточкой отеля, что использовался сначала как прачечная, а потом превратился в секретариат.

Вертикальные и горизонтальные элементы сливаются с фасадом здания и создают неоклассический романтический вид

С момента своего основания до сегодняшнего дня это отель, считается старейшим в Тель-Авиве. Его первыми хозяевами были Моше и София Гринберг. Затем система управлялась их дочерью Леей и ее мужем Ицхаком Маркусом. В итоге дело было передано их детям.

В марте 2018 года гостиница заняла 4-е место  в списке 15-ти самых красивых зданий Тель-Авва. А спустя 4 месяца была признана лучшей.

На уице Нахмани (дом № 43) стоит Бейт Лодзия или Красный дом. Первое название дом, где располагалась текстильная фабрика получил по просьбе ее основателей, что были родом из польского города Лодзь. А второе — из-за яркого цвета наружных стен..

Текстильная фабрика Lodzia была основана в 1923 году. Строило ее бюро Псовского по проекту архитектора Берлина, а подрядчиком выступал А.А. Вайс, стонистский активист, инициатор создания первого еврейского города в Палестине и первого дома в Тель-Авиве. Он был и среди основателей текстильной промышленности Завод стал одним из крупнейших промышленных предприятий Тель-Авива.

Постройка была одноэтажной. В 1924 году рядом с первым корпусом построили второй.. Хотя основатели были знатоками своего дела, фабрика не оправдала надежд. Только после того, как она перешел в руки Ари Шенкара в 1925 году, начала давать прибыль.

Со временем в ней было более 140 рабочих мест. Расширенное производство процветало за счет выпуска дополнительных продуктов.

В 1929 году архитектор Гершковиц достроил еще одно крыло с третьим этажом здания. Но вскоре, после появления Холона к югу от Тель-Авива, фабрику перевели в более просторное пормещение.

Много лет необычное красное сооружение, ставшее бесполезным и никому ненужным, иногда использовалось ка выставочный зал, иногда как склад.

В 2008 году здание было приобретено с целью переоборудования в многоквартирный жилой дом с обязательством сохранить корпус в первозданном виде.

Дополнительные площади разрешено было оборудовать лишь на двух уровнях под землей, где были спроектированы подвалы, включающие парковочные и служебные зоны, необходимые для эксплуатации здания. Такие, как двигатели лифтов, резервуар для воды, котлы отопления, электрическая и трансформаторная комнаты.

После завершения строительства подземных подвалов и обеспечения устойчивости исторической конструкции начались работы по консервации здания, восстановлению окон, покрытию крыши специальными, выполненными по заказу, цинковыми плитами, планировка квартир

Здание, расположенное на бульваре Ротшильда 104 (угол улицы Шейнкин) в стиле экспрессионизма было спроектировано архитектором Иегудой Стэмплером в 1928 году для Шимона Стерна. Отремонтировано в 2015 году.

Здесь расположен центр искусства и культуры Эдмона де Ротшильда, основанный Фондом Эдмона де Ротшильда.

Центр помогает молодым художникам и дизайнерам укрепить свой статус в профессиональной сфере посредством чередующихся выставок, программ обучения и наставничества, является местом встречи и обсуждения различных вопросов организациями, кураторами, представителями, действующими в этой области. .  

Вилла Виланд представляет собой двухэтажное здание, в котором жила эта семья. Дом, построенный рядом с османским зданием «Красный дом», сначала было одноэтажным. В 1906 году появился второй этаж.

Исторический дом носит имя главы семьи Хьюго Виланда, немецкого промышленника из общины тамплеров, что основал фабрику по производству плитки, черепицы и бетонных изделий недалеко от железнодорожного вокзала в Яффо, чтобы удобнее было осуществлять перевозку продукции фабрики.

Примерно в 1878 году Хьюго женился на Кэтрин Уоллер, которая родила ему 9 детей (6 мальчиков и 3 девочки). В 1898 году Екатерина умерла и была похоронена на кладбище тамплиеров в Иерусалиме. В 1899 году вдовец повторно женился на Марии Кампф, и появился десятый ребенок.

В 1902 году семья переехала в район Волхала на границе с Яффо с целью основания новой фабрики.

Во время Первой мировой войны, когда члены семьи были депортированы в Египет (1917-1921), фабрикой руководили евреи из Тель-Авива. После того, как семья вернулась в Израиль, они отремонтировали здания в комплексе и продолжали производить бетонные изделия, пока тамплиеры не были изгнаны с началом Второй мировой войны.

.Здание стало использоваться британской армией, а после Войны за Независимость — ЦАХАЛом и другими государственнымиорганизациями.

В 2007 году началась реставрация железнодорожного вокзала и комплекса Виланд с целью сохранения исторических зданий и превращения этого места в центр развлечений.

При реставрации построек были обнаружены декоративные орнаменты на потолках и фигуративные росписи на стенах, которые были сохранены. Сегодня здесь кроме других объктов имеется ресторан «Хьюго»..

Старая станция южного железнодорожного вокзала Тель-Авива сначала была построена из дерева, а позже, в 1930-х годах, превратилось в кирпичное слегка закругленное сооружение в соответствии с маршрутом железной дороги, от которой сегодня сохранилась лишь таможня.

После создания государства Израиль станция стала конечной точкой линии, ведущей в Иерусалим.,Так как эта линия проходила по улицам города, нарушая движение транспорта, было решено построить новую станцию ​​на выходе из города.,

После закрытия старой станции в ее здании была открыта школа железнодорожников, что занимается подготовкой рабочих этой профессии.

На углу улиц Яркон (№ 52) и Алленби стоит дом Усышкина. Он был построен в 1922 году по проекту Александра Леви компанией «Kedem — Building Company Ltd.», основанной этим архитектором.

Строение отличается остроконечными арками в арабском стиле, классическими карнизами и другими декоративными элементами. В 1930-х годах архитектор Джозеф Минор пристроил к зданию третий этаж.

После смерти хозяина в 1941 году дом унаследовала его семья, которая владела им до 1992 года, когда Давид Уссишкин, внук Менахема, продал его группе израильских бизнесменов, намеревавшихся построить в этом месте 23-этажную жилую башню. Но им помешали ограничения, наложенные на здания этого района. А потому группа инвестировала около 4 миллионов долларов в реконструкцию, сохранение и расширение здания. строительство.

Было пристроено два этажа, спроектированные в совершенно ином стиле, из других материалов для того, чтобы подчеркнуть оригинальный фасад и не повредить изначальную конфигурацию..

В ходе реставрации фасад был сохранен, а интерьер здания изменен. Пристройка из стали, алюминия и стекла, в отличие от камня и оштукатуренного бетона, из которого построена оригинальная конструкция, создает контраст между старым и новым

Долгое время здание безуспешно выставлялось на продажу. Лишь в 2006 году владельцем дома Уссишкина. стал иностранный резидент..

И, наконец, ряд домов в Сароне, о которых можно прочитать здесь Сарона

Хочу выразить благодарность Ирине Гавлиной в помощи перевода текстов с иврита

Использованный материал

בית אוסישקין (תל אביב) — ויקיפדיה 

מגדל השעון (יפו) — ויקיפדיה 

בית הפגודה — ויקיפדיה 

בית ליטוינסקי, אחד העם 22, תל אביב — מילבאואר אדריכלים — פרויקטים 

מלון פלטין — רחוב אחד-העם 28 פינת נחלת-בנימין — תל-אביב — לוטוס הזהב 

טיול בתל אביב ברחוב ביאליק המרכזי אך השקט וסביבותיו — חמושה בעדשה 

פרויקט הרצל 1 / אחד העם 20 — בית פולאק — פרויקט תל אביב 

בית רזניקוב — רחוב קלישר 23 — כרם ישראל — תל-אביב — לוטוס הזהב 

אחד העם 20 – בית פולק — נגה אריחי בטון

בית קטינסקי — תל-אביב — נחלת בנימין 41 — לוטוס הזהב 

פרויקט נחלת בנימין 1 / אלנבי 62 — בית פולישוק — פרויקט תל אביב 

פרויקט נחלת בנימין 27 — מלון נורדוי — שכונת כרם ישראל 

רחוב נחמני 43, תל אביב יפו — בית לודז’יה — אמנון בר אור 

מרכז אדמונד דה רוטשילד — ויקיפדיה 

וילה וילנד — קורות ניהול ופיקוח פרויקטים בבנייה בע»מ 

תחנת הרכבת תל אביב דרום — ויקיפדיה



 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: