Гений сюрреализма

Гений сюрреализма

Если видишь на картине
Нарисованы часы,
Но они из пластилина
И висят там как трусы,
Слон и коник с ножкой длиной
Затерялися вдали,
Обязательно картина
Нарисована Дали.

Куплет популярной песни из интернета

Фото с сайта Сальвадор Дали и Оцелот

Сальвадор Доменек Фелип Жасинт Дали и Доменек, маркиз де Пуболь таково полное имя этого человека, одного из величайших оригиналов XX века. Эпатажного, шокирующего уже своим внешним видом. А так же творчеством, откровениями, рассуждениями о жизни, людях, разных предметах. И потому необыкновенно интересно читать книгу «Тайная жизнь Сальвадора Дали, рассказанная им самим», что была издана впервые в 1942 году.

Он родился 11 мая 1904 года в испанском городе Фигерасе (Каталония), в зажиточной семье государственного нотариуса, что подобно многим каталонцам, был антимадридским республиканцем. В отличие от отца-атеиста, мать была истовая католичка, заставлявшая всю семью посещать церковь.

Будучи еще маленьким мальчиком, Сальвадор проявлял необузданность и эксцентричность. Пытаясь получить желаемое, часто капризничал и закатывал истерики. Несмотря на то, что на поведение сына родители реагировали по-разному: отец сильно гневался, а мать, наоборот, прощала самые отвратительные выходки. Ведь оба они очень любили сына.

Тем не менее, их отношения с чадом были сложными из-за того, что у мальчика сложилось устойчивое мнение о том, что родители любили вовсе не его, а старшего брата, умершего от менингита семи лет, года за три до рождения нового сына унаследовавшего его имя и внешность.

Он узнал об этом в возрасте 5 лет на кладбище. Около могилы первенца родители сказали Сальвадору, что он реинкарнация  старшего брата, и это сказалось на всей его дальнейшей жизни, вызывая впоследствии в его голове скрытые и двусмысленные образы из-за параноидально-критического мышления и проявлявшиеся уже в детстве садистские наклонности.  

Но однажды, когда отец заметил, как он ударил ногой по голове сестренку, путешествующую на четвереньках по коридору. То  нагнал его, схватил и запер до ужина у себя в кабинете.

Он счел кару лишения возможности наблюдать со всеми за появлением кометы как нестерпимую обиду и ревел так, что потерял голос. Это настолько потрясло родителей, что дало ему повод понять: «подобные вещи можно использовать как военную хитрость – и не раз в дальнейшем пугал отца, зная, что он не устоит»

Его постоянно посещали разные мечты. В шесть лет хотел стать поваром, в семь – Наполеоном… И с тех пор мания величия не покидала его уже всю жизнь.

Что касается живописного таланта, то он проявился очень рано. В четыре года мальчик уже пытался рисовать. В десять нарисовал первую картину масляными красками на деревянной доске — небольшой импрессионистский пейзаж. Затем последовали другие работы, и родители сочли нужным обучать сына у профессора Жоана Нуньеса. И к 14 годам его талант оформился.

В то время подросток обучался в монашеской школе, где его характер, многочисленные комплексы и фобии не давали возможности  включиться в школьную жизнь, нормальным отношениям  со сверстниками.

Это било по самолюбию, и Дали старался всяческими способами  привлечь к себе внимание. Это были необычные приемы  эпатажного поведения непослушного, странного ребенка, поступающего наперекор условностям.

Отдушиной была живопись. И в формировании его художественного вкуса в значительной степени сыграла поездка на каникулах в 1916 году в Кадакес с семьей Рамона Пишо, местного художника  импрессиониста –пуантилиста,  другом семьи Дали. Там Сальвадор познакомился с современным искусством.

А далее события развивались так. В 15-тилетнем возрасте его выгнали за непотребное поведение из школы. Исключение не помешало ему успешно сдать все экзамены и поступить в в колледж братьев Maristes.

В 16 лет он стал усиленно интересоваться литературой, начал писать сам. И стал делить себя между живописью и писательством, ставшими составляющими его творческой жизни.

Особенно его занимали биографии Веласкеса, Гойи, Эль Греко, Микеланджело и Леонардо, о которых он писал очерки и в 1919 году опубликовал в самодельном издании “Студиум”.

Момент окончания учебы в 1921 году с прекрасными результатами был омрачен смертью матери, которую Сальвадор любил,  хотя не показывал этого.

 К этому времени он уже начал завоевывать признание в художественных кругах Фигераса. Но решил покинуть отчий дом и продолжить образование в Мадридской Академии изящных искусств Сан-Фернандо, одним из самых известных директоров которой в прошлом был Франсиско Гойя. И одновременно уговорил отца помочь в основании своей художественной студии  при ней. 

Жил в общежитии для одаренных студентов — «Резиденции». Своим экстравагантным видом и эпатажной одеждой вызывал у  однокашников интерес,  а у обывателей – шок.

Поражал всех и необычным поведением. Так, однажды, перед  выставкой на высшую художественную премию он заключил пари, пообещав сделать конкурсную работу на заданный сюжет, не прикасаясь кистью к полотну. Делал это на глазах у всех, набрызгивая краски на холст. Этот рисунок стиле пуантилистов принес ему первую премию.

Или, например, год спустя на экзамене по истории искусств, несмотря на то, что он прекрасно знал материал, внезапно ощутил некий ступор, не смог отвечать и неожиданно для самого себя заявил, что «знает не меньше трех профессоров, вместе взятых, и отказывается  им отвечать, потому что лучше осведомлен в данном вопросе».

Чем закончился этот инцидент, Дали в своей книге не рассказывает. Вероятно. ничем хорошим, ибо в 1923 году за нарушение дисциплины он был на год отстранён от занятий в академии, а в 1926 году и вовсе  исключен за  несогласие с методами преподавания Академии и подстрекательство к беспорядкам среди студентов.

Этому немало способствовало обострение его радикального мышления под влиянием  новых мадридских друзей .   Это был  Луис Бюнюэль, ставший  впоследствии  одним из интереснейших авангардистов в  кино. А так Федерико Гарсия Лорка, поэт, ставший одним из самых популярных драматургов Испании, который посвятил своему другу стихотворение  «Ода Сальвадору Дали». А тот в свою очередь  разработал для него декорации и костюмы для постановки «Марианы Пинеды.

Заочным же другом для него стал Фрейд, произведениями которого он  зачитывался во время учебы.

К тому времени у него уже состоялась первая персональная выставка, прошедшая в ноябре 1925 года в Галерее Делмо в Барселоне, где были представлены  27 картин и 5 рисунков. В них видно, как он экспериментирует,  пробуя себя в разных стилях: импрессионизме, дадаизме, кубизме, пытаясь найти свой собственный стиль ради чего  часы напролет проводил в мастерской, забывая  спуститься поесть.

Обретя свободу, после исключения из Академии,  Дали уехал в Париж, Затем  его потянуло обратно в Испанию, где в конце 1926 года в Барселоне, в той же  галерее Делмо, состоялась вторая выставка, встреченная с еще большим энтузиазмом, нежели первая.

Она несколько примерила отца Дали с сыном, который очень переживал из-за того, что юношу исключили из Академии, а потому  исчезла возможность сделать официальную карьеру.

Сальвадор вновь появился в родительском доме, где произошли перемены так как через четыре года после смерти матери отец женился на бывшей жене своего брата. 

Молодой Дали  счел это предательством, и в его уме родилась одна из самых первых  аллегорий, основанная на истории Вильгельма Телля, которого Дали превратил в Эдиповского отца, желающего уничтожить своего сына, и использовал эту тему в своих картинах на протяжении многих лет.  

 Несмотря на поиск необычных путей в искусстве далеких от классических канонов, Дали считал самыми совершенными работы и технику письма художников Ренессанса и искусство фламандских мастеров с их мастерством в изображении деталей.

В 1929 году он получил приглашение от Бюнюэля приехать в Париж,  куда друг пригласил его для работы над сюрреалистическим фильмом «Андалузский пес», в котором фигурировали образы,  «вытащенные»  из человеческого подсознания. 

Короткометражный фильм, созданный с целью шокирования буржуазии и высмеивания  крайности авангарда, сегодня считается  классикой сюрреализма. И многие из поистине ужасных моментов типа глаза человека разрезаемого пополам при помощи лезвия и разлагающиеся ослы – выдумка никого иного как Дали.  Фильм сразу же сделал его авторов знаменитыми.

Не меньший успех имел и появившийся два года спустя «Золотой век», ставший причиной раздора между Бюнюэлем и Дали, ибо каждый из них полагал, что  сделал для фильма больше, нежели другой. Но не будем забегать вперед.

В том же, 1929 году,  при поддержке Миро, работами которого он восхищался, был принят в ряды сюрреалистов группы Андре Бретона, несмотря на то, сам Бретон относился к испанцу, писавшему  картины – ребусы весьма недоверчиво. Ведь то, что он делал, не походило на творчество других сюрреалистов, которые «вытаскивали»  изображаемые ими образы из-под сознания, Дали шел другим путем, изображая то, что знакомо людям, но при этом  складывал их в гротескной манере. Например, превращая  конечности в рыб, а туловища — в лошадей. Такой уникальный подход автор впоследствии назовет  «параноидально — критическим методом».

Закончив работу над «Андалузским псом», художник вернулся в Кадакес с целью подготовить серию своих картин для выставки, которую согласился устроить осенью Камиль Гоэманс, парижский торговец произведениями искусства. В них входили  первые сюрреалистические работы (“Мёд слаще крови”1928; “Светлые радости”1929), в которых  наблюдается влияние Пикассо и Жоана Миро, творчеством которых  он восхищался.

Мед слаще крови 1928 Музей искусства,  Санта-Бврбара

В тот момент произошла судьбоносная для него встреча. Среди многочисленных гостей, навестивших его на родине, был поэт Поль Элюар, что приехал с дочерью Сесиль и женой Галой. И в тот момент в личной жизни Сальвадора произошли перемены. 

До встречи с Галой (Еленой Дьяконовой), у которой к тому моменту с мужем были весьма прохладные отношения,значимых ярких моментов в его интимной жизни не было. Он влюблялся в какие-то ирреальные образы, рожденные его воображением. А тут он впервые  его потрясла женщина из плоти и крови, непохожая на других.

Фото с сайта Гала: старинные фотографии обожаемой музы …

«Я на вершине счастья, вдобавок я уже ношу в себе зреющую тяжесть любви, она рождается и вцепляется мне в горло, как золотой массивный осьминог, сверкающий томительными самоцветами»

Между ним и утонченной самоуверенной женщиной, бывшей на десять лет старше, вращавшейся долгое время в высших художественных кругах Парижа, лежала пропасть. Но это не помешало возникнуть настоящей страсти.

Гала стала роковой женщиной, единственной в жизни Дали, которая смогла в нем, закомплексованном и неопытном, разбудить реальную чувственность. Дали писал: «неистовый голод … заставил нас кусать и грызть друг друга до самой сути нашего бытия». И сексуальное освобождение молодого человека стало появляться в его работах в образах отбивных котлет на теле человека, жареных яиц, каннибализма.

Осенний канибализм 1936 Галерея Тейт Лондон

Чтобы выразить свои чувства Дали изобразил эту женщину в образе  Градивы, героини популярного романа Уильяма Дженсена, где та  предстает ожившей статуей из Помпей, в которую влюбился молодой человек,  жизнь которого она изменила.

Градива, 1931г. Частная коллекция

В 1930-м году она бросила своего мужа и переехала к Дали. Она не  только стала источником его вдохновения, но и проявила себя как отличный организатор, деловой менеджер и патронесса, что организовывала  многочисленные выставки,  на которых демонстрировались его произведения, принесшие известность. В частности «Постоянство памяти» и «Расплывшееся время» с фантазиями на тему смерти и тления, сексуального влечения.

Постоянство памяти 1931 Музей современного искусства Нью-Йорк

Поведение художника становится все более и более эксцентричным. И многих шокировало его восхищение Гитлером, что привело к конфликту с сюрреалистами, в группу которых, возглавляемую Андре Бретоном, он вступил в 1929 году.

Последней каплей для разрыва с ними стала картина «Загадка Вильгельма Телля», где персонаж отождествлен с Лениным как суровым идейным отцом.  А так же поистине беспрецендентное  заявление Дали «Сюрреализм — это я».

Загадка Вильгельма Телля, 1933 Музей: Музей современною искусства Стокгольм

В 1934 году,  после развода Галы, состоялось ее бракосочетание с Сальвадором, на котором Поль Элюар  стал  одним из свидетелей. Его женитьба окончательно рассорила его с отцом, которому не только  не нравились картины. Но и связь с Галой. Он был категорически против этого брака.  Ответом у Дали стала картина «Святое сердце», в центре которой был изображен силуэт Мадонны со Святым Сердцем, а вокруг него  грубо нацарапано: «Иногда мне нравится плевать на портрет моей матери».

В результате отец запретил сынупосещать родительский дом, а тот в отместку негодующий послал отцу в конверте свою сперму с гневным письмом: «Это всё, что я тебе должен». Позднее, в книге «Дневник одного гения» художник, будучи уже пожилым человеком, писал, что отец был очень хорошим и любящим человеком, сожалел о конфликте.

Любя родные места, Дали на деньги, полученные от мецената Виконта Шарля де Ноэйля за продажу картин, построил новый дом на берегу моря, неподалеку от Порт Лигат.

Для Дали открылись новые горизонты  мышления, неосознанно связанные с подсознательным миром  Фрейда, пробудилась неистощимая фантазия. Художественная выразительность стала результатом  освобождения идей, скрытых в  его собственном подсознании, рожденных  элементами  памяти,  жизненного опыта и фантазии. Это новый способ, нашедший  выражение в живописных сюжетах  Дали назвал параноидально – критическим.

Так, знаменитую картину известного французского художника девятнадцатого века Жана-Франсуа Милле «Ангел»,  где изображены крестьянин и крестьянка, склонившиеся во время молитвы, он переделал следующим образом. Женщина стала похожа на хищную птицу, собирающуюся напасть на своего спутника и съесть его.

Он  начал использовать приемы двойственного изображения, при котором предметы рассматриваются как один или как два объекта. Так, в картине «Призрачная повозка» (1933).  Два пассажира, пересекающих долину Ампурдан неподалеку от Кадакеса на крытой повозке, зрительно превращаются в башни далекого города, а колеса — палки, торчащие по обе стороны дороги.  

Призрачная повозка 1933 Частное собрание

Или законченная в том же году картина «Человек-невидимка», где  фигура человека спрятана за множеством архитектурных деталей и других, весьма провакационных  предметов.

Человек-невидимка 1932 Национальный музей Centro de Arte Reina Sofía, Мадрид

Во многих его картинах и этюдах присутствует Гала. Например, в полотне  «Сон кладет свою руку на плечо человеку» (около 1932)  эта женщина  изображена в виде мечты, голова которой сделана из цветов. А в «Портрете Галы» (1935), где передний план заполнен спиной Галы, она смотрит на себя, сидящую на тачке с «Ангелом». Считается, что она выражает «возвышенного перехода плохого в хорошее, сумасшествия в порядок».

Портрет Гала 1935 Музей современного искусства Нью-Йорк

 Новые вещи стали отличным средством для рекламы его творчества, привлечения к себе внимания. Именно в середине 30-х годов ХХ века  художник начал создавать сюрреалистические объекты, ставшие его самыми известными произведениями. Такие как  «Телефон — омар», сюрреалистическая скульптура, созданная совместно с художником-сюрреалистом Эдуардом Джеймсом.

Телефон-омар. 1936 Галерея Тейт, Ливерпуль

А также шокирующий «Диван-губы Маэ Уэст» — предмет мебели в виде губ знаменитой актрисы 

Комната Мэй Уэст (музей в Фигерасе,

В 1935 году Дали читал лекции о сюрреализме в Музее современного искусства Нью-Йорка и приобрел там  богатого  покровителя —   американского коллекционера  Пегги Гуггенхайм, которая организовала два года спустя первую выставку сюрреалистических работ, проводимую в Лондоне, в галерее на Корк-стрит, пользовавшаяся  огромной популярностью.

Там демонстрировалась так же картина «Метаморфозы Нарцисса», суть которой заключается в превращении фигуры нарцисса в огромную каменную руку, а головы — в яйцо (или луковицу), которая связана с испанской поговоркой  «Луковица в голове проросла»,  обозначающая навязчивые идеи и комплексы.   Она осталась в лондонской галерее Тейт

.

Метамарфозы Нарциса 1937 Галерея Тейт Лондон

Затем он принимал участие в парижской международной выставке сюрреалистов, где представил композицию  «Дождливое такси», в салон которого из дыр в крыше льется вода. На заднем сидении находится обнаженный манекен, тело которого покрыто живыми улитками. Оно  вызвало шквал критики и гнева.

Исследователи его творчества утверждают, что все это нельзя принимать серьезно, в отличии от работ, имевших весьма глубокий смысл. Особенно тех, что были созданы после посещения им Италии в  1937 году, когда Дали, будучи в  восторге от произведений эпохи  Ренессанса, начинает писать фигуры в правильных академических пропорциях.

Тем не менее, его работы по-прежнему наполнены сюрреалистическими фантазиями. Он начинает  считать себя  Спасителем искусства от «модернистской деградации», связывая  свое  предназначение с собственным  именем («Salvador», которое  в переводе с испанского означает «Спаситель»).

Когда в 1936 году в Испании к власти пришел каудильо Франко, Дали, несмотря на свою аполитичности, воспринял это положительно. Это  привело к ссоре с сюрреалистами,  придерживавшихся левых взглядов. Особенно их шокировала его постоянно рекламируемая  «сексуальная страсть к Гитлеру» .

Тем не менее, в Испанию он не вернулся. Страх за судьбу родины  отразился в его картинах: «Мягкая конструкция с вареными бобами» ( «Предчувствие гражданской войны») (1936) и «Осеннем каннибализме» (1936), «Испания» (1938) .

Предчувствие гражданской войны 1936 Филадельфия

Он страдал от того, что многие друзья стали жертвами гражданской войны, но, соответственно инстинкту самосохранения  старался не думать о плохом. И  свои мысли отразил  в картинах «Сон» (1937),  

Сон 1937 Частная коллекция

Более изветный варант «Сна» — «Сон, вызванный полётом пчелы вокруг граната, за секунду до пробуждения» был написан несколько лет спустя.

Сон, вызванный полётом пчелы вокруг граната, за секунду до пробуждения
 1944 г. Музей Тиссена-Борнемисы Мадрид

Он создал один из самых сильных образов и «Загадке Гитлера» (около 1939 г).

Загадка Гитлера 1939 Центра искусств королевы Софии. Мадрид.

Несколько иначе выглядят «Африканские впечатления» (1938), написанные под впечатлением посещения Италии, в частности Сицилии.

Впечатление Африки
1938 г Museum Boijmans van Beuningen, Rotterdam, Netherland

В первой половине 1939 года Дали  снова побывал в  Соединенных Штатах, а когда, вернувшись, узнал о начале войны в сентябре 1939 года, отправился в Аркашон, стоящий на морском побережье южнее Бордо. Отсюда  перебрался в Лиссабон, откуда  морем отправился в США, где пробыл с  Гала с 1939-го по 1948 год,

Там богатые люди «охотились» за европейским искусством, и Дали имел огромный успех. Импульсивная личность, раздражающая художественные круги в Европе, была интересна  Соединенным Штатам.Несмотря на загадочность содержания, написанные им вещи, где  изображены понятные предметы, были доступны для визуального восприятия. 

К тому же они были сделаны добротно, подобно полотнам  старых мастеров. А еще для публики был важен тот факт, что их писал человек эксцентричный, но в то же время  симпатичный, воспитанный, хорошо одетый. Да к тому же не придерживающийся  коммунистических взглядов.

Дали и Гала поначалу устроились в Фридриксбурге (штат Вирджиния), в Хэмтон Мэнор, в доме авангардного издателя Карее Кросби. Спустя год они вместе с миссис Кросби  перебрались в Монтерей (штат Калифорния), неподалеку от Сан-Франциско. Порой покидали это место, живя в подолгу в Нью-Йорке.

Америке принесла художнику солидное состояние, потому что там работал не столь кистью, сколь участвовал в многочисленных коммерческих проектах: театральных, балетных, ювелирных, в области моды. Даже издал два номера газеты в целях саморекламы. По мнению критиков это привело к его дискредитации как серьезного художника.

К этому времени относится и его скандальное поведение, связанное с оформлением витрины универмага Бонуита Тэллера в Нью-Йорке. И оформлением павильона «Мечта Венеры» на Международной нью-йоркской выставке в 1939 году. В связи с чем Дали опубликовал  свой первый американский манифест: «Декларация независимости воображения и прав человека на собственное сумасшествие».

Он занимался так же модой. Разрабатывал модели для Эльзы Скьяпарелли, изобретал фантастические предметы моды, попадавшие на страницы журналов «Вог» и «Харперз базар» и  привлекавшие внимание богатой и изысканной публики.

 Занимался театральными декорациями. Маркиз Де Куэвас, основатель балета Монте Карло заказал ему декорации для балетов «Вакханалии», костюмы для которого шила Коко Шанель, «Лабиринт», «Сентиментальный разговор», «Китайское кафе» и «Разрушенный мост».

В мастерской, созданной Галой в нью-Йоркском  отеле «Санкт-Реджис», были написаны портреты нескольких известных дам. В том числе  Елены Рубинштейн, для которой Дали занимался так же дизайном  квартиры.

Княгиня Арчил Гуриелию Елена Рубинштейн
1943 г Частное собрание

Интересны факты его сотрудничества с Альфредом Хичкоком  Это Дали создал в  фильме «Зачарованный» знаменитую сюрреалистическую последовательность сна. И создание  романа «Скрытые лица» об аристократах накануне Второй мировой войны.

В 1942-м году выходит его эпатажная беллетризованная  автобиография «Тайная жизнь Сальвадора Дали», которая навлекла серьезную критику со стороны прессы и сторонников пуританского общества.

Несмотря на благополучие американской жизни,  ностальгия по родине заставила художника в 1948 году вернуться Испанию, в Порт-Льигат.

У него новый виток творчества, где проявляется религиозно-фантастическая тематика, родившаяся, согласно его утверждению, после потрясения, вызванного взрывом атомной бомбы над Хиросимой 6 августа 1945 года.

Она возродила в нем Идею Божьей милости, что была заложена с детства. Эти картины вошли в экспозицию персональной  выставки, состоявшейся в  1953 году, где было представлено   более 150 работ.

Наряду с фантасмагорическими произведениями в тот период было написано несколько интересных портретов, имеет разные проекты, созданы декорации и костюмы к постановке балете Мануэля дэ Фалла «Треугольная шляпа».

Самой значительной картиной мастера 1951 года стала работа лишенная сюрреалистических обертонов  «Распятие Христа от святого Иоанна», где изображено распятие, помещенное в небе над Порт Лигат.

Распятие Христа от святого Иоанна 1951 Художественная галерея и музей Келвингроув Великобритания

Купленная  Художественной галерее Глазго, она вскоре  была порезана вандалом, протестующим против суммы в 8200 фунтов стерлингов, заплаченной за картину галереей. (За пять лет галерея вернула эти деньги от процентов, продажи входных билетов и прав на производство репродукций.)  

В этом же ключе написан и «Евхаристический натюрморт», где  изображен стол, накрыты скатертью, на котором лежат хлеб и рыба, «Тайная вечеря» (1955), , где коленопреклоненные фигуры, завернутые в плащи, стоят вокруг стола в комнате с видом на залив Порт Лигат, из вод которого вырастает почти прозрачный Христос,  «Вселенский собор» (1960),  куда уже поместились и он, и Гала.

Тайная вечеря 1955 Национальная галерея искусства Вашингтон
Вселенский собор 1960 Музей Сальвадора Дали, Сент-Питерсберг

Дальнейшим направлением в его творчестве стал своеобразный  подход к соединению науки и мистики,  который демонстрируют такие картины как «Галатея сфер» (1952), «Дезинтеграции постоянства памяти» (1952-54)

Галатея сфер 1952 Театр-музей Дали Фигейрас
Дезинтеграции постоянства памяти 1952—54 г Музей Сальвадора Дали. Сент-Питерсберг.

Отдохновенье от религиозных и научных тем он находил в создании  эротических  работ и произведений с черным юмором. Вместе со своим другом фотографом Филиппом Халсманом Дали издал в 1954 году книгу «Усы Дали: фотоинтервью», где «главным действующим лицом» были его  знаменитые удивительно навощенные усы — «антенны для восприятия искусства». Давая интрвью посвященное ей Дали сказал: «Я сошел с ума? Да я гораздо нормальнее любого, кто купил эту книгу»   

В 60-х годах Дали необычайно популярен, его громадные холсты оценивались огромными суммами. И многие миллионеры считали честью иметь в коллекции его картины.

Сознание своей значимости и неповторимости он удивлял публику своими экстравагантными появлениями и такими работами как оформление создание либретто  и декораций  для балетов, среди которых «Собиратели винограда» и «Балет для Галы», для которого Морис Бежар создал  хореографию.

Он регулярно посещал США и после одной из поездок в 1962 г привез идею новой научной разработки создания картин — «электрокулярный монокль», позволявший «расширить зрение». А в его работах вновь дал о себе знать параноидально-критический метод, который проявился в картине  «Железнодорожная станция в Перпиньяне» (1965).  В месте, являвшимся первой французской станцией после пересечения границы Испании, а потому являющейся значимой для него. В нем соединились две важнейшие его ипостаси –любовь к жене и привязанность к родным местам.

Железнодорожная Станция в Перпиньян
1965г 295×406см холст/масло
Museum Ludwig, Cologne, Germany

За ней последовали  «Ловля тунца» (1966-67)  и  «Галлюциногенный тореадор» (1968-70).

Ловля тунца. 1966—67 Остров Бендор, Фонд Поля Ришара
Галлюциногенный тореадор. 1968—1970 Музей Сальвадора Дали. Сент-Питерсберг

Некоторое время он живет в Париже, снимая причудливые короткометражные фильмы, делая сюрреалистические фотографии, снимаясь в рекламе, принимая участие в выставках и удивляя всех эпатажными поступками.

Что касается его семейных отношений, то здесь уже давно все совсем не гладко. Несмотря на многочисленные измены жены отношения с Галой оставались для Дали чрезвычайно важными, являлись неотъемлемой частью его жизни. 

Она всегда имела на него огромное влияние. Он переживал наличие любовников и по слухам (!) порой устраивал, оргии с разными сексуальными извращениями.

В конце 60-х в их отношениях наступил полный кризис.  По просьбе Галы для нее был куплен роскошный замок Пуболь оборудованный всеми удобствами, украшенный картинами Дали. Там она проводила время в обществе молодых людей.  Сальвадор мог посещать ее лишь согласно  письменному разрешению. В этом месте она прожила до самой смерти в 1982 году, и была там похоронена

Фото с сайта Арт-туризм или Искусство в путешествии. Гид по музеям Сальвадора Дали. Замок Галы в Пуболе

Время шло. Дали старел, здоровье его ухудшалось. Все чаще стали его посещать мысли о смерти и бессмертии. Поэтому он стал интересоваться возможностью сохранения тела замораживанием и «возрождения» путем  пересадки ДНК.А еще он заботился о сохранении своих  работ. И тогда ему пришла в голову мысль о постройке для них музея. С этой целью он начал перестройку театра в Фигерасе, где в секторах зрительного зала разместил свои работы разных жанров, расписал входное фойе, изобразив себя и Галу, моющих золото в Фигерасе. Часть музея он посвятил теме эротики.

Сюрреалистический театр-музей был открыт в 1974 (3?) году и поражал посетителей не только оформлением, но и наличием множества работ, безделушек и голограмм, создававших глобальные трехмерные образы.

Дом-музей Дали в Фигерасе Фото из Википедии
Дом-музей Дали в Фигерасе Фото из Википедии

В начале  80-х годов он стал серьезно хворать. Развивается наследственный недуг — болезнь Паркинсона. Ударом стала и смерть Галы в 1982-м.  И  для того,  чтобы «быть рядом с ее духом» он переехал в замок Пубол, и перестал появляться в обществе.

Несмотря на то, что они давно жили раздельно, их деловое партнерство было нераздельным. Ведь по образному определению одного из исследователей творчества художника она играла в его жизни роль серого кардинала. Другие считали ее движущей силой Дали. Третьи — ведьмой, плетущей интриги. Но так или иначе она была важнейшей составляющей его жизни, и это находило многократное отражение в его работах.

 Портрет Гала с носорогическими признаками 1954 Частное собрание
Гала, созерцающая Corpus hypercubus 1954 Фигерас
«Атомная Леда» 1947–1949
Неатре- музей Дали в Фигерасе

В конце жизни  пришло признание. На него, как из рога изобилия,  посыпались и награды и звания, стали повсеместно устраиваться выставки его работ.  Но это его ничуть не радовало. Спасала лишь работа. Он рисовал картины, в которых выражал свою скорбь.

Но развивавшаяся болезнь мешала рисовать. Его «Петушиные бои»  представляют собой  закорючки, в которых лишь угадываются фигуры, а самая последняя работа «Ласточкин хвост» и вовсе простейшая каллиграфическая  композиция на белом листе.. 

В 1984 году произошло трагическое событие, в результате которого  Дали едва  не лишился жизни. Неожиданно загорелась кровать, на которой он лежал скованный болями. Тщетно звонил в колокольчик, пытаясь позвать на помощь. Прислуга, которой трудно было ухаживать за больным и обезумевшим стариком, который  бросался в медсестёр всем, что подворачивалось под руку, кричал, кусался, не спешил. Ему с трудом удалось сползти с кровати и добраться до двери,  где его нашел  управляющий делами Роберт Дэшарне.

После полученных ожогов, охвативших 18 % кожи он, сумел немного восстановиться лишь через год.  Но старость брала верх над гениальным разумом. В ноябре 1988 года Дали положили в клинику с диагнозом “сердечная недостаточность”.А 23 января 1989 года он скончался  от сердечного приступа.

Согласно завещанию его тело забальзамировали и выставили на неделю в Фигерасе, куда приезжали тысячи людей для того, чтобы простится с великим гением. А потом его похоронили в центре музея под неприметной плитой, по которой, так же согласно воле покойного ходят  посетители  музея созданного гением сюрреализма.  

«Шарм» 2015

Использованный материал

Сальвадор Дали «Моя тайная жизнь»

Дали, Сальвадор — Википедия

Love story in pictures: Salvador Dalí and Gala

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: