Поправший законы Света

Поправший законы Света


Зарянко С.К. «Портрет художника и скульптора Федора Петровича Толстого,
вице-президента Академии художеств». Ок. 1850

Толсты́е — одна из самых древних и именитых фамилий в России. Об этом говорят данные, представленные в 1686 году графом Пётром Андре́евичем Толстым, государственным деятелем, дипломатом, сподвижником Петра Великого, одним из руководителей его секретной службы, действительным тайным советником Разрядного приказа. И они вошли в Бархатную книгу, содержащую данные о родословных наиболее знатных боярских и дворянских фамилий России.

«В лета 6861-го (1352/53) прииде из немец ис цесарского государства муж честного рода именем Индрос з двумя сыны своима с Литвонисом да с Зигмонтеном, а с ними пришло дружины и людей их три тысячи мужей и крестися Индрос и дети его в Чернигове в православную христианскую веру и нарекоша им имена Индросу Леонтием, а сыном его Литвонису Константином а Зигмонтену Федором; и от Константина родился сын Харитон а Федор умер бездетен, о сем пишет в летописце Черниговском».

Правнук Индриса (или Индроса) по имени Андрей Харитонович, согласно толстовской росписи, «выехал из Чернигова ко двору Василия Тёмного, положив начало дворянскому роду Толстых».

Андрей Харитонович, служивший воеводой в Москве, обладал довольно мощной фигурой, любил хорошо поесть и опрокинуть чарочку. За что и получил от князя Василия Темного прозвище Толстой.

Род Толстых оказался не только древним, но и исключительно талантливым, давшим миру военных, государственных деятелей, писателей, людей искусства…

Хорошо знакомы всем имена писателей Льва Николаевича, Алексея Константиновича и  Алексея Николаевича. А вот о художнике Федоре Петровиче, представителе позднего классицизма знает далеко не каждый.

Практически ничего о нем не знала и я. До тех пор,  пока случайно не наткнулась на потрясающие, полные света «прозрачные» натюрморты. Заинтересовалась этим художником, бывшем в свое время весьма знаменитым. .

Это о нем упоминал А. С. Пушкин в «Евгении Онегине» рассказывая об  альбомах, которые имели все светские дамы и девицы, и где  люди, бывавшие в их домах, оставляли свои рисунки, стихи, эпиграммы.

Великолепные альбомы,
Мученье модных рифмачей,
Вы, украшенные проворно
Толстого кистью чудотворной
Иль Баратынского пером…

Восполняя пробел в своем образовании, хочу и вас познакомить с творчеством этого человека. А начнем, как обычно, с биографии.

Федор Толстой родился в 1783 году в Петербурге, в семье графа П. А Толстого, занимавшего должность начальника кригс-комиссариата. В обязанности управляемого им ведомства входило решение хозяйственных проблем армии, обеспечение ее провиантом и обмундированием.

Занимая эту должность, предприимчивые люди сколачивали себе состояния. Но только не он. Будучи исключительно порядочным человеком, не позволял себе лишнего. А потому жил оответственно своим возможностям. К этому приучал и детей, одним из которых был и будущий художник.п.

Как и все дворянские мальчики, он с детских лет был записан в лейб-гвардии Преображенский полк. Ведь военная карьера для них, отпрысков знатных и незнатных родов, считалась обязательной с тех пор, как царь Петр I повелел всем дворянам служить в армии, начиная службу с самых низов, что давало бы им возможность познать всю тяжесть солдатской службы. А потому, став офицером, должны были бы понимать подчиненных, относиться к ним соответствующим образом.

Только состоятельным людям такое положение пришлось не по вкусу, и они решили эту проблему своеобразным образом. Стали записывать в солдаты новорожденных. Таким образом, их сыновья росли дома, а по достижении совершеннолетия шли служить офицерами с чинами и званиями, «набежавшими» за прошедшие годы.

Некоторые вливались в ряды военных раньше. Так и Феденька Толстой в девятилетнем возрасте оказался в чине сержанта под крылом родного дяди, командира Псковского драгунского полка, который определил его вольноприходящим учеником полоцкого Иезуитского училища под директорством знаменитого ученого иезуита Г. Грубера. Там подросток проучился с 1792 по 1796 год.

Гавриил Грубер, известный любитель живописи, наук и искусств, не только курировал ученика, но и самолично занимался с ним, в частности, рисованием.

А еще в училище Толстой приобрел отличные навыки верховой езды, фехтования и бальных танцев.

Затем был Морской кадетский корпус, по окончании которого в 1802 году он, в звании мичмана, был командирован для прохождения службы на Балтийский флот. Только прослужил недолго. В 1804 подал в отставку, потому что понял – карьера военного не для него.

Дело в том, сто он с детства любил рисовать, а наряду с учебой в кадетском корпусе посещал медальерный класс Петербургской Императорской Академии художеств, где освоил технику воскового барельефа. Призвание перетянуло чашу весов.

Его отставка вазвала в светском обществе сначала недоумение, а потом негодование: «Как мог аристократ, которого ждала блестящая карьера, пожертвовал всем ради своей непонятной страсти?»

Родители же поддержали сына. Но только морально. Материальной помощи оказать не могли, ибо после восшествия на престол императора Павла I глава семьи был отправлен в отставку из-за того, что ранее отказался выдать из казны деньги по требованию великого князя Павла, считая это незаконным.

Федор Толстой поселился в подвале со своей старенькой няней, что вела его незамысловатое хозяйство. Зарабатывал тем,  что в свободное от учебы время вырезал модные броши и гребни наподобие античных, а Ефремовна продавала их на базаре вместе с вязанными ею чулками. 

В Академии судьба свела его с О. А. Кипренским, который оценил талант молодого человека и оказал ему существенную поддержку. А Президент Академии художеств А. С. Строганов, узнав об исключительно тяжелом положении талантливого ученика, рассказал о нем императору Александру I, и тот в 1806 году определил Федора Петровича на службу в Эрмитаж.  

Обучаясь в Академии, Толстой стал углубленно изучать классическую литературу и  историю, обучался скульптуре у И. П. Прокофьева.

Особенно увлекался искусством Древней Греции, о чем свидетельствует серия рисунков на мифологические и исторические темя («Доверие Александра Македонского врачу Филиппу», «Суд Париса»), ряд рисунков романтического характера («У костра», «У источника»)

А еще он занимался ваянием. Создал серии восковых портретов и барельефов. Главным же для него стало медальерное дело, и  В 1809 году он создал свою первую медаль «В память просветительной деятельности Чацкого», после чего  был избран почётным членом Академии художеств.

В 1810 году получил назначение в монетный департамент медальером, и благодаря именно его усилиям медальерное дело в первой четверти XIX века достигло своего расцвета.

Сам же он в течение двадцати лет создал несколько интересных серий медальонов: двадцать медальонов с аллегорическими изображениями событий Отечественной войны 1812–1814 годов, двенадцать посвященных памяти Персидской и Турецкой войн 1826–1829 годов,целый ряд памятных меделей, четыре металлических барельефа на тему «Одиссея» Гомера.


«Народное ополчение»
Государственный Русский музей
«Бегство Наполеона за Неман. 1812».Государственный Русский музей
Медаль «Битва Бородинская». Ф. Толстой. Музей «Бородинская панорама»
Медаль «Бой при Кульме». Ф. Толстой. Музей «Бородинская панорама»

А еще он рисовал изящные силуэты и оригинальные натюрморты, которые нравились светским дамам, а потому статс-секретарь Н. М. Лонгинов решил представить Толстого императрице Елизавете Алексеевне, супруге Александра I.

Ее эти работы заинтересовали. Особенно та, на которой была нарисована ветка смородины. Императрица получила ее в подарок и отблагодарила художника бриллиантовым перстнем, продажа которого, позволила семье художника улучшить жилищные условия.

Императрица же, узнав о тяжелом материальном положении мастера, дарила «Смородинку графа Толстого» своим фрейлинам и просила его нарисовать «Новую смородинку», наградой за которую вручался очередной бриллиантовый перстень.

Вспоминая впоследствии эти годы, Федор Петрович говорил: «Тяжело мне приходилось, да выручала меня моя смородинка. Можно не шутя сказать, что целая семья питалась одной смородиной …»


Ф.П. Толстой. «Ягоды красной и белой смородины».1818. Гос.Третьяковская галерея.

Впрочем, в коллекции акварелей  Елизаветы Алексеевны имелись и другие вещи  Толстого: несколько серий рисунков бабочек, птичек, цветов, веточек деревьев…

Вот мы и подошли к главной теме нашего рассказа – натюрмортам, что были исключительно популярны на рубеже XVIII-XIX веков. Тогда даже стали выходить руководства, помогавшие барышням, далеким от искусства, самостоятельно рисовать. Такие, как «Правила о рисовании цветов и фруктов к пользе и удовольствию прекрасного пола».

Что касается работ Толстого, которые на первый взгляд выглядят примитивно, но исключительно натурально и настолько притягательно, что возникает желание прикоснуться к изображенном, понюхать цветок,  погладить птичку, положить в рот ягодку.

И тут стоит процитировать Ю.М. Лотмана, который писал о них в труде «„Натюрморт в перспективе семиотики“»:

 «… „На первый взгляд натюрморты этого типа могут показаться то ли данью примитивному натурализму, то ли чем-то относящимся к внехудожественному иллюзионизму, „tour de force“, демонстрирующим ловкое мастерство и более ничего.

Такое представление ошибочно: перед нами игра на грани, требующая изощренного семиотического чувства и свидетельствующая о сложных динамических процессах, которые, как правило, протекают на периферии искусства еще до того, как захватывают его центральные сферы.

Именно имитация подлинности делает понятие условности осознанной проблемой, границы и меру которой нащупывают и художник, и его аудитория.

Если с этой точки зрения посмотреть, например, на акварель Ф. Толстого „Цветок, бабочка и мухи“, то нетрудно заметить, что на лежащем перед нами листе художник сталкивает разные типы условности: бабочка и цветок „как бы нарисованы“, а капли воды на рисунке и мухи, ползающие по нему и пьющие эту воду, „как бы настоящие“.

Таким образом, бабочка и цветок становятся рисунками рисунка, изображениями изображения. Для того чтобы зритель уловил эту игру, ему необходимо тонкое ощущение семиотических регистров, ощущение рисунка как невещи, а вещи как нерисунка“…»

А вот и другие работы художника.

Букет цветов, бабочка и птичка. 1820 Государственная Третьяковская галерея

Ветка сирени и канарейка. 1819 Государственная Третьяковская галерея
Веточка винограда. 1817 Государственная Третьяковская галерея
Натюрморт Третьяковская галерея
Ветка малины, бабочка и муравей Частное собрание

В 1825 Федор Петрович занял должность преподавателя медальерного класса Академии; в  1828 году был назначен ее вице-президентом; в 1842 возведен в звание профессора медальерного искусства, а через год в звание профессора скульптуры.

В 1854 году, когда отмечалось пятидесятилетие художественной деятельности Толстого, была выбита медаль в его честь.

За свои медальерные работы Толстой был удостоин звания почетного члена целого ряда  европейских Академий художеств. И даже император Николай I, относившийся к художнику не лучшим образом, подарил ему  золотую табакерку с бриллиантами.

Причину неприязни императора надо искать в том, что Толстой некогда был членом масонской ложи «Избранного Михаила», члены которой считали, что царя должен избирать народ подобно тому, как в Смутное время на Земском соборе был избран Михаил Романов.

Все члены этой ложи вошли в тайную организацию «Союз Благоденствия», включавшую  С. И. Муравьева-Апостола и П. И. Пестеля, которые были казнены после разгрома восстания декабристов.

Несмотря на то, что сам Толстой участия ни в восстании, ни его подготовке не принимал, 14 декабря 1825 года присутствовал в толпе горожан на Сенатской площади.

Во время следствия по»Делу о заговоре» Федора Петровича арестовали, но отсутствие улик и показаний против него допрашиваемых, следствие вынесло одобренное царем определение «О графе Толстом, принадлежащем к „Союзу Благоденствия“, высочайше повелено оставить без внимания».

И, напоследок.  Говоря о художественном наследии Толстого,  стоит  упомянуть об его иллюстрациях к поэме И. Ф. Богдановича «Душенька», программ для написанных им самим двух балетов «Эолова арфа» и «Эхо» с проектами декораций, костюмов и всей монтировки; выполнения ряда моделей для Петергофа (Львиного каскада, ансамбля западной части Нижнего парка), статуи «Нимфа, льющая из кувшина воду».

Им смоделированы четыре главных и восемь боковых дверей московского Храма Спасителя с орнаментами, фигурами и бюстами различных святых, поясное изваяние Христа, бюст Морфея в венке из лупинов, бюст императора Николая I в славянских доспехах и царской порфире.

Образцом его живописи может служить картина, изображающая перспективу комнат с портретами его самого, его первой жены и двух дочерей (находится в Музее императора Александра III).

У окна. Лунная ночь

А в  библиотеке Русского музея хранится атлас его работы, посвященный флоре российской империи, рисунки которого соответствуют поставленной Толстым задачи: «…со строгою отчетливостию переводить с натуры на бумагу копируемый цветок, как он есть, со всеми малейшими подробностями, принадлежащими этому растению…»

Использованный материал

Медальоны Фёдора Толстого — Википедия

Ботанические натюрморты Ф. П. Толстого | Журнал … 

Толстой, Фёдор Иванович — Википедия
Акварели Толстого графа Федора Петровича — LiveJournal
Медаль «В честь 50-летия службы графа Федора Толстого …

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: