Ступающая по облакам

Ступающая по облакам

Он творил всегда то, что другие только мечтали создать.

И. В. Гете

«Мадонна» Рафаэля – вещь необычная. Мастерски построенная композиция раздвигает тяжелые занавеси, открывает миру одну из самых трогательных библейских сцен.

Ступая по облакам, идет молодая женщина, бережно прижимая к себе очаровательного малыша. Он с любопытством взирает на окружающее, а мать полна тревоги. В ее широко раскрытых глазах неуверенность, беспокойство, страх за будущее сына, которого она несет навстречу Судьбе.

Интересно, предчувствует ли Богоматерь то, что ждет ее первенца? Видит ли вдали Голгофу, пыльную дорогу к ней, и безобразный, плохо обтесанный крест, что будет поставлен для мучений человека с терновым венцом на голове?

Да, сбудется все, что предназначено. И никто не сможет помочь, уберечь. Ни присутствующая на этом же полотне Святая Варвара, призванная спасать от внезапной и насильственной смерти, ни Святой Сикст, замученный во время правления императора Валериана I и пытающийся что-то объяснить Деве Марии. И уж, конечно, ни ангелочки на переднем плане, поднявшие глаза на малыша, душа которого, покинув через положенный срок тленную земную оболочку, станет одним из едва обозначенных прозрачных светлых душ, создающмх облако, обрамляющее фигуры в верхней части картины.

Это, несомненно, великое творение. И как обычно бывает с такими вещами, вокруг него создаются легенды, возникают домыслы, сопоставляются исторические факты. Искусствоведы ищут прототипы изображенных фигур, используя достижения науки: оптики, рентгена, фотографии. Только конкретного и четкого ответа на вопрос о том, с кого Рафаэль писал образ Марии — все равно нет.

Есть только версия, которую мы и рассмотрим, мысленно перенесясь в самое начало ХVI века, в эпоху Высокого Возрождения, где в созвездии гениальных мастеров Леонардо да Винчи олицетворял интеллект, Микеланджело Буонаротти — мощь, а Рафаэль Санти — гармонию. Последний, опередив своих учителей, в частности Пьетро Перуджино, стал непревзойденным Мастером Мадонн (кто-то подсчитал, что он написал более 20-ти полотен на эту тему).

В ту пору Рим, отстранившись на время от политических и военных баталий, во главе с Папой Юлием II, стал хорошеть созиданием. Росли дворцы, площади украшались скульптурой.

Задумав привести в порядок свои апартаменты в Ватикане, Юлий II собрал с этой целью известных художников, среди которых был и Рафаэль, рекомендованный архитектором Браманте, имевшим определенный вес в этой сфере, ибо был занят строительством собора Святого Петра, что должен был стать символом Католической Церкви.

С этого приглашения для росписи станцев — небольших залов на втором этаже, в 1508 году начался новый этап в творчестве мастера. Узкий круг поклонников таланта молодого умбрийского художника невероятно расширился, открыв дорогу к вершинам славы и  известности.

С тех пор время отсчитало более пятисот лет, но и сегодня мы любуемся написанными тогда фресками.

Вот «Диспута», где идет компетентный спор о толковании текста Священного Писания, где в дебаты вместе с небожителями вступают простые смертные: поэт Данте, архитектор Браманте, еретик — проповедник Савонарола, сожженный по приказу Папы Александр VI.

А это — самая известная из его фресок, «Афинская школа», собравшая воедино античных философов и ученых, живших в разное время, порой отдаленное столетиями, но являющихся единомышленниками.

На расположенной рядом стене — «Парнас», дом Аполлона и муз в окружении прославленных поэтов. Как древних, так и современных.

Эти фрески Рафаэля были признаны Папой лучшими. Слава о них разнеслась по всему Вечному городу.

Неудивительно, что сразу же после их окончания, мастер получил заказ от одного из крупнейших римских богачей, землевладельцев и банкиров, соперничавшего с главой церкви в любви к искусствам.

Агостино Чиги, решил не отставать от Папы и тоже украсить главную галерею своего роскошного дворца, виллы Фарнезино, картинами.

Художника разместили с комфортом в отведенных под жилье и мастерскую отличных помещениях дворца с видом на прилегающий парк. И он довольно быстро написал «Триумф Галатеи», изобразив морскую нимфу плывущую по морю на раковине, что тащат дельфины в окружении фантастических существ гиппокампфов и маленьких амуров.

Затем были созданы изящные «Три граций».

А вот на следующей фреске, посвященной истории Амура и Психеи, работа застопорилась. Рафаэль никак не мог найти подходящей модели для образа Бабочки — Души.

Но вот однажды, прогуливаясь по берегу Тибра в сопровождении ученика Франческо Пенни, он увидел прислонившуюся к дереву молодую девушку.

Яркое полуденное солнце освещало гибкую фигурку совершенной формы, миловидное личико, выражавшее чистоту и покой.

Художник, бывший любителем и ценителем женских прелестей, не мог пройти мимо такой красоты. Подойдя к незнакомке, представился и узнал, что перед ним Маргарита Лути, дочь хлебопека, живущего по соседству.

На вопрос: «Как она оказалась в этих местах?» девушка ответила, что остановилась по дороге для того, чтобы полюбоваться чудесным парком Фарнезино, по которому давно мечтала прогуляться.

Рафаэль вызвался показать ей владения Агостино Чиги.

Шагая рядом с ней, он замирал от восторга и даже пару раз шепнул своему спутнику: «Я нашел наконец Психею!»

Прогулка закончилась посещением мастерской, где прелестница, получившая от нового знакомого имя Форнарина (forno — печь, fornaj — пекарь), с любопытством рассматривала этюды и эскизы, искренне восхищаясь его работами. На предложение же стать моделью, скромно потупив глазки, заявила, что не может сделать этого без согласия отца и жениха.

Упоминание о женихе несколько смутило художника. Однако, ремарка по поводу того, что брак не имеет с любовью ничего общего, что замуж она выходит лишь потому, что в 17 лет стыдно оставаться в девушках, вернуло уверенность и обострило желание.

Не долго думая, Рафаэль вынул из шкафа дорогое ожерелье, купленное накануне для его пассии — куртизанки Андреа, и предложил его в подарок Форнарине в память о посещении мастерской.

Несмотря на то, что блеск камней явно произвело впечатление, девушка поначалу отказалась принять такой подарок. «Я не могу взять его просто так», — сказала она. На это ей было предложено «выкупить» ожерелье за десять поцелуев.

Сделка состоялась. Покупка была щедро оплачена. Продавец, явно произведший впечатление, получил за роскошное украшение во много раз больше, нежели запросил.

Только он не успел перевести дух, как Форнарина, вырвавшись из объятий, уже была на пороге мастерской, откуда крикнула, что не возражает встретиться снова. Надо лишь уладить дело с отцом.

Рафаэлю и раньше приходилось влюбляться. Только чувства, захлестнувшие его в этот раз, были какими — то особенными, непохожими на те, что он испытывал когда-либо. А потому, промаявшись ночь, на утро отправился в пекарню.

Добродетельный папаша сначала и слышать не хотел о предложении использовать дочь в качестве модели. Но увесистый кошелек с 50 дукатами мгновенно изменил положение. Художнику было разрешено рисовать Маргариту. В плату входило так же улаживание дел с будущим зятем — пастухом Томазо Чинели.

Чтобы все выглядело прилично, договорились, что первый сеанс состоится завтра.

Рафаэль вернулся домой, где не мог найти себе места. Он не ел, не спал, не работал. Лишь бессмысленно бродил из угла в угол, отсчитывая часы, оставшиеся до встречи. А предмет его вожделения тем временем выяснял отношения с женихом, который уже несколько недель ласкал по ночам будущую супругу.

И вот, обнимая подружку, он заметил на ее шее драгоценность, которую та то ли забыла, то ли не захотела снять. Это навело Томазо на неприятные мысли. Разгорелась ссора, из которой пастух понял, что особенно горячиться не стоит. В этом случае он может просто остаться один. Вовремя опомнившись, бросился умолять о прощении, которое получил с одним условием — приходить к невесте лишь по приглашению.

В ответ на предъявленные требования выставил свои и получил обещание выйти за него замуж, что и было скреплено клятвой, принесенной на рассвете в церкви.

Впрочем, забегая вперед, скажем, что это не помешало плутовке через несколько дней провести подобный обряд и с Рафаэлем.

Прямо из церкви Форнарина направилась на виллу Фарнезино, где стала позировать для Психеи, приводя в экстаз художника, повторявшего при каждом взмахе карандаша: «О, как ты прекрасна!..»

В эту же ночь состоялось их первое свидание. Художник посетил Форнарину в ее каморке, заставив волноваться Франческо Пенни, ожидавшего учителя до самого рассвета. А когда тот вернулся восторженный и взволнованный, робко попытался намекнуть на опасность. Но Рафаэль ничего не хотел слушать. «Живописец становится талантливее, когда так любит, иль бывает так любим!.. Любовь удваивает гений!.. Ты увидишь, какие картины я теперь напишу!.. Само небо послало мне ее!» — говорил он, размахивая руками и обдумывая, как сделать так, чтобы избранница принадлежала лишь ему одному.

Прекрасно понимая, что деньги творят чудеса, он снова направился к хлебопеку, и за 3000 золотых получил разрешение увезти дочь куда угодно.

Так Форнарина оказалась на фешенебельной вилле в одном из римских предместий. В миг простушка превратилась в сеньору, облаченную в дорогие одежды, обвешанную драгоценностями и разъезжающую по римским улицам в собственном экипаже.

Идиллия длилась целый год. Любовники почти не расставались. Полностью отдавшись сжигавшей страсти, Рафаэль забыл обо всем. Работа, ученики, друзья… Все осталось в прошлом. В настоящем — лишь она одна, женщина, похитившая его душу и сердце. И он рисовал свою музу в разных видах.

Такое положение дел, естественно, не могло не волновать близких людей. Особенно огорчен был Агостино Чиги, у которого заморозились работы по росписи дворца. И он предложил художнику перевезти очаровательную девушку в Фарнезино, где выделил ей несколько комнат рядом с мастерской художника.

Рафаэль был в восторге. Теперь он сможет вернуться к любимой работе, не выпуская из поля зрения возлюбленную. Находясь рядом, она уже не сможет никуда деться.

Как горько он ошибался! Если в предыдущем жилище опасность представлял лишь бывший жених, с которым Форнарина встречалась в отсутствие художника, то здесь соблазн был намного серьезнее.

Кокетка задумала снискать благосклонность хозяина дворца и использовать его покровительство в своих интересах, ибо решила навсегда избавиться от бывшего жениха, порядком надоевшего своими домогательствами.

Случай не заставил себя долго ждать. Как-то раз Агостино Чиги решил посмотреть, как живется Форнарине на новом месте. Та встретила его с расстегнутым воротом капота и обнаженными плечами.

Увидев это, банкир понял намек. Он обвил руками гибкий стан, крепко поцеловал пунцовые губы и начал клясться в любви, умоляя о взаимности, не испытывая при этом никакой неловкости по отношению к человеку, которого так беспардонно предавал.

Взаимность не замедлила проявиться. А потом, воспользовавшись случаем, неверная подруга мастера со слезами в голосе поведала о преследованиях пастуха.

Ответ на устную петицию последовал незамедлительно: в тот же вечер четверо людей в масках схватили недоумевающего парня, связали по рукам и ногам и доставили в монастырь Санто-Козимо, настоятелем которого был двоюродный брат Агостино Чиги.

Выполняя приказ за соответствующую мзду, он обещал держать пастуха столько времени, сколько понадобится.

А Рафаэль ни о чем не догадывался. Разве он был виноват в том, что ему, избалованному женщинами, никто никогда не приходился так по душе как дочь хлебопека, ставшая его первой и единственной настоящей любовью.

Она, и только она, стала его кумиром, его моделью, многократно воспроизведенной на картинах, в частности в образе знаменитой Мадонны, написанной, согласно заметкам Вазари около 1513 года.

Получив заказ на алтарный образ Богоматери для капеллы монастыря Святого Сикста в Пьяченце, Рафаэль впервые решил писать его не на дереве, как это было принято, а на холсте. И стал работать один, без привлечения учеников.

Он подолгу не выходил из мастерской. А его любимая тем временем, не стесняясь, кокетничала не только с хозяином, но и с молодыми художниками, что съезжались к мастеру со всей Италии.

Ее поведение было столь безнравственно, что шокировало верных Рафаэлю учеников. Недаром один из них, Перино-дель-Вага, даже вызвал на дуэль некоего Карло Тирабоччи из Болоньи.

Чтобы скрыть свои любовные связи и отвести подозрения в неверности, Форнарина всячески старалась ублажить Рафаэля.

А тому чрезмерные утехи не шли впрок. Он все чаще и чаще жаловался на ухудшающееся здоровье, и однажды просто не смог встать с постели.

Врачи, не сумев определить истинную причину общего недомогания, объяснили это простудой. Отсюда и неправильное лечение, в частности обильное кровопускание, усугубившее положение.

Весь Рим молился о выздоровлении художника. Даже Папа Лев Х, сменивший в Ватикане своего предшественника, послал умирающему благословение. Но оно не помогло. И 6 апреля 1520 года, в свой день рождения, приходящийся на Страстную пятницу, Рафаэля не стало. В возрасте 37 лет он ушел в иной мир.

Эта скорбная весть достигла и далекой Пьяченцы, где в то время находилась «Сикстинская мадонна». Над черепичными крышами, в сыром влажном воздухе растекся глухой медный звон. Колокола словно вторили своим римским собратьям, отпевавшим Великого Мастера, прах которого упокоился в Пантеоне. Окончилась земная жизнь, началась другая, вечная.

Согласно оставленному завещанию, Форнарина получила вполне достаточно для того, чтобы нормально существовать и вести честную жизнь. Но это было не по ней. Некоторое время она продолжала пользоваться покровительством Агостино Чиги, которого так же свела в могилу, и стала одной из самых шикарных и дорогих куртизанок Рима, окончившей жизненный путь в монастыре.

Как, когда и почему — не известно. Известно лишь то, что после Рафаэля ее портретя писали и другие художники. В частности Джулиано Романо, чья работа хранится в московском Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина в Москве. С этого полотна на нас смотрит невинное создание, стыдливо прикрывающее руками наготу.

Но вернемся к предмету нашего рассказа. Приведенна выше история лишь одна из версий создани «Сикстинской мадонны». Есть и другие.

Некоторые искусствоведы склонны видеть в в образе Богородицы вовсе не Форнарину. Они считают, что, рисуя ее, художник создал обобщенный образ, некий символ, наполненный человеческой любовью и печалью, отразивший черты всех женщин, постигнувших высокое материнское начало.

А есть и такие, что считают будто Рафаэль (за редким исключением) не воспроизводил в своих «Мадоннах» натурщиц, потому что ни одна земная женщина не могла подняться на столь высокую духовную ступень. И «Сикстинская Мадонна» — ничто иное, как воплощение мечты художника.

Полотно, запечатлевшее небесный образ, нежный и чистый, пробыло в монастыре до 1754 года. До тех пор, пока монахам не понадобились деньги на расширение своей обители. И тогда они продали полотно за 20 000 цехинов Августу III, курфюрсту Саксонскому.

После длительных переговоров, с разрешения Папы, картина была переправлена в Дрезден и помещена в Цвингер. Там она провисела благополучно до тех пор, пока во время Второй мировой войны вместе с другими шедеврами не попала в заброшенную штольню, где и была обнаружена специальной бригадой советских солдат, занимавшихся поиском произведений искусства. (См
Встреча с Мадонной)

Рассказывают, что после того, как картину вынули из ящика, в котором она была упакована, солдаты и офицеры, присутствовавшие при этом, сняли головные уборы и склонили голову перед женщиной неземной красоты.

Найденные сокровища Дрезденской галереи были переправлены в Москву, где хранились десять лет, после чего, в отреставрированном виде, были возвращены ГДР.

Сегодня, как и много лет назад » Сикстинская Мадонна» снова в Цвингере, куда, как мы видели, она попала 250 лет тому назад.

Несколько лет назад, несмотря на законность и полную официальность стародавней сделки, Пьяченца решила вернуть шедевр на историческую родину. Дрезден же, справедливо считая сии претензии абсолютно необоснованными, предлагает вместо оригинала хорошую копию в натуральную величину и интересные документы связанные с продажей картины и ее дальнейшей историей. Чем закончится этот спор — покажет время.

2004

Использованный материал

Disputa del Sacramento — Wikipedia

АФИНСКАЯ ШКОЛА Рафаэля Санти. Кто есть кто на фреске …

Станцы Рафаэля — Википедия

Сикстинская мадонна — Википедия.

Триумф Галатеи — Википедия

Рафаэль «Три грации» — Русская историческая библиотека

Божественный Рафаэль и Форнарина. История любви …

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: