Удивительный скульптор

Удивительный скульптор

Невозможное можно сделать возможным  

Урсула Мальбин 

В Хайфе, на Кармеле, откуда открывается замечательный вид на Нижний город с гаванью,  имеется удивительное место. Оно называется «Мицпе ха Шалом» («Смотровая площадка мира»).

Однако оно более известно как Сад Скульптур, потому что здесь, на зеленых лужайках, под лучами жаркого израильского солнца стоят бронзовые фигуры, выглядящие исключительно эффектно.

Это работы удивительного мастера, имя которому Урсула Мальбин.

Она родилась 12 апреля 1917 года в берлинской семье потомственных медиков, как говорится, крепких профессионалов в третьем поколении. Родители мечтали о том, чтобы дочь пошла по их стопам.  Но этого не  произошло.  У Урсулы были другие приоритеты.

Бойкой и непоседливой девочке в школе было скучно и неинтересно. А потому она стала искать себе занятия на стороне. Уже в десятилетнем возрасте примкнула к молодежному сионистскому движению. Так же, как и ее единомышленники, мечтала об отъезде в Эрец Исраэль для того, чтобы строить там новую жизнь.  А чтобы быть полезной, решила освоить специальность, которая могла бы пригодиться  на новом месте. Вместе с дркгими молодыми людьми пошла на курсы столяров. Получив диплом, доказала всем, удивлявшимся ее поступку, что нет ничего невозможного.

Только профессия ей не пригодилась. Со временем девушка, обладавшая непростым характером, поняла,что жизнь в небольшом замкнутом пространстве, называемым кибуцем, в теснейшем общении с конкретной группой людей, подчиняющихся определенным законам, для нее слишком сложна. И приняла новое судьбоносное решение — стать скульптором.  

У 16-летней Урсулы для этого имелись все предпосылки: острый глаз, твердая рука, умение хорошо рисовать и фотографировать. 

Но первый шаг, сделанный в этом направлении, оказался провальным. Попытка поступить в Академию искусств, окончилась неудачей. Несмотря на то, что профессор, принимавший у девушки экзамены, был поражен ее талантом, в поступлении ей, еврейке, было отказано. Ведь на дворе стоял 1933 год.

Несмотря на то, что на последних демократических выборах в рейхстаг нацисты не набрали нужного числа голосов, Гитлер, ставший за месяц до этого рейхсканцлером, решил больше не играть в демократию. Положение в стране становилось все тревожнее. А потому те из евреев, кто был поблагоразумнее, стали покидать страну.

Урсула же, вероятно, в силу своего возраста и  оптимистичного характера, не ощущала опасности. Думали лишь о том, чтобы осуществить  свою мечту. Чтобы научиться ваять  стала брать частные уроки. Но ей не повезло. Первым ее учителем стал скульптор-еврей, не обладавший  особым талантом и даром преподавания. Второй, уже немец, поначалу стал с ней заниматься, но вскоре прекратил общения, так как боялся, что его уличат в связи с евреями.

Урсула это слелала только в 1939-м, за несколько дней до начала Второй мировой войны, когда ей было 22 года. Решила бежать в Женеву.

 В ту пору из ее семьи в Берлине уже никого не было. Продав ковер ручной работы, доставшийся в наследство от дедушки, потратила деньги на вещи, которые, согласно ее мнению, могли пригодиться (это был новый модный купальник и неплохой фотоаппарат). С оставшимися 40 франками пересекла границу Швейцарии и объявила себя беженкой.

На пропускном пункте ее задержали и решили проверить, является ли она на самом деле еврейкой. Для того чтобы установить это, пригласили раввина. Тот, побеседовав с Мальбин и получив удовлетворившие его  ответы на вопросы по иудаизму, подтвердил истинность ее слов. После этого Урсулу отпустили с условием, что в течение трех дней она покинет Швейцарию, иначе будет насильно депортирована обратно в Германию.

Но это не входило в планы девушки. А потому она незаметно «растворилась» в имевшемся там еврейском обществе, которое поддержало беглянку, помогло с финансами. Она даже смогла поступить в Художественную академию. 

Но снова подвел характер. Она никоим образом не хотела подчиняться, отказываться от своих принципов и взглядов на искусство, шедших вразрез с академическими. Поэтому учеба вскоре закончилась.

Ей было грустно и тоскливо. Напрягала неопределенность. Что делать? Как жить дальше? Чтобы снять стрессовое состояние ходила ежедневно на озеро (не зря же она купила себе купальник). И там, на пляже, познакомилась с приятным молодым человеком, оказавшимся художником. Парень пригласил ее на курсы свободных художников, где царила демократия. Каждый имел свободу самовыражения.

И здесь произошла поистине судьбоносная встреча с одним из курсантов. Самым интересным, самым талантливым слушателем курсов, которому прочили большое будущее. И надо же было такому случиться, что этот человек, по имени Анри Паке, бывший старше Урсулы на 20 лет, влюбился в тоненькую, хрупкую девушку небольшого роста. Та ответила ему взаимностью, и через некоторое время они поженились. От этого брака в 1945 году родилась дочь Клодин.

Так сошлись две противоположности. Он — нежный, спокойный, обстоятельный.  Она  – резкая,  взрывная, порой взбалмошная. Но какое все это имело значение, если они искренне любили и понимали друг друга. А потому происходило чуло. Урсула, просто обожавшая своего мужа, невольно ему подчинялась, прислушивалась к  советам  учителя и наставника, у которого многому научилась. Неудивительно, что сравнивая их работы, невольно замечаешь очень близкую манеру ваяния. Впрочем, я забежала вперед.

Со временем А. Паке заматерел, набирал силу. Несмотря на то, что работал медленно и вдумчиво, долго делая одну вещь,зарабатывал хорошо, ибо едва оконченная скульптура тут же находила своего покупателя.

Долгое время Урсула, как говорится, находилась лишь при нем. Превознося таланты супруга, преуменьшала собственные возможности. И должен был пройти не один год, чтобы она начала выставлять свои произведения. При этом подписывала их лишь фамилией, не желая выдавать женскую сущность, ибо существовало мнение, что ваяние – дело сугубо мужское. 

Когда в 1964 году смерть унесла Анри в возрасте 77 лет,, Урсула тяжело пережила этот момент. Чтобы как-то забыться, решила отправиться  в Палестину, где в то время уже организовалось государство Израиль. Она увидела ту землю, о которой мечтала в юности. Но то, что  предстало ее глазам,  абсолютно не походило на давние грезы. Ее удивляло все, что показывали бывшие друзья по сионистскому кружку.  Ухоженные поля, плантации, усаженные цитрусовыми деревьями, кибуцы с их своеобразным укладом и интересным хозяйством, города, строения с непривычной европейскому глазу архитектурой…

Погостив немного, она отправилась обратно, увозя в душе желанием вернуться на землю предков. В 1967-м репатриировалась и приобрела небольшой домик в Деревне Художников (Эйн Ход), расположенной недалеко от Хайфы. Там, где, начиная с 1953 года, по инициативе Марселя Янко и его единомышленников, начали селиться творческие люди, получив разрешение от хайфского муниципалитета.

Она обставила комнаты старой  мебелью, оборудовала самым необходимым, а около домика поставила несколько своих скульптур. Подобных тем, что несколько позже поднялись на  гору Кармель. И какое счастье, что страшный пожар, охвативший в декабре 2010 года склон горы, распространившийся на близлежащие друзские деревни, добравшийся до Эйн Хода, где натворил немало бед, пощадил и ее домик, и фигуры, стоящие около него.  Но мы снова отвлеклись.

Начиная с 1967 года, Урсула стала делить свою жизнь между Израилем и Швейцарией. Между деревней художников Эйн-Ход, где она проводила зиму и осень, и небольшим  городком Troinex, близ Женевы, местом создания всех ее работ.

Поставив себе цель, подарить еврейскому государству свои скульптуры, она стала ваять композиции в двух экземплярах. Один из них продавала, а второй готовила для подарка. Надо сказать, что многие из ее работ, попавших на запад или в Америку, были удостоены разных наград, наиболее важной из которых  является  полученная в 1995 году Золотая медаль Академии искусств  Франции.

Когда ряд скульптур был готов, Мальбин стала искать место, куда бы их поставить. Но ее дар принимать не спешили. Мотивируя тем, что изображение людей запрещено иудейской  религией,и Иерусалим, и Тель-Авив, отвергли щедрое предложение.

Дала «добро» лишь Хайфа, которую в те времена называли «красной» за передовые взгляды. Так проявил свою волю тогдашний мэр города Аба Хуши (личность не менее легендарная, нежели иерусалимский Тедди Колек). Правда, поставил одно условие. Нагота мальчиков должна быть прикрыта трусиками.

Так, в месте, где сходится Немецкий и Французский Кармель, немного выше Бахайского храма, вырос тот самый, единственный в своем роде сад, с которого мы и начали свой рассказ. Это было в 1978 году, хотя первые скульптуры появились здесь за два года до этого. В дельнейшем «коллекция» пополнялась из года в год. В  конце концов, здесь нашли свое место 29 фигур и композиций изображающих детей, молодых людей, обаятельных в своей несколько неуклюжей юношеской грации, жанровые сценки. Люди кажутся живыми. Просто застывшими в том положении, в каком их застала волшебная палочка феи. 

Эти безыскусные изваяния настолько своеобразны и узнаваемы, что их не спутаешь ни с какими другими. Увидев их однажды,, будешь вспоминать потом долго-долго, потому что созерцание  их, не лишенных доли доброго юмора, необыкновенно теплого отношения, переданного скульптором, поднимает настроение, наполняет душу радостью.

Хороши и мамы, обнимающие детей, и малышка, тянущая  ручонку с цветком навстречу восходящему солнцу, и  ребята, играющие в теннис, и любительницы кошек… 

Направление, выбранное автором близко к гиперреализму. Ее подход к пониманию и воплощению образа – особый, без позирования, использования натуры.

Нечто «схваченное» глазом, зафиксированное фотоаппаратом, дает работу мысли, включает воображение, рождает вдохновение. Так, например, увидев однажды подростка, игравшего на гитаре, она попросила разрешить сделать фотографию, а потом изваяла уже своего гитариста, которого «посадила» на каменный выступ. 

Или, например, ослик, пользующийся огромной популярностью у ребят,  отполировавших до блеска его спину.  Его прототипом  была малышка Виктория, подаренная родителями одному мальчику и вскоре трагически погибшая.

Не меньшей популярность пользуется и блестящая на солнце лошалка.

Но однажды, это было осенью 2006 года, произошла трагедия.  Обнаружилось  исчезновение одной из скульптур. «Мальчик, грающий мячом» был похищен с самой низменной целью. Вандалы, решив заработать деньги, распилили фигуру на части и отправили  на приемный пункт под видом цветного металлолома.

Несмотря на то,  поднятая на ноги полиция провела расследование, следов преступления обнаружить не удалось. А муниципалитет Хайфы даже выпустил обращение, в котором пообещал вознаграждение в пять тысяч  шекелей тому, кто поможет найти скульптуру. Но безрезультатно. 

Помог случай. Злоумышленники, затаившиеся на некоторое время, наконец, решили переправить «товар» в сектор Газа. Какое счастье, что пограничники на КПП перекрёстка Мегидо, сочли необходимым тщательно проверить грузовики, идущие в Палестинскую автономию. В одном из  них обнаружилось 15 частей 200 килограммовой статуи. Несколько фрагментов отсутствовало.

Когда  представитель хайфского муниципалитета сообщил об этом неприятном инциденте, Мальбин, находившаяся в то время в Швейцарии, та, естественно, расстроилась. Однако пообещала восстановить статую. Свое обещание выполнила. Только теперь вместо мальчика на постаменте оказалась девочка.

Итак, все на месте. Войдя в сад, через вход, у которого стоит девушка, держащая в руках Птицу Мира, можно, как  прежде, ступить на изумрудную траву,, сесть на скамейку и, отдыхая, любоваться произведениями  искусства под зелеными сводами.

А что автор этих произведений? В свои 95 Урсула еще бодра, жизнерадостна и деятельна. Правда, как скульптор уже не работает. Считает, что хватит, что теперь можно пожить в свое удовольствие. Шутит, что рада своему возрасту, который дал ей свободу размышлять, созерцать, путешествовать. Правда, уже не гоняет, как еще пять лет назад, по бездорожью на своем джипе. 

По-прежнему, занимается общественными вопросами. Старается восстановить в мире справедливость, помочь страждущим. А потому активно ищет организации, которые могли бы создать фонды для того финансирования  образования детей из неимущих семей,  привлекает к этой работе студентов.

Интересно, что сегодня в Женеве, как и некогда в Израиле, не спешат принимать в дар ее работы, сорок из которых скульптор хотела бы установить в одном из парков города.  Но она не расстраивается, надеется, что этот вопрос, в конце концов, решится положительно.

По материалам израильской и зарубежной прессы,  личных встреч и впечатлений.

2012

Использованный материал

Sculpture Garden — Ursula Malbin — Ein Hod

Sculpture Garden — Ursula Malbin — Ein Hod
File:Ursula Malbin sculpture garden in Haifa 21.jpg — Wikimedia …
Troinex rend hommage à Malbine, femme sculpteur — Signé Genève
Biographie — Art for Help
Archives — Trois questions à Malbine | Migros Magazine

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: