Деревенские байки.

Деревенские байки.

Есть у меня добрая знакомая по имени Маша. Родом из Западной Украины. Веселая, доброжелательная, мастерица рассказывать разные истории. Некоторые из них я записала. И получился целый цикл зарисовок из деревенской жизни.

Под черешней

В соседнем саду поспела  черешня. Белая, крупная. Не удержалась Ганька от соблазна, залезла на дерево и стала уплетать сочные ягоды за обе щеки.  А в доме неподалеку играла-гудела свадьба. Вдруг  оттуда вышла пара и направилась в тот  же сад. Мало того, облюбовали именно то дерево, на котором устроилась Ганька.

Сидит она на верху и слышит охи-вздохи да разные нежные слова. А потом жалобный  голос   женщины: «Ты уж, пожалуйста, поосторожней! Не дай Господь что, кто ребеночка нянчить будет?»   А мужчина ей в ответ: «Не  волнуйся, нянчить будет тот, кто сверху сидит!»

Услышала такое Ганька, чуть ягодой не подавилась. Да как закричит: «Видите что творится, люди добрые!  Они тут развлекаются, а я должна их дитя нянчить!»

Пара под черешней  так перепугалась, что вскочила на ноги и бросилась на утек.  А Ганька потихоньку слезла с дерева и наткнувшись там на  блестящий пряжкой в лунном свете мужской пояс,   принесла  его домой словно трофей.

Нужда

Жил да был в деревне  тракторист  по имени Василь Мирче по прозвищу Нужда. Почему его так прозвали? Да потому что он был очень жаден. Страшно любил курить, а на папиросы тратиться не хотел. Все время клянчил. Подходил к кому-нибудь и спрашивал: «Курево имеется?  Дай, пожалуйста, папироску. Нужда есть».  Односельчане злились, но в просьбе не отказывали.

Однажды  он был в райцентре и встретил там  своего соседа Степана и, конечно,  задал свой традиционный вопрос. А тот ему в ответ: «А у тебя три рубля есть?»  «Есть!» — ответил Василь и с готовностью выгреб из кармана всю имевшуюся там мелочь.

Степан, не растерявшись, сгреб монетки в кулак и (одна нога здесь – другая там) сбегал в соседний магазин. Принес  Нужде несколько пачек папирос и сунул ему, оторопевшему в руки: «Теперь и у тебя есть. Кури свои. Столько сколько хочешь.»

Аистиное  гнездо    

Около автозаправки стояла старая-старая береза.  Полусухая, скрипевшая на ветру. Что привлекло к ней  пару аистов – неизвестно. Только однажды  свили  они там гнездо, в котором и поселились.  Но однажды  ураган сломал березу и снес оттуда гнездо. Увидели это люди и подумали: «Негоже. Плохая примета». А потому реши исправить положение. На обломанный  ствол набили рейки, установили нечто вроде помоста, а на него водрузили аистиное жилище.  Самое интересное то, что птицы, обычно покидающие свое  жилище после того, как его дотронулись  человеческие руки, в этом случае  вернулись.

Это очень обрадовало Бойчо, что  работал на заправке. Он подошел к дереву, задрал голову и… буквально захлебнулся  мерзкой вонючей жижей пролившейся на него сверху. Так  вот аист весьма некорректно  отреагировал на внимание к нему.      

С  горки   

Деревня «Петушки» была расположена на горке. Одни дворы вверху,  другие – внизу. К ним  вела крутая, не обустроенная дорога.  По ней-то  и летом было непросто ехать. А зимой, при гололеде, покрывавшем ее плотной коркой, она и вовсе превращалась в американские горки.

И вот однажды, когда Маруся вместе  с мужем ехала из конторы, находившейся вверху домой  вниз, то увидели неторопливо бредущую  фигуру. Муж засигналил. Никакого результата.  Человек, шедший впереди машины не реагировал. Шофер,  пытаясь безрезультатно затормозить  на ледяном полотне , жал и жал на сигнальную кнопку.  Но человек  спокойно продолжал путь. Расстояние все сокращалось и сокращалось…

Наконец, у самого подножья шоферу  удалось совладать с машиной. Он оттер пот заливавший глаза, выматерился и увидел что человек, которого он чудом не сбил – его тесть. Вылез из машины и подошел к старику. «Папа, -сказал он (затем, как м у Л.Гайдая последовала непереводимая игра слов), — что Вы такое делаете?»

«Да нечего, — ответил старик. – Ты бы меня никогда не задавил, потому что за наезд на человека пришлось бы отвечать по всей строгости!»

Петро и манка

Этим летом было особенно жарко,  а потому готовиться к свадьбе Гани и Василя было очень непросто.  Вся родня сбиваясь с ног, варила, жарила и парила. Невестиному отцу  Петро, который работал на колхозном грузовике, выпала закупка и доставка продуктов. И вот, доставив очередную партию коробок из города, вдруг обнаружил, что напрочь стер себе ноги. Причем в самом верху. Не выдержала кожа трения о нее влажного брезента спецовки.

Зашел Петро на кухню и пожаловался на это жене. А та и говорит: «Иди в подсобку, найди там банку с крахмалом и присыпь себе болячки. Ушел он, а через некоторое время возвращается:  «И  что это ты насоветовала мне, глупая женщина? Все стянулось и болит еще больше!»

Отвела Марыся мужа в укромный уголок, заставила снять штаны и… обмерла. Он вместо крахмала взял манку. Та размочилась от пота и, застыв,  образовала корку. 

В коровнике

Марыся уже с утра чувствовала себя неважно. Но она  сходила на ферму, подоила корову, вернулась домой. Весь день крутилась по хозяйству. А вечером  поняла — вот оно, близится решающий момент.  Послала мужа в сельсовет вызывать по телефону скорую помощь, а сама с матерью отправилась потихонечку в сторону фермы, так как к их дому машина подъехать не могла из-за того, что в деревне стали проводить газ и все было перекопано.

Мать пошла к дороге встречать «Скорую», а Марыся  осталась в коровнике.  Схватки не прекращались, стоять было тяжело, и она легла на сено, что  было свалено в углу.  Сильна боль заставила ее зажмурившись, закричать, а через несколько минут  наступило облегчение. Она поняла, что родила. По  душе разлился покой. А тут и фельдшер подоспел. Взял ребенка, завернул в простыню и  унес в машину, куда довели, поставив осторожно  поставив на ноги, довели роженицу.

В районной больнице их обоих  обработали по полной программе, а матери еще и  вкатили  семь уколов. На всякий случай,  от разных хвороб. А через неделю Марыся сияя, переступила порог дома с самый дорогим  свертком на руках.  И  вот уже 30 лет как Грицко в день своего рождения слышит историю своего появления на свет в коровнике.

С подарочком

В День Храма, то есть в  День святого, в честь которого  освящено  строение с маковками,  стоящее в деревне, все от мала до велика, гуляют. По настоящему. В каждом доме готовят словно на свадьбу, потому что ждут родню, гостей из соседних деревень. Принято не только накормить досыта,  но и напоить допьяну. Да еще дать с собой пакет  с печеным и конфетами.

Так вот однажды один человек по имени Мирон побывал на таком застолье у своего свата. Изрядно выпив, отправился домой.  Шел, заплетая ногу за ногу, качаясь из стороны в сторону. И вдруг,  откуда ни возьмись – машина.  Едет прямо на него и гудит. Испугался мужик шарахнулся в сторону и, не удержавшись на ногах, упал. Пакет с гостинцами отлетел в сторону, его содержимое рассыпалось.

Мамина проехала, Мирон поднялся и, собрав  конфеты и пироги обратно в кулек (не пропадать же добру),  потихоньку дотащился  до дома, и отдал подарок  жене. Открыла та  его и обомлела: вместе с испачканными грязью гостинцами лежали жухлые листья и конский навоз в виде уже подсушенных и застывших шариков. Вытащив  один из них, она спросила мужа грозно: «Что это?»

«Как что? — забормотал  Мирон,  засыпавший на лежанке, — Не видишь что ли? Пампушки»

Свинкины родины  

Когда Галинка была еще 12-летней девочкой ее матери, работнице свиной фермы, срочно требовалось  уехала  в город  именно в тот момент, когда  свинья по имени Хавронья, должна была опороситься. Так как начальство  запретило ей покидать свинарник,   Анна пошла на хитрость. Позвала свою дочку и пообещав ей привести из города часы, велела принимать роды у свинью, детально объяснив,  что и как надо делать.

Галинка взяла  стульчик и, усевшись около  того места, где лежала на соломе уставшая свиноматка,  стала ждать. Самое главное  — не пропустить момент, когда поросята начнут  появляться на свет, потому что его мамаша могла либо придавить его жирным боком, либо, что еще хуже,  проглотить.

Наконец процесс пошел. Галинка  только и успевала выхватывать поросят, отрывать пуповину и обтирать  малышей чистой тряпочкой. Уже через час все было окончено. Все шестеро  новорожденных хрюшек лежали под бочком у мамаши и дружно сосали молоко.

А еще через пару часов вернулась Анна, привезя дочери хорошенькие часики.  Галинка надела их на руку и долго любовалась  своей  первой заработной  платой.

Платок

Фрося и Поля подруги. Они дружат уже много лет, почитай с первого класса. Вместе и школу кончили, и на работу в колхоз вышли. Только жизнь в дальнейшем у них сложилась по-разному. Если Фрося рано вышла за тракториста Колю, парня работящего и практически непьющего, то Поля долго не могла устроить  свою жизнь. А когда, наконец, сошлась с Михеем, то поняла, какую совершила ошибку. Короче говоря, жила она в отличие от подруги и худо и бедно.

И  вот однажды, когда муж привез Фросе в подарок новый платок, то старый, еще совсем хороший, она решила подарить подруге. Та обрадовалась – уж больно мало было у нее в жизни радости,  и  идя в воскресенье в церковь, накинула обновку на плечи.

Кончилась служба, все стали выходить из храма и тут на пороге  не видевшиеся несколько дней подружки встретились.  Увидев Галинку, Фрося так обрадовалась, что не удержалась и крикнула:  «Как ты хорошо выглядишь! Как тебе идет мой платок!» — и осеклась… Вот так, не думая, обидела свою лучшую подружку. 

Омлет

Иван Иванович,  колхозный бухгалтер, попал на семинар в город. В перерыве   всех присутствующих пригласили в столовую Дома Культуры, где проходил семинар.  Все было  чин-чинарем. И столики, покрытые белыми скатерками, и официантки в ажурных наколках. 

Когда все расселись  по местам,  настало время делать заказы.  Как и полагается,  к Ивану Ивановичу подошла девушка с блокнотиком в руках и предложила выбрать что-то из трех вариантов. На первое – суп овощной, суп массной или щи. А на второе котлеты,  тефтели или омлет.  Выбрав  щи, наш бухгалтер  отвергнув  хорошо знакомые  котлеты и тефтели, что неплохо готовила его Агрипина, выбрал блюдо с непонятным иностранным названием омлет. Каковым  же было его удивление,  когда ему принесли самую обыкновенную   яичницу.

«Да, — подумал он. – надо же было так просчитаться. И утром в  гостиничном буфете яйца,  и на обед тоже». Самое же большое разочарование ждало его вечером, когда дома  увидев что муж  вернулся, пригласила к ужину: «Иди, садись к столу, сейчас сварганю тебе яишенку!»

Капелюха    

Джулька радостно прыгает по квартире  — рада  прихода гостьи. От восторга  ее уши полощутся по создаваемому ею же ветру, а когда она, наконец, останавливается, то выглядит очень забавно:  одно ухо поднято вверх, а второе опущено вниз. 

— Ну точно, наш Петро, — смеется Маша,  –колхозный конюх, что в любую погоду ходил в  капелюхе, где  одно ухо было  поднято,  а другое  опущено. А дело в том, что сплетником Петро был невероятным. Поэтому постоянно вертелся около баб, жадно ловя  всевозможные новости. Над ним даже смеялись: «Это он специально поднял  одно ухо, чтобы информация лучше входила. А  второе опустил для того, чтобы  задерживалась!»  

Ревнивица

Жила-была в деревне  одна пара.  Гарпина и Левко. Когда-то Гарпина была красавицей, которую Левко,  в прямом смысле слова,  отбил у  деревенских  парней. Жили они  не тужили, тяжело работали, детей растили. И все было бы ничего, если бы муж порой не заглядывался на других представительниц прекрасного пола, заставляя свою жену жестоко ревновать.  От этого  жгучего чувства, выедающего ей душу огнем,  она не могла избавиться до  самой старости.  Уже скрюченная, опирающаяся на две палки, ходила  она мимо соседних домов и заглядывала в окна – не забрел ли ее непутевый  случайно к очередной подружке.  А при случае любила повторять: «Надо бы сделать так, чтобы Господь первым прибрал его, иначе он без меня пропадет»

Но, как говорится, человек предполагает, а Господь располагает.  И из этой пары он выбрал сначала Гарпину, что ушла аккурат под Пасху, когда дети собрались в родительский дом на праздник. Даже не  пришлось созывать  на похороны.

Остался Левко один. Когда сам себе что готовил, когда дочка из города  еду привозила, а когда соседка сердобольная приглашала на обед или ужин.  А ее сноха, баба острая на язык, при этом поговаривала: «Небось Гарпина смотрит с неба и  сердится. Не нравится ей, что старик  по гостям ходит». 

Мала да удала

Ганя была небольшого росточка, но это  не мешало ей  пользоваться  успехом у мужиков, до которых она  и сама была большая охотница. Если  несколько дней не имела свиданий, чувствовала себя  просто больной. Не обошла она  стороной и Василя,  что  занимался  в колхозе должность Старшего  Куда Пошлют, а потому в его обязанности входило подвозить Ганьку, жившую в соседней деревне, по утрам на ферму. 

По весне и осени, когда надо было пахать землю, он  менял телегу на борону и подрабатывал на своем агрегате в одну лошадиную силу частным образом. То одной хозяйке вспашет приусадебный участок, то другой. А как только в кармане заводились деньги, немедленно отправлялся в сельпо, где  и отоваривался. Затем, найдя укромное местечко, «принимал»  честно заработанные пол литра. Ганька, зная об этом, непременно находила его, обнимала, целовала полубесчувственного, затем полностью обчищала его карманы и оставляла одного досматривать сладкие сны.    

Несбывшаяся мечта

Человек по имени Антон оказавшийся в деревне после того как  женился на вдове  с двумя детьми, был в этих краях   человеком  новым.   Старательный,  работящий и,  главное,  молчаливый он никому ничего о себе не рассказывал.  И это в течение  многих лет  вызывало страшный интерес у местных кумушек. Нос так и чесался от любопытства. Но ничего распознать не могли. И так бы  Антонова тайна  и осталась тайной, если бы на склоне лет он не поделился  ею  с  за бутылкой водки с колхозным конюхом.

А дело было так. Статный и красивый, но бедный, ни кола, ни двора,  влюбился он в односельчанку. Милая девушка ответила ему взаимностью. Но она была так же неимуща, как и он, а потому они не могли пожениться. Не строить же семью на пустом месте. Вот и решил Антон наняться  в батраки к одной богатой хуторянке чтобы подзаработать.  А та,  уже немолодая женщина,  влюбилась в своего работника. Да так сильно, что сама предложила ему и руку, и сердце.    Подумал-подумал Антон да и согласился. Решил так: недолго старуха протянет. А как помрет,  он и богатство обретет, и с любимой соединится.

Но, как говорится, все в руках Божьих.  Ненавистная жена жили и жила, не собираясь покидать белый свет. А вот его любимая,  наоборот, не выдержав испытаний, заболела чахоткой и ушла на небо.  Да и с богатством ничего не получилось. Хутор со временем захирел, хозяйство пошло под откос. Не принесло вожделенное вдовство счастья. Вот  Антон и  подался в чужие края, где стал работать в колхозе, а со временем прибился к вдове, воспитывавшей трех детей.    

Вуйко

В Западной Украине  словом «вуйко» называют дядю со стороны матери. И вот один из таких людей во время Отечественной   попал в немецкий плен. Когда война закончилась, он побоялся возвращаться домой, потому что  уже было известно, что ждет этих людей на родине.  Как и  многие  из украинцев, оказавшихся в подобном положении, двинулся в  Европу, а  из нее в Америку.

Там он осел, обзавелся семьей. Сначала о себе вестей не подавал, боялся причинить  вред родным.  А в 60-е, когда настала  хрущевская оттепель, отписал  письмо домой. «Так вот, мол, и так, жив я и здоров».  Вот уж было радости. Ведь в селе его считали погибшим.  Дальше – больше. Имея  материальную возможность, стал слать своим посылки с заморскими вещами. А в письме указывал, что кому причитается.

Так продолжалось несколько лет.  И вот получив очередную посылку,  родные удивились, не найдя сопутствующего письма. Подарки распределили по собственному усмотрению. А вот изящную коробочку с каким-то порошком отправили на кухню. Решили, что это особая приправа для супа и жаркого.

А через пару недель, когда коробочка с порошком опустела, они получили письмо от детей дяди.  В нем говорилось,  что дядя умер и они отправили эту  последнюю посылку, выполняя  отцовский  наказ. После смерти  его кремировали. А так  как  предсмертной  волей покойного  было желание  обрести вечный покой на родине, его прах вложили в небольшую урночку, которую и просят захоронить в украинской земле.

Прочитав письмо, сначала все пришли в настоящий шок. А потом  одновременно зарыдали, запричитали, закричали: « О, Господи, что мы наделали!  Ведь, не желая  того,  съели нашего вуйко!»

Птичья стая

У  бригадира Марии команда большая. В ней – и женщины, и мужчины. И  что касается последних,  у всех до единого, как на подбор, птичьи фамилии.  Водитель  Вася Крук, что  с украинского переводится как ворон, и Федька Ворон, и Михай Сова, и Коля Соловей, и Антон  Горобец, то есть воробей… Короче говоря, целая птичья стая!

Лук

Однажды дед был  в соседнем селе  по делам да решил зайти  к  куму.  Подходит к его дому и видит, как сосед  кому-то лук продает.  Поинтересовался дед, сколько  он просит и  соблазнился дешевой ценой, тем более, что дома запасы подходили к концу.  Купил несколько килограммов, привез домой, отдал бабке и наказал ей делать луковый салат.

Назавтра ушел дед в контору, а бабка принялась стряпать. Наварила картошки и яиц,  накрошила их, луку от души нарезала.  Все смешала, сметаной заправила.  Салфеточкой миску прикрыла, в уголок поставила, — ждет мужа.

Пришел дед домой и только открыл дверь —  чувствует какой-то нехороший запах. Словно удобрениями из коровника пахнет. Стал он спрашивать бабку: в чем дело. А та не понимает. Дома весь день сидела да и принюхалась.

Стали искать, откуда эта гадость идет. И нашли. Оказывается,  от лука в салате. Расстроились старики.  И салат выкинули, и лук, что дед привез, на помойку отправили.  Выкинули да  забыли. А когда по весне дед снова оказался в соседнем селе, то вспомнил о луке и рассказал об этом куму. А тот давай смеяться. Рассказал о том, что сосед внес в почву удобрения не вовремя, когда уже завязь пошла. Вот весь урожай и стал пахнуть  свежими коровьими лепешками.  Не есть же такую гадость самому. Вот он все и распродал.

Мышки

Картофель, что готовят на посадку, не хранят в сарае, а закладывают  в яму вырытую  во дворе. Сверху кладут солому, на нее – землю.  Когда ее  весной картошку откапывают, то  оттуда в разные стороны рассыпаются    полевые мыши. Норушки,  соорудив  ходы –выходы, здесь не только прекрасно проводили   холодное время, но и размножались в  тепле и довольствии. 

Каждый раз, мать, видя такую картину, страшно ругалась , называя грызунов самыми непотребными словами. А вот Маленькая  Марийка, наоборот, радовалась. Старалась поймать пару-тройку серых зверюшек. Она  сажала коленки и на руки,  гладила, любовалась нежной серой шерсткой, черными глазками-бусинками. Особенно ее забавляло то, так они смешно крутили носиками и шевелили усами.

Правда такое можно было себе позволить лишь тогда, когда матери не было рядом. Если та видела – наказания было не избежать.  И, несомненно, она  была права. Ведь всякому ясно , что грызуны – прежде всего, зараза. 

***

В коровнике

Когда Стефа в пять утра отправляется доить корову, все прочие четвероногие обитатели дома отправляются вместе с ней. Кошки заходят во внутрь и рядком усаживаются поодаль, собаки же остаются снаружи. Знают, что  в коровник им вход заказан.

Все трое из семейства кошачьих: Манька, Брыска и кот Мурлыка внимательно следят за тем, как Стефа  аккуратно обмывает буренкино вымя теплой водой, обтирает его чистой тряпицей и начинает дойку.  Минута-другая, и  шумно  вот  тугая струя  жидкости, от которой в холодном  коровнике  поднимается облачко пара, ударяет о стенки ведра. Вот и ведро с воздушной пеной – шумой заполнено на две трети. И первая порция оттуда – кошкам, каждая из которых приближается к своей мисочке и начинает  деликатно  лакать маленьким розовым язычком.

Теперь наступает очередь собак. Для всех них: Пепика, Бони  и Мухи – одна большая миска, в которую они дружно утыкаются мордами.  Доброго утра и приятного аппетита!   

Участковый

Участковым в поселке работает Иван Васильевич  Козлов из соседнего города. Поместному – москаль, сравнительно недавно оказавшийся на Украине, а потому не знающий украинского языка.  Так, например, ему невдомек, что иконы, имеющиеся в  каждой семье, здесь называют образами.

Вот и получилась такая история. Тетка Гапа поссорилась с мужем,  и тот в порыве злости саданул  свою половину поленом. Гапа,  сначала поголосила, а потом, подобрав юбки бросилась к участковому – жаловаться. Мол, надо нерадивому мозги вправить.

Тот сел за стол, покрутил ус, вытащил лист бумаги и стал задавать вопросы: «Где?» «Что?» «Когда?» «Каким образом?»

« Что значит образом? — возмутилась потерпевшая,  —  кто это ему даст осквернять святыню?  Ты ничего не  понял. Не образом, а поленом!»

В огороде

Огород у Ивана словно заколдованный.  Что ни  посадит –  вырастет крупным, красивым.  Вот в этом году у него уродились замечательные тыквы. Огромные, сладкие. Увидели через ограду это две соседки, стоят, обсуждают. Неожиданно в разговор встревает девчонка с соседней улицы: «А на будущий год такого уже не будет, потому что мама украла у него  росток. Ведь известно, что краденая рассада  прекрасно растет. А там, откуда ее взяли, уже ничего не получится. В пошлом году, помните, какой у него был чеснок? С кулак. Так теперь такой у нас.  А у него – нет».   

Проказа

У Гапы жила кошка по имени Проказа. Почему ее так назвали? Да потому что со своего младенческого, котеночного возраста. Вот и в этот раз отличилась. Налила себе хозяйка борща. Вкусного красного. Рядом на тарелочку пампушки положила и за сметаной в погреб  отправилась. Вылезает с крынкой и смотрит, что Проказа запустила лапку в тарелку и подцепила коготками  хороший кусок мяса на косточке, что лежал посередине. Крикнула на нее Гапа, кошка и убежала. Только хвост мелькнул.

Расстроилась Гапа. Сначала хотела было вылить борщ, а потом подумала: «Ведь кошка то его не трогала. Мясо вытащила аккуратно, насадив на коготки. Значит борщ чистый, и его можно есть»

Вздохнула, положила туда сметаны, пампушек и  принялась с аппетитом уписывать за обе щеки. А когда поела, вышла во двор и увидела, что  Шарик  грызет свежую косточку. Это Проказа, съев мясо, отдала ее своему другу.

Не выносить сор из избы

На дворе у Михася готовится свадьба. Он выдает замуж свою дочь Марысю. По этому поводу были приглашены женщины, что помогали готовить еду для праздничного стола.  Зашел Михась на кухню и видит, что там находится лишь одна из наймичек. Та, что пекла пряности.  Ладная молодая девка, разогревшаяся у печки, так понравилась хозяину, что тот не смог совладать с  собой. Запер дверь, подошел к ней вплотную… Впрочем, и Ганка  особенно не сопротивлялась.

Отыграли свадьбу, прошло некоторое время, и все стали замечать, как Ганка поправляется. Причину это первой поняла жена Михася. Начались выяснения, заканчивавшиеся битьем горшков. Но лишь за закрытыми дверьми. На людях эта супружеская пара вела себя чинно-благородно. А что касается слухов, то пусть себе летают. Ведь людям рот не заткнешь.

Чем же кончилось дело, спрашиваете вы. Да ничем особенным. Просто с разницей в два дня Михась стал  и дедом, и отцом.    

На ферме

Жили-были на коровьей ферме три кошки: Лейка, Мода и Прада. Жили они,  поживали, ловили мышей, попивали  молочко, никому не мешали. Кроме санэпидстанции, которая была категорически против пребывания на ферме каких-либо животных кроме коров. А потому заведующий фермой  повелел ветеринару извести хвостатых квартирантов.  И тот прибег к испытанному методу: накормил кошек таблетками, что дают коровам для выведения из печени паразитов. То, что  идет на пользу  большой корове, губительно для маленькой киски.

Когда результат его действия увидела супружеская пара, работавшая на ферме доярами, то забрала кошек к себе домой, и стала усиленно отпаивать молоком. Из трех удалось спасти лишь одну – самую любимую – Моду, которая так и осталась жить в их доме. 

Цветы

У машиной племянницы венчание в церкви. И тетка отправилась туда вместе с внучкой, взяв красивый букет цветов. Девочка интересуется: «А зачем он нужен?».Бабушка объясняет ей, что цветы это радость и праздник, пожелание счастья.

-А что Люба с ним сделает?

— Поставит в вазу, будет любоваться.

— А когда цветы завянут?

— Их выбросят.

Они  Маша и Маринка заходят в церковь и первой, кого встречают, воспитательница детского сада.

 Маринка сразу же кидается к ней:

— Марьванна, Марьванна, смотрите,  бабушка купила Любе букет для того, чтобы та его выбросила на помойку!  

Метр с кепкой

Был в колхозе тракторист по имени Василь. Всем он был хорош. Разве ростом не вышел. Как говорится, метр с кепкой. Впрочем, его это особенно не огорчало. Благодаря своему веселому нраву он и женщинам нравился, и семью завел.

Однажды поехал он по делам в город. Зашел в нужную контору и вдруг видит: вслед за ним  в двери появился мужчина более низкого роста. Это так развеселило Василя, что он не смог сдержать эмоций: «Вот здорово! Произнес он. —  Думал,  что я самый маленький,  а оказывается, есть еще меньше!», чем вогнал  незнакомца в краску.

Тот вынул из кармана платок, вытер лицо и не успев сделать и нескольких шагов, вышел на улицу.

Антон и коты

Антон работает на ферме извозчиком. Возит на молокоперерабатывающий завод   ежедневно бидоны заполненные белым свежим продуктом, что надаивали  по утрам доярки. Молоко вкусное, качественное, замечательно пахнущее, а потому привлекавшее окрестных котов, которых, в конце концов на ферме развелось в большом количестве.

Терпел, терпел  заведующий  фермой Николай Иванович нашествие хвостатых, да не выдержал. Однажды самолично собрал  всю живность  в большой мешок, крепко завязал  и велел Антону вывести за город, а еще лучше пристроить на мясокомбинат. Мол, пусть там пасутся. .

Приказ начальства надо выполнять. Положил  Антон  мешок на телегу рядом с бидонами и повез. А коты от испуга там орут, визжат,  рвут когтями мешковину.  Жаль стало мужику хвостатых. Развязал он мешок и выпустил всех на волю. Те, не долго думая, сорвались с места и быстренько вернулись на ферму.

Приходит туда вечеров Николай Иванович и глазам не верит: коты  не исчезли, а наоборот, привели с собой и других. Почесал себе заведующий затылок, повертел головой и сказал: «Раз так угодно Всевышнему, пусть себе живут!». И больше котов не трогал.

Кот-огурцеед

У Фроси жил кот Баюн. Назвала она его так потому, чтоон замечательно мурлыкал, лежа у нее в ногах и навевал хорошие сны. И вроде бы к нему не было особых претензий. Ни яйца не воровал, ни кур ни душил. Но оказалось, что и он был не без греха. Оказывается, он занимался тем, что ел огурцы с огородов соседей. Те долго не могли понять, почему все  ровные огурчики если не сорваны, то надкусаны. А вот кривые лежат спокойно на грядках. Наконец, им удалось выследить проказника. Пошли они к Фросе и предъявили свои иски. Та сначала  в это не поверила. А когда убедилась и поняла,  что кона не переделаешь,  отвезла Баюна  к своей золовке в город, где нет огородов и грядок с огурцами.

Еще одна история про кота

Жил-был у тети Мани кот Степка. Жил он жил, исправно ловил мышей в течение многих лет. Так и состарился на этой работе.  Из мохнатого красавца превратился в больного старика. И решила тетя Маня, что не нужен он ей уже. Взяла мешок, завязала и пошла к речке. Подошла к берегу, размахнулась и бросила свою ношу на середину реки. Сделала плохое дело и с тяжелым сердцем пошла домой.  Шла медленно, длинной дорогой.

Подходит к дому и что же она видит? На пороге сидит Степка и вылизывает свою дранную мокрую шкурку. Заплакала она то ли от горя, то от радости, что мешок был потертый,  а потому кот сумел разодрать его и выбраться наружу.

Больше она уже не трогала Степку. Так он и дожил до свой кончины в кустах за домом, кода и отполз, чувствуя приближение смерти.   

Про Марусю

Маленькая  Маруся была уже большой пятилетней девочкой. И говорила, и бегала, и стишки наизусть читала. Только от одного не могла отвыкнуть  — сосать мамину сиську. Лишь придет Надежда  с работы, девчонка кидается к ней, расстегивает кофточку, самв вытаскивает грудь и присасывается к ней словно пиявка.

Терпела, терпела Надя, но в итоге ей это надоело и она намазала соски соком полыни.  И когда Маруся в очередной раз повторила привычную манипуляцию, почувствовала резкую горечь и, расплакавшись, закричала: «Что это такое?»

Мать ей объяснила: «Бабушка пасла корову, та наелась нехорошей травы. Я выпила ее молоко. От этого и мое стало горьким».

Рассерженная девчонка  бросилась с веником на бабушку: «Что ты наделала? Мамкино молоко испортила!»  А бабушка смеется: «Глупенькая ты. Это твоя мамка сама полынь взяла».

Еще горше расплакалась Маруся. Но с этого дня уже не брала  материну грудь в рот. Хотя еще некоторое время прижималась к теплому телу и на несколько минут замирала   от блаженства.

Свидание

Надоела Михасю жена Люба и решил он приударить за соседкой Соней. Та ему раз ему отказала, второй, а Михась все не унимается. Досаждает и досаждает женщине. Наконец достали Соню его приставания. Отправилась она прямиком к жене Михася. «Уйми, — говорит, — мужа. Надоел до смерти. Нет у меня больше на него сил». А в ответ услышала: «Тогда давай его проучим. Договорись о свидании, а вместо тебя отправлюсь я».

Так и сделали. Лишь стал Михась приставать в очередной раз, назначила ему встречу. Сказала, что будет ждать поздно вечером на сеновале. Мужик, естественно, пришел. Начали они обниматься, целоваться да миловаться. А когда встреча подошла к концу, ухажер сунул женщине, ставшей любовницей десятку (в то время это были неплохие деньги) и пообещал отвалить еще столько же после продажи сена.

Затем, Михась оправился и неспешно направился домой. Приходит, а жены нет.
Через некоторое время появилась Любаша. «Где была», — набросился он на нее. А та кокетливо: «На свидании. Да еще и денег заработала», и она протянула мужу десятку. А потом добавила: «Когда продастся сено, получу еще столько же».

Изменился в лице Михась. Сначала покраснел, потом позеленел. Хочет что-то сказать, а найти слов не может. Так и молчал целых два дня. А потом (делать нечего) с женой помирился, и в сторону соседки больше не смотрел.


На кладбище

Деревенские дети с удовольствием играли на кладбище. Там было вольготно. Можно было вдали от взрослых глаз бегать среди могил, прятались в небольшом склепе, сохранившемся в тех времен, когда неподалеку от их колхоза до революции стояла господская усадьба. Однажды они играли там в прятки, и Маша, решив спрятаться получше, заскочила за одну из могил. Притаилась и неожиданно для себя почувствовала, что под ее ногами затрещало прогнившее дерево. Еще минута — и она провалилась под землю и оказалась в прогнившем гробу. В темноте ей стало очень страшно, и девочка закричала не своим голосом. Хорошо, что дети услышали и вытащили. Больше Маша на кладбище играть не ходила.

Цветы с могил

Аня с сестрой шли из школы. Зашли на кладбище и увидели что там расцвели нарциссы. Они нарвали по букетику, принесли домой и подарили матери. Та поинтересовалась откуда такая красота. А когда узнала, что они с могилы, страшно разозлилась и закричала: «Чтоб вы не смели туда ходить и покойников беспокоить! В неровен час спохватятся мертвяки и придут за тем, что принадлежит им! Вот тогда-то вам мало не покажется».
Девочки так напугались, что заперлись в комнате и целую неделю не выходили на улицу. Благо, что наступили каникулы,  и школу посещать не было необходимости.

В трусах

Собралась Ганка в город и договорилась с колхозным шофером, что тот ее подбросит. В азначенный час грузовик загудел около их двора. Ганка схватила сумку, засунула подмышку куртку и выскочила из двери. А вслед за ней отец.
Бежит и кричит: «Ганка, Ганка, ты в трусах!»
«В трусах!» — Отвечает она и продолжает бежать по двору.
А отец снова: «Ганка, Ганка, ты в трусах!»
«Да отстань», — оборачиваясь, огрызается дочь.
Но отец не перестает: «В трусах-то в трусах, да юбку забыла»
Глянула Ганка и обмерла. Ниже кофты на ней красовались обычные синие рейтузы.
Да, спасибо отцу. Иначе не избежать бы позору.

Сзади втыкаешь – спереди играет

Однажды у бабки Ганы испортился радиоприемник. Вернее шнур к нему, который перегрыз кот. И она решила отправиться в райцентр на базар для того, чтобы купить новый. Вышла на улицу и стала ждать оказии.  Смотрит едет грузовик с морковкой. Остановила его бабка и попросила шофера подвести. И при этом предупредила: «Где взял, там и поставь!»

«А зачем тебе на базар?» — спросил парень.

 «Понимаешь, — говорит бабка, — у меня испортился… Ну тот, что сзади втыкаешь, а спереди играет…»  Ничего не понял шофер, но посадил бабку в машину. Едут они, едут… Вот и базар проехали. Тут бабка как закричит: «Ты куда меня везешь, окаянный? Не видишь, что я уже старуха.  Я же тебя предупреждала: «Где взял, там и поставь!»

Ничего не ответил шофер, доехал до базы, сгрузил морковку и повернул обратно. Довез бабку до того места, откуда взял, а потом и говорит: «А теперь посмотри на себя». Глянула бабка и обмерла: на ней  нет юбки. Одно исподнее, а поверх фартук.

Тогда она расплакалась и умилилась: «Спасибо, — говорит, — тебе, сынок. Спас старуху от позора». А затем побежала в дом и вынесла ему  в благодарность бутылку самогона.

Мода

Этим странным именем звали собачонку, что однажды  приблудилась на ферму и привязалась к Маше. Она ходила за ней целый день, а когда та направилась домой, то потрусила следом. Маленькая, ладная, с гладкой шерсткой, она не отставала от своей новой хозяйки ни на шаг. Та на работу, и она с ней, та домой – и Мода бежит впереди, виляя хвостиком.

Однажды  она оказала своей хозяйке неоценимую услугу. А дело было так. Маше надо было решить один вопрос с председателем  колхоза. Вот она и  пришла к нему с маленькой Галинкой на руках, потому что девочку не с кем было оставить. Председатель попросил подождать, и ушел куда-то на несколько минут. А Галинка тем временем возьми, да напруди лужу прямо посередине кабинета. Маша сначала расстроилась, а потом не растерявшись, вытерла все подвернувшейся под руку Модой.   Правда, собаку, по пришествии домой пришлось срочно купать. Но это, как говорится,  уже другая история.

На горшке

Муся уже взрослая девочка. Ей целых три года. Она даже одевается сама. А вот в туалет, расположенный во дворе, пока еще не ходит. Пользуется горшком. Причем, усаживается на него с удовольствием, запасшись книжками с цветными картинками. Сидит долго-долго, пока кто-то из родных ее не поднимет, и не отлепит от попки посудину,  оставившую ярко-красный круг. Но однажды она сама не выдержала, попросилась, чтобы ее сняли с трона, как называл ночную вазу дедушка.

А дело было так. Уселась Муся на горшок, устроилась поудобнее посередине горницы, а тут откуда ни возьмись, сосед нагрянул. Увидев его в дверях, девочка, быстро перебирая ножками, «уехала» под стол,  пространство под которым закрывала, свисавшая чуть ли не до пола скатерть с бахромой. Сидит там, затаилась и ждет, когда сосед уйдет домой. А тот, как назло и не собирается. Сел к столу,  новости с дедом обсуждает.   

Вот уже часы пробили  четверть, затем половину… Не вытерпела  Муся. Как закричит из-под стола; «что это ты столько сидишь?  Видишь – не могу больше ждать. Все ножки замурашкались». Сначала сосед не понял, в чем дело, а когда сообразил, расхохотался, схватил свою кепку и выскочил из хаты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: