Соловей и роза

Соловей и роза

Когда-то  решетку моего окна обвивал вьюнок. И к сине-фиолетовым граммофончикам нередко прилетали удивительные крохотные птички с длинным острым клювиком, напоминающие колибри.

Проколов цветок у основания, они тянули свой эликсир  жизни — нектар. За это свойство малышек и назвали нектарницами (на  иврите  цуфит). К сожалению, у меня тогда еще не было фотоаппарата, и потому не удалось запечатлеть эти интересные моменты для истории.

Время шло, меняя все  вокруг. Изменился и экстерьер моего окна, так как вьюнки израслись. Соседи, живущие снизу, выкорчевали их с корнем, а я укрепив на подставке вазон,  высадила  там кустики герани. Только эти цветы, вероятно, оказались не по вкусу птичкам, которые больше здесь не появлялись.

Новая встреча с нектарницами  состоялась в очаровательном саду монастыря Сестер Сиона Эйн Керема, где мне удалось «поймать»  одну из них.

Настоящий же подарок преподнесла поездка на Голаны, где около кибуца Дан, на клумбе с розами, оказалась целая стайка этих птичек. Они были настолько заняты делом, что дали возможность сделать несколько фотографий.

Особенно заинтересовала меня одна из  птичек, что удобно уселась на веточку с красными розами, и картинка напомнила мне  известную  восточную сказку о Соловье и Розе.

В ней говорится о том, что в Персии, которую не случайно называли Гюлистаном («Страной  роз»), этот цветок был исключительно  почитаем. Недаром цветы попросили Всевышнего назначить красавицу владычицей над ними.

Так белоснежная роза стала королевой, сменив на посту белую нильскую лилию, разочаровавшую всех тем, что ночью спала, закрыв свои лепестки.

И вот однажды эту красавицу увидел соловей и, очарованный, прижался к стеблю своим маленьким тельцем. Он не заметил, как шипы вонзились в его сердечко кинжалами. Брызнувшая  оттуда кровь окрасила лепестки цветка в алый цвет.

Этот сюжет  неоднократно варьировался поэтами и писателями. Так, А. С. Пушкин написал следующее стихотворение «Соловей и роза».

В безмолвии садов, весной, во мгле ночей,
Поет над розою восточный соловей.
Но роза милая не чувствует, не внемлет,
И под влюбленный гимн колеблется и дремлет.
Не так ли ты поешь для хладной красоты?
Опомнись, о поэт, к чему стремишься ты?
Она не слушает, не чувствует поэта;

Глядишь — она цветет; взываешь – нет ответа.

По-своему рассказал эту историю Оскар  Уальд.  С ней можно познакомиться, посмотрев этот симпатичный ролик

Оскар Уайльд — Соловей и роза — YouTube

Имеется песня, сочиненная А Е. Амирамовым

Ефрем Амирамов «Соловей и роза» — YouTube

А еще из глубин памяти вынырнул потрясающий рассказ Веры Инбер, где с удивительным юмором рассказывается история портного по фамилии Соловей и его жены Розы. О том, как покой этой скромной семьи был нарушен актрисой, заказавшей  галифе для фильма и  покорившей невзначай немолодого человека.

Этот юмор прекрасно сохранен в спектакле-дилогии «Книга судеб», которую поставил  театр МОСТ, несмотря на то, что сделан совсем в ином ключе

СОЛОВЕЙ И РОЗА on Vimeo

А чтобы почувствовать всю глубину и прелесть удивительного рассказа, советую найти то, что написала Вера Инбер, у которой, незаслуженно забытой, есть и замечательные рассказы, и прекрасная лирика…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: