Жил да был черный кот…

Жил да был черный кот…

Это произошло иного-много лет тому назад, когда мы еще жили в Ташкенте. Дело было в воскресенье, на который выпал мой день рождения. Я, ожидая гостей, естественно, возилась на кухне, когда с лестничной площадки донеслись странные звуки.

Открыв дверь, я увидела большого, черного как смоль, без единого белого волоска, кота, который, не спросив разрешения, шмыгнул мимо моих ног в квартиру.

Обошел, осмотрев по-хозяйски, все комнаты, выбрал для себя место, улегся в одной из них около батареи и уставился на меня янтарными глазами.

«Ну, что с тобой делать?»- подумала я. И решив, что его появление не случайно, что это своеобразный подарок Судьбы, захотела оставить его жить у нас.

Как ни странно, но муж не стал возражать, и я потащила это чудо в ванную, где искупала, а потом   обсушила феном. Как ни удивительно, кот перенес все манипуляции совершенно безропотно, не мяукая, не царапаясь. Потом он поел и отправился на облюбованное место, где, свернувшись калачиком, замурлыкал.

Весь день, вечер с гостями, подарками и застольем, да и ночь прошли без каких-либо происшествий. А утром меня ждал сюрприз. Муж, указав пальцем на ободранные в прихожей новенькие обои, произнес безапелляционно: «Или кот или я»

И нечего не оставалось делать, как повторить фразу в соответствии со сценарием, придуманным Эдуардом Успенским: «Ну, тебя-то я давно знаю, а кота вижу в первый раз». А потому, уходя на работу, выставила непрошенного гостя на лестницу.

Каково было мое удивление, когда, вернувшись в три часа дня, застала его лежащим на коврике у двери. Понимая, что, останься он дома, — скандала не миновать, загрузила животное в сумку для того, чтобы отвезти к родителям, у которых был свой дом с садиком.

Но моему новому знакомцу это явно не понравилось. Он стал пытаться выбраться наружу, отчаянно царапаясь. Еле-ели донесла его до школы, где работала. Там он выскочил из сумки и бросился в библиотеку. Там он забился под книжный шкаф, откуда не хотел выходить, несмотря ни на уговоры, ни на предложенный кусочек колбасы. И тогда библиотекарь, не желая задерживаться более положенного времени, «выковыряла» его оттуда шваброй.

Бедный кот вылез и мне удалось вновь засунуть его в сумку. Но отправляться с такой ношей на другой конец города я уже не рискнула. Вернулась домой. Вскоре появился Леня. Мне удалось уговорить его не шуметь, а отвезти кота к родителям на машине, что и было сделано.

Мама, посмотрев на него сказала: «У нас не дом, а проходной двор. Вечно ты что-то придумываешь. И кого-то мне подкидываешь. То детей, то кота…»

Впрочем, особенно не возражала, Черныш, которому отец, не лишенный чувства юмора, поменял имя на Черненко, стал у них жить. Вел себя весьма прилично. Из всех членов большой семьи особенно выделял маму, за которой ходил, словно привязанный.

Так как рамки территории, где он мог гулять были неограниченны, кот периодически перепрыгивал через забор и куда-то исчезал. А потом возвращался усталый, похудевший, голодный.  Где бывал, что делал не рассказывал. Хранил в тайне. Кроме вероятного общения с кошками, наверно, вступал в драки с котами, потому что появлялся то с разорванным ухом, то с вырванными клоками шерсти.

Мама его лечила, обрабатывала раны. А когда он отъедался и отсыпался, то вновь отправлялся на поиски приключений

Однажды он появился просто в жутком виде. Еле-еле приполз с распоротым животом. Все думали, что не выживет, но маме удалось его привезти в норму, вылечить благодаря особому порошку, что приносил мой дядя, работавший в Институте химии нефти ученым секретарем. Его директор изобрел поистине чудодейственное средство, которое останавливало кровь, быстро заживляло глубокие раны, сильные ожоги. Что входило в его состав никто, кроме самого изобретателя, не знал. Он сам синтезировал этот препарат и великодушно раздавал своим сотрудникам. Не знаю запатентовал ли он свое детище, существует ли сейчас это волшебное снадобье?  Если нет, то очень жаль…

Но я отвлеклась и снова возвращаюсь к кошачьей истории. Мама рассказывала, что ее просто поражало как шло заживление, как постепенно стянулись края раны, потом появился белый рубец, а потом все и вовсе покрылось новенькой шерстью.

После этого Черненко некоторое время не покидал пределов двора. А потом инстинкты взяли верх. Его снова потянуло на улицу. И однажды он не вернулся. Напрасно мама оставляла открытой на ночь входную дверь…   Он так и не пришел. Вероятно, погиб в одной из кошачьих битв. И было грустно от того, что утром под дверью уже не никогда не раздастся требовательное «Мяу».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: