Жемчужная рапсодия

Жемчужная рапсодия

На склонах Иудейских холмов, недалеко от Моцы, вблизи шоссе Иерусалим-Тель-Авив, имеется интересное место с симпатичным двориком, где растут гранатовые деревья, а в небольшом водоеме радуют глаз розовые кувшинки.

Но главное не это, а расположенный здесь Центр посетителей Yvel, принадлежащий всемирно известной ювелирной дизайнерской фирме, что славится роскошными ювелирными изделиями из золота и драгоценных камней. Фишкой же ее являются жемчужные украшения.

Она была основана Орной и Ициком Леви  в 1986 году. Но прежде чем рассказывать о фирме, познакомимся с  их родословными, представляющими интерес..

Что касается Орны, то она происходит из семьи бухарских евреев, предков которых завез в Бухарский эмират из испанского города Кордова бухарский эмир. как искусных мастеров золотых дел и золотошвеек

Один из их потомков, Шломо Мусаев, прадет Орны, родился в Бухаре в семье Якова и Сары Мусиофф. В 1890 году, спасаясь от чумы, распродав все свое имущество, прибыл в Палестину с караваном верблюдов, в  сопровождении 100 членов семьи.

Шломо поселился в иерусалимском районе Нахалат Шива. Потом перебрался в Бухарский квартал, расположенный в северной части иерусалимского центра и стал одним из пяти его основателей, и казначеем, как бы сейчас сказали, амуты, благодаря которой здесь выросли красивые дома в парижском стиле. А потом стал основателем квартала Керем Шломо за городом, который получил название в его честь.

У Мусаевых был семейный бизнес  — ювелирное дело, покупка и продажа драгоценных камней. Это не мешало главе клана быть глубоко религиозным человеком в статусе раввина, талмудистом. В первые годы своей жизни в Эрец-Исраэль он напечатал серию молитвенников из шести частей, названную «Мировая конституция», которая впоследствии была дважды переиздана. Он также основал институт Талмуд Тора и руководил там исследовательскими работами.

С юности Шломо коллекционеровал редкие текстоы и рукописи религиозного содержания, собирал раритеты, представляющие историческую ценность, для хранения которых выделил крыло в своем доме. Кроме древних книг и рукописей XIV-XIX веков, там хранились старинные монеты, одежда и предметы быта в национальном стиле (скатерти, одеяла, коврики ручной работы), украшенные золотом, драгоценные камни, старинные украшения, сосуды, оружие…

После его смерти в 1902 году сокровища перешли по наследству семье. Часть  рукописей перешла  в чужие руки, но большинство сохранилось и составило фонд «Центра изучения каббалы им. Шломо Мусиоффа», что хранится в библиотеке бар-иланского университета. А жемчужина коллекции — подлинные рукописи Маймонида до сих пор хранится в семейном архиве.

Шломо Мусаев был искренне религиозен и стремился жить на Земле Израиля. На смертном одре он изложил свою последнюю волю, заявив, что только те из его сыновей, которые будут жить на Земле Израиля, получат наследство. Большая часть его имущества в квартале Бухарим была объявлена ​ «религиозным фондом» («хекдеш» на иврите,и «вакуф» и арабском), который никогда не мог быть продан. Доходы от сдачи в аренду его имущества до сих пор получают прямые потомки мужского пола, живущие в Израиле.

Мусаев умер в возрасте 70 лет в 1922 году. Он, как и несколько его сыновей, похоронен на Масличной горе  в Иерусалиме.

У Мусаева и его жены было семеро детей. Сыновья Мусаева в основном переехали во Францию, Англию, а затем в Соединенные Штаты. В основном занимались торговлей жемчугом и драгоценными камнями из Индии, Юго-Восточной Азии и Южной Америки.

Интересно сложилась судьба и некоторых других потомков. Дорит вышла замуж за бывшего президента Исландии Ульфура Рагнара Гримсона;. внук, унаследовавший имя деда стал  известным израильским ювелиром, перебравшимся в Лондон, где создал фирму  Moussaieff Jewellery Ltd; . другой внук ,Джефри стал американским писателем; внучка Ханна, владела и управляла ювелирным магазином в отеле King David в Иерусалиме в течение 40 лет, а вот ее дочери Орне выпала судьба стать ювелиром.

Что касается Исаака Леви, то он является выходцем из небогатой семьи, прибывшей из Аргентины в 1963 году по желанию отца — страстного сиониста, Подобно многим репатриантам, его родители не говорили на иврите и плохо знали местную культуру.

Отец стал соучредителем колбасной фабрики, но его партнеры украли средства компании и сбежали, оставив ему лишь долги и обретя семью Леви на нищенство. Исааку тогда было всего пять лет, но он все понимал и пообещал вернуть себе заводскую землю. И сегодня это то ме5сто, где находится Центр дизайна Yvel.

Воспоминания о невзгодах побудили Исаака, твердо ставшего на ноги, создать Мегемерию. О  том, что это такое – разговор ниже. А пока вернемся  к тому времени,  когда молодые люди встретились, полюбили друг друга и поженились.  Поначалу они не собирались заниматься ювелирным делом. Орна хотела стать учительницей, а Ицик планировал поступить в университет на компьютерный факультет. Но жизнь внесла свои коррективы.

Не желая финансово зависить от матери, они стали думать, как заработать. А однажды Орна рассказала мужу,  что умеет делать жемчужные ожерелья. Ицик заинтересовался и увлекся этим занимательным делом настолько, что уговорил жену вернуться к семейной профессии.

Основой бизнеса стали 2 000 долларов, которые Ицик скопил на учебу. На них был куплен исходный материал в магазине мамы Орны, из которого они и стали делать украшения. В ход пошли пресноводные жемчужины, ,  золотые бусины и полудрагоценные камни (лазурит, кораллы, оникс, бирюза). Свою продукцию отдавали на реализацию ювелирной компании Padani в Тель-Авиве.

Помогло то, что Орне «в наследство» от предков досталась договоренность ее деда, сына легендарного Шломо, с британскими властями времен мандата, о том, что с импорта жемчуга сюда не берется специальный налог, а а лишь налог на дополнительную стоимость.

Первой их мастерской стала спальня. Затем перебрались на балкон, а через некоторое время  сняли небольшое помещение, что стало офисом компании, которую назвали Isaac Levy Jewelry, а в 1991 году, после того, как бизнес разошелся по всему миру и привлек внимание знаменитостей, начааших носить ее украшения, изменили на YVEL (перевертыш  фамилии «Леви»)

В 2010 году дизайнерский центр Yvel перебрался из иерусалимского района Тальпиот в новое место, где имеется и торговый зал, и производственные мастерские. Здесь же базируется школа обучения ювелирному делу и производству произведений искусства — Мегемерия. Так осуществилась мечта Ицика помощи новыми репатриантами.

Слово «мегемерия» в переводе с амхарского означает «бытие». И у вас может возникнуть вопрос: «А причем здесь амхароский?»

А дело в том, что школа ежегодно набирает на учебу  21 эфиопского студента в возрасте старше 35 лет, которые изучают ювелирное дело. 12-месячный курс включает в себя семимесячное знакомство с элементами изготовления ювелирных изделий, За ним следует пятимесячный курс аккредитации ювелирных изделий Министерства промышленности, торговли и труда, А также иврита, математики, израильской культуры и навыки повседневной жизни с целью помочь интеграции в израильское общество. Учеба бесплатная. Более того – учащиеся получают стипендию. равную минимальной заработной плате в стране.

Почему именно эфиопы? Потому что это самая неприспособленная к жизни в цивилизованном мире часть израильского общества. А еще оказалось, что именно у них тонкие очень умелые пальцы, прекрасно приспособленные к ювелирной работе.

Коллекция ювелирных изделий Megemeria представляет наследие и культуру студентов, поскольку в дизайне использованы надписи на их родном амхарском языке. Вся прибыль, полученная от продаж, а так же от экскурсий на завод, направляется в компанию, управляемую самими выпускниками для финансирования заработной платы и текущих расходов школы.

К слову говоря, Из 100 сотрудников более 90% — еврейские иммигранты из 22 стран, включая Россию, Сирию, Ирак и США.

Ицхак и Орна — главные дизайнеры, и каждые четыре-шесть месяцев создают новую коллекцию, специализируясь на жемчужных изделиях в стиле барокко, используя перлы естественных, часто неправильных форм, которые и обуславливают дизайн, о котором Ицхак говорит так: «Мы позволяем природе быть центральной частью нашего дизайна, особенность которого подчеркивают золотом и бриллианты «.

О том, как они находят свой материал, рассказывает уже Орна: «Мы с мужем посещаем жемчужные фермы и аукционы в разных странах мира, где ищем натуральные жемчужины особых, нестандартных форм»

Продукция Yvel продается более чем в 650 магазинах по всему миру и, несмотря на поистине заоблачные цены, пользуются спросом.

В 2005 году брошь, где цветы собраны из жемчуга и бриллиантов, собраны в «букет», была удостоена Town & Country Couture Design Award в номинации «Лучшее в жемчужном дизайне», считающимся «Оскаром» в ювелирном деле.

Дважды подряд они получали премию Centurion Design Award, конкурса, считающегося Золотым глобусом ювелирного дизайна в категории «Изделия из жемчуга».

Ювелирные изделия можно увидеть и приобрести в красивом выставочном зале и прилегающим к нему небольших помещениях.

Рядом с выставочным залом, в помещении с каменными стенами, деревянными полами и сводчатыми потолками, находится винный погреб «Ивель». Он был построен в отреставрированном каменном здании XIX века, которое когда-то было гостиницей для паломников, направлявшихся в Иерусалим. А потом там размещалось винодельня «Эфрат» принадлежавшая Тепербергу.

Сквозь стеклянный пол видны бочки с вином. Здесь же – деревянная  стойка, где сомелье предлагает продегустировать 14 различных сортов вина с Иудейских высот и купить понравившееся.

При упаковке товара на горлышко каждой бутылки надевается крохотное жемчужное ожерелье.

Написано по следам экскурсии с Инной Чернявской

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: