Мамила

Мамила

Недалеко от Яффских ворот Старого Города находится один из интересных районов Иерусалима – Мамила.  Модные магазины и бутики, кафе и рестораны… В ярком свете фонарей и разноцветных вывесок, она даже в субботу, когда замирает большая часть древнего города, живет интенсивной жизнью, в которую свою лепту  вносят уличные музыканты. Впрочем, такой вид Мамила приобрела сравнительно недавно, хотя данный район был сформирован еще в конце XIX века.

Открытое пространство между Дерех Яффо и Дерех Хеврон, где росло лишь несколько оливковых деревьев,  облюбовали иерусалимские торговцы и ремесленники. Им стало тесно за средневековыми стенами Старого города, и они вышли за его пределы, сделав  это место  соредоточием торговой и культурной жизни. 

Своим названием же Мамила обязана находившемуся примерно в километре от ее одноименному водному бассейну, построенному  царем Иродом Великим.  В этом бассейне за зиму  скапливалась дождевая вода, которую во время Второго Храма, а так же в римский и византийский периоды, водовод подавал в Иерусалим. Использовался этот бассейн для хранения воды и при крестоносцах. А после войны за Независимость был зацементирован.

К началу ХХ века Мамила приобрела вид респектабельный городской улицы, где с обеих сторон выросли добротные дома, сложенные из иерусалимского  камня. Новый район стал процветающим торговым  центром.  

Появились театр, фотоателье, «Fast Hotel», где могли переночевать гости. Рядом находилась станция дилижансов, многоместных карет на конной тяге, что перевозили пассажиров и почту. Они связывали  Иерусалим с портовым городом Яффо, проводя в пути немало часов.

Местной достопримечательностью была и стоящая поодаль виселица, которую время от времени использовали, «наводя порядок», турецкие власти.

Кстати, они тоже «внесли свою лепту» в оформление этого места, поставив в 1907 году одну из столь любимых ими Часовых Башен (подобную можно при желании увидеть  сегодня в Яффо), строительство которой было приурочено к 30-летию правления султана Абдулла Хамида II. Правда, она простояла недолго. До 1921 года. Британцы разрушили ее, посчитав что это сооружение  создает  для них визуальное неудобство.

К тому времени на близлежащей возвышенности,территория которой задолго для этого была куплена Францией строительства консульства, стоял  монастырь св. Винсента со странноприимным домом, появившемся в конце XIX века.

1917 год ознаменовался, как известно, падением Османской империи, и через Яффские ворота в Иерусалим вошел генерал Алленби. Начался новый период  в истории города —  период Британского мандата. Англичане, естественно, выразили свой взгляд на мир, свое отношение к историческим ценностям.

Старый город было решено сохранить в неприкосновенности. А вот с  Мамилой, которая, по мнению новых хозяев региона, портила перспективный вид на Старый город местной, эклектической архитектурой, надо было что-то делать.   

Для его сохранности было введено ограничение высоты строящихся в округе зданий, снесен ряд строений.  А потом и вовсе появился запрет на строительство в данном районе.

После принятия резолюции ООН о разделе Палестины в 1947 году у Мамилы появились новые проблемы.  Буквально через несколько дней, это было 2 декабря, разъяренная толпа арабов ворвалась в мастерские и лавки евреев. Многие торговцы и ремесленники были убиты, торговый центр разграблен, а затем подожжен. Пострадало и несколько домов по соседству. Все это происходило при хладнокровном попустительстве британской полиции.

Оставшиеся в живых еврейские торговцы перебрались в треугольник улиц Бен-Иегуда – Яффо – Кинг-Джордж, а Мамила простояла в запустении и разрухе до момента провозглашения Еврейского государства в 1948 году.

С началом войны за Независимость это место стало зоной боевых действий. А по ее окончании и заключении перемирия между Израилем и арабскими армиями, с разделением  Иерусалима, здесь прошла зеленая линия. 

Она «разрезала» Мамилу на западную часть (примерно три  четверти), что принадлежала Израилю, и восточную, объявленную нейтральной полосой, за которой уже находилась часть города, попавшая под  контроль Иордании. Появились бетонные конструкции, отделяющие эти участки друг от друга. Нейтральную полосу огородили колючей проволокой.

В трущобах, появившихся на месте некогда красивых домов, нашли приют многодетные семьи еврейских эмигрантов, не сумевших обосноваться в других местах, а также небольшие мастерские и гаражи. Но существовать спокойно они не могли, потому что из арабской части города снайперы  Иорданского легиона, несшие службу на вышках, периодически обстреливали строения, находящиеся на еврейской территории, бросали камни со стен Старого города.

Такое положение продолжалось вплоть до 1967 года, пока в результате Шестидневной войны Армия обороны Израиля не вошла на территорию Западного берега Иордании и  не освободила все районы Восточного Иерусалима.

Бетонные стены были уничтожены, началась реконструкция города, в результате которой был снесен ряд исторических домов. Встал вопрос и о разрушении дома №18,  принадлежавшего  Михаилу Штерну и  знаменитого   тем, что в 1898 году в нем, во время своего визита в Палестину, останавливался Т. Герцель,  а потом  его владельцами был организован небольшой музей.  Это вызвало  столь массовый протест, что Верховный Суд вынужден  был издать постановление о сохранении и переносе этого исторического памятника. Впрочем, это произошло уже потом. А пока  развалины Мамилы  все еще портили вид Старого Города около Яффских ворот.

Наконец настал момент, когда появилось  решение о строительстве  на этом месте современного комплекса, в который бы вошло элитное жилье, отели, офисные здания, рестораны и кафе.  Но, как говорится, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.  Осуществление  генерального плана  началось  лишь  в  1972 году.

Мамилой занялась муниципальная компания «Карта» возглавленная архитекторами Гилбертом Вейлем и Моше Сафди. Тем самым, что потом создавал уникальные строения комплекса Яд-ва-Шем.

Они разработали проект, предусматривающий снос практически всех зданий на Мамиле. Обсуждению не подлежал лишь французский хоспис Сент Винсент де Поль. Этот план, поддержанный легендарным первым мэром Иерусалима Тедди Колеком, вызвал невероятное возмущение.  Отклонено было и компромиссное  предложение заместителя мэра Мерона Бенвенисти провести более умеренную реконструкцию Мамилы.

А тем временем жившие там бедные еврейские семьи (беженцы из арабских стран) понимая, что после реконструкции цены на недвижимость в этом месте достигнут заоблачных высот, сочли  ликвидацию своих  жилищ вопиющей несправедливостью. Они выразили свой протест, послуживший в 1970 году прологом движения «Черные пантеры», нарушившему покой не только столицы, но и всей страны.

Тема оставалась открытой в течение 16 лет. И пока шли ожесточенные споры по поводу возрождения Мамилы, та зияла «черной дырой» на карте столицы, считаясь «Позором Иерусалима».

Наконец, в 1986 году, был утвержден новый план перестройки. С  Мамилы выселили  700 семей, получивших  жилье в основанном после Шестидневной войны жилом массиве Неве-Яаков и в промзоне Тальпиот. Этот проект, стоивший госказне 60 миллионов долларов, был завершен лишь в 1988 году.

Теперь против открытия под стенами Старого города торгового центра стали выступать еврейские ортодоксы из расположенного неподалеку квартала Меа Шеарим. Но, несмотря на это, строительство началось.

Согласно новому плану, разработанному Моше Сафди с  архитектором  Давидом Кроянкером, Мамила делилась на четыре участка: торговый  центр  с пешеходной зоной и огромной многоярусной подземной автостоянкой; бульвар, где должны были вырасти многофункциональные здания в 3-6 этажей и жилые дома в форме террас,  два фешенебельных отеля в южной части.

В объявленном тендере на строительство победила известная британская компания Ladbroke Group Plc, что в свое время строила гостиницу «Кинг Давид». Но непрекращающиеся конфликты между ней и иерусалимской фирмой «Карта» привели к тому, что  британская компания вышла из проекта, продав свои акции «Эльрову».

Перед началом осуществления проекта был проведен ряд археологических работ, продолжавшихся с 1989-го по 1992-й год, которые начал Аарон Мейер, а продолжил  Ронни Рейх при участии Эли Шукрон и Иакова Биллинга.  Было обнаружено около десятка захоронений периода II века, погребальные пещеры, которые использовались с VIII века до н.э. вплоть до разрушения Первого Храма и представляли собой семейные склепы, высеченные в скале, вход в которые закрывался каменной плитой. А так же захоронения периодов Второго  Храма, византийского  и персидского.

В могилах находилось немалое количество керамики, наконечники стрел, статуэтки, бусины, старые лампы. Кроме того были найдены раритеты, связанные  с Х римским легионом, что остался в Иерусалиме после разрушения Второго храма

Разобрав находки, археологи отделили фрагменты костей от грязи и передали останки представителю министерства по делам религий, для перезахоронения. Утварь попала в музеи. 

Интересными оказались фрагменты зданий византийского периода, раскопанные в том месте, где сегодня находится новый мост, связывающий пешеходную зону с автомобильной стоянкой около Яффских ворот. А чуть ниже самих ворот — общественные бани с отоплением, построенные по римскому принципу. Вода в них поступала через акведук, связывающий бассейн, находящийся в сотнях метров от города, с бассейном Езекии в христианском квартале Старого города. Баня продолжала использоваться  и во время раннего исламского периода.

Там, где сейчас находится западный въезд на парковку автобусов, была обнаружена небольшая христианская часовня с алтарем и апсидой, обращенной на восток. В ней – следы фрески изображающей сцену Благовещения, пещера с множеством костей.  Перед часовней был выложенный мозаикой пол с надписями на греческом. Ряд деталей указали на время функционирования часовни в византийский период правления  императора Фоки (602-610 г.г.).

Эти, а так же ряд византийских построек, требующих серьезной реставрации,пока законсервированы и ждут   часа, когда будут приведены в порядок и открыты для общественности.

28 мая  2007 года состоялосьторжественноеоткрытие первой очереди торгового центра и 600-метровой пешеходной зоны, где и сегодня можно увидеть дом Штерна. Чтобы сохранить историческую реликвию, его  аккуратно разобрали, камни пронумеровали, а потом, перенеся на новое место, собрали как конструктор.

В этом здании сегодня расположены  книжный магазин, кафе и небольшая, открытая  для посещений, мемориальная комната, в которой собраны материалы об историческом эпизоде, визита в Палестину Теодора Герцля,  его встрече с германским кайзером Вильгельмом Вторым, что в то время находился в Иерусалиме. Идеолог сионизма хотел обратиться к нему с просьбой оказания политической поддержки создания в этом регионе национального еврейского государства.

Впрочем, радость была  недолгой. Тяжба, возникшая между компаниями «Эльров» и «Карта» и затянувшаяся на несколько лет, заморозила строительство на Мамиле. И только после судебного разбирательства в 2008 году работы были возобновлены.

Необычный облик Мамиле  был придан с  помощью нового метода реконструкции, называемого  фасидизмом,  идея которого заключается в том, чтобы здания, пришедши в негодность, разрушают лишь изнутри, оставляя фасад в неприкосновенности. Затем внутренняя часть оборудуется согласно самым современным меркам и может служить любым целям: стать офисом, магазином, рестораном или дорогостоящим жильем.

Технология фасидизма прекрасно разработана. Перед началом перестройки делается ряд крупномасштабных фотографий. Затем фасад, во избежание разрушения, закрепляется специальным внешним каркасом, а снятая облицовка тщательно нумеруется. В отдельных случаях дом разбирается на части, которые тоже пронумеровываются. 

Иногда старые стены рушат и строят новую бетонную коробку, оставляя на прежних местах оконные и дверные проемы. А затем облицовывают старыми плитами.

При  восстановлении зданий порой возникают оригинальные варианты. Так, например, ему можно придать   новый облик, который подчеркнет произошедшие перемены. В частности, надстроить в подчеркнуто  современном стиле, поместив на имеющуюся 1-2-х этажную основу сооружение из стекла и бетона с тонированными стеклами. А можно внести в окружающий старинный городской пейзаж небольшую современную нотку. Как это было сделано в Париже, где во дворе Лувра появилась стеклянная пирамида, «накрывающая» модернистский подземный этаж музея. Кстати, ее уменьшенная копия хорошо вписалась в архитектуру древних  домов на Парижской площади Нижнего города в Хайфе.

Реконструкторы Мамилы пошли первым путем. Старые дома тщательно сфотографировали, затем произвели разметку всех камней фасадов, после чего их разобрали и отправили на склад.

Когда новые бетонные коробки были готовы, к работе приступили отделочники, которые привели дома в прежний вид. Внутри же архитекторам была предоставлена полная свобода деятельности.

Как уже говорилось,нетронутым оказался лишь монастырь, получивший название в честь святого Винсента де Поля, французского монаха, основавшего в XVII веке орден Сестер Милосердия, который начал активно развиваться в Иерусалиме во второй половине  XIX  века. 

В 1880-х годах  французские архитекторы Гийемо и Планш возвели основное здание, к которому в 1892 году было пристроено двухэтажное западное крыло, где поселились монахини. К концу XIX века было закончено строительство восточного крыла и оформление центральной части, после чего здесь поместили приют для сирот.

Сегодня здесь  живут сестры милосердия. Они  распространяют свою деятельность на содержание и обслуживание богоугодных заведений: больниц, домов престарелых, сиротского  дома,  больницы для слепых и психлечебницы.

В 1911 году при монастыре появилась церковь, украшенная витражами. Благодаря хорошей акустике, она используется как концертный зал для исполнения классических произведений.  Общий вид этого комплекса,  облицованного иерусалимским камнем, отличающимся простотой и гармоничностью, излучающего  тепло даже в пасмурную погоду.прекрасно вписался в комплекс Мамилы.

Итак, отправляемся на прогулку в самый престижный район столицы Израиля, где на площади около 120 гектаров, по обе стороны мощенной камнями улицы, стоят красивые дома. На первых этажах их располагаются магазины, кафе, рестораны, а выше – элитное жилье, которое могут позволить себе купить лишь баснословно богатые иностранцы. А потому большую часть года апартаменты комплекса «Кфар Давид» пустуют. Их  владельцы появляются здесь на главные еврейские праздники – Песах и Рош-ха-Шану.  Недаром среди жителей  Иерусалима ходит поговорка о том, что в самом центре столицы высится квартал-призрак.

Для тех, кто у кого здесь нет собственного жилья, зато имеются деньги, в любое время года открывает свои двери гостиница «Мамила» с роскошными номерами «люкс», шикарным  рестораном на крыше, из окон которого открывается потрясающая панорама на Старый город.

Порой Мамилу сравнивают с московским Арбатом, потому что здесь по вечерам можно услышать  уличных музыкантов, играющих классику и  «кантри», мелодии в стиле «мизрахи». А, кроме того, это художественно ориентированное пространство, на котором выставляют свои оригинальные творения художники и скульпторы.

Нередко смешные,  не всегда  непонятные, а то и слишком реалистичные экспонаты, стоят около входов в магазины. Экспозиции постоянно меняются. А интересные эксклюзивные работы небольшого формата из разных материалов можно приобрести в находящихся здесь салонах.

 Вечером Мамила заливается огнями, создающими здесь еще более приятную атмосферу. Особенно же хорошо она смотрится в праздничные дни, когда на  площади проводятся концерты, выступают певцы, исполнительницы танца живота,  клоуны и мимы.

2015.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: