Бейт-Лехем ха-Глилит

Бейт-Лехем ха-Глилит

Продолжая тему пребывания темплеров на севере Израиля, отправимся в поселение Бейт-Лехем ха-Глилит. Но сначала поговорим о том, что в стародавние времена в Палестине существовало несколько городов с названием Бейт-Лехем. Чтобы отличать их друг от друга к основному названию делалась приставка, говорящая о принадлежности к определенному колену потомков Якова. Так, например, место возле Иерусалима называли Бейт Лехемом Иегуды, а то, что в Галилее —  Бейт Лехемом Звулона.

Первые упоминания о галилейском поселении можно найти в книги Йошуа. Оно, заселенное евреями, просуществовало вплоть до разрушения Второго Храма, о чем свидетельствуют археологические находки: фрагменты мозаичных полов, маслодавилен, водосборников, погребальные ниши… Существуют версии о зарождении именно здесь раббанического иудаизма. А кроме того, высказывается мнение (главный приверженец идеи — археолог Авраам Ошри), что в этом месте, а не в Вифлееме, родился Иисус, почитаемый христианами. Но получилось так, что Бейт Лехем Звулуна потерялся в глубине веков, а на его месте выросла небольшая арабская деревушка, имевшая к началу ХХ века полуразрушенный вид.

Эту территорию с частью дубовой рощи Алоней Табор, общей площадью в 7,815 дунамов, и купила у ливанских семейств Сурсок и Хиттини  хайфская колония темплеров после того, как группа молодых людей, вернувшихся после обязательной службы в кайзеровской армии, решила жить самостоятельно. Тамплиеры также купили расположенные рядом земли деревни Умм-эль-Амад,  превратившуюся в Вальдхайм (ныне Алони Абба)

.

И в 1906 году появилось новое сельскохозяйственное поселение, которое назвали Бейт-Лехем ха-Глилит, то есть Бейт-Лехемом Галилейским.

Планировкой занялся Готлиб Шумахер, известный архитектор и проектировщик, легендарный археолог, работавший на раскопках с Лоуренсом Олифантом. Оставив нетронутыми арабские дома и кладбище, он развернул строительство в западном направлении.

Спроектировав посёлок по европейскому принципу, он  хотел равномерно распределить дома на участке, состоявшем из длинного проспекта и пересекающих его под прямым углом коротких улочек. Но, получилось так, что основная масса домов сконцентрировалась на северной стороне, около общественного здания. Впрочем, все это было уже потом. А пока вернемся к тому моменту, когда все начиналось с официальной церемонии закладки первого камня, на которую собралось множество людей со всех темплерских поселений.

Как говорится, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Из-за того, что турецкое правительство отнеслось весьма недоброжелательно к появлению немецкого поселения близ железной дороги, считавшейся стратегически важной точкой, темплерам долгое время не удавалось получить бумаги, подтверждающие права на землю. А потому поначалу появилось считанное число временных жилищ, где жило 13 семей.

Поселенцам пришлось непросто. Они с трудом пережили зиму, во время которой свирепствовала малярия. Правда, эпидемию удалось погасить, ибо к этому времени уже был накоплен некоторый опыт борьбы с напастью, мучавшей весь регион. Помогли и новые медицинские препараты. А когда настала весна, немцы дружно засеяли поля (каждый из жителей получил сельскохозяйственный надел) с помощью техники прибывшей из Германии. Они стали выращивать пшеницу, ячмень, овес, кукурузу, а также картофель и бобовые, бывшие для  немецких фермеров новинкой. А еще они они стали выращивать коз, овец, цыплят и свиней.

Постепенно все обустроилось. Стали расти добротные дома в традиционном немецком стиле из местного камня, добывавшегося на соседних холмах, а также привозившегося из каменоломни Кабатия в Самарии. Необходимое для отделки и производства мебели дерево доставлялось торговцами из Европы через порт Триест, а черепицу заказывали марсельскому заводу «Сен Анре».  Согласно данным, которые приводит в своей книге о Палестине Карл Имбергер, в 1918 году в колонии проживало 54 человека.

Сегодня, прогуливаясь по Бейт-Лехему ха-Глилит, мы любуемся сохранившимися домиками, в какой-то степени похожими друг на друга, но непременно имеющие запоминающиеся отличия.

Этот интересен выступающим фронтоном

А этот ярко-синими ставнями

Самым красивым считается дом семейства Бейлхерц, принадлежавший некоему Вильгельму, что был в десятом поколении потомком династии зодчих, основатель которой родился в 1535 году в Шварцвальде. Эта семья имела завод стройматериалов, занимались обработкой камня и возведением зданий. Благодаря им появилось немало домов в Хайфе (среди них, находящейся на проспекте Бен-Гуриона дом Лоуренса Олифанта и мельница семьи Кальтенбах в районе Бат Галим). А еще ряд зданий в Зихрон Яакове, больница в Тверии. Особым заказом стало проектирование причала в хайфском порту, куда должен был прибыть кайзер Вильгельм II.

В 1908 году появилась дорога, что шла к шоссе, соединяющему Назарет с Хайфой.  Это значительно облегчило жизнь темплеров. Стало проще ездить в город, где жили родственники, а также реализовывать производимую ими продукцию: мясо, молоко и их производные, объем которой значительно увеличился с ростом еврейского населения к середине 20-х годов.

Важен тот факт, что Первая мировая война, практически, не коснулась темплеров, живших на севере.  В отличие от «южан» власти их не тронули, не сослали в египетскую ссылку. Жизнь продолжала течь по привычному руслу.  В 1926 году  их  число составляло 97 человек, а в 1935 году — 106 человек (27 семей).

Доминантой же, как и всех прочих темплерских поселений, был Народный дом, появившийся в 1917 году.

Рядом с ним видна водонапорная башня высотой в 70 метров. В нее поступала вода из колодца глубиной в 16 метров, вырытого на месте источника, обнаруженного к югу от посёлка. Ее качал работающий на керосине мощный насос, установленный инженером по фамилии Франк. Пройдя расстояние в 950 метров, вода поступала в накопитель водонапорной башни, а оттуда — в дома поселенцев. Для контроля над уровнем жидкости на верху башни был установлен   измеритель.

Украшал сооружение колокол с выгравированной надписью «1917. Дар города Штутгарта Бейт Лехему в Галилее». Его набат оповещал о тревожных моментах, звон  приглашал жителей по воскресеньям на молитвенные собрания.

Около башни, с северной стороны, стояло небольшое здание, где трудился, приезжавший из Хайфы, еврей Яков Вайксельфиш, позванный темплерами «Кошер юде», ибо он «превращал» молоко, которое давали местные коровы и козы, в кошерный продукт. Без этого немцы не могли реализовывать свой товар у еврейского населения.

Все изменилось в начале 30-х годов ХХ века после того, как жители поселения присоединились к национал-социалистической партии. Сказался и фермерский характер поселений, ибо именно этот слой населения стал в Германии одной из основных сил, поддерживавших Гитлера, и тот факт, что на развитие мошавы шли значительные финансовые поступления из Германии. В частности, правительство Третьего Рейха спонсировало школьное преподавание и воспитание молодежи. И та, не задумываясь, вступала в Гитлерюгенд.  Это естественно, не прошло мимо внимания британцев, под чьим мандатом находилась Палестина. А потому после начала Второй мировой войны часть жителей поселения, имевших непосредственное отношение к гитлеровскому режиму, было депортировано. Оставшиеся  имели ограниченное право передвижения.

Война окончилась. До образования еврейского государства оставалось совсем немного времени. В ту пору в Бейт-Лехеме ха-Глилит жило около 100 человек. Может быть они так остались бы там, если бы не трагические события, происшедшие в соседнем поселении Вальдхайм.

17 апреля 1948 года в четыре часа утра бойцы Хаганы, в поисках членов нацистской партии, попытались пройти в посёлок, окруженный колючей проволокой, так как там был создан лагерь для перемещённых лиц, охраняемый британской полицией. Эту вылазку можно объяснить лишь тем, что, члены еврейской военизированной организации были не в курсе того, что мужчины призывного возраста были давно депортированы.

И случилось непоправимое. Увидев   прибывших, английский полицейский выстрелил в воздух. И это послужило сигналом для еврейских подпольщиков, подумавших, что немцы начали сопротивляться. Они открыли огонь, в результате которого погибло трое людей. Спешащая на работу в коровник доярка и случайно оказавшаяся на улице немолодая супружеская пара. После этого инцидента жители Бейт-Лехема, испугавшись, уехали из посёлка. Они оказались сначала на Кипре, откуда перебрались в Австралию, где их потомки живут и сегодня.

В 1948 году здесь основали мошав уже евреи. Они принадлежали  к нескольким группам. Это были члены молодежной организации Хореш, которые совершив алию в 1938 году, поселились в мошаве Нахалал,  где обучились навыкам сельскохозяйственных работ;  несколько солдат, членов Хаганы, люди, пережившие. Холокост.  В память о членах  семей последних,  что ушли из жизни от рук нацистов, в 2006 году был установлен памятник.

О том же, что здесь было когда-то мало что осталось. Только дома, значительной частью перестроенные.  Даже прах из поселковых могил в начале 70-х годов был перенесён на хайфское кладбище.

Сегодня здесь проживает 170 семей. Часть их занимается сельским хозяйством, часть — привлечением туристов.

Здесь можно снять на несколько дней симпатичный домик для того чтобы отдохнуть и попутешествовать по окрестностям.

А можно, посетив это место, посидеть в ресторане или кафе, заглянуть в хозяйства, где разводят разную живность.

Это козочки

А это высокоудойные породистые коровы

Так производят оливковое масло.

Можно посетить небольшой музей в доме Коби Флейшмана, где есть документы и фотографии, рассказывающие об темплерской истории поселения.  А еще утварь, которой пользовались первые еврейские поселенцы.

2015

Написано по следам экскурсии с Инной Чернявской

Использован материал

בית לחם הגלילית – ויקיפדיה

Темплеры в Галилее. Немецкие колонии. | Guide+ Путеводитель …
Библейская географическая энциклопедия, 1965 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: