Город, построенный Иродом Великим

Город, построенный Иродом Великим

Кейсария. Город на берегу Средиземного моря c дорогими виллами и хорошими ресторанами. А рядом – одноименный археологический парк, стоящий на том месте, где в 586-332 гг. до н.э. находилось финикийское поселение, выбранное по причине наличия заливов и мелких полуостровов, образововавших прекрасную гавань.

Затем, согласно папирусу Зенона (259 г. до н.э.), на севере Шарона (Саронской долины), между устьями Крокодилового ручья и речки  Хадера, появился город, получивший название Башни Стратона.

В 103 г. до н.э. он, вместе с прилегающими землями, попал в руки  Александра Янная и был присоединен к Иудее. Затем был отвоеван римским полководецем Помпеем, а на следующем историческом этапе Октавиан Август передал эти земли Ироду Великому.

Доказывая свою преданность императору, иудейский царь не пожалел ни сил, ни средств. За 12 лет отстроил город заново, по римскому образцу. А свое детище, в честь покровителя-кесаря,  назвал Кейсарией.

Вот что говорит об этом Иосиф Флавий в «Иудейской войне». «На берегу моря он выбрал один заброшенный город под названием Башня Стратона, потому что из него открывался прекрасный вид, и он был достоин того, чтобы прославиться, отстроил его заново из белого камня, украсил прекрасным царским дворцом и тем показал величие своего духа»

Старания Ирода были вознаграждены сторицей. Город получил статус административного центра Римской прокуратуры и одним из самых красивых в стране.

Он был обустроен в соответствии с последними достижениями тогдашней науки, снабжался пресной водой с помощью гигантского акведука, протянувшегося стеной-аркадой дугообразной формы от Эйн Шломи.

Внутри Кейсарии действовала сложная разветвленная водопроводная система с керамическими трубами, обеспечивавшая проточной водой каждый дом. Имелась и канализация, уносящая нечистоты через подземную систему в море.

Немаловажную роль в жизни города играл порт площадью более 90.000 кв. метров. Настолько совершенный технически, что поныне вызывает восхищение у специалистов. В его ареал входили: мол с маяком, погрузочные краны, верфь, складские помещения,  пассажирская контора. 

От шторма гавань ограждалась гигантской шестидесятиметровой стеной, выполнявшей одновременно функции волнолома и  фундамента сторожевых башен. Самая красивая из башен была названа Друзионом, по имени Друза, пасынка императора.

Основную массу городского населения составляли постоянно конфликтовавшие между собой евреи и сирийские греки. И однажды бытовое столкновение, выросшее из спора о праве прохода иноверцев мимо городской синагоги, стало в 66 году прологом еврейского антиримского восстания, вошедшего в историю как Первая Иудейская война. И в то время, когда уже полыхала вся страна, именно здесь оно было  подавлено римскими легионерами, квартировавшими  в Кейсарии.  

По окончании войны город стал столицей Иудеи, входившей в состав римской провинции.  Те ее жители, что оказывали помощь в борьбе с повстанцами, получили немалые налоговые послабления.

В 128 году город сильно пострадал от землетрясения, но вскоре был восстановлен, и сюда вновь потянулись евреи, среди которых было немало законоучителей, составителей и толкователей  Талмуда.

Жил здесь и рабби Акива, философ периода танаим, один из знаменитых законоучителей, основоположник систематизации Устной Торы. Он был активным участником восстания Бар-Кохбы против римлян, а потому в 135 году был жестоко казнен. 

В присутствии учеников на рассвете его привязали к смертному столбу и подвергли зверским издевательствам: С него, живого, сдирали кожу, крючьями вырывали мясо. Умер рабби на рассвете, с первыми лучами солнца, успев прочитать утреннюю молитву «Шма Исраэль» .

Из-з этого кошмара евреи прокляли сие место: «Если скажут тебе, что Кейсария и Иерусалим будут разрушены вместе — не верь! Если скажут, что вместе восстанут из руин — не верь! Падет Кейсария и восстанет Иерусалим!»

В I веке н.э.  именно здесь апостол Петр  произвел первое крещение язычника, римского легионера Корнелия. И к IV веку в этом месте сформировался один из главных христианских центров Палестины со школой, славящейся во всем мире богатством библиотеки, насчитывающей свыше 30.000 томов. В ней хранились ранние рукописи Библии и оригинальная версия Евангелия от Матфея.

Наибольшего же расцвета город достиг в византийскую эпоху. Несмотря на завоевания арабов (VII век), ему удалось сохраниться  вплоть до XIII века. 

Кстати, именно в арабский период  город укрепился вокруг порта, и в таком виде просуществовал до конца эпохи крестоносцев. До того момента, когда последние, захватив этот населенный пункт,  вырезали все мужское население независимо от вероисповедания.

Затем Людовик IX  обнес город высокой мощной стеной с капитальными башнями, окружил рвом. Кейсария превратилась в  настоящую крепость.

К тому времени из-за геологических проблем участок морского дна у берега стал оседать, превратился в опасную ловушку для кораблей, а потом и вовсе пришел в негодность. Тогда крестоносцы поставили волнорез из столбов, оставшихся от старых римских построек. Внутреннюю гавань заполнили наносными слоями. В порту появилась  цитадель.

В таком виде город простоял до 1291 года. До появления мамелюков, боявшихся, что после падения Акко, последнего оплота крестоносцев, рыцари захватят Кейсарию с моря.

И они превратили еще недавно процветавшее место в руины. Порт обмелел и затянулся тиной, акведуки засохли, сады зачахли. А из  порта потянулись корабли с награбленным добром. Так сбылось еврейское проклятие.

«Нет на земле  другого места, где разрушения привели бы к такому резкому контрасту между великолепием в прошлом и запустением в настоящем», — с горечью писал в своих заметках один из путешественников, посетивший  эти края в XIX  веке.

Город, простоявший в руинах нескольких столетий, в  конце XIX  века заинтересовал турок. Они восстановили разрушенную крепость крестоносцев, разместили в ней административный центр. Рядом  выделили земли мусульманским беженцам из Боснии. Те, занявшись сельским хозяйством и рыболовством, основали поселение. Исчезло последнее напоминание о крестоносцах — маяк,  взорванный боснийским шейхом, который построил на его месте мечеть. И именно эта мечеть, замеченная с воздуха одним из  летчиков, привела в вновь опустевшее место археологов. 

Через некоторое время часть земли была приобретена Еврейским колонизационным обществом. И когда на ней побывал в один из своих приездов в Эрец-Исраэль барон Эдмонд Ротшильд, то решил возродить былую красоту. 

«Я хочу купить эти земли и построить на них еврейскую Ривьеру», — сказал он и начал притворять свою идею в жизнь. Но практически ничего не успел сделать. Его мечту, уже во второй половине ХХ века, стал воплощать внук, предложивший программу раскопок и реставрационных работ. И сегодня здесь находится Национальный Парк, территория  которого простирается от римского театра на юге до Города Крестоносцев на севере. 

Мы попали в Кейсарию в мае, когда все кругом цвело.

Алели маки, желтели хризантемы, белели ромашки…

Встретились интересные цветы делоспермы из семейства аизовых.

Выпустившее стрелку алоэ

Пройдя через главный вход, попали на небольшую площадку с фрагментами найденных при раскопках статуй.

О размерах некоторых из них можносудить по вот такой гигантской ступне.

Рядом стоят саркофаги, обломки капителей

А также копия (оригинал помещен в хранилище Иерусалимского музея) найденного в этом месте важного артефакта — камня с полустертой надписью «…  «S TIBERIEUM…TIUS PILATUS… ESTUS IUDE…)».

Восстановив ее, прочли: «Понтий Пилат, префект Иудеи, святилище в честь императора Тиберия (соорудил)»

Это вещественное доказательство существования реальной личности, вошедшей в библейскую историю и знакомого многим по книге Булгакова, было обнаружено в 1961 году на одной из ступенек в северной части театральной орхестры.

А еще на территории парка Кейсария встречается  множество обломков мощных колонн, что были неотъемлемой частью строений с древнейших времен у разных народов. Особенно это было характерно для Древней Греции, опыт которой перенял Древний Рим.  И каких только колонн здесь не встречается!  Дорические, ионические, коринфские, тосканские, композитные…

Все это мы увидим, отправившись на прогулку по заповеднику. А начнем осмотр с театра, древнейшего, из обнаруженных в Израиле.

Сооруженный во времена Ирода, он функционировал сотни лет. На расположенных амфитеатром двух ярусах собиралось до 4.000 зрителей. Первые ряды предназначались для особо почетных граждан. Плебс располагался повыше. 

Этот амфитеатр двумя третями своей длины «обнимал» полукруглую площадку — орхестру, на которой размешались актеры, хор и танцоры.  За орхестрой, опираясь на колонны высотой в 3 этажа, стоит  стена – скена, служившая фоном для спектаклей. 

Театр функционирует и сегодня. Он используется для проведения  концертов, оперных и балетных постановок, ежегодных музыкальных фестивалей.

Слева от театра находится место, называемое Дворцом на рифе. Здесь, на мысе, выдающемся в море, некогда стоял великолепный дворец Ирода. С шикарными залами, огромным бассейном, наполнявшимся морской водой. Со временем дворец разрушился, а бассейн потерял свое назначение. В  византийские времена он выполнял функции  городского рыбного рынка, где продавались дары моря, душистые  масла и пряности.

Идем дальше. На нашем пути встретится амфитеатр Ирода, сооружение U-образной формы (длина арены — более 250 м, ширина — около 50 м.) с 12 рядами сидений в два яруса, вокруг которых шла колоннада.

Амфитеатр предназначался для общественных развлечений, публичных зрелищ. Во времена Ирода здесь происходили состязания колесниц, устраивались спортивные соревнования, гладиаторские бои, а так же жуткие представления травли людей зверьми. 

Ежегодно в этом месте проводились так же состязания типа олимпийских игр, посвященных Цезарю. Наблюдать за происходящим на арене могло одновременно более 10.000 зрителей.  Часть их занимала каменные сидения, часть стояла. Согласно записям Иосифа Флавия, в них порой принимал участие сам Ирод. И «на турнирах многие страшились его, потому что видели, как ровно он бросает своё копьё и как метко попадает его стрела».

Около главного входа в амфитеатр находились стартовые ворота для лошадей, впряженных в легкие двухколесные повозки. Оттуда  по знаку начинало двигаться 10 колесниц. Соревнования достигали апогея в противоположном конце арены, где они разворачиваясь на 180 градусов. При этом создавалась настоящая свалка, в которой и люди, и животные получали увечья, вызывая восторг толпы. Из-за поломок «техники», травм возничих и лошадей до конца соревнований порой доходила лишь одна из повозок.

Именно здесь после подавления иудейского восстания, по приказу Тита, животные растерзали тысячи пленных евреев. Здесь принял мученическую смерть и знаменитый рабби Акива, о котором говорилось выше.

Продолжаем прогулку. Мы видим то, что осталось от системы улиц римского и византийского периода обрамленных  колоннами.

Подобно прочим древнеримским городам Кейсария была построена в соответствии с принципом Гипподама, милетского философа и архитектора (V в. до н.э.), что впервые предложил прямоугольную планировку с улицами, расположенными продольно и поперечно перпендикулярно друг другу.

Желая сделать свое детище уникальным, Ирод проложил целых четыре (!) Кардо, ориентированных с севера на юг, и столько же Декуманусов, идущих с востока на запад. Их прямоугольная сетка рассекала город на кварталы. Кстати, именно по этому принципу, спустя тысячелетия, строились такие города как Петербург, где на смену беспорядочным застройкам в 1716 году пришел Генеральный план развития предложенный Доменико Трезини, или Нью-Йорк со своими знаменитыми «авеню» и «стритами».

Одно из строений в этой части города занимали общественные бани византийского периода, отличавшиеся великолепием отделки и особой системы обогрева.

Свернув налево, подойдем к насыпи, называемой подиумом или площадкой храмов, ибо здесь в разные периоды времени стояли  разные культовые сооружения.

Так, Ирод поставил там святилище Юпитера, византийцы —  восьмигранную  церковь, которую арабы перестроили в мечеть. Из нее, в эпоху крестоносцев, вырос кафедральный собор св. Петра,  рухнувший из-за неудачной планировки.

Продвигаясь вперед, увидим средневековую крепость. Войти в нее можно было через Ворота Крестоносцев, расположенные недалеко от автомобильной стоянки на восточной стороне высокой и мощной стены, которую окружал глубокий ров.

Чтобы попасть в крепость, надо было перейти подъёмный мост, что подводился к воротам, имевшим непростую конструкцию. В  их проёме и сегодня можно увидеть углубления, в которые вставлялись поворотные оси и направляющие запорной подъёмной решётки,  закрывавшей вход во второй проход, располагавшийся перпендикулярно внешнему. 

Врагу, прорвавшемуся через первые ворота, надо было преодолеть  вторые, расположенные под углом в 90 градусов. Защиту комплекса  обеспечивали бойницы, расположенные в стенах и башнях. А кроме того его ждали струи раскаленного масла или град камней, летящих  с верхних этажей трехэтажной башни, находящейся над воротами 

Внутри ворот имелось и специальное помещение для караула (кордегария) готической конструкции со сводчатыми стенами. 

Справа от нее, там, где волны набегают на берег, Иродом был создан  прекрасный порт, один из самых больших и современных в мире. Он имел внешнюю гавань, на подходе к которой волнорезы  протяженностью в четыреста метров, усмиряли волны, охраняя внутренней гавань и набережную. Все это со временем пришло в полный упадок.

Крестоносцы решили проблему  порта по-своему. Построив волнорез из столбов, перетащенных сюда из  развалин византийского периода, они заставили море отступить. На территории внутренней гавани, заполнившейся наносными слоями, возникло поселение.

Справа от порта – выступающий длинным языком в море мыс, на котором крестоносцы возвели цитадель. Это отсюда отправился в поход десятый легион, покрывшей себя  недоброй  славой разрушения  Иерусалима, а ныне расположились галерея и ресторан.

В помещении бывшего пакгауза ныне находится Интерактивный музей Кейсарии, в котором можно совершить «Путешествие во времени. В одном из залов каждые 15 минут демонстрируется  мультфильм, рассказывающий историю города на разных языках, а во втором посетителям предлагается лазерно-голографическое  шоу, позволяющее на иврите, французском, английском или русском «пообщаться» с персонажами разных эпох, возникающих на экране. Это  рабби Акива, апостол Павел, Салах ад-Дин, Хана Сенеш, барон Эдмонд де Ротшильд и другие исторические личности. Задавая  определенный вопрос можно получить конкретный ответ.

От порта береговая кромка приведет к месту, где в византийский период размещался еврейский квартал с синагогой, от которой остались фрагменты мозаичного пола и обломки мраморной решетки с графиком дежурства священнослужителей.

Идем в северо-западном направлении. Там были обнаружены  остатки укреплений римского периода. Это кусок стены, некогда имевшей  протяженность в 1,5 км, квадратная башня, ворота с  круглыми башнями, через которые можно было выйти на улицу мощенную булыжником с дренажной канавой. Ученые считают, что этот фрагмент стены был поставлен на развалинах башни Стратона, поселения, существовавшего, как говорилось выше, еще до появления Кейсарии.

Слева, через дорогу от основной  территории,  находится  Площадка Статуй римского периода с возвышением для ораторов в восточной части. Сюда помещали изваяния правителей.

Первые статуи были обнаружены совершенно случайно в 1951 году кибуцниками. Одна была из мрамора, другая из порфира — камня бордового цвета. Кого изображали фигуры без голов одетые в римские тоги, сказать трудно. Есть мнение, что отсутствие такой немаловажной детали как голова,  дело не случайное.

Ведь создание такой статуи – процесс трудоемкий и дорогой. А потому при смене императоров, сменявших друг друга довольно часто, ваять новую статую не имело смысла. Легче было заменить голову. Что и делалось.

Что еще входит в комплекс? Ипподром, появившийся  во II веке. Он, самый крупный на Востоке (длина арены около 450 м, ширина —  90 м) с 30 000 посадочными местами, славился состязанием колесниц и всадников, что объезжали колонны-меты конической формы и проходили тараксипп (устрашающий коней) — стелу из порфира высотой 27 м позади стартового участка. А так же и навмахии,  имитирующие морские сражения.

Имеются и акведуки, находящиеся за пределами заповедника. По Верхнему в римскую и византийскую эпохи доставлялась вода сначала из Эйн Шоми, а затем из Крокодиловой реки, Эйн Цура, Снонита. 

По пути в Кейсарию акведук проходил через тоннель, вырубленный в холмистой местности Ха-Куркар Ха-Тихон, подходил к городу по трубе, установленной на высоте около 8 м.

В Нижний же вода доставлялась из искусственного резервуара,  связанного с запрудой Крокодиловой реки. Преодолев дорогу протяженностью в 5 км, он подходил к городу на высоте 5,5 м над уровнем моря. До наших дней дошли лишь фрагменты акведука в виде дугообразных аркад .

Написано по следам экскурсии с Леной Кижнер

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: